Под эмоциональным истощением понимается чувство эмоциональной опустошенности и усталости, вызванное собственной работой



Дата30.11.2020
Размер0,66 Mb.

1. Общая характеристика явления «эмоциональное выгорание»
Термин «эмоциональное выгорание» введен американским психиатром Х. Дж. Фрейденбергером в 1974 году для характеристики психологического состояния здоровых людей, находящихся в интенсивном и тесном общении с клиентами, пациентами в эмоционально насыщенной атмосфере при оказании профессиональной помощи. Первоначально этот термин определялся как состояние изнеможения, истощения с ощущением собственной бесполезности.

К 1982 г. в англоязычной литературе было опубликовано свыше тысячи статей по «эмоциональному сгоранию». Представленные в них исследования носили главным образом описательный и эпизодический характер. Первоначально количество профессионалов, относимых к подверженным «эмоциональному сгоранию», было незначительно это были сотрудники медицинских учреждений и различных благотворительных организаций. Р.Шваб (1982 г.) расширяет группу профессионального риска: это - прежде всего учителя, полицейские, юристы, тюремный персонал, политики, менеджеры всех уровней. Как пишет К Маслач, одна из ведущих специалистов по исследованию «эмоционального сгорания», «деятельность этих профессионалов весьма различна, но всех их объединяет близкий контакт с людьми, который, с эмоциональной точки зрения, часто очень трудно поддерживать продолжительное время».

Таким образом, к настоящему времени существует единая точка зрения на сущность психического выгорания и его структуру. Согласно современным данным, под «психическим выгоранием» понимается состояние физического, эмоционального и умственного истощения, проявляющееся в профессиях социальной сферы. Этот синдром включает в себя три основные составляющие, выделенные К. Маслач: эмоциональную истощенность, деперсонализацию (цинизм) и редукцию профессиональных достижений.

Под эмоциональным истощением понимается чувство эмоциональной опустошенности и усталости, вызванное собственной работой.

Деперсонализация предполагает циничное отношение к труду и объектам своего труда. В социальной сфере деперсонализация предполагает бесчувственное, негуманное отношение к клиентам, приходящим для лечения, консультации, получения образования и т.д. Контакты с ними становятся формальными, обезличенными; возникающие негативные установки могут поначалу иметь скрытый характер и проявляться во внутренне сдерживаемом раздражении, которое со временем прорывается наружу и приводит к конфликтам.

Редукция профессиональных достижений - это возникновение у работников чувства некомпетентности в своей профессиональной сфере, осознание неуспеха в ней.

Исследования последних лет позволили существенно расширить сферу распространения этой структуры, включив профессии, не связанные с социальной сферой, что привело к некоторой модификации понятия «выгорания» и его структуры. Психическое выгорание понимается как профессиональный кризис, связанный с работой в целом, а не только с межличностными взаимоотношениями в процессе ее. Такое понимание несколько видоизменило и его основные компоненты: эмоциональное истощение, цинизм, профессиональная эффективность. С этих позиций понятие деперсонализации имеет более широкое значение и означает отрицательное отношение не только к клиентам, но и к труду и его предмету в целом.

После того как феномен стал общепризнанным, закономерно возник вопрос о факторах, способствующих развитию или, наоборот, тормозящих его. Традиционно они группировались в два больших блока, особенности профессиональной деятельности и индивидуальные характеристики самих профессионалов. Чаще эти факторы называют внешними и внутренними или личностными и организационными (Орел, 2001г.; Решетова, 2002г.) Некоторые авторы выделяли и третью группу факторов, рассматривая содержательные аспекты деятельности как самостоятельные. Так, Форманюк Т.В. выделяет личностные, ролевые и организационные факторы (у К. Кондо 1991г. соответственно: индивидуальные, социальные и «характер работы и рабочего окружения»).

Рассмотрим в качестве примера классификацию В.В.Бойко, который выделяет ряд внешних и внутренних факторов предпосылок, провоцирующих эмоциональное выгорание.

Группа организационных (внешних) факторов, куда включаются условия материальной среды, содержание работы и социально-психологические условия деятельности, является наиболее представительной в области исследований выгорания. Не случайно в некоторых работах подчеркивается доминирующая роль этих факторов в возникновении выгорания. Рассмотрим их:

хроническая напряженная психоэмоциональная деятельность: такая деятельность связана с интенсивным общением, точнее, с целенаправленным восприятием партнеров и воздействием на них. Профессионалу, работающему с людьми, приходиться постоянно подкреплять эмоциями разные аспекты общения: активно ставить и решать проблемы, внимательно воспринимать, усиленно запоминать и быстро интерпретировать визуальную, звуковую и письменную информацию, быстро взвешивать альтернативы и принимать решения.

дестабилизирующая организация деятельности: основные ее признаки общеизвестны - нечеткая организация и планирование труда, недостаток оборудования, плохо структурированная и расплывчатая информация, наличие в ней “бюрократического шума” - мелких подробностей, противоречий, завышенные нормы контингента, с которым связана профессиональная деятельность, например, учащихся в классе. При этом дестабилизирующая обстановка вызывает многократный негативный эффект: она сказывается на самом профессионале, на субъекте общения - клиенте, потребителе, пациенте и т.д., а затем на взаимоотношениях обеих сторон (Решетова , 2002г.).

повышенная ответственность за исполняемые функции и операции: представители массовых профессий обычно работают в режиме внешнего и внутреннего контроля. Прежде всего, это касается медиков, педагогов, воспитателей и т.д. Процессуальное содержание их деятельности заключается в том, что постоянно надо входить и находиться в состоянии субъекта, с которым осуществляется совместная деятельность. Постоянно приходится принимать на себя энергетические разряды партнеров. На всех, кто работает с людьми и честно относится к своим обязанностям, лежит нравственная и юридическая ответственность за благополучие вверенных деловых партнеров - пациентов, учащихся, клиентов и т.д. Плата высока - нервное перенапряжение. Например, школьный учитель за день проведения уроков самоотдача и самоконтроль столь значительны, что к следующему рабочему дню психические ресурсы практически не восстанавливаются (Решетова , 2002г., Чернисс 2003 г.).

неблагополучная психологическая атмосфера профессиональной деятельности: таковая определяется двумя основными обстоятельствами - конфликтностью по вертикали, в системе “руководитель - подчиненный”, и по горизонтали, в системе “коллега - коллега”. Нервозная обстановка побуждает одних растрачивать эмоции, а других - искать способы экономии психических ресурсов. Рано или поздно осмотрительный человек с крепкими нервами будет склоняться к тактике эмоционального выгорания: держаться от всего и всех подальше, не принимать все близко к сердцу, беречь нервы.

психологически трудный контингент, с которым имеет дело профессионал в сфере общения: у педагогов и воспитателей это дети с аномалиями характера, нервной системы и с задержками психического развития. В процессе профессиональной деятельности почти ежедневно попадается клиент или пациент, который “портит вам нервы” или “доведет до белого каления”. Невольно специалист начинает упреждать подобные случаи и прибегать к экономии эмоциональных ресурсов, убеждая себя при помощи формулы: “не следует обращать внимание…” В зависимости от статистики своих наблюдений, он добавляет, кого именно надо эмоционально игнорировать: невоспитанных, распущенных, неумных, капризных или безнравственных. Механизм психологической защиты найден, но эмоциональная отстраненность может быть использована неуместно, и тогда профессионал не включается в нужды и требования вполне нормального партнера по деловому общению. На этой почве возникают недоразумение и конфликт - эмоциональное выгорание проявилось своей дисфункциональной стороной (Решетова , 2002г.; Орел, 2001г.). К внутренним факторам, обуславливающим эмоциональное выгорание, в своей статье “Энергия эмоций в общении: взгляд на себя и на других”, В.В.Бойко относит следующие факторы:

склонность к эмоциональной ригидности: естественно, эмоциональное выгорание как средство психологической защиты возникает быстрее у тех, кто менее реактивен и восприимчив, более эмоционально сдержан. Например, формирование симптомов “выгорания” будет проходить медленнее у людей импульсивных, обладающих подвижными нервными процессами. Повышенная впечатлительность и чувствительность могут полностью блокировать рассматриваемый механизм психологической защиты и не позволяет ему развиваться. Жизнь многократно подтверждает сказанное. Нередко случается так, что проработав “в людях” до пенсии, человек, тем не менее, не утратил отзывчивость, эмоциональную вовлеченность, способность к соучастию и сопереживанию (Форманюк,1994г.; Орел, 2001 г.; Решетова 2002г.).

интенсивная интериоризация (восприятие и переживание) обстоятельств профессиональной деятельности: данное психологическое явление возникает у людей с повышенной ответственностью за порученное дело, исполняемую роль. Часто встречаются случаи, когда по молодости, неопытности и, может быть, наивности, специалист, работающий с людьми, воспринимает все слишком эмоционально, отдается делу без остатка. Каждый стрессогенный случай из практики оставляет глубокий след в душе. Судьба, здоровье, благополучие субъекта деятельности вызывает интенсивное соучастие и сопереживание, мучительные раздумья в бессонницу. Профессор Решетова Т.В. называет это безграмотным сочувствием - полным растворением в другом, слабыми границами “Я”. Постепенно эмоционально-энергетические ресурсы истощаются, и возникает необходимость восстанавливать их или беречь, прибегая к тем или иным приемам психологической защиты. Так, некоторые специалисты через какое-то время меняют профиль работы и даже профессию. Часть молодых учителей покидает школу в первые 5 лет трудового стажа. Но типичный вариант экономии ресурсов - эмоциональное выгорание. Учителя спустя 11-16 лет приобретают энергосберегающие стратегии исполнения профессиональной деятельности.

Нередко бывает, что в работе профессионала чередуются периоды интенсивной интериоризации и психологической защиты. Временами восприятие неблагоприятных сторон деятельности обостряется, и тогда человек очень переживает стрессовые ситуации, конфликты, допущенные ошибки. Например, педагог, научившийся спокойно реагировать на аномалии характеров подросткового возраста, вдруг “срывается” в общении с определенным ребенком, возмущен его бестактными выходками и грубостью. Но случается - тот же учитель понимает, что надо проявить особое внимание к ученику и его семье, однако не в силах предпринять соответствующие шаги. Эмоциональное выгорание обернулось безразличием и апатией.

слабая мотивация эмоциональной отдачи в профессиональной деятельности: здесь имеется два аспекта. Во-первых, профессионал в сфере общения не считает для себя необходимым или почему-то не заинтересован проявлять соучастие и сопереживание субъекту своей деятельности. Соответствующее умонастроение стимулирует не только эмоциональное выгорание, но и его крайние формы - безразличие, равнодушие, душевную черствость. Во- вторых, человек не привык, не умеет поощрять себя за сопереживание и соучастие, проявляемые по отношению к субъектам профессиональной деятельности. Систему самооценок он поддерживает иными средствами - материальными или позиционными достижениями. Альтруистическая эмоциональная отдача для такого человека ничего не значит, и он не нуждается в ней, не испытывает от нее удовлетворения. Естественно, “выгорать” ему просто и легко. Иное дело личность с альтруистическими ценностями. Для нее важно помогать и сочувствовать другим. Утрату эмоциональности в общении она переживает как показатель нравственных потерь, как утрату человечности.

нравственные дефекты и дезориентация личности: возможно, профессионал имел нравственный изъян еще до того, как стал работать с людьми, или приобрел в процессе деятельности. Нравственный дефект обусловлен неспособностью включать во взаимодействие с деловыми партнерами такие моральные категории, как совесть, добродетель, добропорядочность, честность, уважение прав и достоинств другой личности. Нравственная дезориентация вызывается иными причинами - неумением отличать доброе от плохого, благо от вреда, наносимого другой личности. Однако как в случае нравственного дефекта, так и при наличии нравственной дезориентации, формирование эмоционального выгорания облегчается.

Увеличивается вероятность безразличия к субъекту деятельности и апатии к исполняемым обязанностям.

К этому перечню можно добавить факторы, выделенные Решетовой Т.В. (2002 г.):

неэмоциональность или неумение общаться;

алекситимия во всех проявлениях (невозможность высказать словами свои ощущения), всегда связано с тревогой;

трудоголизм, когда происходит камуфлирование какой-либо проблемы работой (трудоголик чаще всего прикрывает темпом свою профессиональную несостоятельность);

люди без ресурсов (социальные связи, родственные связи, любовь, профессиональная состоятельность, экономическая стабильность, цель, здоровье и т.д.)

К Маслач (1978 г.) условно разделяет симптомы эмоционального выгорания на: физические, поведенческие и психологические. К физическим относятся:

усталость;

чувство истощения;

восприимчивость к изменениям показателей внешней среды;

астенизация;

частые головные боли расстройства желудочно-кишечного тракта;

избыток или недостаток веса;

одышка;


бессонница.

К поведенческим и психологическим:

работа становится все тяжелее, а способность выполнять ее все меньше;

профессионал рано приходит на работу и остается надолго;

поздно появляется на работе и рано уходит;

берет работу на дом;

чувство неосознанного беспокойства;

чувство скуки;

снижение уровня энтузиазма;

чувство обиды;

чувство разочарования;

неуверенность;

чувство вины;

чувство невостребованности;

легко возникающее чувство гнева;

раздражительность;

человек обращает внимание на детали;

подозрительность;

чувство всемогущества (власть над судьбой пациента);

ригидность;

неспособность принимать решения;

дистанционирование от пациентов и стремление к дистанционированию от коллег;

повышенное чувство ответственности за пациентов;

растущее избегание;

общая негативная установка на жизненные перспективы;

злоупотребление алкоголем и (или) наркотиками.

Выгорание очень инфекционно и может быстро распространяться среди сотрудников. Те, кто подвержен выгоранию, становятся циниками, негативистами и пессимистами; взаимодействуя на работе с другими людьми, которые находятся под воздействием такого же стресса, они могут быстро превратить целую группу в собрание “выгорающих”. Наибольшая вероятность того, что это случится, существует в организациях с высоким уровнем стресса. Профессор К. Чернисс в своей статье “Профессиональное выгорание: беспокойство за работников и боссов растет”(2003г.) говорит о том, что большая ответственность за развитие выгорания в организации лежит на руководителе, потому что существуют такие рабочие места и ситуации, которые, в некотором смысле, просто созданы для выгорания. Большинство людей, работающих в этих местах, очень уязвимы. Они находятся в высоко- стрессовых ситуациях, где от них ожидается высокий уровень выполнения работы, и где они имеют небольшой контроль над тем, что или как они делают. К числу таких профессий относится и профессия педагога (например, недостаток контроля, который мог бы испытывать преподаватель в классе с 30 активными детьми, является главным фактором, способствующим выгоранию).

В этой же статье, К. Чернисс (2003г.) отмечает, что выгоранием страдают не только люди, но и организации. Также как и у индивидуума, страдающего от выгорания, в организациях проявляются различные симптомы этого явления, они следующие:

высокая текучесть кадров;

снижение вовлеченности сотрудников в работу;

поиск “козла отпущения”;

антагонистический групповой процесс и наличие парных группировок;

режим зависимости, проявляющийся в виде гнева на руководство и проявлении беспомощности и безнадежности;

развитие критического отношения к сотрудникам;

недостаток сотрудничества среди персонала;

прогрессирующее падение инициативы;

рост чувства неудовлетворенности от работы;

проявления негативизма относительно роли или функции отделения (Чернисс, 2003г.).


1.2 Эмоциональное выгорание как стресс
Вернемся еще раз к определению эмоционального выгорания. Доктор К. Маслач подчеркивает, что выгорание - это не потеря творческого потенциала, не реакция на скуку, а “эмоциональное истощение, возникающее на фоне стресса, вызванного межличностным общением”. Согласно Гансу Селье (1936г.), основоположнику учения о стрессе, это неспецифическая (т.е. всеобщего действия) защитная реакция организма в ответ на психотравмирующие факторы разного свойства. Он определил следующие стадии стресса как процесса:

) непосредственная реакция на воздействие (стадия тревоги);

) максимально эффективная адаптация (стадия резистентности);

) нарушение адаптационного процесса (стадия истощения). (“Стресс без дистресса” 1936г.)

Р. М. Грановская отмечает, что развивается стресс обычно таким образом: стрессор - накопления - реакция. В промежутке между стрессором и ответом организма развертываются определенные процессы, опосредованные прежним опытом ответов на стрессовые ситуации. Стресс, включает и физиологические, и психологические компоненты. С его помощью организм как бы мобилизует себя целиком на приспособление к новой ситуации, приводя в действие неспецифические защитные механизмы, обеспечивающие сопротивление или адаптацию. (Грановская, 1997г.)

Основные черты психического стресса:

) стресс - состояние организма, его возникновение предполагает взаимодействие между организмом и средой;

) стресс - более напряженное состояние, чем обычное мотивационное, оно требует для своего возникновения восприятия угрозы;

) явления стресса имеют место тогда, когда нормальная адаптивная реакция недостаточна.

По словам К. Маслач (1978г.), выгорание можно приравнять к дистрессу в его крайнем проявлении и к третьей стадии общего синдрома адаптации - стадии истощения, однако, момент, когда стресс переходит, ясно не определен.

Эмоциональное выгорание - динамический процесс и возникает поэтапно, в полном соответствии с механизмом развития стресса, налицо все три фазы стресса:

) нервное (тревожное) напряжение - его создают хроническая психоэмоциональная атмосфера, дестабилизирующая обстановка, повышенная ответственность, трудность контингента;

) резистенция, то есть сопротивление, - человек пытается более или менее успешно оградить себя от неприятных впечатлений;

) истощение - оскудение психических ресурсов, снижение эмоционального тонуса, которое наступает вследствие того, что проявленное сопротивление оказалось неэффективным.

Соответственно каждому этапу, возникают отдельные признаки, или симптомы, нарастающего эмоционального выгорания.

Так у индивидуума, подверженного выгоранию первой степени, проявляются умеренные, недолгие и случайные признаки этого процесса. Эти признаки и симптомы проявляются в легкой форме и выражаются в заботе о себе, например, путем расслабления или организации перерыва в работе.

На второй стадии выгорания симптомы проявляются более регулярно, носят более затяжной характер, и труднее поддаются коррекции. Профессионал может чувствовать себя истощенным после хорошего сна и даже после выходных. Орел В.Е. отмечает, что перерывы в работе оказывают положительный эффект и снижают уровень выгорания, но этот эффект носит временный характер: уровень выгорания частично повышается через три дня после возвращения к работе и полностью восстанавливается через три недели. (Орел, 2001г.)

Признаки и симптомы третьей стадии выгорания являются хроническими. Могут развиваться физические и психологические проблемы типа язв и депрессии; попытки заботиться о себе, как правило, не приносят результата, а профессиональная помощь может не давать быстрого облегчения. Профессионал может подвергать сомнению ценность своей работы, профессии и жизни как таковой.

Очень подробно освещает симптомы всех трех фаз Бойко В.В. в своей статье “Энергия эмоций в общении: взгляд на себя и других”, рассмотрим их.

Фаза “напряжения”. Нервное (тревожное) напряжение служит предвестником и “запускающим” механизмом в формировании эмоционального выгорания. Напряжение имеет динамический характер, что обусловливается изматывающим постоянством или усилением психотравмирующих факторов. Тревожное напряжение включает несколько симптомов:

Симптом “переживания психотравмирующих обстоятельств”.

Проявляется усиливающимся осознанием психотравмирующих факторов профессиональной деятельности, которые трудно или вовсе неустранимы. Если человек не ригиден, то раздражение ими постепенно растет, накапливается отчаяние и негодование. Неразрешимость ситуации приводит к развитию прочих явлений “выгорания”.

. Симптом “неудовлетворенности собой”.

В результате неудач или неспособности повлиять на психотравмирующие обстоятельства, человек обычно испытывает недовольство собой, избранной профессией, занимаемой должностью, конкретными обязанностями. Действует механизм “эмоционального переноса”- энергетика направляется не только и не столько вовне, сколько на себя. По крайней мере, возникает замкнутый энергетический контур “Я и обстоятельства”: впечатления от внешних факторов деятельности постоянно травмируют личность и побуждают ее вновь и вновь переживать психотравмирующие элементы профессиональной деятельности. В этой схеме особое значение имеют известные нам внутренние факторы, способствующие появлению эмоционального выгорания: интенсивная интериоризация обязанностей, роли, обстоятельства деятельности, повышенная совестливость и чувство ответственности. На начальных этапах “выгорания” они нагнетают напряжение, а на последующих провоцируют психологическую защиту.

. Симптом ”загнанности в клетку”.

Возникает, но не во всех случаях, хотя выступает логическим продолжением развивающегося стресса. Когда психотравмирующие обстоятельства очень давят и устранить их невозможно, к нам часто приходит чувство безысходности. Мы пытаемся, что-то изменить, еще и еще раз обдумываем неудовлетворительные аспекты своей работы. Это приводит к усилению психической энергии за счет индукции идеального: работает мышление, действуют планы, цели, установки, смыслы, подключаются образы должного и желаемого. Сосредоточение психической энергии достигает внушительных объемов. И если она не находит выхода, если не сработало какое-либо средство психологической защиты, включая “эмоциональное выгорание”, то человек переживает ощущение “загнанности в клетку”. Это состояние интеллектуально-эмоционального затора, тупика. В жизни мы часто ощущаем состояние “загнанности в клетку", и не только по поводу профессиональной деятельности. В таких случаях мы в отчаянии произносим: “неужели это не имеет пределов”, “нет сил, с этим бороться”, “я чувствую безысходность ситуации". Нас повергает в исступление бюрократическая казенщина, организационная бестолковщина, людская непорядочность, повседневная рутинность.

. Симптом “тревоги и депрессии”.

Обнаруживается в связи с профессиональной деятельностью в особо осложненных обстоятельствах, побуждающих к эмоциональному выгоранию как средству психологической защиты. Чувство неудовлетворенности работой и собой порождают мощные энергетические напряжения в форме переживания ситуационной или личностной тревоги, разочарования в себе, в избранной профессии, в конкретной должности. Симптом “тревоги и депрессии”, - пожалуй, крайняя точка в формировании тревожной напряженности при развитии эмоционального выгорания.

Фаза “резистенции”. Вычленение этой фазы в самостоятельную весьма условно. Фактически сопротивление нарастающему стрессу начинается с момента появления тревожного напряжения. Это естественно: человек осознанно или бессознательно стремится к психологическому комфорту, снизить давление внешних обстоятельств с помощью имеющихся в его распоряжении средств. Формирование защиты с участием эмоционального выгорания происходит на фоне следующих явлений:

. Симптом ”неадекватного избирательного эмоционального реагирования”

Несомненный “признак выгорания”, когда профессионал перестает улавливать разницу между двумя принципиально отличающимися явлениями: экономическое проявление эмоций и неадекватное избирательное эмоциональное реагирование.

В первом случае речь идет о выработанном со временем полезном навыке подключать к взаимодействию с деловыми партнерами эмоции довольно ограниченного регистра и умеренной интенсивности: легкая улыбка, приветливый взгляд, мягкий, спокойный тон речи, сдержанные реакции на сильные раздражители, лаконичные формы выражения несогласия, отсутствие категоричности, ибо он свидетельствует о высоком уровне профессионализма. Он вполне оправдан в случаях:

если не препятствует интеллектуальной проработке информации, обусловливающей эффективность деятельности. Экономия эмоций не снижает “вхождение” в партнера, то есть понимание его состояний и потребностей, не мешает принятию решений и формулировке выводов;

если не настораживает и не отталкивает партнера;

если, при необходимости, уступает место иным, адекватным формам реагирования на ситуацию. Например, профессионал, когда требуется, способен отнестись к партнеру, подчеркнуто вежливо, внимательно, с искренним сочувствием.

Совсем иное дело, когда профессионал неадекватно “экономит” на эмоциях, ограничивает эмоциональную отдачу за счет выборочного реагирования в ходе рабочих контактов.

Действует принцип “хочу или не хочу”: сочту нужным - уделю внимание данному партнеру, будет настроение - откликнусь на его состояния и потребности. При всей неприемлемости такого стиля эмоционального поведения, он весьма распространен. Дело в том, что человеку чаще всего кажется, будто он поступает допустимым образом. Однако субъект общения или сторонний наблюдатель фиксирует иное - эмоциональную черствость, неучтивость, равнодушие.

Неадекватное ограничение диапазона и интенсивности включения эмоций в профессиональное общение интерпретируется партнерами как неуважение к их личности, то есть переходит в плоскость нравственных оценок.

. Симптом “ эмоционально-нравственной дезориентации”.

Он как бы углубляет неадекватную реакцию в отношениях с деловым партнером. Нередко у профессионала возникает потребность в самооправдании.

Не проявляя должного эмоционального отношения к субъекту, он защищает свою стратегию. При этом звучат суждения: “ это не тот случай, чтобы переживать”, “такие люди не заслуживают доброго отношения”, “таким нельзя сочувствовать”, “почему я должен за всех волноваться”.

Подобные мысли и оценки, бесспорно, свидетельствуют о том, что эмоции не пробуждают или не достаточно стимулируют нравственные чувства. Ведь профессиональная деятельность, построенная на человеческом общении, не знает исключений. Врач не имеет морального права делить больных на “хороших” и “плохих”. Учитель не должен решать педагогические проблемы подопечных по собственному выбору.

К сожалению, в жизни мы зачастую сталкиваемся с проявлениями эмоционально-нравственной дезориентации. Как правило, это вызывает справедливое возмущение, мы осуждаем попытки, поделить нас на достойных и недостойных уважения. Но с такой, же легкостью почти каждый, занимая свое место в системе служебно-личностных отношений, допускает эмоционально- нравственную дезориентацию. В нашем обществе привычно исполнять свои обязанности в зависимости от настроения и субъективного предпочтения, что свидетельствует, если можно так сказать, о раннем периоде развития цивилизации в сфере межсубъектных взаимосвязей.

. Симптом “расширения сферы экономии эмоций”.

Такое доказательство эмоционального выгорания имеет место тогда, когда данная форма защиты осуществляется вне профессиональной области - в общении с родными, приятелями и знакомыми. Случай известный: на работе вы до того устаете от контактов, разговоров, ответов на вопросы, что вам не хочется общаться даже с близкими. Кстати, часто именно домашние становятся первой “жертвой” эмоционального выгорания. На службе вы еще держитесь соответственно нормативам и обязанностям, а дома замыкаетесь или, хуже того, готовы послать всех подальше, а то и просто, “рычите” на брачного партнера и детей. Можно сказать, что вы пресыщены человеческими контактами. Вы переживаете симптом “отравления людьми”.

. Симптом “редукции профессиональных обязанностей”.

Термин редукция означает упрощение. В профессиональной деятельности, предполагающей широкое общение с людьми, редукция проявляется в попытках облегчить или сократить обязанности, которые требуют эмоциональных затрат.

По пресловутым “законам редукции” субъектов сферы обслуживания, лечения, обучения и воспитания, обделяют элементарным вниманием. Врач не находит нужным дольше побеседовать с больным, побудить к подробному изложению жалоб. Анамнез получается скупым и недостаточно информативным. Проводник не спешит предложить чай пассажирам. Стюардесса смотрит “стеклянными глазами”. Одним словом, редукция профессиональных обязанностей - привычная спутница бескультурья в деловых контактах.

Фаза “истощения”. Характеризуется более или менее выраженным падением общего энергетического тонуса и ослаблением нервной системы. Эмоциональная защита в форме “выгорания” становится неотъемлемым атрибутом личности.

. Симптом “эмоционального дефицита”.

К профессионалу приходит ощущение, что эмоционально он уже не может помогать субъектам своей деятельности. Не в состоянии войти в их положение, соучаствовать и сопереживать, отзываться на ситуации, которые должны трогать, побуждать, усиливать интеллектуальную, волевую и нравственную отдачу. О том, что это не что иное, как эмоциональное выгорание, говорит его еще недавний опыт: некоторое время тому назад таких ощущений не было, и личность переживает их появление. Постепенно симптом усиливается и приобретает более осложненную форму: все реже проявляются положительные эмоции и все чаще отрицательные. Резкость, грубость, раздражительность, обиды, капризы - дополняют симптом “эмоционального дефицита”.

. Симптом “эмоциональной отстраненности”.

Личность почти полностью исключает эмоции из сферы профессиональной деятельности. Ее почти ничего не волнует, почти ничто не вызывает эмоционального отклика - ни позитивные обстоятельства, ни отрицательные. Причем это не исходный дефект эмоциональной сферы, не признак ригидности, а приобретенная за годы обслуживания людей эмоциональная защита. Человек постепенно учится работать как робот, как бездушный автомат. В других сферах он живет полнокровными эмоциями.

Реагирование без чувств и эмоций наиболее яркий симптом “выгорания”. Он свидетельствует о профессиональной деформации личности и наносит ущерб субъекту общения. Партнер обычно переживает проявленное к нему безразличие и может быть глубоко травмирован. Особенно опасна демонстративная форма эмоциональной отстраненности, когда профессионал всем своим видом показывает: “плевать на вас”.

. Симптом “личностной отстраненности, или деперсонализации”.

Проявляется в широком диапазоне умонастроений и поступков профессионала в процессе общения. Прежде всего, отмечается полная или частичная утрата интереса к человеку - субъекту профессионального действия. Он воспринимается как неодушевленный предмет, как объект для манипуляций - с ним приходится что-то делать. Объект тяготит своими проблемами, потребностями, неприятно его присутствие, сам факт его существования.

Метастазы “выгорания” проникают в установки, принципы и систему ценностей личности. Возникает деперсонализированный защитный эмоционально- волевой антигуманистический настрой. Личность утверждает, что работа с людьми не интересна, не доставляет удовлетворения, не представляет социальной ценности. В наиболее тяжелых формах “выгорания” личность рьяно защищает свою антигуманистическую философию: “ ненавижу…”, “презираю…”. В таких случаях “выгорание” смыкается с психопатологическими проявлениями личности, с неврозоподобными или психопатическими состояниями. Таким личностям противопоказана эта профессиональная деятельность. Но, увы, они ею заняты, поскольку нет психологического подбора кадров.

. Симптом “психосоматических и психовегетативных нарушений”.

Как следует из названия, симптом проявляется на уровне физического и психического самочувствия. Обычно он образуется по условно-рефлекторной связи негативного свойства: многое из того, что касается субъектов профессиональной деятельности, провоцирует отклонения в соматических или психических состояниях. Порой даже мысль о таких субъектах или контакт с ними вызывает плохое настроение, дурные ассоциации, бессонницу, чувство страха, неприятные ощущения в области сердца, сосудистые реакции, обострение хронических заболеваний.

Переход реакций с уровня эмоций на уровень психосоматики свидетельствует о том, что эмоциональная защита - “выгорание” - самостоятельно уже не справляется с нагрузками, и энергия эмоций перераспределяется между другими подсистемами индивида. Таким способом организм спасает себя от разрушительной мощи эмоциональной энергии (Бойко, 1996г.).

Таким образом, согласно Бойко В.В., синдром эмоционального выгорания развивается поэтапно и каждому этапу характерны определенные признаки, которые вызываются определенными факторами.

стресс правоохранный личность


2. Личность как субъект профессиональной деятельности
В процессе деятельности человек действует не на абстрактной схеме, а в разнообразных общественно необходимых формах решает общественно необходимые задачи, направляет свою активность на поиски оптимальных путей решения этих задач. Рассматривая деятельность как общественно необходимую, то есть общественно организованную, социально регулируемую, нормируемую и т. д., необходимо выяснить, как личность (группа, коллектив и т. д.) становится ее субъектом. Для социальной психологии это, прежде всего проблема отношения личности к общественно необходимой деятельности (труду). Для психологии труда, психологии профессии это проблема сочетания психологических, личностных особенностей и профессиональных требований деятельности. Возникает вопрос о согласовании активности человека с объективными формами деятельности тем самым о различении активности и деятельности и их согласования. Вопрос о согласовании, соизмерении объективных и субъективных факторов деятельности решается не помимо человека, а именно посредством особой его активности. Он мобилизует активность в необходимых, а не в любых формах, в нужное, а не в любое удобное время и т. д. и вместе с тем действует по собственному побуждению, использует свои способности, ставит свои цели [3].

Требования деятельности, ее характеристики условия - временные, пространственные, технические и т. д. - не по отдельности соотносятся с тем или иными психическими качествами личности (как это долго пытались делать в инженерной психологии), а опосредованно, через личность, которая придает им целостность. С одной стороны, человек вырабатывает комплекс психологических режимов деятельности в зависимости от своего состояния, способности, отношения к задачам; с другой - определяет свою стратегию и тактику; и с третьей - выявляет динамику требований и фрагментов деятельности. Этот комплекс формируется человеком как динамическая целостная система деятельности, способная изменяться, а не как раз и навсегда заданная [2].

Человек стремится к оптимальному согласованию внешних и внутренних условий своей деятельности, разных уровней своей активности - начиная от психической и кончая социально-психологической. Показателем оптимальности является продуктивность деятельности: при оптимальном согласовании происходит возрастание, умножение психической и личностной активности. Продуктивность труда создается за счет организации деятельности человеком. Одновременно продуктивность способствует развитию и совершенствованию самой личности, обуславливает ее переход на качественно новый уровень деятельности [24].

В процессе общественной жизни осуществляются передача опыта, организация деятельности и постоянное социальная регуляция деятельности индивида (в виде норм, условий, временных режимов и т. д.). Общественная регуляция деятельности не исключает ее индивидуальную регуляцию человеком, саморегуляцию. Оптимальное сочетание общественной и индивидуальной регуляции зависит от того, в какой мере личность становится подлинным субъектом деятельности. Общество переделяет формы деятельности и свои требования к деятельности индивида, а личность вырабатывает свои, то есть индивидуальные, формы активности и связывает все это в деятельности. Зависимость личности от общественных отношений опосредуется ее позицией в этих отношениях и характером ее активности, особенность которой в свою очередь определяется ее жизненным путем. Личностная активность проявляется в становлении человека субъектом деятельности, когда у него возникает собственная отношение к деятельности, создается свой «стиль» ее осуществления [7].

Из предметов, средств, условий и т. д. личность как субъект де6ятельности формирует целостный контур деятельности, то есть эта целостность создается ею из производственных, социальных, экономических элементов и т. д. При этом человек сочетает объективные требования и собственные интересы, цели. Опыт, мотивы, способности, свое состояние активности. Мера соответствия задач возможностям субъекта (трудность, пропорциональность, своевременность и т. д.) выступает критерием качества осуществления деятельности [12].

Ценность деятельности для личности связана, прежде всего, с возможностью самовыражения, применения своих способностей, с возможностью творчества [4].

Обычно в научной литературе подчеркивается роль деятельности в преобразовании действительности, в созидании и изменении предметного мира. Однако деятельность конкретного человека, отдельной личности редко обладает такого рода масштабами, т.е. создает новые ценности в искусстве, науке, промышленности. Притягательных в ней для каждого субъекта оказывается приобщение к деятельности общества, к задачам, решаемым в тех или иных профессиях, а не только производство той или иной продукции. Возможность выразить себя в деятельности, в профессии - основная потребность личности как субъекта, отличающаяся от частных и конкретных мотивов [46].

Реально не любая личность самовыражается в деятельности, не любая деятельность отвечает притязаниям личностям. Ценность деятельности для личности строится и определяется на пересечении многих составляющих - и общественной престижности данной деятельности, и возможности самовыражения в ней и т. д. так конкретно формируется личностная мотивация деятельности [21].

Ценность деятельности для личности изменяется на протяжении жизни в зависимости от того, несколько с течением времени человек считает, что он уже реализовал себя в профессии, доволен своей позицией в ней, достигнутыми результатами. Для субъекта деятельности характерна такая вовлеченность в деятельность, такая ответственность, которые даже при возрастании трудностей не дают ему возможности изменить свое отношение к делу. Возникающие в процессе деятельности трудности предстают пред личностью как перспектива возможности их разрешения своими силами [4].

Нормативные требования труда, обращенные к человеку, различны и не всегда четко определяемы. Они жестко фиксированы в системе «человек-машина», где технические особенности системы требуют от человека строго определенных нормативных действий. В других профессиях нормативные требования не столь явно выражены, поскольку человек должен сам в целом справляться с совокупностью профессиональных задач. Тогда перед личностью возникает проблема соответствия или несоответствия профессиональным требованиям, нормам, которую она решает в комплексе с другими проблемами [53].

Становление личности субъектом деятельности происходит не только в процессе овладения ею общественно-историческими формами деятельности, не только в ее осуществлении на общественно необходимом нормативном уровне, но и в организации деятельности и своей активности. Организация личностью своей активности сводится к ее мобилизации, согласованию с требованиями деятельности, сопряжению с активностью других людей. Эти моменты составляют важнейшую характеристику личности как субъекта деятельности. Они выявляют личностный способ регуляции деятельности, психологические качества, необходимые для ее осуществления [26].

Личность как субъект деятельности может приспосабливать свои индивидуальные особенности, способности к конкретным задачам деятельности. Способность непротиворечиво соединять все уровни регуляции деятельности есть способность саморегуляции. В зависимости от способа связи психических и личностных уровней деятельности она приобретает оптимальный или неоптимальный характер. В последнем случае возникают вторичные психические и личностные образования - усталость, скука, перенапряженность и т. д. [23]

Способ связи индивидуальных психических особенностей носит или оптимальный, или неоптимальный для данной личности характер, ее активность может находиться как на минимальном, так и на максимальном уровне. В процессе осуществления деятельности она может умножаться, возрастать, а может и истощаться, подавляться.

Сама активность личности в деятельности выступает в разных конкретных формах: работоспособности человека, дееспособности, трудоспособности и конкретных индивидуальных способностей личностей. Уровень активность, ее длительность, устойчивость и т. п. зависят от согласованности и оптимальности сочетаний разных компонентов, так и от способа, с помощью которого личность как субъект включается в решение задач деятельности, от позиции которую она занимает в этой деятельности.

По мере осуществления деятельности может выявиться, что привлекательность дела и важность цели гораздо ниже, чем затрачиваемые на преодоление трудностей усилия, и человек, если он не опирается на волевое усилие, не имеет развитой ответственности, может прекратить деятельность [19].

Саморегуляция - это тот механизм, посредством которого обеспечивается централизующая, направляющая и активизирующая позиция субъекта. Она осуществляет оптимизацию психических возможностей, компенсацию недостатков, регуляцию индивидуальных состояний в связи с задачами и событиями деятельности. Она обеспечивает так же целевое и смысловое соответствие действий субъекта этим событий, своевременность, пропорциональность действий и т.д. [33]

Включение в деятельность требует от субъекта расчета сил на весь период деятельности, особенно на непредвиденные трудности, неожиданности и т. д.

Выбор принципа действия или принятие того или иного решения есть своеобразное самоопределение субъекта, которое меняет соотношение предыдущих и последующих этапы деятельности и определяет их психологический характер. Переломный момент перехода от периода адаптации деятельности к периоду стабилизации индивидуально варьируется. Посредством саморегуляции личность поддерживает стабильный уровень активности независимо от изменчивости психических состояний на том или ином этапе [39].

В организацию деятельности входит неосознаваемая саморегуляция активности: последовательность включения восприятия или мышления, способ реализации своих способностей, психические и личностные темпы деятельности и многое другое. Субъект типичным и удобным для него образом актуализирует, преобразует, направляет систему тех качеств, которыми он обладает как личность.

Субъект с учетом своих индивидуальных особенностей согласует систему своих личностных качеств с системой объективных условий и требований решаемой задачи. Итак, позиция субъекта - это комплексная характеристика психологических режимов деятельности в соответствии со способностями, состояниями, отношениями субъекта к задаче, с одной стороны, его стратегией и тактикой - с другой, наконец, с объективной динамикой деятельности - с третьей [40].

В зависимости от опыта субъект обладает большей или меньшей способностью прогнозировать наступление событий. В свою очередь такой прогноз преобразует его внутреннее состояние. Именно системный характер саморегуляции позволяет понять источник мобилизации субъектом своих сил и резервов, а не только источник компенсации недостатков.

Очевидно, что мотивированная деятельность, т.е. представляющая интерес для субъекта, порождает положительные эмоции, вызывает чувство удовлетворения. Деятельность человека, обладающего способностями, также порождает дополнительную мотивацию к творчеству, мотивацию самовыражения [14].

Личности как субъекту деятельности свойственны и такие индивидуальные способности, как способность к организации времени, способность программировать будущую деятельность, устанавливать оптимальные для себя режимы активности и пассивности, определять ритмы деятельности [30].

Субъект прогнозирует свою деятельность, соподчиняя и устанавливая последовательность трудовых операций. Программирование позволяет личности, во-первых, типичным и удобным с точки зрения ее психологических возможностей образом связывать последовательность задач именно по характеру активности, требуемой в начале, в кульминационный момент и в конце деятельности. Во-вторых, позволяет определить точно момент и форму максимального напряжения активности, уплотнять, перераспределять субъектное время, что приводит к его экономии [51].

Непрерывность деятельности поддерживается постоянно происходящим в ней обновлением и разнообразием. Личность и деятельность, как бы «переливаясь» последовательно друг в друга в процессе активности, взаимно обновляются и побуждаются к дальнейшему развитию.

С. Л. Рубинштейн раскрыл многостороннюю связь сознания и деятельности человека. Он показал, что на основе сознания возникает принципиально иной тип регуляции деятельности, поскольку сознание отражает то, что отделено от индивида во времени и пространстве. В сознании возникает возможность моделировать обобщенный и идеальный образ действия и отражать реальный способ действия. Сознание осуществляет функции контроля и оценки, строит стратегию и тактику деятельности, выделяет принципы действия все более высокого уровня. Эти принципы возникают на основе и жизненного, и профессионального опыта личности, на основе ее отношения у другим людям [56].

Формирование отношения к труду происходит в процессе профессионального становления личности, развития ее профессионального мастерства, интереса. Профессиональное совершенствование личности, рост ее мастерства ведут к развитию ее творческого, инициативного отношения к труду.

3. Психологические особенности личности сотрудников правоохранительных органов


В реальной жизни грань между профессиональной и непрофессиональной деятельностью провести достаточно сложно. Одни нередко называют профессией ту деятельность, которой человек занимается долгое время, другие - род занятий, который служит им основным источником дохода. Обладая сложным внутренним устройством, профессия включает в себя множество разнородных предметно-инструментальных и идеальных, духовных компонентов.

В представлениях людей они могут существовать разрозненно - в виде частных образцов - и интегрирование - в виде «образа-профессии», который находит свое знаковое, символическое выражение в научных, художественных, публицистических, политических текстах в виде высказываемых идей и художественных образов (литература, кино, театр, музыка, живопись и т.д.), в фольклоре, когда в профессиональном и общественном мнении бытуют легенды о мастерах своего дела, о выдающихся образцах профессионального поведения, ярких случаях из практики, и, наконец, в играх, ритуалах и имитациях, в которых идея и образ, отражающие ту или иную реальность бытия, приобретают «живое» воплощение с обучающим или иным дидактическим смыслом [62]. Если обратиться к справочникам, то там профессиональная деятельность рассматривается как профессия, т. е. как «род трудовой активности человека, владеющего комплексом специальных теоретических знаний и практических навыков, приобретенных в результате специальной

Вопросы определения профессионализма в деятельности сотрудника правоохранительных органов, оценки его профессиональной деятельности уже давно стали объектом спора и разногласий между психологами, специалистами-практиками и т. д. [15].

Согласно концепции профессионального развития личности, под профессионализмом следует понимать совокупность психофизиологических, психических и личностных изменений, происходящих в человеке в процессе овладения и длительного выполнения деятельности, обеспечивающих качественно новый, более эффективный уровень решения сложных профессиональных задач в особых условиях.

Формирование профессионализма идет по трем основным направлениям:

1) изменение всей системы деятельности, ее функций и иерархического строения. В ходе выработки соответствующих трудовых навыков происходит движение личности по ступеням профессионального мастерства, развивается специфическая система способов выполнения деятельности - формируется личностный стиль деятельности;



  1. изменение личности субъекта, проявляющееся как во внешнем облике (моторике, речи, эмоциональности, формах общения), так и в формировании соответствующих элементов профессионального сознания (профессионального внимания, перцепции, памяти, мышления, эмоционально-волевой сферы), что в более широком плане может рассматриваться как становление профессионального мировоззрения;

  2. изменение соответствующих компонентов установки субъекта по отношению к объекту деятельности, что проявляется в когнитивной сфере в уровне информированности об объекте, степени осознания его значимости; в эмоциональной сфере - в интересе к объекту, в склонности и удовлетворенности от взаимодействия с ним, несмотря на трудности; в практической сфере - в осознании своих реальных возможностей влияния на объект. В результате установка субъекта воздействовать на объект изменяется на потребность во взаимодействии с ним, что позволяет говорить о становлении профессиональной культуры [32]

Соответственно положительные и отрицательные последствия профессионализма определяются личностными особенностями субъекта деятельности, спецификой объекта, универсальностью и содержанием данной деятельности [36].

Проявление профессионализма имеет широкий спектр градаций, начиная от дилетантства (т. е. поверхностных профессиональных знаний, умений и навыков) и заканчивая формированием жестких профессиональных стереотипов (т. е. гипертрофированное развитие профессионализма). В тех случаях, когда личность не способна преодолеть профессиональные стереотипы в других социальных ролях, не перестраивает свое поведение сообразно меняющимся условиям и ожиданиям окружающих, профессионализм перерастает в профессиональную деформацию личности.

Определенный интерес с точки зрения выяснения внутренних механизмов успешности профессиональной деятельности представляют собой работы, в которых основанием выделения профессиональных параметров выступают их биологические особенности. Основы этих работ заложены еще в исследованиях В. С. Мерлина, Е. И. Климова и др. [47]

Среди более поздних исследований можно отметить работы В. В. Белоуса, предположившего, что определенному типу темперамента соответствует определенный круг профессий повышенной сложности и только в этом диапазоне требований достигается успешная гармонизация индивидуальности. При помощи таксонометрического анализа исследователь выделил два типа темперамента: тип «А» и тип «Б». Испытуемые типа «А» характеризовались экстравертированностью, пластичностью, нетревожностью, эмоциональностью и импульсивностью. Испытуемые типа «Б» - интровертированностью, ригидностью, тревожностью, неэмоциональностью и заторможенностью [55]. Однако, несмотря на яркие различия в процессе деятельности, назвать эти типы профессиональными в строгом значении этого слова нельзя, так как они существуют вне профессии и не вызваны самой этой деятельностью.

Требуется особый вид социальной работоспособности и саморегуляции, необязательно предполагающий наличие нервной выносливости [54]. На основе полученных результатов Н. А. Аминов приходит к интересному выводу, что обладатели более слабой нервной системы, т. е. более чувствительные, лучше отражают в ряде ситуаций динамику межличностных отношений и свое место в системе этих отношений. Одновременно, имея более лабильную нервную систему, они обнаруживают высокую эмоциональную устойчивость в процессе общения, т. е. лучше осуществляют контроль своих собственных эмоциональных реакций. Отмеченные исследования свидетельствуют об инвариантности биологических предпосылок юридической профессии, т.е. биологический фундамент, на основе которого строится профессиональная личность, не имеет строго определенной структуры.

В то же время было бы неверно полностью игнорировать индивидуальные особенности личности, которые выступают существенным фактором, обусловливающим как выбор профессии, так и закрепление в ней определенных стереотипов, формирование индивидуального стиля деятельности. Я. Стреляу считает, что это связано со стремлением человека избежать частых мобилизаций, истощающих организм, требующих от него предельных усилий [29]. Поэтому для низкореактивных людей (флегматиков и меланхоликов) характерно предпочтение ситуаций, богатых стимулами, требующих от них меньших физиологических затрат, т. е. более комфортных и по психологическим, и по физиологическим критериям. Для высокореактивных людей (сангвиников и холериков) оптимальная стратегия связана со снижением возбуждения за счет избегания чрезмерной стимуляции. Например, среди альпинистов и планеристов, чьи спортивные действия связаны с большим риском, численно преобладают холерики и сангвиники. Вместе с тем в группе людей, выбравших профессию с высокой эмоциональной нагрузкой (адвокаты), наблюдается значительное преобладание низкореактивного темперамента, тогда как в группе лиц, деятельность которых не связана с каким-либо социальным риском (библиотекари), численно доминируют люди высокореактивные [28].

Таким образом, имеющиеся данные показывают, что экстраверсия как основа формирования общительности личности, уравновешенность как неотъемлемое свойство для организации и сохранения нормальных взаимоотношений личности в процессе общения, сила нервной системы как свойство, необходимое для плодотворной и эффективной профессиональной деятельности в течение всего рабочего дня, имеют положительное значение и влияют на выбор юридической профессии.

В современной деятельности сотрудников правоохранительных органов существует ряд проблем, которые связаны с организацией деятельности, с одной стороны, с проблемами не разработанности нормативно-правовой базы их деятельности, что приводит к неоднозначному толкованию их действий в некоторых профессиональных ситуациях.

С другой стороны, речь идет о моральных проблемах в деятельности сотрудников правоохранительных органов, которые провоцируются высокой степенью ответственности перед обществом, требованиями, предъявляемыми к их личности, к их морально-нравственным особенностям. В социуме сотрудники правоохранительных органов воспринимаются как избранные носители норм и ценностей общества. В своем лице они олицетворяют эталоны общественного поведения, порядка.

Возможности и успехи личности в работе и жизни определяются не только тем, к чему она стремится, но и чем она обладает для реализации своих устремлений, как она может претворить их в жизнь. Все это воплощено в операциональной сфере личности сотрудников правоохранительных органов, в ее деловых качествах, среди которых важное место принадлежит морально-психологической подготовленности.

Человек, не обладающий высокими моральными качествами, всегда находит десятки оправданий для возведения «психологической крепости», ограждающей его совесть от угрызений, заставляя ее молчать или подсовывая «оправдания», облегчающие переживания «по служебной целесообразности».

А.Ф. Кони, вглядываясь в будущее, писал: «...в будущем предстоит лишь частичное улучшение некоторых отделов уголовного процесса и уточнение техники производства уголовного исследования. Но рядом с этим изощрением техники должно пойти - будем на это надеяться - развитие истинного и широкого человеколюбия на суде, равно далекого и от механической нивелировки отдельных индивидуальностей, и от черствости приемов, и от чуждой истинной доброте дряблости воли в защите общественного порядка. Тогда главное внимание, с полным основанием, обратится на изучение нравственных начал уголовного процесса - и центр тяжести учения о судопроизводстве перенесется с хода процесса на этическую и общественно-правовую деятельность судьи во всех ее разветвлениях» [35] .

Кони А.Ф. указывает, что административные способы контроля и ужесточения не могут изжить нарушения законности, пока не будет задействован самый строгий и непрерывно действующий страж законности - внутренний контроль самого сотрудника правоохранительных органов, их высокая личная моральность [35].

Морально-психологические особенности сотрудника - не абстрактная, а живущая в его личности и действующая мораль. Она обнаруживается постоянно и везде в поведении, в профессиональной деятельности:



  1. стремление постоянно, в любых условиях следовать требованиям гражданского, патриотического, профессионального, человеческого долга;

  2. непоколебимая нацеленность в жизни и деятельности на утверждение должного, добра и справедливости, борьбу со злом и несправедливостью во имя человека, во благо России;

  3. знание моральных норм, убежденность в их ценности и необходимости подчинения им своего личного поведения в повседневной жизни и профессиональной деятельности;

  4. глубокое понимание ценности человека, его достоинства, прав, интересов и жизни как высшей социальной и духовной ценности;

  5. понимание связи своей профессиональной деятельности и практически каждого ее элемента с вопросами морали, убежденность в необходимости достижения в ходе ее и в каждом действии не только правовых, но и высоких моральных результатов;

  6. умение и стремление всегда разбираться в моральных тонкостях своего профессионального поведения и действий, учитывать их при решении стоящих задач;

  7. обладание привычками всегда быть на высоте моральных требований и выполнять их не ради контроля, не из страха перед наказанием, а по внутренней моральной потребности;

  1. обладание высокой морально-психологической устойчивостью при действии факторов, подталкивающих его к отступлению от моральных норм;

  2. умение сохранять оптимальный, бодрый, здоровый морально-психологический настрой в любой ситуации [46].

Такое поведение и действия регулируются личностным комплексным психологическим образованием, особой гранью профессиональной подготовленности, профессиональной культуры сотрудника правоохранительных органов.

Структура компонентов моральности сотрудников правоохранительных органов:

Морально-психологические знания и убеждения сотрудника правоохранительных органов. Сформированности знаний и убеждений обеспечивает понимание того, что мораль не абстрактна, а конкретна, проявляется в каждом профессиональном действии, которое должно быть оценено и взвешено на весах морали.


  1. Морально-психологические установки и ценностные ориентации компонент, выражающий превращение моральных знаний в личностное образование, во внутреннее принятие личностью моральных норм, приобретение ими личностного смысла (как обязательной нормы для себя). Это превращение означает возникновение в сознании моральных ориентиров-норм, указывающих путь личного морального решения повседневных проблем и границы его, которые личность решает не преступать.

  2. Моральные навыки и умения высоконравственного поведения на службе и в быту.

  3. Моральные привычки - продукт превращения моральных навыков и умений в личную потребность конкретного юриста, действия, ставшие для него необходимостью.

Морально-психологические качества - устойчивые личностные детерминанты нравственного поведения, проявляющиеся везде и всегда, в любом поступке [13].

В содержательном плане все упомянутые компоненты делятся на четыре группы.



  1. Обще трудовые. Этот вид моральных знаний, убеждений, навыков, умений, привычек, установок, ценностных ориентации и качеств регулирует отношение личности к труду.

  2. Профессионально-трудовые. Этот вид содержательных компонентов выступает регулятором профессиональной деятельности.

  3. Морально-психологическая устойчивость. Реализация властных полномочий, предоставляемых работнику, создает возможность своего рода«душевного ослепления», проявления душевной черствости, невнимания к людям, упоения властью, нетерпимости к мнению других.

4. Человеческие. Эта группа компонентов регулирует отношение работников правоохранительных органов к другим людям как на службе, так и вне ее.

5. Самооценочные. Эти содержательные компоненты регулируют отношение сотрудника к самому себе. От них зависят его самокритичность, самооценка, требовательность к себе, отношение к самовоспитанию, саморазвитию и самообразованию, личные притязания, здоровое совестливость, скромность и др. [52]

В зарубежной литературе существует направление, исследующее психологию государственных служащих. В качестве факторов, влияющих на психологические особенности сотрудников правоохранительных органов, выделяют жесткое регламентирование служебных полномочий, за рамки которого сотрудник не может выходить, монотонность выполнения служебных обязанностей, рутину и шаблон.

Таким образом, появляется так называемая «бюрократическая болезнь» (по В. Томсону - «бюропатологии»), которая заключается в личных недостатках служащих, их зависимости от мнения руководителей, чувстве уязвимости, неуверенности в себе и в своих профессиональных возможностях [46]

По этому критерию всех сотрудников можно классифицировать на две группы:

) демократической ориентации

) административной ориентации.

Представители «административной ориентации» склонны к закрытости, нетерпимости, к «чужим» жизненным идеалам и мнениям.

Психология, в согласии со своим предметом, определяет личность как основное системное социальное качество человека, выражающееся в социально опосредованном, индивидуально-своеобразном понимании окружающего мира, отношении к нему и связанной с ним активности (приспособления или изменения).

Человек становится личностью, приобретая в ходе жизни, а также саморазвития качества и способности, открывающие перед ним возможности для жизни и деятельности в обществе, удовлетворения своих желаний и потребностей; подчинения своего «Я» и своих действий нормам, существующим в обществе и обязывающим его ограничивать свою свободу и права там, где начинает затрагиваться свобода и права другого человека; осуществлять созидательную деятельность не во вред, а на пользу другим людям, для создания лучшего будущего для жизни своих детей.

Именно в этих ипостасях каждый человек предстает личностью как человек сознательный, как член современного ему цивилизованного общества, как гражданин, представитель определенной социальной группы, как созидатель, а не как потребитель.

Проблема личности - одна из центральных проблем общества. Какой тип личности формируется и преобладает в данном обществе - таково и общество. Общество может стать лучше, если люди становятся лучше, и иного не дано [58].

Проблема личности - одна из важнейших проблем и в сфере права, и в деятельности юридических органов. Высоких результатов могут добиться только люди, личности, работающие в них и обладающие соответствующей психологией. Они должны отличаться высокой общей культурой, потребностями в интеллектуальном, культурном и нравственном развитии, гражданственностью, трудолюбием, способностью к жизни и труду в условиях современной цивилизации, демократии и общечеловеческих ценностей, уважающей права и свободы человека, и тем, что могут правильно пользоваться своими знаниями, любовью к России, окружающей природе, семье и др.

При составлении портрета сотрудника правоохранительных органов рассматривают три сферы личности:

Сфера направленности (потребностно-мотивационная), которая включает в себя все побудительные силы личности - ее взгляды, убеждения, идеалы, потребности, интересы, цели, жизненные планы, склонности, установки, мотивы и др. Психологические компоненты этой сферы определяют избирательную направленность активности и отношений личности, вовлекая в них психологические компоненты других психологических сфер, влияя на степень, характер и способ использования возможностей личности. Этой сфере принадлежит системообразующая, приоритетная роль в психологии личности.

Сфера операциональная включает психологические элементы, играющие роль способов и средств достижения целей, определяемых сферой направленности. Личность - не только то, что она делает, но как делает. В этой сфере есть две группы своеобразных компонентов: морально-деловые и профессионально-деловые. Личность для делового достижения своих целей использует и моральные средства (долг, ответственность, честность, порядочность, трудолюбие, коллективизм, дружбу, солидарность или противоположные им отношения-средства), и профессиональные (организованность, упорство, смелость, навыки, умения, способности и др.).

Модуляционная (психофизиологическая) сфера не определяет ни цели, ни мотивы, ни способы действий, но оказывает динамическое влияние на другие сферы личности и их проявления. Это обнаруживается в разной силе, подвижности, уравновешенности, скорости, согласованности, эмоциональной окрашенности проявлений других психологических особенностей, в том числе относящихся к сферам направленности и операциональной. В иерархии сфер модуляционная (психофизиологическая) сфера - низшая, обслуживающая другие [46].

Такая структура личности и взаимоотношения ее сфер выступают основой при составлении портрета личности сотрудников правоохранительных органов: изучая личность, надо обязательно изучать все ее сферы.

Недопустимо делать заключения, например, о пригодности кандидата к работе в правоохранительных органах на основе изучения только (или преимущественно) психофизиологической сферы или какой-то другой;


  1. оценивая какую-то психологическую особенность личности, следует четко представлять, к какой из сфер она относится, что доминирует над ней и на что она сама влияет;

  2. интегрально оценивая личность по всей совокупности сфер, осуществляя отбор, оказывая помощь, надо отдавать предпочтение оценке особенностей первых двух сфер и особенно первой - сферы направленности;

развивая личность профессионала правоохранительных органов, необходимо воздействовать на все сферы личности, учитывая приоритет первой и второй.

Основные элементы психологического портрета сотрудника правоохранительных органов:

Социально-мотивационные качества - первая подгруппа качеств профессиональной направленности сотрудника. Юридическая работа - государственная работа, касающаяся коренных вопросов внутриполитического характера: защиты прав, свобод и личного достоинства граждан, законности, государственной и гражданской дисциплины, борьбы с антиобщественными проявлениями, правового обеспечения жизни и развития общества.

Профессиональная направленность сотрудника правоохранительных органов находится в прямой зависимости от общей направленности его личности. Главное в социально-мотивационных качествах - социально зрелое мировоззрение - совокупность идей, убеждений, взглядов на жизнь и обществ [16].

Потребность - устойчивая и длительно проявляющаяся сильная нужда человека в чем-то. Актуализированная потребность побуждает человека к постоянному поиску средств ее удовлетворения.

Сотруднику правоохранительных органов должна быть присуща острая потребность личного участия в создании и упрочении правового государства, в борьбе с преступностью, потребность посвятить свою жизнь правоохранительной деятельности, получать высокое удовлетворение от участия в ней и достигаемых положительных результатов.

Профессионально-мотивационные качества - вторая подгруппа побудительных сил сотрудника, оказывающая широкое влияние, как на нее, так и на конкретные поступки.

Правосознание сотрудника - совокупность реально существующих у него правовых взглядов и представлений, выражающих понимание правовой действительности, знание конкретных правовых норм, отношение к ним и событиям в сфере правопорядка, деятельности правоохранительных органов.

Правосознание есть у каждого гражданина, но у профессионала оно должно отличаться систематичностью, полнотой, детальностью, зрелостью, профессионализмом, глубокой осознанностью, убежденностью, основываться на научных данных [9].

При составлении портрета необходимо исследовать профессиональные мотивы: к службе и избранной специальности; интереса к тонкостям профессиональной деятельности и овладения высотами профессионализма; желания всегда исходить из правомерных и деловых целей; стремления исходить из перспектив службы и связывать с ними личные планы; здоровых служебных притязаний, стремления к самовыражению и самоутверждению.

Следующий параметр при составлении портрета - морально-психологическая подготовленность сотрудника правоохранительных органов. Любые средства и методы должны быть, прежде всего, моральны, особенно - в правоохранительной деятельности. Можно утверждать, что правоохранительная деятельность пронизана моралью. В ней сливаются правовые и нравственные начала [11]:

а) мораль и право находятся в неразрывной связи, оказывают влияние друг на друга. Право имеет моральные начала. Основные правовые нормы это важнейшие моральные нормы, утвердившиеся в истории и жизни народа и одобряемые им, а поэтому возведенные в ранг закона, ставшие обязательными, охраняемые законом и защищаемые государством.

б) психологический механизм действия права немыслим вне влияния морали; существует единство психологического механизма действия правовых и моральных норм;

в) решение правоохранительных задач - это прежде всего защита справедливости, утверждение добра, борьба со злом и несправедливостью.

г) защищая справедливость и мораль, любой сотрудник правоохранительных органов обязан сам в своих действиях, поведении и личной жизни быть морально примерным; это не только дает ему моральное право, без этого он просто не может правильно решать моральные проблемы в профессиональной деятельности;

д) служба в правоохранительных органах связана с высокими морально-психологическими нагрузками, выдерживать которые обязан каждый сотрудник;

е) мораль - не только требование, не только неотъемлемая сторона, результат профессиональных действий, но всегда и характеристика сознания работника правоохранительных органов, его психологии, его личных качеств и подготовленности.

Таким образом, в литературе предлагается рассматривать личностное комплексное психологическое образование профессиональную культуру сотрудника правоохранительных органов.

Это именуется морально-психологической подготовленностью и имеет свою внутреннюю структуру:

Морально-психологические знания и убеждения;

Моральные навыки и умения;

Морально-психологические качества.

В содержательном плане все упомянутые компоненты делятся на четыре группы.

Общетрудовые. Этот вид моральных знаний, убеждений, навыков, умений, привычек, установок, ценностных ориентации и качеств регулирует отношение личности к труду.



  1. Профессионально-трудовые,

  2. Человеческие,

  3. Самооценочные.

Для составления портрета сотрудника правоохранительных органов в литературе предлагается исследовать следующие параметры:

I Общие способности:



  1. ответственность,

  2. обостренное чувство справедливости,

хорошо развитый интеллект, познавательная пытливость, сообразительность, находчивость, комбинационность;

речевые способности, умение связно, логично и точно выражать свои мысли;



  1. наблюдательность (обстановочная и психологическая), быстрота ориентировки в обстановке;

  2. хорошая память на лица, фамилии, слова, факты, цифры;

  3. волевые качества, активность, целеустремленность, организованность, самостоятельность, настойчивость, упорство, смелость, устойчивость к риску, опасности и неудачам, способность к самомобилизации;

  4. организаторские способности;

  5. представления и воображение, способность образно предвидеть, мысленно проигрывать события;

  6. склонность и интерес к работе с людьми, способность разбираться в них, видеть их индивидуальные особенности и возможности, правильно оценивать и использовать их;

  7. коммуникативные способности: общительность, доступность, открытость, доброжелательность, умение слушать, со вниманием относиться к словам собеседника, разбираться в людях, способность располагать к себе людей;

  8. терпеливость, уравновешенность, сдержанность, самообладание, низкий уровень враждебности и агрессивности;

  9. уверенность в себе, раскованность в общении, высокая работоспособность;

  10. быстрота реакции.

К частным способностям относятся отдельные качества, необходимые только следователям, только судьям, только прокурорам, только участковым инспекторам и т.д. Так, оперативным работникам необходима способность к перевоплощению, определенная артистичность, следователям - креативность (творческая инициатива мышления), работникам профилактических служб - педагогические и др.

Л.И. Уманским и его сотрудниками выделены такие качества сотрудников правоохранительных органов: психологическая избирательность, т.е. эффективное восприятие психологических особенностей и состояний «других людей; быстрая возможность правильно охарактеризовать и оценить их; склонность к психологическому анализу; избирательно-психологическая память; сопереживание тому, что переживают, чувствуют другие люди; способность мысленно поставить себя в психологическую ситуацию другого человека и др.; практически-психологический ум, проявляющийся в распределении обязанностей коллективной деятельности с учетом индивидуальных особенностей; быстрая ориентация в ситуациях, требующих практического применения знания людей; находчивость в учете психологического состояния и настроений людей в конкретной ситуации; способность заинтересовывать людей; учет взаимоотношений, личных симпатий и антипатий и т.п.; психологический такт; общественная энергичность; требовательность, критичность; склонность к организаторской деятельности» [46].

Бовина Б.Г., Мягких Н.И., Сафронова А. отмечают, что необходима система психологического отбора в правоохранительные органы.

По мнению ряда авторов, психологический портрет должен отвечать определенным требованиям:



  1. Он должен быть психологически ориентированным, представлять собой соединение психологической науки и практики.

  2. Психологическая диагностика может быть эффективной, если она строится на основе диагностики способности личности к правоохранительной деятельности. То есть оценивать необходимо качества человека, по их соответствию требованиям профессиональной деятельности. Способности выступают предпосылкой профессионального успеха, именно они определяют скорость, легкость и степень овладения деятельностью, продуктивность ее осуществления и последующий непрерывный ее рост

3. Способность к правоохранительной деятельности - системная характеристика личности. Необходимо определять интеллектуальные качества, склонность к симуляции и диссимуляции, степень и характер тревожности, экстравертированность и интровертированность, психотический или невротический тип реагирования, направленность сексуального интереса, непосредственность, дать целостную и определенную оценку направленности личности и ее морально-психологического облика.

В соответствии с основополагающими положениями психологической науки и юридической психологии - портрет сотрудника определяется по совокупности оценок важнейших свойств личности:



  1. социально-мотивационные качества (жизненные ориентации, уровень социальной ответственности личности);

  2. профессионально-мотивационные качества (мотив выбора профессии сотрудника правоохранительных органов и деятельностных ценностных ориентации);

  1. правосознания;

  2. морально-психологическая подготовленность;

  3. деловые качества (волевые, организаторские);

6) познавательные психологические качества (мышление, внимание, память и др.);

7) психофизиологические качества.

4. Основные характеристики правоохранной деятельности и ее влияние на личность сотрудников УВД
В некоторых работах понятие социальной активности личности излишне обобщается и под ней понимается сознательная целенаправленная творческая деятельность субъекта, направленная на преобразование природы, общественных отношений и его самого, основанная на знании законов природы и общества, превращенных в убеждения.

Данный подход близок к позициям авторов, критикуемых В. Г. Мордковичем, считающим, что активности «вообще» в природе не существует, как нет деятельности вне ее предметного содержания, вне определенной жизни общества [55].

Использование активности личности работника правоохранительных органов как одного из факторов ее профессионального и личностного становления требует более точной разработки системы ее показателей. Однако авторы нередко расходятся во взглядах на природу активности, а это в свою очередь проявляется в предлагаемых ими системах эмпирических индикаторов. Так, Е. А. Ануфриев выделяет следующие критерии социальной активности:

) идейность и направленность личности;

) степень развития и использование дарований, способностей и талантов человека в трудовой и общественной деятельности;

) деятельность как потребность и как следствие глубоких знаний субъекта;

) отношение человека к самому себе [11,20].

Несколько иной позиции придерживается Ю.В. Манько, предлагая рассматривать в качестве показателей социальной активности количество и качество конечного продукта деятельности; число социальных ролей, усвоенных личностью, и сфер жизнедеятельности, в которых она проявляет активность; время, затраченное на проявление социальной активности [50].

Если в первом случае выделенные критерии выглядят излишне абстрактно и теоретизированно, то во втором случае определены конкретные эмпирические показатели, объективность которых не вызывает сомнения, однако здесь упускается субъективная сторона явления, то, во что «обходится» данная активность участникам профессионального взаимодействия.

Очевидно, активность личности работника правоохранительных органов не может быть выявлена в качестве чистого продукта, как активность вообще, а может проявляться в самых различных личностных качествах и свойствах, которые занимают доминирующее положение в целостной структуре личности.

В связи с этим В. И. Липский и С. В. Мордкович пришли к выводу, что активность личности в одних направлениях может сопровождаться пассивностью в других. «Этот факт не позволяет выделить какой-либо один показатель как социальной активности в целом, так и отдельных ее видов. "Комплексный критерий" социальной активности разные исследователи наполняют примерно одинаковым содержанием, хотя определенные расхождения по поводу отнесения тех или иных показателей к различным видам социальной активности все же имеются» [38].

А. Г. Асмолов связывает проявление активности личности, прежде всего с ситуациями, в которых ей приходится осуществлять выбор между различными мотивами, позициями и ролями, а также теми преобразованиями, теми «личностными вкладами», которые личность своими действиями вносит в смысловую культуру других людей и культуру с продуктивным уровнем личностных проявлений, в отличие от инструментальных проявлений, включающих характер и способности [12].

А. В. Петровский также рассматривает активность как определяющую характеристику личности, однако в его понимании уровень проявления активности выражается в степени выхода за рамки пространства конкретного индивида.

Первый, низший, уровень, на котором базируются все остальные, - это внутрииндивидуальное пространство жизни субъекта, когда он преодолевает барьеры своей природной или ситуативной ограниченности. Данный вид активности проявляется в феноменах «надситуативной», «сверхнормативной», «надролевой» активности. Второй уровень активности выходит за пределы органического тела индивида и проявляется в пространстве межиндивидных связей, в поступках, социальных актах. Третий, высший, уровень личностной активности развертывается не только за пределами самого индивида, но и за пределами его актуальных связей с другими - в личности «другого» (других) - и проявляется в тех вкладах, которые субъект вольно или невольно осуществляет посредством деятельности.

Выдвижение активности личности в качестве ее конституирующей характеристики позволяет рассматривать подлинную личность как источник некоей мощной радиации, преобразующей связанных с этой личностью людей (радиация, как известно, может быть полезной и вредоносной, может лечить и калечить, ускорять и замедлять развитие, становиться причиной различных мутаций и т.д.), тогда как индивид, обделенный личностными характеристиками, будет соответствовать нейтрино, генетической частице, которая пронизывает любую, сколько угодно плотную среду, не производя в ней никаких - ни полезных, ни вредных - изменений.

«Безличность» - это характеристика индивида, безразличного для других людей, человека, от которого «ни жарко, ни холодно», чье присутствие или отсутствие ничего не меняет в их жизни, не преобразует их поведения, не обогащает и не обездоливает их, и тем самым лишает его самого личности [44].

Несомненно, что особую важность данное положение имеет для правоохранительной деятельности. Анализ исследований по проблеме роли личностной активности в правоохранительной деятельности показывает, что большинство авторов берет в качестве базовых компонентов либо набор личностных качеств работника правоохранительных органов, либо перечень его профессиональных умений, рассматривая сам процесс на интраиндивидном или (что очень редко) на интериндивидном уровне. Однако наиболее эффективно и адекватно правоохранительные воздействия реализуются на высших уровнях проявлений личностности, фиксируемой окружающими в различных формах социальной активности.

Данные положения подтверждают мысль, что важнейшим проявлением личностности работника правоохранительных органов является высший уровень его активности в социальной сфере, его способность к персонализации, т.е. та совокупность свойств (независимо от входящих компонентов).

Именно этот уровень личностной активности необходимо фиксировать для оценки пригодности к правоохранительной деятельности, на его развитие должна быть нацелена подготовка работника правоохранительных органов, его необходимо учитывать и при оценке профессионализма этих работников.

Необходимо отойти от традиционного подхода, когда работник правоохранительных органов, независимо от его личностных параметров, выступает как исполнитель всего множества профессиональных функций, так как при этом совершенно не учитывается, что именно в силу его личностных особенностей некоторые из этих функций он просто не в состоянии реализовать соответствующим образом [38].

В качестве одного из показателей личностной активности может быть использована самооценка личности. Действительно, являясь интегральным образованием и включая в себя оценку личностью самой себя, своей деятельности, своих качеств и места среди других людей, самооценка, по сути дела, может интерпретироваться как ядро личности, регулятор ее поведения. В то же время самооценка не только обусловливает специфику общения личности с окружающими, отношение к успехам и неудачам, но и отражает их особенности и генезис в процессе деятельности [49].

Для изучения динамики самооценки в ходе правоохранительной деятельности, а также определения воздействия профессии на внутренний мир личности было необходимо, прежде всего, отобрать профессионально значимые качества личности, т. е. качества, которые в наибольшей степени задействованы в выполнении профессиональных функций.

Дезадаптация индивида в коллективе ОВД может привести к снижению коэффициента сплоченности коллектива, возникновению конфликтных ситуаций (так как дезадаптированная личность потенциально конфликтна), падению уровня работоспособности коллектива и снижению профессиональной отдачи, ухудшению уровня служебной дисциплины в подразделении и т.д. В случае дезадаптации молодого сотрудника практический психолог УВД-ОВД должен провести с ним психокоррекционную работу либо следует решить вопрос об увольнении или переводе его в другое подразделение. Профессиональная деформация личности сотрудника ОВД - это негативное изменение его личностных черт и качеств, приводящее к искажению общественной и моральной направленности его профессиональных действий и других поведенческих актов.

Следует отметить, что сотрудник ежедневно выполняя определенную профессиональную работу, как бы выполняет одну и ту же роль и, естественно, она формирует определенный стереотип поведения или шаблон выполнения этой роли. В результате происходит перенос сложившегося поведения в другие сферы жизни, другие межличностные отношения.

Например, когда сотрудник после общения с правонарушителями начинает вести себя подобным образом в семье, в других местах, где от него ждут выполнения совсем других социальных ролей, (отца, супруга, сына, пассажира в транспорте и т.п.), то это один из признаков проявления профессиональной деформации. А такое, как известно, встречается очень и очень часто.

Отрицательное воздействие деформации в тома, что усиливаясь, она начинает мешать качественно, выполнять работу, а главное затрудняет общение в обычной жизни, приводит к появлению множества мыслительных и речевых штампов. Формируется излишняя обобщенность восприятия. Человек воспринимается не как индивидуальность, личность, а как носитель заданной профессиональной роли. На характер деформации влияет не только профессия, ведомство, но и занимаемый пост.

Надо отметить, что проблема нравственного потенциала кадров сотрудников специальных служб оперативных аппаратов, во многом схожа для всех развитых стран. Так, в книге «ФБР: Взгляд изнутри на самое мощное в мире правоохранительное агентство» прослеживается тот факт, что, несмотря на жесткий отбор кандидатов на службу, в ведомстве далеко не все обстоит благополучно с дисциплиной сотрудников, их отношением к службе, моральным обликом. Отмечаются также наиболее распространенные проступки сотрудников ФБР: (и это в благополучной Америке!) употребление спиртных напитков на службе; использование информации расследуемых дел в корыстных целях; приписки к расходам; потребление наркотиков; установление «деловых отношений» с торговцами наркотиками; аморальное поведение в быту (личной жизни) и прочее. Как отмечает руководство ФБР, только 20 % оперативного состава работают с инициативой и полной отдачей (интересно есть ли у нас подобная статистика?), 60 - относятся к категории «середнячков», а остальные 20 % - просто балласт. Последние и составляют наибольшую часть нарушителей.

Такие же проблемы волнуют и отечественные правоохранительные органы. Приспосабливаясь к окружающей среде, сотрудники пытаются ''пластично встроиться'', порой не лучшим образом, в происходящие социально-экономические изменения, диктуемые рыночными отношениями. Неверие в возможности права как эффективного средства гармонизации общественных отношений играет роль психологической защиты в ситуациях отчуждения от целей правоохранительной деятельности и переориентации определенной части сотрудников органов внутренних дел на достижение собственного благополучия. В результате такой установки деформируется отношение к оперативно-служебной деятельности. Это может стать решающим условием, психологической основой внутренней «капитуляции» перед преступностью, побудить к совершению действий, которые противоречат правовому статусу и нравственному характеру деятельности сотрудника органов внутренних дел.

Иногда служба замещается исполнением функций по обеспечению личной безопасности сомнительных личностей, охране объектов негосударственной собственности, осуществлением оперативно-розыскных действий по поручению частных лиц и другими незаконными действиями, направленными на получение незаконного дохода (приходится признать, что так называемые «милицейские крыши» получают свое печальное подтверждение после заведенных уголовных дел на «оборотней в милицейской форме»). К сожалению, есть много объективных причин приводящих к этим действиям, и одна из них низкое материальное обеспечение не только сотрудников органов внутренних дел, но и самих правоохранительных органов, что отрицательно сказывается на результатах деятельности ОВД.

Рассматривая вопрос о причинах профессиональной деформации, следует отметить, что процесс деформации происходит независимо от воли и желания человека. Однако одни подвержены этому в большей степени, другие - в меньшей.

Отчего это зависит? И почему так происходит?

В большей степени этому процессу подвержены люди, имеющие низкий интеллектуальный уровень, в связи с чем психологически менее защищены от этого воздействия. Вспомним, кто пришел служить в ОВД после развала СССР, когда большинство профессионалов ушло в коммерческие структуры, и в штатах «зияли огромные дыры»? В то время на службу приходили далеко не лучшие представители гражданского общества, часто это были физические не окрепшие, не сформировавшиеся как личности, не сумевшие адаптироваться к изменяющимся внешним экономическим и социальным условиям люди, в виду своего низкого интеллектуального уровня не сумевшие найти себя на другом достойном поприще, часто с «завуалированным» криминальным прошлым. В службе они видели возможность, используя как личную вотчину ввереннуюю государством власть в лице правоохранительных органов, решать свои личные вопрос, потребности, упиваться вседозволенностью, испытывать удовольствие, видя страх в глазах законопослушных граждан перед «человеком наделенным властью и оружием». Именно тогда была подорвана вера в милицию, и хотя сейчас другие времена, и при отборе кандидатов психологи отсеивают нежелательных элементов, необходимо приложить максимум усилий, чтобы общество поверило в «человека в форме» и повернулось лицом к правоохранительной системе.

Чаще других профессиональной деформации подвержены акцентуированные личности. Акцентуация характера - это чрезмерная выраженность отдельных черт характера, крайние варианты его нормы.

Естественно, все это порождает пассивность при исполнении служебных обязанностей, скептическое, насмешливое отношение к таким нравственным понятиям, как честь (черный юмор -''честью сыт - не будешь''), долг, совесть, неподкупность.

Экономический фактор, материальное обеспечение, как я отмечал выше, стал не только причиной оттока профессиональных (порой самых лучших, так как за посредственность - никто платить больших денег не будет) кадров из ОВД в коммерческие структуры, многочисленные охранные и юридические фирмы, но и фактором, обеспечивающим криминалитету коррумпировать сотрудников, создавать предпосылки для различных форм служебного предательства.

Как видим, возможность деформации личности сотрудника обусловлена рядом причин, постоянно присутствующих при выполнении им профессиональных функций. К одной из причин деформации можно отнести комплексы неполноценности человека, т.е. особенности его поведения, вызванные устойчивым представлением о своей психической, физической или моральной ущербности, причем независимо от того, истинные они или ложные. Так, например, люди низкого роста, стремясь стать значимыми, стараются компенсировать свой недостаток должностью, постом, дающим определенную власть, высокое положение и т.п.

Причиной возникновения деформации личности сотрудника в определенной степени служит сама система управления, т.е. чем больше должностных инструкций, приказов, тем жестче система, тем ярче проявление процесса деформации, т.к. она создает штампы, установку поведения, которые личность принимает безоговорочно.

К объективным факторам, способствующим профессиональной деформации сотрудников относятся:



  • своеобразие социальной сферы, в которой действует сотрудник. Прежде всего, это криминально зараженная среда, где доминируют враждебные остальному обществу нормы, ценности, идеалы. Для успешного выполнения профессиональных функций, будь то оперативно розыскные, следственные или профилактические, сотрудник должен не только знать своеобразие этой среды, но и при необходимости внедряться в нее, сохраняя свои исходные социальные качества. При этом наблюдается общая закономерность: чем полнее сотрудник адаптировался к экстремальным (в том числе криминальным) условиям, чем дольше действует в них, тем сложнее ему возвращаться к общесоциальным нормам, ценностям, идеалам;

  • специфика служебной деятельности, прежде всего, необходимость соблюдения служебной тайны. Невозможность актуального обсуждения эмоционально острых моментов профессиональной деятельности с близкими людьми порождает отчуждение, психотравмы, способствует нарастанию конфликтности в сфере семейно-бытовых решений. Постоянная опасность, командировки в «горячие точки», необходимость совершать рискованные действия при выполнении профессиональных функций поддерживают высокий фон (уровень) эмоционального и физиологического напряжения.

Это напряжение способно деформировать характеристические черты личности сотрудника, а в наиболее тяжелых формах ведет к психоматическим заболеваниям (стенокардия, ишемическая болезнь сердца, язва желудка, гастрит, колит, невротическая импотенция и т.п.).

Такие объективные факторы организации служебной деятельности, как ненормированный рабочий день, непрогнозируемая возможность физических и психологических перегрузок, нахождение под постоянным контролем вышестоящих должностных лиц и общественного мнения (ввиду публичного характера многих профессиональных функций) требуют от сотрудника предельной устойчивости личностных структур и постоянного внутренних физиологических и психологических резервов. Особенно представители младшего и среднего начальствующего состава находятся часто в крайне невыгодной позиции - меж двух огней. С одной стороны - подчиненные, справедливо требующие, но не получающие вовремя зарплату, выходные и отпуска, с другой - вышестоящие руководители, которые, независимо от экономического положения и социально-психологического состояния подчиненных, требуют быстрого и качественного решения служебных задач. На практике нередко статус «слуги двух господ» одновременно выливается в положение «мальчика для порки». Постоянное противоречие между «хочу» и «не могу», «надо» и «не имею возможности» обостряют внутриличностные, межличностные, личностно-групповые и межгрупповые конфликты. Они оборачиваются большой нагрузкой для личности, особенно, если сотрудник обладает чувством большой ответственности за себя, подчиненных, порученное дело.

Безусловно, существенное влияние оказывают и субъективные факторы, в особенности такие, как:

• низкий профессиональный уровень и нежелание совершенствовать профессиональные качества;

• недостаточная развитость морально-деловых и волевых качеств;

• неумение отделять интересы дела от интересов карьеры;

• неорганизованность, отсутствие навыков и умений контролировать свое поведение, желание любым путем снять психологическую нагрузку (пьянство, разгильдяйство, расхлябанность и т. д.).

Однако деление причин на объективные и субъективные относительно, так как они переходят друг в друга.

Немаловажную роль в деформации личностных структур сотрудника способны сыграть объективные социально-экономические факторы. Так, нарастающее расслоение общества по уровню жизни, при котором многие из «новых русских» достигли своего благополучия криминальными средствами, порождает у некоторых сотрудников недовольство своим материальным положением, сомнение в правильности своих профессиональных действий.

И, как следствие, возникает возможность переориентации с общенациональных ценностей, правовых норм на эгоцентрические, достижение которых возможно криминальным путем.

В каждом коллективе человек занимает определенный статус, не всегда совпадающий с потребностями данной личности. Это также относится к причинам проявления деформации личности. Во многом влияет на этот процесс морально-психологический климат в коллективе в целом. С понятием деформации тесно связано и понятие психологической защиты, то есть человек, таким образом, старается препятствовать этому процессу. Особенно психологическая защита личности проявляется в экстремальных случаях и выполняет функцию снятия «внутреннего конфликта», который может и осознаваться. Если в коллективе взаимоотношения не носят характер взаимоуважения и сотрудничества, то в таких коллективах процесс деформации проявляется наиболее ярко.

Исследования психологов показали, что основными мотивами правонарушений, совершаемых сотрудниками правоохранительных органов, являются следующие:



  • Субъект руководствуется общественно полезной целью - изобличить и наказать преступника, - забывая при этом, что «для достижения цели не все средства хороши». Часто за период командировки в «горячую точку», особенно у сотрудников спецподразделений (СОБР, ОМОН), складывается определенный стереотип поведения при решении служебных задач. На его формирование в первую очередь оказывают влияние специфические методы работы, приемлемые только в зоне экстремальных ситуаций, события, преломляющие психику сотрудников (воспоминания о боях, гибели товарищей), которые порождают такие психические состояния, как агрессия, возбудимость, угнетенность, депрессия. В результате данный стереотип поведения автоматически переносится по прибытии домой на представителей гражданского населения, с которыми данному сотруднику по долгу службы приходится контактировать. Как правило, это выражается в необоснованном жестоком поведении с задержанным лицом, в превышении служебных полномочий.

  • Поэтому предварительная работа психолога с сотрудниками еще до выходя из зоны экстремальной ситуации, в какой то степени позволяет нейтрализовать возможность подобных происшествий и деформации личности сотрудника.

  • В основе его поведения лежит неверно понятое чувство долга и интересов службы;

  • Мировоззренческие и нравственные убеждения становятся для него определяющим фактором, а требования профессии и должности - второстепенными;

  • Им движет стремление максимально использовать свои властные полномочия, власть над людьми.

Каждый человек, независимо от своих личных качеств, должен считаться с условиями, в которых он живет и работает, ведь, по крайней мере, никто не обещает кандидатам на службу в ОВД, что будет легко и просто.

Эти условия во многом определяют его поведение и мировоззрение. Улучшение этих условий - важный шаг к оптимальному поведению.

Разумеется, профессиональная деформация не является неизбежностью для каждого сотрудника так же, как и любая болезнь (а профессиональную деформацию можно рассматривать как типичное социальное заболевание).

Список использованной литературы


1. Абрамова Г.С. Введение в практическую психологию. М., 1994. 316 с.

2. Абрамова Г.С. Возрастная психология: Учебное пособие для студентов вузов. М., 2000. 538с.

. Абульханова - Славская К.А. Деятельность и психология личности. М.,1980. 249 с.

. Агеев B.C. Психология межгрупповых отношений. М.,1983. 173 с.

. Алексеева В.Г. Семья как фактор стабилизации кадров // Соц. исследования. 1983. № 2.

. Аникеева Н.П. Психологический климат в коллективе. М., Просвещение, 1989г.

. Ануфриев Е.М. Социальный статус и активность личности: Личность как объект и субъект социальных отношений. М., 1984. 295 с.

. Бойко В.В. Энергия эмоций в общении: взгляд на себя и на других. - М., Информационно-издательский дом ‘’Филинъ’’, 1996.

. Бойков Б. Э. Профессиональная культура и этика государственных служащих. // Социология власти. Информационно-аналитический бюллетень. 1997.№ 4. С. 9-15.

. Борисова Е.М., Логинова Г.П. Индивидуальность и профессия. М., 1991. 239 с.

. Возрастная и педагогическая психология./ Под ред. М.В. Гамезо. М., 1984. 232с.

. Возрастная и педагогическая психология.” / Под ред. Петровского А.В. М.,1979. 273 с.

. Выготский Л.С. Педагогическая психология. М., Педагогика,1991г.

. Гальперин П.Я. Введение в психологию. М., 1999. 483 с.

. Гозман ЛЯ. Процессы межличностного восприятия в семье // Межличностное восприятие в группе. М.: Изд-во МГУ, 1981. С. 210 - 232;

. Гозман ЛЯ., Алешина Ю.Е. Социально-психологические исследования семьи: проблемы и перспективы // Вестн. Моск. ун-та. Сер 14. Психология. 1985. № 4. С. 10 - 20;

. Гоноболин Ф.Н. Психология. М., Просвещение,1973г.

. Грановская Р.М. Элементы практической психологии. С.П., 1997г.

. Дизель П. М., Мак-Кинли Раньян. Поведение человека в организации. М., 1993. - 472 с

. Добрынина О.А. Проблема формирования благоприятного социально-психологического климата семьи (на примере рабочих металлургов). Дис... канд. психол. наук. Новокузнецк, 1992.

. Дружинин В.Н. Психодиагностика общих способностей. М., 1996. 482 с.Зейгарник В.В. Теории личности в зарубежной психологии. М., 1982. 459 с.

. Земска Мария. Семья и личность / Пер. с польск. М., 1986. - 133 с

. Иевлева С., Шаталова Т. Когда обожжены нервы. Статья 2003г. Интернет.

. Ильин Е.П. Эмоции и чувства. ПИТЕР, С.-Петербург,2002 г., с.221.

. Климов Е.А. Психология профессионального определения: Учебное пособие для студентов вузов. Ростов н/Дону, 1996. 388 с.

26. Коленникова О.А. Коммерческая деятельность работников милиции как фактор ослабления социальной безопасности общества // Мост. №38 август, 2000. СПб. - 0.6 п.л.

. Коломенский Я.Л. Психология взаимоотношений в малых группах. Минск, 1976. 189 с.

28. Кони А.Ф. Нравственные начала в уголовном процессе (Общие черты судебной этики). // Вестник МЦПО и КНИ. 1996. № 1. С. 164-168.

. Лазарев В.В. Социально-психологические аспекты применения права. М., 1982. 189 с.

. Леонтьев А.Н. Избранные психологические произведения. М., 1983. 529

. Ломов Б.Ф. Личность в системе общественных отношений. // Психологический журнал. 1981. № 1. С. 3-17.

. Ломов Б.Ф. Психологические процессы и общение // Методологические проблемы социальной психологии. М., 1975. С. 124 - 135;

. Маслач К. Профессиональное выгорание: как люди справляются. Статья 1978. Интернет.

. Морозов А.В. Деловая психология. СПб., 2000. 377 с.

. Обозов Н.Н. О внепроизводственных факторах, определяющих социально-психологический климат в трудовых коллективах // Соц.-психол. факторы повышения производительности труда и эффективности деятельности промышленных предприятий. Материалы конф. Николаев, 1978;

. Обозова А.Н. Психологические проблемы службы семьи и брака // Вопросы психологии. 1984. № 3

. Общение и оптимизация совместной деятельности / Под редакцией Г.М. Андреевой, Я.М. Яноушека. М., 1987. 304 с.

. Орел В.Е. Феномен “выгорания” в зарубежной психологии: эмпирические исследования. Журнал практической психологии и психоанализа. 2001г. сентябрь.

. Основные виды деятельности и психологическая пригодность к службе в системе органов внутренних дел: Справ. пособие / Под ред. Бовина Б.Г., Мягких Н.И., Сафронова А.Д. М., 1997. 392 с.

. Парыгин Б.Д. Основы социально-психологической теории. М., 1971. 375

41. Платонов Ю. П. Психология коллективной деятельности. Л., 1990. - 217

. Плотншкс Н.Э. Психология в семье / Пер. с латыш. Т.В. Слободчиковой. М., 1991. - 206 с;

43. Психологические механизмы регуляции социального поведения. / Под ред. М.И. Бобневой. М., 1979. 274 с.

. Реан А.А. Психология личности. СПб., М., 2004. 348 с.



. Решетова З.А. Психологические основы профессионального обучения. М., 1985. 392 с.

Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница