Справк а о качестве составления приговоров, вынесенных районными (городскими) судами Владимирской области по делам, рассмотренным в 2009 году



Скачать 354,62 Kb.
Дата19.04.2016
Размер354,62 Kb.
С П Р А В К А

о качестве составления приговоров, вынесенных районными (городскими) судами Владимирской области по делам, рассмотренным в 2009 году

Важнейшим актом правосудия является приговор, вынесением которого подводится итог судебному разбирательству и разрешаются центральные вопросы уголовного судопроизводства – о виновности или невиновности подсудимого и о применении или неприменении к нему меры наказания. В соответствии со ст. 49 Конституции РФ обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда. Ввиду этого закон, а также Пленум Верховного Суда РФ «О судебном приговоре» от 29 апреля 1996 г. № 1 с изменениями и дополнениями, внесенными Постановлением Пленума от 6 февраля 2007 г. № 7, предъявляет к приговору строгие требования, важнейшие из которых сводятся к тому, что он должен быть законным, то есть постановленным с соблюдением всех подлежащих применению материальных законов и в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, обоснованным, то есть таким, в котором все выводы суда соответствуют имевшим место в действительности фактам, установленным на основе полного, всестороннего и объективного исследования доказательств в судебном заседании, а также мотивированным, то есть содержащим обоснование выводов по важнейшим разрешаемым судом вопросам.

Изучение показало, что при составлении приговоров суды в основном соблюдают требования ст.ст. 304, 307, 308, 309, 316 УПК РФ, Постановления Пленума Верховного Суда РФ «О судебном приговоре».

В приговорах, как правило, ясно и с необходимой полнотой излагаются обстоятельства преступного деяния, содержится анализ доказательств, мотивированные выводы о доказанности или недоказанности обвинения, о квалификации преступлений и по другим вопросам.

Однако определенная доля приговоров не полностью отвечает высоким требованиям судебного приговора как важнейшего акта правосудия, в ряде случаев страдает, как вводная и резолютивная, так и описательная (описательно-мотивировочная) части. В ходе изучения отмечены следующие недостатки.

Вводная часть приговора

Во вводной части приговора указывается наименование суда, постановившего приговор, состав суда, секретарь судебного заседания, обвинитель, защитник, потерпевший, гражданский истец или ответчик, их представители. Указывая наименование суда, не следует допускать никаких сокращений. Кроме фамилий участников судебного разбирательства в приговоре необходимо указать и их инициалы. При этом нельзя допускать никаких исключений (встречаются приговоры, в которых указаны фамилии и инициалы одних участников судебного разбирательства и только фамилии, без инициалов, других). В приговоре необходимо привести должностное положение или ведомственную принадлежность, а также процессуальное положение участников судебного разбирательства.

В ряде приговоров судьи, используя прежние образцы процессуальных документов, указывают: «Судья Ковровского городского суда ФИО», тогда как следует писать «Ковровский городской суд Владимирской области в составе: председательствующего судьи ФИО» (приговор Ковровского городского суда в отношении Б.; приговор в отношении С. – Собинский городской суд; приговор в отношении С. – Ленинский районный суд г.Владимира и другие). В приговоре в отношении А. наименование суда изложено сокращенно «Судья Ковровского горсуда ФИО».

Не указание в приговоре суда должностного положения государственного обвинителя имеет место в приговорах в отношении: Д. –Судогодский районный суд; З. – Суздальский районный суд, Г., С. –Фрунзенский районный суд г.Владимира и других).

Поскольку защитниками в судебном заседании, кроме адвокатов, могут быть иные лица, допущенные судом по ходатайству подсудимого, то во вводной части приговора при обозначении защитника необходимо указывать является ли он адвокатом, либо иным лицом, привести данные, подтверждающие полномочия адвоката (номер удостоверения и ордера с датой выдачи). Приведенные требования не нашли своего отражения в приговорах в отношении: А. – Фрунзенский районный суд г.Владимира, П. –Собинский городской суд, и других.

В нарушение п. 3 ст. 304 УПК РФ в приговорах Суздальского районного суда в отношении О. и П. во вводной части приговора не указаны данные о потерпевших, принимавших участие при рассмотрении обозначенных уголовных дел.

Представляется неверным указывать во вводной части приговора свидетелей, допрошенных по уголовному делу. Однако в приговорах некоторых судей Селивановского районного суда свидетели обозначены во вводной части приговора (приговоры в отношении П., Л.).

Имеют место непонятные и непринятые сокращения, которые необходимо избегать. Так, в приговоре Селивановского районного суда в отношении Л. указано: «состоящего на учете в КПД и ЗП администрации Селивановского района и ПДН ОВД по Селивановскому району». Подобные сокращения допускаются и при обозначении места работы подсудимых. (Приговор в отношении Б. «работающего ОАО «ПЗ» ****», приговор в отношении З. – «работающей уборщицей в ООО ПОП «****»).

Вводная часть приговора должна быть изложена так, чтобы должностное и процессуальное положение участников судебного разбирательства, их фамилии и инициалы не сливались, а четко читались. В этой связи следует располагать в тексте приговора каждого участника или группу участников (защитники, секретари, если их несколько) на отдельной строке, а не подряд общим текстом через запятую. Подобным неудачным примером изложения вводной части приговора являются приговоры в отношении Ф., П., Г., П. и Л., постановленные Селивановским районным судом, приговор в отношении Б. и других – Петушинский районный суд.

Обстоятельства, характеризующие семейное положение подсудимого наиболее правильно приводить в формулировках, в каких они обозначены в Семейном кодексе РФ («состоит в зарегистрированном браке», «не состоит в зарегистрированном браке»). В ряде приговоров не точно отражается семейное положение (холост, разведен, брак расторгнут). Приговор в отношении К. имеет следующую запись в части семейного положения подсудимого «холост» (Александровский городской суд); в приговоре в отношении А. (Судогодский районный суд) записано «разведенного», в приговоре в отношении Г. (Муромский городской суд) обозначено - «не замужем».

Указывая семейное положение подсудимого, необходимо привести сведения о детях и их возрасте, что зачастую не в полной мере отражается в приговоре. По смыслу закона малолетними считаются дети в возрасте до 14-ти лет, а их наличие у подсудимых в соответствии с п. «г» ч. 1 ст. 61 является обстоятельством, смягчающим наказание.

В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ «О судебном приговоре» разъяснено, что к иным сведениям о личности подсудимого, имеющим значение для дела, относятся такие сведения, которые наряду с другими данными могут быть учтены судом при назначении наказания и разрешении других вопросов, связанных с постановлением приговора. Это, в частности, данные о судимости, инвалидности, тяжелых заболеваниях, об участии в боевых действиях по защите Родины и др.

Если подсудимый впервые привлекается к уголовной ответственности, в приговоре указывается, что он ранее не судим. Поскольку в соответствии с ч. 6 ст. 86 УК РФ погашение или снятие судимости аннулирует все правовые последствия, связанные с судимостью, во вводной части приговора суд не вправе указывать судимости, если они сняты или погашены. В этом случае необходимо указать, что лицо не имеет судимости.

В отношении подсудимого, имеющего судимость, во вводной части приговора следует отразить: когда, каким судом, по какой статье и к какому наказанию (вид и срок) он был осужден, с учетом внесенных в приговор изменений, а также когда и по какому основанию был освобожден. Зачастую суды не указывают в приговоре, каким судом осуждался подсудимый ранее (приговоры в отношении: А. – Ковровский городской суд, С. – Собинский городской суд, П. – Судогодский районный суд и другие). Вместе с тем отсутствие наименования суда порой приводит к затруднениям при рассмотрении ходатайств осужденных в порядке п. 13 ст. 397 УПК РФ, вследствие издания уголовного закона, имеющего обратную силу в соответствии со ст. 10 УК РФ. В приговоре в отношении С. (Меленковский районный суд) не указана дата вынесения приговора при изложении прежних судимостей, что не позволяет проверить срок погашения судимости. Некоторые суды указывают о том, что прошлая судимость не снята и не погашена, хотя об этом писать не следует (приговор в отношении Х. Судогодский районный суд).

В конце вводной части приговора указывается уголовный закон, предусматривающий преступление, в совершении которого обвиняется подсудимый. Статьи УК РФ имеют части, пункты, которые следует указывать в приговоре. По сложившейся судебной практике надлежит указывать сначала пункт, часть, а затем номер статьи (т.е. от частного к общему).



Описательная часть приговора

1) В абсолютном большинстве случаев описательную часть приговора предваряет формулировка обвинения, в которой в максимально сжатом виде излагается суть обвинения (либо диспозиция статьи закона), признанного судом доказанным.

Назначение такого рода вступления – облегчить восприятие и понимание содержания приговора.

Но встречаются приговоры, где формула обвинения отсутствует (дело в отношении А. – Ковровский городской суд, З. – тот же суд, З. – Октябрьский районный суд г.Владимира, в отношении К. и Е. – Гусь-Хрустальный городской суд), что следует признать неправильным.

В формуле обвинения должна содержаться юридическая оценка содеянного, признанного судом доказанной. В приговоре Ковровского городского суда по делу Б. формула обвинения изложена следующим образом: «Б. совершил разбой при следующих обстоятельствах». Вместе с тем, при описании преступного деяния и последующей квалификации действий подсудимого усматривается, что подсудимым совершен квалифицированный разбой с незаконным проникновением в жилище (Ковровский городской суд), что может быть расценено как противоречия в выводах суда.

По ряду дел судьей полностью переписывается диспозиция статьи, имеющая двойственное значение. Примером тому может служить ч. 2 ст. 291 УПК РФ – дача взятки должностному лицу за совершение им заведомо незаконных действий (бездействия). В связи с этим остается непонятным – что именно установил Судогодский районный суд по делу в отношении А., изложив формулу обвинения следующим образом «А. совершил дачу взятки должностному лицу за совершение им заведомо незаконных действий (бездействия)». Так за что же должностному лицу предназначалась взятка - за незаконные действия или бездействие?

При признании установленным совершение подсудимым нескольких аналогичных преступных действий, подлежащих впоследствии квалификации по одной и той же статьей, части, пункту уголовного закона, не требуется несколько раз повторять формулу обвинения. Так, в приговоре Гусь-Хрустального городского суда в отношении Б. суд «установил: Б. совершил преступления: соучастие в форме пособничества в незаконном приобретении без цели сбыта наркотических средств в крупном размере, а также соучастие в форме пособничества в незаконном приобретении без цели сбыта наркотических средств в крупном размере». Как вариант следовало указать «Б. дважды совершил пособничество в незаконном приобретении без цели сбыта наркотических средств в крупном размере».

Нужно стремиться к такому изложению формулы обвинения, чтобы в ней не было тех деталей совершения преступных действий, которые будут изложены при описании преступного деяния. В этой связи не совсем удачной выглядит формула обвинения по уголовному делу в отношении Н. (Гусь-Хрустальный городской суд) «Н. <****> и <****> года пытался незаконно сбыть в крупном размере наркотические средства». Далее при описании обстоятельств совершения преступления суд вновь указывает время их совершения.



После формулы обвинения с необходимыми подробностями описываются обстоятельства совершения преступления.

2) В соответствии с ч. 1 ст. 307 УПК РФ описательная часть обвинительного приговора должна содержать описание преступного деяния, признанного доказанным, с указанием места, времени, способа его совершения, характера вины, мотивов, целей и последствий преступления.

Приговором Собинского городского суда Г. признан виновным и осужден по ст.105 ч.1 УК РФ. При описании преступного деяния, признанного доказанным, в приговоре указано, что «Г., вынув из кармана нож, умышленно нанес Е. 4 ножевых ранения». По какому мотиву было совершено данное преступление, с какой целью осужденный наносил удары ножом потерпевшему, какие при этом причинил повреждения, приведшие к смерти – в приговоре своего отражения не нашло (Использован пример из практики за предыдущие годы).

Принимая во внимание, что в процессе рассмотрения дела защита ставила вопрос о переквалификации действий на ст.111 ч.4 УК РФ, при подобном описании преступного деяния, выводы суда о квалификации по ст.105 ч.1 УК РФ не могут быть признаны убедительными.

В описательно-мотивировочной части приговора Октябрьского районного суда г. Владимира в отношении К. при описании преступного деяния, признанного судом доказанным, отсутствует указание на последствие совершенного преступления, а именно причинение потерпевшей Л. в результате кражи значительного ущерба, что являлось квалифицирующим признаком. Исходя из этого суд кассационной инстанции в определении указал, что «судом не признано, что тайным хищением, совершенным К., потерпевшей Л. причинен значительный ущерб», что послужило основанием для переквалификации его действий с п. «в» ч.2 ст.158 УК РФ на ч.1 ст.158 УК РФ со снижением назначенного наказания.

По групповому делу при описании преступного деяния должна быть выделена роль каждого из подсудимых. Это не означает, что их действия нужно описывать самостоятельно, сначала действия одного подсудимого, а затем другого. Во всех случаях совместно совершенное преступление следует описывать таким образом, чтобы было видно, какие конкретные действия, при каких обстоятельствах и по каким мотивам совершил каждый из подсудимых.

Крайне неудачно изложено описание преступного деяния в приговоре Собинского городского суда в отношении Р. и К., где эпизод незаконного сбыта наркотического средства Р. К. (последний осужден за покушение на пособничество в незаконном приобретении без цели сбыта наркотического средства в крупном размере) описан фактически дважды, сначала как совершенный Р., затем как совершенный К.

Также в нарушение п. 1 ст. 307 УПК РФ, преступные действия Р. и Д. (Суздальский районный суд) против половой неприкосновенности потерпевших описываются в приговоре дважды. Следует предположить, что судья при изготовлении приговора использовал текст обвинительного заключения, в котором совместные действия обвиняемых приводятся в отношении каждого из них, тогда как в приговоре этого делать не следует.

Подобные ошибки встречаются при изложении преступных действий, образующих идеальную совокупность.

В силу ч. 8 ст. 316 УПК РФ описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора, постановленного в порядке главы 40 УПК РФ, должна содержать описание преступного деяния, с обвинением, в совершении которого, согласился подсудимый. В этом случае нельзя вольно излагать фабулу обвинения, прибегать к каким-либо обобщениям, особенно при совершении групповых преступлений. В описательно-мотивировочной части приговора Суздальского районного суда в отношении Б. и С. суд изложил предъявленное подсудимым обвинение, с которым они согласились, существенно его изменив, что не основано на законе. При этом положение подсудимых было ухудшено, поскольку не были указаны роль и действия каждого в совершенном преступлении (один залез через балкон, открыл дверь, на кровати спал потерпевший, один нанес несколько ударов, скинули на пол, один держал, другой вытащил из кармана деньги). В этой связи приговор был отменен с направлением дела на новое судебное разбирательство.

3) В приговоре должны быть четко отражены субъективное отношение подсудимого к обвинению и его показания относительно того обвинения, которое суд признал доказанным. Нередко судьи в приговоре указывают, что подсудимые вину признали частично, затем кратко излагают показания подсудимых, из которых невозможно понять, в какой части они признали вину. После изложения доказательств суд делает вывод об опровержении приведенными данными доводов подсудимых, например о том, что хищение ими совершено на меньшую сумму. Однако доводы подсудимых в приговоре отсутствуют, поэтому по нему невозможно судить об обоснованности выводов суда.

4) Как показывает судебная практика, давая правильную оценку такому доказательству, как показания подсудимого, суды не всегда в приговорах правильно формулируют доводы, на основании которых ими сделаны те или иные выводы.

Широкое распространение получило изменение показаний обвиняемыми и подсудимыми. Чаще всего подсудимые ссылаются на то, что в ходе предварительного следствия к ним применяли недозволенные методы допроса, принуждали признаться в совершении преступлений.

Объяснения подсудимых на этот счет излагаются в приговорах. Однако в ряде случаев в них отсутствуют необходимые детали, фигурируют такие выражения, как «оказывали давление», «заставляли дать показания» и т. п. Между тем неконкретность таких выражений в приговорах не дает возможности понять, о каком воздействии идет речь, и сделать правильный вывод об оценке показаний.

Проверяя причины изменений показаний подсудимого в судебном заседании и оценивая их вместе с показаниями на предварительном следствии, суды в подтверждение своего вывода о достоверности показаний на предварительном следствии иногда ссылаются на то, что эти показания давались в присутствии адвоката, выступающего и в суде. При этом указывается и фамилия этого адвоката.

Суд, конечно, вправе указать на то, что допрос производился с участием защитника (хотя в практике бывают самооговоры и в присутствии защитника), однако указывать его фамилию при этом, по крайней мере, неэтично, ибо в таком случае защитник подсудимого как бы превращается в своего рода свидетеля (приговор по делу В. – Гусь-Хрустальный городской суд).

При оценке показаний обвиняемых и подсудимых не следует забывать указывать о том, сколько раз допрашивалось лицо, признававшее себя виновным в ходе предварительного следствия, с каким разрывом во времени оно допрашивалось, одним или разными следователями. Ибо, как свидетельствуют материалы многих уголовных дел, следственные органы по получении признания обвиняемого в совершении преступления неоднократно передопрашивают его в целях закрепления признания, причем делают это разные следователи, при этом обвиняемые дают, как правило, одни и те же показания.

5) При рассмотрении дел в отношении нескольких подсудимых или дел, по которым подсудимый обвиняется в совершении нескольких преступлений, суд, исходя из требований ст. 299 УПК РФ, должен дать анализ доказательствам по каждому обвинению и в отношении каждого подсудимого, оценивая их в совокупности со всеми материалами дела. Несоблюдение этого правила лишает приговор убедительности и обоснованности, а иногда приводит к его отмене.

В приговоре Собинского городского суда по делу З., Б., Т., И., П. после описания обстоятельств совершения подсудимыми ряда преступлений в различном составе исполнителей, приведены доказательства сразу по всем эпизодам преступлений (более пяти), признанных судом доказанными. Правильнее приводить доказательства по каждому составу преступления, признанного судом доказанным.

6) В приговоре нельзя ограничиваться перечислением доказательств, которые подтверждают совершение подсудимым того или иного преступления. Доказательства должны быть раскрыты, приведено их содержание, чтобы было видно, что это доказательство подтверждает или опровергает.

Однако подобные недостатки приговоров нередки.

В приговоре по делу Т. суд записал: «Виновность подсудимого подтверждена также «… протоколом предъявления лица для опознания (т. <****> л.д. <****>), протоколами обыска гаража, расположенного в д. <****> и в квартире <****> дома <****> (т. <****> л.д. <****>, <****>), протоколом проверки показаний на месте подсудимого Т. (т. <****> л.д. <****>)».

Какие данные содержатся в указанных материалах дела, в приговоре не приведено. (Муромский городской суд).

Подобные недостатки имеют место в приговорах и других судов.

7) В случаях, когда в деле имеется несколько заключений экспертов, содержащих различные выводы по одним и тем же вопросам, суду следует дать в приговоре оценку каждому из них в совокупности с другими доказательствами по делу и привести мотивы, по которым он согласился с одним из заключений и отверг другие.

8) Имея в виду, что разбирательство дела в суде производится только в отношении подсудимых, суд не должен допускать в приговоре формулировок, свидетельствующих о виновности в совершении преступления других лиц. Если дело в отношении некоторых обвиняемых выделено в отдельное производство, либо прекращено, в приговоре указывается, что преступление совершено подсудимым совместно с другими лицами, без упоминания их фамилий. При этом основания выделения дела должны быть отражены в приговоре.

В нарушение этого требования закона в описательно-мотивировочной части приговора Фрунзенского районного суда г. Владимира по делу Ж., С. и Я. указано на причастность к совершению преступлений Б., уголовное дело, в отношении которого было выделено в отдельное производства по причине розыска последнего. Приведенное нарушение послужило основанием к изменению приговора суда.

9) Уделяя необходимое внимание вопросам квалификации преступлений, суды в приговорах, как правило, приводят соответствующие обоснования своих выводов о юридической оценке действий подсудимых, и такие выводы основаны на законе и судебной практике.

Вместе с тем в отдельных случаях выводы судов о квалификации преступлений, толкования того или иного закона расходятся с требованиями закона и сложившейся судебной практикой.

В соответствии с приговором Киржачского районного суда П. и Л. признаны виновными и осуждены по ст. 163 ч.2 п.п. «в» УК РФ, а именно (как указано в приговоре) за совершение вымогательства, то есть требования передачи чужого имущества, с применением насилия, группой лиц по предварительному сговору. При этом судом не принято во внимание, что совершение вымогательства группой лиц по предварительному сговору и с применением насилия, являются квалифицирующими признаками данного состава преступления. Требования передачи чужого имущества или права на имущество, становятся преступными, если они совершены под угрозой применения насилия либо уничтожения или повреждения чужого имущества, а равно под угрозой распространения сведений, которые могут причинить существенный вред интересам потерпевшего, что является обязательным признаком объективной стороны данного преступления (ч. 1 ст.163 УК РФ.) Таким образом, П. и Л. осуждены по статье Особенной части УК РФ, объективная сторона которой не признана судом установленной и доказанной, что не соответствует требованиям уголовного закона.

Из мотивировочной части приговора Суздальского районного суда по делу Р. и Д., осужденных за совершение четырежды действий сексуального характера, трижды изнасилований, дважды разбоя, иных преступлений, совершенных однократно нельзя сделать вывод – являются ли, описанные и признанные судом доказанными деяния, преступлением и какими пунктом, частью, статьей Уголовного кодекса Российской Федерации квалифицируется каждое из них. Квалификации по каждому эпизоду преступных действий и в отношении каждой потерпевшей судом не дано как в описательно-мотивировочной части приговора, так и в резолютивной. Кассационная инстанция была лишена возможности проверить правильность квалификации по каждому преступлению, что послужило одним из оснований для отмены приговора суда.

Следует заметить, что в описательно-мотивировочной части должны быть мотивированы выводы суда о квалификации преступлений по той или иной статье уголовного закона, его части либо пункту. Однако встречаются приговоры, в которых суд признает правильной квалификацию действий подсудимого сформулированную органами предварительного расследования, сам как бы, не квалифицируя содеянное, признанное доказанным.

В приговоре Муромского городского суда по делу Х. в описательно-мотивировочной части изложено: «Органами предварительного следствия действия подсудимого правильно квалифицированы по ч. 1 ст. 111 УК РФ», тогда как следовало записать: «Совокупность представленных сторонами доказательств позволяет суду сделать вывод о доказанности вины Х. в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью Д., опасного для жизни человека и квалифицирует данные действия по ч. 1 ст. 111 УК РФ».

Признавая подсудимого виновным в совершении преступления по признакам, относящимся к оценочным критериям (тяжкие или особо тяжкие последствия, крупный или значительный ущерб, существенный вред, ответственное должностное положение подсудимого и другие), суд не должен ограничиваться ссылкой на соответствующий признак, а обязан привести в описательно-мотивировочной части приговора обстоятельства, послужившие основанием для вывода о наличии в содеянном указанного признака.

10) Излагая обстоятельства, касающиеся умысла виновного лица, следует принять решение о вменяемости подсудимого в отношении инкриминированного ему деяния, памятуя о том, что решение о вменяемости предполагает два критерия: медицинский и правовой. С учетом этого ссылка в приговоре на то, что подсудимый согласно заключению экспертов-психиатров является вменяемым, не соответствует уголовно-процессуальному закону. Выводы относительно вменяемости должны быть сделаны судом, например, так: «В соответствии с заключением судебно-психиатрической экспертизы подсудимый в момент совершения инкриминированного ему деяния и в настоящее время психическим заболеванием не страдал и не страдает. Не было в этот период у него и какого-либо временного расстройства психической деятельности. По своему психическому состоянию он мог руководить своими действиями и отдавать в них отчет. С учетом изложенного и материалов дела, касающихся личности И., обстоятельств совершения им преступления, его поведения во время и после совершения деяний, а также в ходе судебного разбирательства, суд признает его вменяемым в отношении инкриминируемого ему деяния».

Не совсем удачной являются редакции данного вопроса, изложенные в приговоре Ленинского районного суда г. Владимира по делу Ф. «Считает подсудимого вменяемым относительно инкриминируемого ему деяния», или в приговоре Собинского городского суда по делу К. «Суд приходит к выводу о вменяемости К. …», следовало указать «суд признает вменяемым».

Следует заметить, что вопрос о вменяемости подсудимого в соответствии с ч. 1 ст. 300 УПК РФ обсуждается судом в совещательной комнате только в том случае, если он возникал на предварительном следствии или дознании, либо при назначении судебного заседания, либо в судебном заседании.

Мотивировка наказания

Ссылаясь на обстоятельства, отягчающие и смягчающие наказание, суд должен ясно указать какие обстоятельства он относит к отягчающим, а какие – к смягчающим, и как он рассматривает те или иные данные, относящиеся к личности подсудимого.

Вопреки этому положению, Судогодский районный суд в приговоре по делу Х. записал так: «Учитывая обстоятельства содеянного, данные о личности подсудимого, характеризующегося по месту жительства удовлетворительно, к административной ответственности не привлекавшегося, на учете у врачей нарколога и психиатра не состоящего, совершившего данное умышленное преступление в период испытательного срока по предыдущему приговору, что свидетельствует об отсутствии с его стороны правопослушного поведения, цели условного наказания по приговору от 15.09.08 г. не достигнуты, доверие суда Х. не оправдал и вновь совершил тяжкое преступление, поэтому суд считает целесообразным назначить ему наказание в виде реального лишения свободы».

При назначении наказания суд обязан учесть и привести в приговоре всю совокупность данных, характеризующих как совершенное преступление, так и самого подсудимого. Мотивировка не должна сводиться к простому перечислению смягчающих и отягчающих наказание обстоятельств, положительных и отрицательных данных о личности подсудимого, что нередко еще встречается в приговорах и в отдельных случаях приводит к явному противоречию между избранным наказанием и его обоснованием (в частности, когда указывается целый ряд обстоятельств, смягчающих наказание, однако назначается максимальное по закону наказание). Такого противоречия не произойдет, если из приговора будет ясно, в какой мере суд учел те или иные обстоятельства и каким из них он придал основное значение. Этому помогает группировка их определенным образом применительно к конкретному делу и личности, исходя из значения каждого обстоятельства для принятия решения о мере наказания.

В соответствии с законом суд обязан мотивировать назначение такого вида наказания как лишение свободы, если санкция статьи предусматривает и другие, более мягкие виды наказания.

Это требование не всегда соблюдается. В приговоре Муромского городского суда по делу К. суд мотивирует назначение наказания в виде лишения свободы по ч. 1 ст. 111 УК РФ, санкция которой предусматривает только лишение свободы, а потому мотивировать суду это наказание не требовалось.

Такие же лишние записи содержат приговоры Суздальского районного суда в отношении И. – ст. 111 ч. 4 УК РФ; Петушинского районного суда в отношении З. – ст. 105 ч. 1 УК РФ; в отношении З. – ст. 111 ч. 4 УК РФ; Октябрьского районного суда г. Владимира в отношении Б. – ст. 111 ч. 4 УК РФ; Собинского городского суда в отношении Ч. – ст. 105 ч. 1, 111 ч. 4, 158 ч. 1 УК РФ.

Иногда суды мотивируют неприменение ст. 64, 73 УК РФ, тогда как суд обязан привести мотивы применения указанных законов, но не должен мотивировать неприменение этих норм, если применение этих норм не предлагалось сторонами по делу.

В ряде приговоров судьи, мотивируя назначение наказания подсудимому, с учетом характера и степени общественной опасности совершенного преступления, данных о личности, в том числе обстоятельств, смягчающих и отягчающих наказание, далее в тексте приговора указывают «обстоятельств, отягчающих наказание подсудимого, судом не установлено» (приговоры в отношении: В., Ш., А. - Суздальский районный суд; А. –Гусь-Хрустальный городской суд; Ф. – Октябрьский районный суд г.Владимира; Н. –Ленинский районный суд г. Владимира), либо вообще не раскрывают (приводят) упомянутые отягчающие наказание обстоятельства (приговор в отношении Б. – Гусь-Хрустальный городской суд).

В приговоре Селивановского районного суда по делу в отношении Б., Ленинского районного суда г. Владимира по делу в отношении Р. отягчающим наказание обстоятельством указан опасный рецидив преступления, тогда как статья 63 УК РФ требований о необходимости указывать вид рецидива не содержит.

В приговоре Селивановского районного суда в отношении З. после ряда обстоятельств учтенных судом при определении вида и размера наказания подсудимому, указано «суд учитывает отсутствие смягчающих и отягчающих наказание подсудимого обстоятельств». В этом же приговоре, в нарушение последовательности изложения текста, вопрос о необходимости самостоятельно исполнять ранее вынесенный в отношении подсудимого приговор, разрешен до определения вида и размера наказания подсудимому по рассматриваемому делу.

В ряде приговоров судьями вопрос о взыскании процессуальных издержек в описательно-мотивировочной части не обсуждается, а находит отражение только в резолютивной части приговора (дело в отношении Б. Александровский городской суд). При этом, как правило, не указывается вид этих судебных издержек, не исследуется материальное положение лица, с которого они взыскиваются.

В основной массе изученных приговоров суды в нарушение требований п. 5 ст. 307 УПК РФ не приводят обоснования принятых решений по вопросам, касающимся меры пресечения, вида исправительного учреждения, судьбы вещественных доказательств (приговоры Муромского городского суда – дело К., Б.; приговоры Киржачского районного суда – дело К., К.; приговоры Меленковского районного суда – дело М. и другие.)

Перечисление доказательств без раскрытия их содержания, оставление без оценки и проверки показаний подсудимых, потерпевших, свидетелей; не выяснение причин изменения показаний; ссылка на неисследованные показания; формулирование выводов, противоречащих имеющимся доказательствам – наиболее часто допускающиеся нарушения, влекущие отмену приговоров районных, городских судов.

Резолютивная часть приговора

В соответствии со ст. 308 УПК РФ резолютивная часть обвинительного приговора должна начинаться с указания фамилии, имени и отчества подсудимого, далее следует решение о признании его виновным, указание уголовного закона, по которому он признан виновным и решение о мере наказания.

Некоторые судьи, используя несовершенные образцы процессуальных документов, которые уже не действуют, указывают сначала «Признать Иванова Ивана Ивановича виновным», вместо требуемого по закону «Иванова Ивана Ивановича признать виновным» (приговоры в отношении: К. и Е. - Гусь-Хрустальный городской суд, Т. – Селивановский районный суд, Ш. – Камешковский районный суд, Я. – Киржачский районный суд и др.).

В резолютивной части приговора Октябрьского районного суда г.Владимира в отношении Г. и М. указаны фамилии подсудимых и их инициалы, без полного указания имени и отчества, что по закону недопустимо.

Указание уголовного закона, по которому подсудимый признается виновным, исходя из положений п.3 ч. 1 ст. 308 УПК РФ, излагается в следующей последовательности – пункт, часть, статья УК РФ. В ряде приговоров суда данная последовательность не выдерживается, указывается сначала статья, затем часть, при наличии, пункт закона (приговоры в отношении: П. – Судогодский районный суд; Л. – Гусь-Хрустальный городской суд).

Далее в резолютивной части обвинительного приговора, принимая решение о мере наказания, суду надлежит указать вид наказания, а затем его размер за каждое преступление, в совершении которого подсудимый признан виновным. Некоторые суды указывают сначала размер, а только потом вид наказания, что противоречит п. 4 ч. 1 ст. 308 УПК РФ (приговор в отношении П. и К., приговор в отношении А. – Вязниковский городской суд «180 часов обязательных работ» и «в виде 6 месяцев лишения свободы», приговор в отношении Ш. – Камешковский районный суд «3 года лишения свободы»).

Согласно ч. 2 ст. 56 УК РФ лишение свободы устанавливается на срок от двух месяцев до двадцати лет. Исходя из этого, следует считать правильным изложение текста в резолютивной части приговора о назначении наказания « в виде лишения свободы на срок 5 лет», а не «сроком на 5 лет», как указывают некоторые судьи (приговор в отношении К. – Киржачский районный суд, приговор в отношении Щ. – Муромский городской суд, приговор в отношении Г. – Муромский городской суд и другие).

В соответствии со ст. 73 УК РФ условное осуждение применяется к основному наказанию в виде лишения свободы, исправительных работ, ограничению по военной службе, содержанию в дисциплинарной воинской части и не применяется к дополнительному наказанию. В нарушение приведенного перечня, Ковровский городской суд, назначив Б. по ст. 264 ч. 2 УК РФ наказание в виде лишения свободы на срок 2 года шесть месяцев с лишением права управлять транспортным средством на 2 года, постановил назначенное наказание считать условным с испытательным сроком 2 года. Тем самым суд применил условное осуждение как к основному наказанию в виде лишения свободы, так и к дополнительному наказанию в виде лишения права управлять транспортным средством. Суд кассационной инстанции необоснованно оставил в этой части приговор без изменения, ошибочно указав, что условным постановлено считать лишь основное наказание в виде лишения свободы. В связи с неправильным применением уголовного закона приговор суда и кассационное определение изменены постановлением президиума областного суда. Из названных судебных решений исключено указание на применение дополнительной меры наказания в виде лишения права управлять транспортным средством на срок два года.

В приговоре Октябрьского районного суда г. Владимира в отношении Л. в нарушение требований п.п. 3 и 4 ч. 1 ст. 308 УПК РФ, суд в резолютивной части приговора, не назначая наказание за совершенное преступление, сразу применил положения ч. 5 ст. 72 УК РФ, определив наказание, не предусмотренное санкцией ст. 159 ч. 3 УК РФ, то есть ниже низшего предела, предусмотренного законом за содеянное (штраф в размере 80 000 рублей, тогда как санкция статьи предусматривает наказание в виде штрафа от 100 000 рублей). Суду надлежало в данном случае назначить наказание по ч. 3 ст. 159 УК РФ в виде штрафа в размере 100 000 рублей, а затем, применяя положения ч. 5 ст. 72 УК РФ смягчить назначенное наказание до штрафа в размере 80 000 рублей.

Нередко суды, признав необходимым не назначать дополнительное наказание подсудимому, формулируют свое решение так «назначить наказание в виде лишения свободы на срок без штрафа» или « без лишения права управления транспортными средствами». Очевидно, что суд должен в мотивировочной части аргументировать свое решение о дополнительных мерах наказания, а в резолютивной части приговора об этом не указывать. (Приговоры в отношении: Т. – Селивановский районный суд, К. – Гусь-Хрустальный городской суд, Б. – Камешковский районный суд, Б. –Октябрьский районный суд г. Владимира).

Вместо формулировки «назначить наказание» в приговорах некоторых судов встречаются формулировки «подвергнуть наказанию» или «считать наказание 1 год 3 мес. лишения свободы» (приговор в отношении А. – Александровский городской суд, К. – Камешковский районный суд).

Ряд судей в резолютивной части приговора применяют абсолютно лишние слова такие как «его же», «туда», «при этом». Так, например, «Т. признать виновным в совершении преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 105 и ч. 1 ст. 105 УК РФ, назначив ему при этом с применением ч. 2 ст. 68 УК РФ следующее наказание» (Муромский городской суд) или «Обязать А. в период испытательного срока не менять места жительства без уведомления уголовно-исполнительной инспекции, осуществляющей исполнение данного приговора и являться туда на регистрацию» (Александровский городской суд). Без этих слов вполне можно обойтись.

Порой судьи допускают грубое нарушение уголовного закона, неверно излагая в приговоре правила назначения наказаний по совокупности преступлений и приговоров. Статья 69 ч. 2, 3, 5 УК РФ предусматривает возможность частичного или полного сложения назначенных наказаний, тогда как положения статьи 70 УК РФ обязывает суд к наказанию, назначенному по последнему приговору, частично или полностью присоединить не отбытую часть наказания по предыдущему приговору. На практике наблюдается следующее «На основании ч. 5 ст. 69 УК РФ к назначенному наказанию присоединить частично не отбытое К. наказание по приговору Киржачского районного суда от 28 июля 2009 года и окончательное наказание по совокупности преступлений определить». Или «В соответствии со ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров путем частичного сложения назначенного наказания по данному приговору и по приговору от 15 сентября 2008 года, окончательно к отбытию назначить Х. наказание» (Судогодский районный суд).

По смыслу уголовного закона, применение дополнительного наказания в виде лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью, если оно не предусмотрено санкцией соответствующей статьи особенной части УК РФ, возможно только с указанием в резолютивной части приговора на ч. 3 ст. 47 УК РФ. Имеют место случаи назначения указанного дополнительного наказания без ссылки в резолютивной части приговора на применение ч. 3 ст. 47 УК РФ (приговор в отношении Л. – Октябрьский районный суд г. Владимира).

Встречаются случаи неточного изложения в приговоре вида меры пресечения. Так согласно ст. 102 УПК РФ одной из мер пресечения является «подписка о невыезде и надлежащем поведении». Судьи порой оставляя, либо отменяя данную меру пресечения, указывают ее наименование не полностью, только как «подписка о невыезде», либо без необходимости указывают в резолютивной части, что мера пресечения в отношении подсудимого не избиралась. (Примером тому служат приговоры в отношении Р. – Селивановский районный суд, С. – Ленинский районный суд г.Владимира, П. – Собинский городской суд). А резолютивная часть приговора Муромского городского суда в отношении С. в части меры пресечения изложена следующим образом «Меру пресечения до вступления приговора в законную силу оставить без изменения», из текста приговора не понятно какая мера пресечения была избрана в отношении С. .

При самостоятельном исполнении приговоров надлежит приводить формулировки об этом в точном соответствии с законом. Крайне неудачной является, например следующая: «Данный приговор исполнять самостоятельно от приговора Камешковского районного суда от 1 декабря 2008 года». Надлежало изложить следующим образом: «Приговор Камешковского районного суда Владимирской области от 1 декабря 2008 года, которым К. осужден по ч. 5 ст. 33, ч. 1 ст. 228; ч. 5 ст. 33, ч. 1 ст. 228 УК РФ к лишению свободы на срок 1 год 6 месяцев условно с испытательным сроком 2 года, исполнять самостоятельно».

Рассматривая дело в порядке особого производства, без проведения судебного следствия, представляется недостаточным перед составлением резолютивной части приговора, руководствоваться лишь положениями ст. 316 УПК РФ, (что позаимствовано судьями из недействующих ныне образцов составления процессуальных документов). Судебное заседание по ходатайству подсудимого с постановлением приговора без проведения судебного разбирательства в связи с согласием с предъявленным обвинением проводится в порядке, установленном главами 35, 36, 38 и 39 УПК РФ, с учетом требований ст. 316 УПК РФ. Постановленный приговор содержит и вводную, и мотивировочную в отношении наказания, и резолютивную части, а потому руководствоваться надлежит, кроме ст. 316 УПК РФ, также ст. ст. 304, 308, 309 УПК РФ.

При изучении представленных копий приговоров обнаружились случаи неправомерного взыскания с подсудимых процессуальных издержек, образовавшихся в связи с оплатой услуг адвоката по осуществлению защиты, в ходе рассмотрения дела в особом порядке судебного разбирательства, тогда как в соответствии с п. 10 ст. 316 УПК РФ процессуальные издержки, предусмотренные статьей 131 УПК РФ, взысканию с подсудимого не подлежат (приговоры в отношении К., Х. – Киржачский районный суд).

Некоторые судьи, разъясняя в приговоре порядок и срок его обжалования, в нарушение требований ст. 128 УПК РФ, согласно которой сроки, предусмотренные уголовно-процессуальным кодексом, исчисляются часами, сутками, месяцами, в нарушение ст. 356 УПК РФ указывают, что приговор может быть обжалован в течение 10 дней (приговор в отношении С. – Ленинский районный суд г. Владимира, К. – Камешковский районный суд), а порой и вообще забывают указать предусмотренный законом срок для обжалования, либо не указывают момента его исчисления для осужденных, содержащихся под стражей (приговоры в отношении: Х. – Судогодский районный суд, С. – Меленковский районный суд, Б. – Ковровский городской суд). При постановлении приговора по делу, рассмотренному в особом порядке, не всегда разъясняются пределы обжалования приговора, приведенные в ст. 317 УПК РФ (приговоры в отношении М. –Гусь-Хрустальный городской суд, Б. – Вязниковский городской суд, В. –Суздальский районный суд).

Недостатки в разрешении гражданских исков сводятся к следующему.

В приговоре не указывается, за что присуждается к уплате та или иная сумма, что может затруднить исполнение приговора в части имущественного взыскания, ибо закон регламентирует очередность взыскания при наличии нескольких исполнительных листов и размер удержания из заработной платы в зависимости от того, за что производится взыскание.

Киржачский районный суд, обсуждая вопрос возмещения ущерба по делу по обвинению С.А. и С.Н., пришел к выводу о невозможности разрешения гражданского иска одновременно с вынесением приговора и в резолютивной части указал следующее: «Признать за потерпевшей право на обращение с данными исковыми требованиями в порядке гражданского судопроизводства». В соответствии со ст. 309 ч. 2 УПК РФ суд должен был признать право на удовлетворение гражданского иска, а не на предъявление иска.

В этих понятиях имеется глубокая и принципиальная разница. Признавать право на предъявление иска не следует, это право у потерпевшего есть всегда и для этого не требуется никакого указания суда.

Забывая о том, что солидарную ответственность несут лица, причинившие ущерб совместными действиями, нередко суды взыскивают с подсудимых солидарно суммы судебных издержек и другие подобные суммы.

В приговоре Камешковского районного суда в отношении П. судья о том, что гражданский иск по делу не заявлен, указал сразу же после описания преступного деяния, признанного судом доказанным. Представляется, что это обстоятельство можно было бы вообще не указывать.

В приговоре Селивановского районного суда по делу в отношении Х. наравне с не признающим иска потерпевшего подсудимым указано о несогласии с заявленным иском и адвоката Володина А.А.

В приговоре Александровского городского суда по делу в отношении К. потерпевшим во вводной части приговора указано физическое лицо Н., тогда как гражданский иск разрешен в пользу ДПК «****», то есть юридического лица. Из описательной части приговора усматривается, что Н. – заместитель председателя ДПК «****», а потому его надлежало указать в качестве представителя потерпевшего.



Недостатки при решении вопросов о процессуальных издержках и вещественных доказательствах

При отсутствии процессуальных издержек по делу в резолютивной части приговора об этом указывать не следует. В некоторых приговорах встречается такая фраза: «Процессуальных издержек нет» (приговор в отношении А. – Ковровский городской суд).

Кроме того, представляется правильным указывать о невозможности взыскания с подсудимого (а не с осужденного, как это указывается в ряде приговоров) процессуальных издержек согласно п. 10 ст. 316 УПК РФ не в резолютивной части приговора, а в описательно-мотивировочной. Однако в приговорах Селивановского районного суда в отношении Г., К., П. и Б., об этом судья указывает в резолютивной части приговора.

Приговор является разновидностью официально-делового документа, ему присущи определенные особенности, каковыми являются – точность и ясность.

В связи с этим крайне неудачной следует признать формулировку о взыскании с подсудимой процессуальных издержек, приведенную в приговоре Собинского городского суда по делу З.: «Процессуальные издержки в виде оплаты труда адвокатов, назначенных подсудимой З., в сумме <****> рублей взыскать в федеральный бюджет с подсудимой».

Наиболее распространенными недостатками при определении судьбы вещественных доказательств является отсутствие мотивировки принимаемого решения и неясность, о каких вещественных доказательствах идет речь, кому конкретно их надлежит передать. В приговоре по делу С. записано так: «Вещественные доказательства по делу возвратить их законному владельцу – И.» (Меленковский районный суд) или по делу Х. «Вещественные доказательства после вступления в законную силу уничтожить» (Киржачский районный суд). Возникает вопрос, какие вещественные доказательства следует передать или уничтожить?

В приговоре в отношении М. непонятно кому надлежит передать вещественное доказательство, постановлено так: «Телевизор передать владелице» (Юрьев-Польский районный суд).

Кажущиеся на первый взгляд мелочи, могут породить неясность в процессе исполнения приговора.

В приговоре должно быть специально оговорено, что решение о судьбе вещественных доказательств исполняется по вступлении приговора в законную силу, ибо ст. 82 УПК РФ допускает в отдельных случаях и отступление от этого общего правила.

О стиле приговора

-----------------------------------------

Стиль приговора должен быть официально-деловым и юридически грамотным. Такому стилю свойственны краткость и четкость изложения, отсутствие эмоциональной окраски в словах и выражениях, использование формулировок, соответствующих тексту закона.

При изготовлении приговора недопустима неряшливость, небрежность, поспешность и невнимательность. Изготовленный текст приговора надлежит тщательно проверить, все исправления оговорить.

Следует привести на сей счет отдельные фразы из уже упомянутого ранее приговора в отношении Х. «при решении вопроса об определении подсудимой вида и размера наказания» (хотя приговор в отношении мужчины), «наличие обстоятельств смягчающих или отягчающих наказание», «в период испытательного срок по предыдущему приговору», «оснований применения требований (вероятно, положений) ст. 64 УК РФ суд не установлено», «наркотическое средство каннабис (марихуана)…- уничтожить как не представляющий ценности» (следует отметить, что уничтожаются наркотические средства как предметы, запрещенные к обращению на основании п.2 ч. 2 ст. 81 УПК РФ).



Не являются исключением и случаи, когда в тексте приговора приводятся предложения, имеющие стилистически неопределенный смысл. Так в приговоре Камешковского районного суда в отношении А. при определении вида наказания подсудимому, указано: «Суд считает возможным исправление А. без реального отбывания наказания и применения к нему ст. 73 УК РФ – условное осуждение к лишению свободы с возложением определенных обязанностей».

При составлении приговора судьи должны следить как за грамотностью языка, так и за его благозвучностью. Текст ухудшается из-за повторения одинаковых слов и звуков, неуместной рифмы. Вот несколько примеров: «К. подтвердил, что он действительно совершил указанные действия», «Р. приготовил лом для взлома замка склада и мешок для складывания…»

Приговор – строго официальный документ и его постановление – это нелегкий творческий процесс, требующий большого труда и сосредоточенности. Только хорошее знание закона, тщательная досудебная подготовка и постоянная работа над повышением уровня профессионального мастерства позволят выносить приговоры правильные по существу и совершенные по форме.

Требования к оформлению приговора

________________________________________________

Проверка качества составления приговоров высветила следующую проблему – различное оформление текста приговора: использование разнообразного шрифта, применение курсива, всевозможные подчеркивания и полужирное начертание отдельных слов, дат, цифр (приводится наглядное оформление некоторых судебных документов).

С тем, чтобы приговоры, выносимые судами области, не имели резких различий в оформлении предлагается служебные документы, в частности приговоры суда, печатать на стандартных листах бумаги формата А 4 с использованием текстового редактора Microsoft Word версии 2003 и выше (с обязательным сохранением документов в формате, совместимом с текстовым редактором Microsoft Word версии 2003), шрифтом Times New Roman размером № 12-14 через 1 – 2 межстрочных интервала. При оформлении документов на двух и более страницах вторая и последующие страницы нумеруются. Номера страниц проставляются посередине верхнего поля страницы.

Следует заметить, что ряд городских, районных судей подписывают приговоры и иные судебные решения, именуя себя «федеральный судья». Представляется это не верным, ибо, если мы обратится к статье 5 УПК РФ, содержащей основные понятия, используемые в настоящем Кодексе, то там мы не встретим понятия «федеральный судья», а потому правильно писать в тексте просто «судья» (за исключением мировых судей). Оригинал приговора надлежит подписать словом «председательствующий» (коим является судья, который руководит судебным заседанием при коллегиальном рассмотрении уголовного дела, а также судья, рассматривающий уголовное дело единолично), а удостоверяя копии приговора применять слово «судья».

Надо признать, что сегодня в России не существует должного контроля за соблюдением законодательства РФ об официальных государственных символах. Порой судебные органы пренебрегают нормами права, устанавливающими порядок официального использования таких символов. Имеется в виду размещение на отпечатанном тексте приговора Государственного герба РФ, тогда как в соответствии с требованиями ст. 3 ФКЗ «О государственном гербе РФ» он должен помещаться в одноцветном варианте без геральдического щита только на бланках федеральных судов (мировых судей.) (При отсутствии бланков Государственный герб РФ размещался на приговорах Ленинского районного суда г. Владимира).

А ведь за использование государственных символов РФ в нарушение установленных правил, а также за нарушение порядка использования бланков, печатей и иных носителей изображения Государственного герба РФ в соответствии со ст. 17.10 и 19.10 КоАП РФ установлена административная ответственность, а за надругательство над Государственным гербом РФ и Государственным флагом РФ предусмотрена уголовная ответственность - ст.329 УК РФ.

Особенностью официально-делового стиля является употребление слов, отделяющих смысловые части текста (описательно-мотивировочную от резолютивной, констатирующую от распорядительной). Такие слова (УСТАНОВИЛ, ПОСТАНОВИЛ, ПРИГОВОРИЛ и т.д.) печатаются заглавными буквами или строчными буквами в разрядку (без выделения полужирным шрифтом). Допускается смещение относительно границ основного текста при изложении анкетных данных подсудимого.

Электронные технологии в судах принесли неожиданный побочный эффект, поскольку судьи стали допускать в приговорах чисто механические ошибки, которые появляются при копировании информации на компьютерах. Зачастую ошибочно в текст приговора закрадываются фамилии лиц, не имеющих отношение к рассматриваемому делу, возникает путаница в наименовании судов и датах вынесения приговоров по прежним делам, выпадают целые абзацы, либо предложения из текста при его распечатывании.

Встречаются приговоры по конкретным делам, текст которых в некоторых местах дословно совпадает с обвинительным заключением, включая ошибки и помарки следствия. Стало «хорошим тоном», когда следователь передает судье флэш-карту с текстом обвинительного заключения. Казалось бы, особенно по объемным делам, где перечисляется большое количество, например, похищенного с указанием наименования вещей, их стоимости, в этом нет ничего предосудительного. Но когда бездумно сканируется текст обвинительного заключения и не делаются поправки на учет требований закона при составлении приговора, показания подсудимого, потерпевших, свидетелей приводятся от первого лица, не выверяется размер шрифта, межстрочный интервал, то согласитесь, что такие документы не выдерживают никакой критики.

Нет смысла возвращаться к печатным машинкам, здесь нужны какие-то иные решения. Однако исправлять ситуацию необходимо, поскольку в связи с введением летом нынешнего года закона об открытости судебной системы, когда суды начнут публиковать все приговоры в Интернете, ошибки будут у всех на виду. Возможно это, каким-то образом, дисциплинирует нас – судей.



Уголовная коллегия Владимирского областного суда
Каталог: 1561 -> user -> doc
doc -> Обобщени е практики рассмотрения судами Владимирской области в 2010 году гражданских дел по спорам, связанным с воспитанием детей при раздельном проживании родителей
doc -> Справка по рассмотрению споров, связанных с применением судами законодательства, регулирующего труд женщин, работников с семейными обязанностями, работников в возрасте до восемнадцати лет и лиц, являющихся инвалидами
1561 -> Нестандартные математические задачи в начальной школе


Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница