Социализации в данном контексте остаются на современном этапе лишь учреждения (общего\дополнительного) образования



Скачать 122,66 Kb.
Дата25.04.2016
Размер122,66 Kb.
УДК 373.31.5

ББК 74.200.50



РИСКИ И УГРОЗЫ МОДЕРНИЗАЦИИ СИСТЕМЫ ДОПОЛНИТЕЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ ДЕТЕЙ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Селиванова О.А.

Olga A. Selivanova

towerred1966@mail.ru

г. Тюмень
Мысль о важности воспитательного процесса во внеучебное время, значимости этого процесса как важнейшего компонента управляемой социализации существует, к сожалению, фактически в полувиртуальном мире научных и научно-популярных статей, («..учреждения дополнительного образования… создают условия для гармоничного единства познания, творчества и общения детей и взрослых. Вне­школьные объединения различной направленности повышают эффективность социального и личностного развития детей и молодежи [3] и пр.), зачастую не находя выхода в практику реальных взаимоотношений в системе учреждений дополнительного образования и содержание их деятельности.

Корнем многочисленных проблем, связанных с данной сферой в нашей стране, на наш взгляд, является узость подхода к пониманию специфики социализации личности во внеучебной деятельности, сведения локализации данного процесса лишь к пространству «дополнительного образования». Рассуждения о том, что пространства эти значительно шире и охватывают бесчисленное количество вариантов общественных и неформальных структур и организаций, в которых социализируется современная молодежь, можно услышать от специалиста любого уровня ( от педагога до работника министерства), однако, не стоит забывать, что институциализированными сферами управляемой социализации в данном контексте остаются на современном этапе лишь учреждения (общего\дополнительного) образования. Степень «управляемости» неформальными (и формальными, но не в системе вертикали официальных учреждений той или иной сферы социума) молодежными движениями, группами, сообществами давно уже стала притчей во языцех. Члены подобного рода групп зачастую занимают потребительскую позицию по отношению к официальным структурам: идут на контакт с ними лишь в той степени, которая позволяет воспользоваться в своих интересах теми или иными ресурсами «официальных» учреждений (финансами, площадями и т.д. и т.п.). О построении структурированного и управляемого процесса социального воспитания в системе названных объединений и групп приходится лишь мечтать.

Ограничение пространства социализации личности во внеучебной деятельности лишь сферой дополнительного образования формирует в социально-ориентированном пространстве социума ряд рисков и угроз, развитие которых в ближайшей перспективе может не только серьезно осложнить модернизационные преобразования данной сферы, но и свести ее фактически на нет.

Попытаемся кратко охарактеризовать основные риски и угрозы, а так же варианты их нивелировки в процессе перспективной модернизации существующей системы дополнительного образования в РФ.



1. Структурно-функциональная неоднородность системы дополнительного образования. Система учреждений дополнительного образования России напоминает сегодня своего рода «лоскутное одеяло» вследствие своего весьма разнородного юридического и экономического статуса, их различного уровня (муниципальные, областные и пр.), разноведомственного подчинения (образования и науки, физкультуры и спорта, молодежной политики, культуры и туризма, социального развития и др.), состава и количества участников программ, объема и направленности осуществляемой деятельности, опыта развития и традиций и пр. Данный факт носит весьма неочевидный на первый взгляд характер: многие с воодушевлением начнут описывать преимущества разнообразия региональных моделей соподчинения учреждений различным ведомствам, разнообразия статусов учреждений и т.д. и т.п., однако, не стоит забывать, что речь идет об образовательных учреждениях дополнительного образования детей, т.е учреждениях, осуществляющих свою деятельность в рамках закона РФ «Об образовании». Печальный пример ряда областей нашей страны позволяет реально продемонстрировать, сколько проблем создает ситуация, при которой в сфере молодежной политики (не имеющей собственной законодательной федеральной базы) функционируют образовательные учреждения дополнительного образования: львиная доля энергии работников учреждения и бюджетных средств уходит на исполнение требований закона об образовании в деятельности, которая зачастую в принципе не должна и не может положениями данного закона регулироваться (типичнейшие примеры: требование медицинской справки для возможности занятий подростка в клубе общения или кружке квиллинга-бумагопластики; требование заявления от родителей-алкоголиков, в принципе не интересующихся судьбой и место нахождением сына\дочери, о приеме трудного подростка в группу досугового центра). Алогичность подобного рода ситуаций очевидна, однако «образовательный» профиль учреждения диктует свои условия.

3.Содержательно-функциональная противоречивость системы дополнительного образования.

До недавнего времени значительнейшую часть контингента получателей дополнительных образовательных услуг являли собой дети 7-12 лет: хореография, макраме, бумагопластика,- перечень подобного вида занятий фактически бесконечен и повторяется в неизменном виде от региона к региону нашей страны. С переходом к среднему подростковому возрасту кратно возрастает роль спортивно ориентированных видов деятельности (включая спортивные танцы), развиваемых обычно в рамках спортивных секций и спортшкол. Непреходящая головная боль функционеров от допобразования – занятость старших подростков и студенчества, поскольку из года в год подтверждается парадокс: старшие подростки почему-то массово не желают «плести макраме», а учреждения дополнительного образования не имеют права (по существующему законодательству) платить специалисту, реализующему программу работы, допустим «клуба общения» подростков, работающем в русле реализации технологии «групп взаимопомощи» и пр, т.к названные виды деятельности «необразовательны» по своей сути. Не менее глупо выглядят занятия по расписанию «реперов», любителей «граффити», членов клуба КВН и пр. со «сдачей» промежуточных зачетов и оцениванием результатов «освоения материала». Подобного рода противоречие ведет к существованию массового бумаготворчества педагогов дополнительного образования, иногда менее, иногда более талантливо маскирующих цели, задачи и содержание «необразовательных» по сути видов досуговой деятельности детей, подростков и молодежи под требования образовательных стандартов и положений. Особенно трудно в этом отношении приходится учреждениям, основной целевой группой деятельности которых являются дети и подростки так называемой «группы особого внимания», во взаимодействии с которыми необходимо применение социально-педагогических, психологических, коррекционных и иных методов и лишь в отдельных случаях – образовательных. Перспективы дальнейшего развития данного противоречия весьма негативны: внедрение в школы стандартов начального образования, требующего организацию для младших школьников серии дополнительных занятий на базе образовательного учреждения, в скором времени «переместит» ребятишек 7-12 лет из помещений учреждений дополнительного образования в школьные классы и залы. Молодёжные же направления и проекты (КВН, молодёжные дебаты, чирлидинг - некоторый аналог спортивной акробатики, историческая реконструкция и т.д и т.п.), которые пытаются реализовывать на базе учреждений дополнительного образования в статусе программ дополнительного образования, зачастую сворачиваются и переносятся самими молодыми людьми во внеобразовательную сферу (создаются независимые объединения и группы, неподконтрольные образовательной среде и ее институтам).

3. Фактический приоритет количественных критериев и показателей эффективности функционирования системы дополнительного образования над качественными и содержательными.

Общеизвестное противоречие между требованиями в современных условиях, с одной стороны, наличия «обучающего содержания» деятельности учреждений дополнительного образования (учебные планы, компетенции, занятия по расписанию и пр.) и, с другой – постоянно увеличивающейся массовости охвата теми или иными дополнительными «услугами» детей и подростков на отдельно взятой территории, уже вполне может быть отнесено к категории неразрешаемых в принципе. Попытка решить его административными мерами ведет к практике приписок на всех уровнях реализации программ дополнительного образования: от отдельного учреждения до муниципальных и региональных уровней отчетности.



Тенденция привнесения в содержание деятельности учреждений дополнительного образования идеи «предпрофессиональной» подготовки на фоне сворачивания специального профессионального образования в целом не лишена смысла. Однако в настоящее время сложно представить себе по сути своей досуговое учреждение, способное подготовить воспитанника по той или иной программе допрофессиональной подготовки с выдачей документа «гособразца» (за исключением, может быть спортшкол с их системой присвоения спортивных разрядов). Все попытки достичь указанной цели приводят к перерождению собственно досугового учреждения в некое подобие учебно-производственного комбината или же варианта того же учреждения СПО, в структуре которого происходит все тот же процесс обучения конкретному варианту профессиональных навыков. Воспитательные аспекты взаимодействия с детьми и подростками, вопросы использования ресурсов коллективного взаимодействия, наконец, радость человека от свободного время препровождения в компании друзей и пр. – все это отходит на второй, если не на десятый план. «Менеджеры от досуга» упорно не желают признать, что «допрофессиональная» подготовка в системе учреждений дополнительного образования современного образца может быть воплощена в лучшем случае в форме периодических краткосрочных курсовых тематических подготовок, своеобразных «погружений», сумма которых, в конечном счете, в отдельных случаях, может явиться основанием присвоения той или иной ступени квалификации. Разработка содержания подобного рода гибкой траектории индивидуальной «допрофессиональной подготовки» - сложнейшая задача перспективного развития отрасли дополнительного образования.

Как минимум опрометчиво наивное желание «менеджеров от дополнительного образования» соединить по сути своей несоединяемое: с одной стороны, массовость охваченного «организованными формами досуга» детского и подросткового населения страны, с другой - формализованность идеи предоставления «дополнительных образовательных услуг» и, с третьей - действующее на постоянной основе непрерывно осуществляющее свою деятельность образовательное учреждение. Указанное сочетание бесперспективно в принципе, поскольку в основе досуга лежит идея добровольного получения человеком удовольствия вообще или, в оптимальном случае, удовольствия с пользой, но по собственному желанию, а в основе оказания\получения услуг, пусть и образовательных – идея социального заказа определенной группы людей на конкретный объем знаний, умений и навыков (если угодно - компетенций), в основе же деятельности образовательного учреждения – идея непрерывной «допрофессиональной» деятельности строго определенного содержания, рассчитанного на ряд лет минимум, и требующая постоянного наличия стабильного контингента учащихся, согласующегося с контрольными списками и бесконечным числом «разрешительных» документов и справок, как в отношении самих детей, так и их родителей. Самое печальное, что ригидность современной системы дополнительного образования, не позволяет ей преодолеть очевидность выше названного противоречия, успешно разрешаемого самой жизнью, но уже за пределами системы. Бесчисленное число платных клубов, центров досуга и пр., гибко подстраивающих режим и содержание своей работы под потребности клиентов; армия разного рода «репетиторов» и «тренеров» разнообразных навыков и умений, готовых только что не выехать на дом к заказавшему услуги и, наконец, вполне квалифицированное предоставление дополнительных образовательных услуг на базе общеобразовательных школ учащимся этих же школ, оставляют учреждения дополнительного образования «необразовательной» сферы на задворках процесса социального воспитания подрастающего поколения. Попытки же «втиснуть» реальную по сути «необразовательную» (волонтерскую, рекреационную, социально-педагогическую и иную) деятельность указанных учреждений в нормативы положений закона «Об образовании» в принципе лишают эти учреждения перспектив развития как таковых, вынуждая оправдываться перед прокуратурой за несоблюдения в своей деятельности норм закона «Об образовании». Очевидно, ни клубные формы, ни социальные (в т.ч. волонтерские) практики, ни общественная деятельность детей и молодежи не может быть на достаточно высоком уровне реализуемы в «кодифицированной» системе «подушевого финансирования» «предпрофессионального» дополнительного образования. Отмеченная в начале проекта Межведомственной программы развития дополнительного образования детей в Российской Федерации до 2020 года [1] (документе, претендующем на определение ключевых направлений модернизации системы дополнительного образования на ближайшие годы документа тенденция) тенденция: «…посещаемость кружков и секций уменьшилась и в настоящее время охватывает только половину школьников» - не только повод задуматься о том, как увеличить их посещаемость, но и о том, почему, собственно, это произошло (отдельные региональные тенденции неуклонного роста числа включенных в занятия учреждений дополнительного образования детей – не более чем статистическая отчетность перед выше стоящими структурами, гарантирующая стабильность финансирования сети учреждений). Ни для кого не секрет – популярность «клубов», имевшая место в нашей стране среди детей и молодежи 25-30 лет и современное положение дел – не сопоставимы. За 20 лет существования системы учреждений дополнительного образования в России стало очевидно – она одна (даже вместе с системой общего образования) не в состоянии полностью удовлетворить все (а не только образовательные, предпрофессиональные и т.п.) потребности растущего населения страны. Эти потребности гораздо шире, и включают в себя интересы в сфере досуга, рекреации, общения, получения различного рода помощи и поддержки, реализации разнообразных социальных инициатив и т.д. и т.п.

По нашему мнению, сегодня необходимо четко сознавать, что для развития этих и многих других вариантов и форм активности современной молодежи сфера дополнительного образования – недостаточна, более того, изначально ограничена своей спецификой, и никакая ее модернизация не позволит совместить заданную форму учреждений дополнительного образования (с предъявляемыми к их работе требованиями) с необходимостью развития современных, адекватных потребностям молодежи форм организации личной активности в сфере досуга и социального взаимодействия. Искусственные попытки включить эту активность в нормативно ограниченные формы «кодифицированной» системы дополнительного образования, в перспективе все в большей степени будут способствовать ее уходу во внеинституциализированный сегмент социума.

На наш взгляд, снижение влияния выше перечисленных деструктивных рисков возможно лишь при условии отказа от попыток генерализации роли сферы дополнительного образования и ее учреждений (как в плане постановки задач в документах, так и показателей эффективности) в общем процессе внешкольной социализации личности. Необходимо изначально обозначить сферу интересов системы дополнительного образования: общее развитие и предпрофессиональная подготовка детей и молодежи. Образовательные учреждения дополнительного образования детей, освобожденные от несвойственной их сути задачи – привлечения максимально возможного числа детей к занятиям, смогут в спокойном режиме совершенствовать «специализированые» виды деятельности, сохранять устойчивый состав контингента занимающихся (в данном случае точнее – обучающихся конкретному виду деятельности), возможно, налаживая связи с учреждениями СПО либо ВУЗами (в этом смысле не лишена перспектив идея получения ребенком некоторого конкретного объема знаний, умений и навыков в том или ином виде деятельности, подтверждаемая выдаваемым ему квалификационным удостоверением, позволяющем, например, иметь преимущества при поступлении в колледж, училище или вуз) и пр. В этом случае учреждения дополнительного образования действительно смогут в полной мере соответствовать идее допрофессиональной подготовки. Еще К. Маркс писал : «…. действительным богатством ( общества) является развитая производительная сила всех индивидов. Когда мерой богатства будет ... отнюдь уже не рабочее время, а свободное время… то время, которое будет использовано человеком для восстановления физических и духовных сил, а также для совершенствования своих знаний и способностей, для духовного роста, … для образования, для интеллектуального развития, для выполнения социальных функций, для товарищеского общения, для свободной игры физических и интеллектуальных сил"[5; 217].

Более широкие - социализирующие задачи должны быть приоритетом иных (не образовательных) сфер и, видимо, иного типа учреждений (не дополнительного образования). В качестве примера можно вспомнить федеральный проект, предлагавший развитие сети учреждений для детей, подростков и молодежи в сфере молодежной политики. На наш взгляд, развитие сети подобного рода необразовательных учреждений (наряду с совершенствованием деятельности сети учреждений дополнительного образования), выстраивание их иерархической соподчиненности от федерального до муниципального уровней, разработка законодательного, организационного, методического и содержательного обеспечения деятельности данных учреждений с менее жесткой системой контроля посещаемости, режима, отчетности и т.д. и т.п. (особенно это важно для подростков старшего возраста и молодежи), позволит выйти из «образовательного подполья» формам организации собственно рекреационной, досуговой деятельности, полноценно использовать богатейшие традиции внешкольной досуговой (необразовательной) педагогики, накопленной нашим государством в предыдущие исторические периоды, наконец-то разработать и внедрить адекватные критерии и способы оценки эффективности процессов социализации и развития личности воспитанников подобных учреждений, не ограничиваясь перечнем освоенных ими ЗУНоВ и компетенций и т.д. и т.п.




Литература

1. Межведомственная программа развития дополнительного образования детей в Российской Федерации до 2020 года (проект) )// Интернет ресурс. URL:http://xn--80abucjiibhv9a.xn--p1ai/%D0%B4%D0%BE%D0%BA%D1%83%D0%BC%D0%B5%D0%BD%D1%82%D1%8B?events_sections=9

2. Типовое положение об образовательном учреждении дополнительного образования детей (УТВЕРЖДЕНО приказом Министерства образования и науки Российской Федерации от 26 июня 2012 г. N 504). )// Интернет ресурс. URL: http://www.edu.ru/db-mon/mo/Data/d_12/prm504-1.htm

3. Кудашов Г.Н. Современная система дополнительного образования //Социальная педагогика: учебник для бакалавров / под ред. В. И. Загвязинского, О. А. Селивановой. — М.: Издательство Юрайт, 2012.С.95-98.

4. Федеральный государственный образовательный стандарт основного общего образования (Утвержден приказом Министерства образования и науки Российской Федерации от «17» декабря 2010 г. № 1897)// Интернет ресурс. URL: http://standart.edu.ru/catalog.aspx?CatalogId=2588



5. Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 46, ч. II. С. 217




Каталог: templates -> skin -> pontific -> actions -> ActionMetodichka -> docs
docs -> Монография Издательство Тюменского государственного университета 2009
templates -> Систематизация ассоциаций и организаций открытого, дистанционного, электронного образования
templates -> Руководство для желающих бросить колоться, в том числе по переписке. Бросить колоться по переписке невероятно, но это факт
docs -> Департамент по спорту и молодежной политике Тюменской области Государственное автономное учреждение Тюменской области «Областной центр профилактики и реабилитации»
skin -> Анализ деятельности добровольческих объединений Тюменской области Сегод
docs -> Аванпост Использование специализированных компьютерных программ в образовательном процессе сг дпвс
docs -> Государственное автономное учреждение дополнительного образования детей тюменской области


Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница