О соотношении понятий «власть» И«управление»



Скачать 301,07 Kb.
Pdf просмотр
страница1/3
Дата27.04.2021
Размер301,07 Kb.
  1   2   3


ПОЛИТИЧЕСКОЕ УПРАВЛЕНИЕ
ЧЕЛОВЕК. СООБЩЕСТВО. УПРАВЛЕНИЕ • № 2 / 2005 1
О СООТНОШЕНИИ ПОНЯТИЙ «ВЛАСТЬ» И «УПРАВЛЕНИЕ»
В СОВЕТСКОЙ НАУЧНОЙ ЛИТЕРАТУРЕ (10–10-ГГ.)
В. В. Меньшиков
*
Если на Западе развитию политической науки, политической социологии, политической философии, исследованию власти уделялось большое внимание
(и в теоретическом, и в прикладном плане), то в социалистическом лагере по- ложение дел обстояло иным образом. Господствующее положение марксист- ской идеологии, марксистского учения заранее предопределяло основную на- правленность политических исследований. Особенно жесткой эта регламен- тация была в период так называемого культа личности Сталина, когда целые научные направления, философские школы, отдельные ученые подвергались репрессиям за малейшие подозрения в нелояльности к существующему строю, за проявление излишней самостоятельности в исследованиях.
Тоталитарная конструкция общества как господствующая основа обще- ственной и политической жизни во многом обусловила соответствующее раз- витие политических представлений. При этом было бы неправильно понимать тоталитаризм однозначно как политический режим, сохраняющий свои качес- твенные характеристики в неизменном виде. Тоталитаризму присущ соответс- твующий способ организации властного взаимодействия, в котором опреде- ляющую роль играет иерархическая организация централизованно осущест- вляемого властного регулирования. Последнее в разные периоды может иметь различное содержание: опираться главным образом на насилие и принуждение или на административно-бюрократическое воздействие, в котором насилие и принуждение могут выполнять вспомогательную роль по отношению к убеж- дению. Это дает отдельным авторам основание для классификации периодов тоталитаризма на сталинский, хрущевский, брежневский и послебрежневс- кий (вплоть до «перестройки»). На первый взгляд такая классификация в на-
*

Меньшиков Валерий Владимирович — кандидат философских наук, профессор кафед- ры политологии и политического управления Кубанского государственного университета.
Электронная почта: politics@kubsu. ru.


1
ЧЕЛОВЕК. СООБЩЕСТВО. УПРАВЛЕНИЕ • № 2 / 2005
учном отношении выглядит курьезной, в лучшем случае неубедительной. Но если учесть, что при тоталитаризме личность вождя играет весьма значимую роль, ибо накладывает соответствующий отпечаток на политику, проводимую в период его правления, при всей условности такой классификации с ней мож- но согласиться, тем более если она позволяет выделить специфические чер- ты, свойственные каждому из названных периодов. Да, тоталитарная система влияет на поведение вождя, вносит определенные коррективы в его деятель- ность. Он вынужден считаться с ее требованиями в рамках имеющейся в его распоряжении власти. Однако независимо от этого он в состоянии оказывать решающее воздействие на принятие окончательных решений, диктовать усло- вия и волю своим подчиненным, так как все органы власти находятся в его рас- поряжении, под его контролем. Контролировать и вносить соответствующие коррективы в собственные действия – дело не только трудное, но и опасное.
Складывающаяся при таком режиме иерархия властных отношений образует систему, препятствующую контролю и критике деятельности верховных орга- нов власти. Принцип живучести тоталитарной системы (пока она не вступила в силу внутренних противоречий в кризисное состояние) – недопустимость критики руководства снизу, отсутствие гласности, приверженность господс- твующей идеологии. Неукоснительное соблюдение этих требований – одно из условий, предъявляемых и к общественным наукам.
Важным фактором, сдерживающим объективный анализ действительного положения дел в советском обществе, являлся консерватизм партийной поли- тической системы, которая в течение длительного времени оставалась почти неизменной. Назревал кризис внутри партии, которая в численно разрослась до невероятных размеров и по существу стала представлять аморфное, внут- ренне противоречивое образование. За неумолкаемыми восхвалениями, пре- вознесением заслуг партии, ее руководства скрывались недостатки, назревшие противоречия, нерешенные задачи и обострившиеся проблемы. Структура партийной организации, которая сформировалась в условиях тоталитарных методов руководства, стала тормозом на пути общественного развития. Дело усугублялось тем, что внутри партии получили распространение бюрократи- ческие тенденции, росли злоупотребления служебным положением, карье- ризм, коррупция, «комчванство». Возрастные, классовые, социальные, обра- зовательные, политические критерии, выдвигаемые при приеме в партию, не могли служить достаточно прочным заслоном для недобросовестных людей.
Кадровая номенклатурная политика, позволяющая реализовывать принцип личной преданности, субъективистского отбора кадров по формальным при- знакам, не способствовала улучшению дел. Безусловно, в партии были и чес- тные люди, сознательно выполняющие свой долг; добросовестно служащие социалистическому строю, но, к сожалению, они не могли существенным обра- зом повлиять на создавшуюся в партии и стране обстановку.
Фактически Коммунистическая партия СССР не была той монолитной и единой силой, за которую себя выдавала. Идея «всеобщего единства» партии и
В. В. мЕНьшИКОВ


ЧЕЛОВЕК. СООБЩЕСТВО. УПРАВЛЕНИЕ • № 2 / 2005 1
народа, декларируемая партийным руководством, не соответствовала реально- му положению дел. Народ формальным образом участвовал в формировании властных структур. Фактически не было механизмов, позволяющих оказывать соответствующее воздействие на принимаемые властью решения.
В самом общем плане в партии можно выделить три основных вида групп интересов. Первая группа – это коммунисты, искренне желающие навести по- рядок внутри партии, устранить имеющиеся недостатки, очистить ее ряды от случайных людей, а также тех, кто позорит ее честь и достоинство.
Вторая группа («псевдокоммунисты», «квазикоммунисты») — люди, недо- вольные существующим строем, но пришедшие в партию по эгоистическим, карьерным мотивами с целью получения материальных и иных выгод, а также, если представится возможность, для борьбы с партией внутри нее. Главную цель они видели в том, чтобы разрушить партию как целостную организацию, подорвать к ней доверие народа, дискредитировать ее как политическую силу, отстранить от руководства обществом, разрушить социализм, утвердить об- щество, базирующееся на буржуазных либеральных ценностях.
Третья (самая многочисленная) группа – это члены партии, пассивно или нейтрально относящиеся к своей партийности, воспринимающие ее как один из способов приобщения к политической организации, в какой-то мере гаран- тирующей им возможность для более уверенного и прочного существования, решения карьерных и социально значим проблем. Эта многочисленная группа занимала промежуточное положение между двумя названными ранее. По свое- му составу, своим интересам она тоже неоднородна, члены ее имели различные предпочтения, которые в определенной ситуации могли существенным обра- зом повлиять на принятие политических решений.
В этих условиях политически активную часть населения в основном состав- ляли партийные функционеры, а также лица, по тем или иным причинам заин- тересованные в политическом участии или вынужденные в силу возложенных на них обязанностей выполнять те или иные политические функции. У боль- шинства населения, которое в течение длительного времени не имело возмож- ности оказывать влияние на деятельность властных структур, выработался стереотип пассивного или формального отношения к политике.
Во второй половине 1970-х – первой половине 1980-х гг. осознание необ- ходимости перемен было присуще значительной части взрослого населения
СССР. Становилось все более очевидным, что власть структурно и морально устарела, не отвечает новым требованиям, не согласуется с произошедшими в обществе изменениями, не в состоянии дать новый импульс общественному развитию. Партийное руководство было не готово к радикальным переменам.
Более того, в силу объективных (частой смены после смерти Л. И. Брежнева высшего партийного руководства), субъективных (неукоснительного следова- ния давно отжившим догматическим установкам) причин момент для своевре- менных реформ был упущен. Полумеры, предлагаемые руководством, носили
О СООТНОшЕНИИ ПОНЯТИЙ «ВЛАСТь» И «УПРАВЛЕНИЕ»


1
ЧЕЛОВЕК. СООБЩЕСТВО. УПРАВЛЕНИЕ • № 2 / 2005
в основном характер создания видимости стремления к переменам. Ситуация постепенно стала выходить из-под контроля, что во многом осложнило воз- можность бесконфликтного развития событий.
Вследствие закономерностей, свойственных политическому обществен- ному развитию в кризисных ситуациях, когда к такому развитию событий не готовы существующие структуры государственной власти, деструктивные для данного общества силы бывают чаще всего лучше организованными, более инициативными, напористыми, энергичными, особенно если чувствуют соот- ветствующую опору и поддержку. Вряд ли успешные действия этих сил следу- ет считать случайными или объяснять их успех стечением обстоятельств. Без цели, без организации, без рычагов влияния и лидеров, обеспечивающих нали- чие названных факторов, без соответствующей материальной базы невозмож- на победа. Момент всеобщего недовольства масс существующим положением в СССР был ловко использован деструктивными силами, которые сумели не только организовать успешное наступление на правящую партию, дискредити- ровать в глазах общественности существующие властные структуры, но и укре- пить свои властные позиции путем создания соответствующих политических властных институтов, благодаря которым стало возможным легитимно осу- ществлять намеченный курс. В данном случае «демократический PR» сработал более чем успешно. «Вместо обновления социализма на основе устранения его деформаций во всех сферах жизни общества… произошли такие кардиналь- ные изменения, как распад мировой системы социализма, крах коммунизма и марксистско-ленинской идеологии, развал СССР и утрата КПСС своей моно- полии, возникновение многопартийности и политического и идеологического плюрализма, ликвидация Советской власти» [12, с. 6]. Когда речь идет о кри- зисе социализма, якобы обусловившем столь обвальный процесс разрушений, то вряд ли с этим до конца можно согласиться. При всех недостатках, внутрен- них противоречиях СССР в тот период обладал колоссальнейшими ресурсами, которые позволяли не только исправить, но и значительно улучшить эконо- мическое и политическое положение страны. Для этого нужна была «добрая воля», стремление и соответствующие компетентные шаги, ориентированные на интересы не узкой группы «пробуржуазно» настроенных лиц, а на интере- сы основной массы населения. Действительно, темпы экономического разви- тия страны во второй половине 1970-х – первой 1980-х гг. замедлились, час- тично это было связано с изменением конъюнктуры цен на мировом рынке, и прежде всего на энергоносители. Но этот факт не имел такого решающего значения, чтобы грозить существованию государства. Определяющую роль в возникновении и развитии кризиса в СССР сыграл властно-управленческий фактор. Система власти и управления настолько устарела, внутренне разло- жилась (качественно видоизменилась не в лучшую сторону под воздействием ряда факторов), что замена или реформирование ее стало необходимостью.
Другое дело —кто этим воспользовался.
В. В. мЕНьшИКОВ


ЧЕЛОВЕК. СООБЩЕСТВО. УПРАВЛЕНИЕ • № 2 / 2005 1
В такой противоречивой для страны внутренней и внешней международной ситуации осуществлялось исследование общественных и политических про- блем, одной из которых являлась власть. Использование марксизма-лениниз- ма в качестве методологической и идеологической основы было обязательным условием, которым должен руководствоваться ученый, если он не хотел всту- пить в противоречие с властью. В силу этого основное внимание, как правило, сосредоточивалось на теоретических аспектах проблемы: разработке понятий- ного, категориального аппарата, выяснении сущности власти, ее признаков, форм, принципов.
Естественно, в таких условиях догматизм и демагогия, нарочитая демонс- трация преданности существующему строю служили своеобразной защитой, мерилом благонадежности личности. При этом говорить о наличии свободы творчества не приходилось. В данный период политическая наука как особая самостоятельная отрасль знаний отсутствовала. Существовавшая марксист- ская теория, претендующая на эту роль, была не в состоянии в силу своей ме- тодологической ограниченности решить указанную задачу. Тоталитарным об- разом организованная власть была не заинтересована в наличии объективных политических исследований, которые подрывали бы ее престиж, ограничивали возможности для проявления волюнтаризма, субъективизма. Всякая попытка критики партии рассматривалась как враждебная социалистическому строю акция. В результате исследование проблем власти носило заведомо идеологи- зированный характер, игнорирующий анализ действительного положения дел в стране, имеющихся в обществе противоречий.
При всей закрытости общества от буржуазного мира нельзя отрицать нали- чие определенного влияния зарубежной научной политической мысли, озна- комление с которой чаще всего было не непосредственным, а опосредованным.
Критика буржуазных политических теорий, концепций власти способствовала расширению понятийного аппарата, позволяла получить общее представление об основных направлениях зарубежной политической науки.
В этот период проблемы власти исследовались, исходя из установок поли- тического партийного руководства. Чаще всего говорилось о превосходстве социалистической политической системы над капиталистической, о выда- ющейся роли Коммунистической партии и ее вождя в решении задач социа- листического строительства, о подлинном демократизме Советской власти, о единстве народа и партии, о превосходстве социалистического образа жизни над капиталистическим. Творческое наследие К. Маркса, Ф. Энгельса, В. И.
Ленина было вне критики. Комментарии, даваемые в плане разъяснения от- дельных положений марксизма-ленинизма, носили преимущественно пропа- гандистский характер. Считалось, что основы политической науки заложены основоположниками марксистского учения, чьими взглядами и нужно руко- водствоваться при исследовании общественных явлений. Такое понимание на- учных основ политики приводило к догматическому восприятию положений марксизма, абсолютизации его роли в науке, что отрицательным образом ска-
О СООТНОшЕНИИ ПОНЯТИЙ «ВЛАСТь» И «УПРАВЛЕНИЕ»


20
ЧЕЛОВЕК. СООБЩЕСТВО. УПРАВЛЕНИЕ • № 2 / 2005
зывалось на политических исследованиях. Отказ от жестко тоталитарной фор- мы организации политического бытия страны после смерти Сталина не был до конца последовательным и полным. Изменения не затронули существа полити- ческих отношений в обществе, так как организационные основы политической системы сохранялись в прежнем виде. Качественные изменения произошли в использовании репрессивных методов, что проявилось в уменьшении области физического принуждения и насилия. Независимо от этого уже во второй по- ловине 1950-х гг. ощутимо изменяется положения дел в общественных науках.
Повышается интерес к теоретическим проблемам политики, власти, самоуп- равления.
Одна из первых работ такого плана – статья А. И. Королева и А. Е. Мушкина
«Государство и власть», опубликованная в журнале «Правоведение» в 1963 г.
Главное достоинство этой работы в том, что в ней авторы показали важность разработки теоретических проблем власти. В ней были рассмотрены вопросы о понимании сущности власти и управления, о соотношении их между собой, о различиях между принуждением и убеждением и др. Некоторые высказанные авторами положения носили явно дискуссионный характер. Так, например, решая вопрос о соотношении понятий «власть» и «управление», они писали:
«Понятие власти следует рассматривать в двух аспектах, ибо подобно каж- дому явлению власть представляет собой единство внутреннего содержания
(волевой акт — „навязывание воли“, передача воли властвующего подвластно- му) и внешнего проявления („подчинение“ — руководство действиями и пос- тупками людей, управление людьми). Именно это внешнее проявление влас- ти позволяет определить ее в наиболее общем виде как управление» [7, с. 16].
Противопоставление власти как определенного вида волевого взаимодействия управлению людьми как внешнему выражению этого процесса вряд ли мож- но считать оправданным. Понимание внешнего проявления власти как управ- ления, безусловно, имеет определенный смысл, так как осуществление влас- ти в конечном счете реализуется в воздействии на социальное образование.
Однако такого рода дифференциация на внешнее и внутреннее проявление в значительной мере искусственна, ибо демонстрирует одностороннее понима- ние воли лишь как внутреннего, субъективного акта, не имеющего никакого отношения к осуществлению его на практике. В своих дальнейших рассужде- ниях авторы приходят к выводу, что власть как управление людьми связана с материальными средствами, а власть как передача воли властвующего подвлас- тным – с определенными способами осуществления власти. Под материальны- ми средствами они понимают орудия власти, социальные нормы; под способа- ми власти — «методы власти». «Следовательно, — делается вывод, — власть как управление людьми требует материальных средств — орудий власти, а власть как передача воли властвующего подвластным определенных способов, методов власти» [7, c. 18]. Таким образом, авторы материальным носителем власти видят не субъекта, а орудие власти, а внешним проявлением функций последнего — применение определенных методов. Методологически правиль-
В. В. мЕНьшИКОВ


ЧЕЛОВЕК. СООБЩЕСТВО. УПРАВЛЕНИЕ • № 2 / 2005 21
ная постановка вопроса решается неверно в силу того, что за основу берутся понятия промежуточного плана: «орудия», «методы власти». Несмотря на име- ющиеся спорные моменты, данная работа послужила своеобразным стимулом, давшим толчок к теоретической разработке проблем власти в отечественной литературе.
Известный специалист в области политической проблематики
Н.М. Кейзеров, анализируя названную работу, отмечал методологическую ошибочность смешения власти и управления как общественно необходимого труда. По его мнению, «управление» — более широкое понятие, чем власть, и нуждается в применении власти лишь в том случае, когда то или иное распоря- жение органов управления игнорируется, не выполняется [4, с. 35–36]. В более поздней работе он дает следующее определение власти: «Власть есть присущее обществу и определяемое его базисом волевое отношение между людьми (а в классовом обществе между классами), при котором применение ее носителем особой системы средств и методов обеспечивает выявление и доминирование властной воли посредством общественной организации в целях управления и обеспечения соблюдения социальных норм на основе принципа социальной ответственности» [3, с. 66].
А. К. Белых в своей работе «Управление и самоуправление», рассматривая вопрос о соотношении власти и управления, пишет: «Власть и управление — однопорядковые явления. Управление в любом обществе представляет в сущ- ности своей функционирование общественной власти. Без власти нет управле- ния. Управление естественное состояние власти. Как и управление, обществен- ная власть — общесоциологическое явление, она присуща любому обществу, на всех этапах его развития» [2, с. 102].
Автор диалектически правильно понимает взаимосвязь, взаимозависи- мость управления и власти как социальных явлений. Смещение функциональ- ного доминирования в сторону управления или в сторону власти возможно, но оно не отрицает самого факта наличия взаимосвязи.
Другой исследователь, И. М. Степанов, отмечает, что власть выступает в виде совершенно естественного и объективно необходимого регулятора обще- ственных отношений, в роли инструмента организации общества. Власть есть перенесение воли властвующего на подвластного. При этом воля понимается в социологическом плане. Основу ее составляют индивидуальные волевые по- буждения, которые в итоге выступают не как арифметическая сумма индивиду- альных волевых актов, а как новое волевое качество – общая воля, где со всей полнотой, ясностью и откровенностью выражены интересы и потребности социально типичные для данного сообщества в целом или для его отдельных групп. По вопросу о соотношении власти и управления И. М. Степанов зани- мает следующую позицию: «Управление — это главным образом организующая деятельность, а власть — это прежде всего авторитет» [10, с. 9].
О СООТНОшЕНИИ ПОНЯТИЙ «ВЛАСТь» И «УПРАВЛЕНИЕ»


22
ЧЕЛОВЕК. СООБЩЕСТВО. УПРАВЛЕНИЕ • № 2 / 2005
Суждения автора о власти, характере волевого взаимодействия выглядят достаточно убедительными. Заслуживает внимания тот факт, что понятие власти связывается с регулированием. Что касается разграничения понятий
«власть» и «управление», то оно не совсем убедительно. Авторитет чаще всего в научной литературе рассматривается как способ оказания влияния. Это вли- яние может носить преимущественно властный характер или базироваться на личных качествах, достоинствах человека. Иначе говоря, наличие авторитета не обязательно должно совпадать с наличием власти. Управление не исключает возможности использования властных методов, осуществления его властным образом, как и власть не исключает осуществления организационной деятель- ности, организационных функций. Введение разделительного понятия «авто- ритет» в данном случае не проясняет сути дела в решении вопроса о соотноше- нии управления и власти.
А. И. Щиглик руководство, управление, властвование считает понятиями однопорядковыми. «Поэтому следует согласиться, — пишет он, — с мнением, что „внешнее проявление власти позволяет определить ее в наиболее общем виде как управление“. Вот почему… есть основание утверждать, что социальная природа управления обществом сводится именно к властвованию, т. е. перене- сению воли властвующих или властвующего на подвластных или подвластно- го, т. е. к руководству поступками, действиями других людей» [13, с. 22].
Однопорядковость понятий «руководство», «властвование», «управление» состоит в том, что все они являются формами (видами) социального регули- рования, при этом каждое из них несет в себе наряду с общими моментами нечто отличное. Руководство указывает на наличие соответствующего качест- ва у субъекта по отношению к объекту, на неравное положение их в структуре властных и управленческих отношений. Сведение власти к властвованию по аналогии с управлением, понимание их преимущественно в функциональном, процессуальном плане не устраняют существующих между ними различий.
Трактовка властвования как сугубо волевого отношения, якобы входящего в социальное управление, не совсем верно отражает реальное положение вещей, ибо волевое взаимодействие присуще и социальному управлению безотноси- тельно к тому, используются им властные методы или нет.
Ю. А. Тихомиров считает, что решение вопроса о соотношении государс- твенной власти и государственного управления чрезвычайно важно. «С этой точки зрения, — пишет он, — можно с полным основанием поддержать пози- цию тех ученых, которые считают, что содержание власти наиболее ярко про- является в государственном управлении. Управление как процесс реализации власти, ее внешнее выражение в этом смысле органически связано с властью и не может без нее существовать» [11, с. 31–32]. В этом высказывании автор правильно, на наш взгляд, отмечает единство управления и власти. Но вряд ли можно при этом согласиться с утверждением, что всякое проявление влас- ти есть управление, а управление есть процесс реализации власти. Думается, что такой подход — следствие нечеткого разграничения понятий в функцио-
В. В. мЕНьшИКОВ


ЧЕЛОВЕК. СООБЩЕСТВО. УПРАВЛЕНИЕ • № 2 / 2005 23
нальном и организационном (институциональном) смысле. Так, в начале своей книги автор дает следующее определение власти: «Власть является мощным организующим и регулирующим фактором общественной жизни. Ее можно охарактеризовать как способность подчинять поведение и деятельность лю- дей воле всего общества или отдельного класса. Власть может выражать как общую волю и общие интересы, основываясь на добровольном и сознательном подчинении, так и волю группы людей, навязываемую большинству членов общества насильно» [11, с. 25]. Определение власти вполне приемлемо, хотя
«способность подчинять», понимаемая в веберовском смысле, предполагает наличие реальной возможности это делать. В этой связи, думается, можно со- гласиться с мнением А. Г. Аникевича. «На наш взгляд, – пишет он, – определе- ние власти как способности принуждать к повиновению имеет в своей основе смешение собственно власти с процессом ее осуществления, с властвованием, когда субъект власти реально утверждает и осуществляет свою властную волю и способен принуждать к ее исполнению в силу наличия в его распоряжении соответствующих средств и методов» [1, с. 51–52].
В работе «Государство и право – исторические разновидности органов и норм управления обществом» А. Е. Мушкин, подводя итог дискуссии по воп- росу соотношения власти и управления, выделяет три наиболее значимые, по его мнению, позиции: «…понятие управления ýже понятия власти, т. е. управ- ление является частным, а власть — общим; понятие управления шире поня- тия власти, т. е. управление представляет собой общее, а власть — частное; понятия управления и власти тождественны» [8, с. 6]. Критикуя первые две точки зрения, автор отстаивает последнюю, утверждая, что управление есть власть. Наверное, решение данного вопроса состоит не столько в том, чтобы на основании имеющихся общих признаков отождествить эти понятия, а в на- хождении и выявлении наряду с общими признаками тех различий, которые характеризуют власть и управление как специфические явления. Необходимо найти критерий, который позволил бы определить сущность данных понятий.
Вопрос же о том, что шире – управление или власть, должен решаться каждый раз в зависимости от конкретных условий. Развивая дальше свою мысль, автор приходит к следующему выводу:

Каталог: arhiv -> 2005 2
arhiv -> Анализ динамики капитализации российских компаний при проведении ipo
arhiv -> О качестве диссертаций и интеграции россии в мировое образовательное пространство
arhiv -> Родни Колин Зеркало света
arhiv -> 1. Психонумерология любви и дружбы /Рузов В. О
arhiv -> Контрольная работа по дисциплине Менеджмент студента группы 12501 зачетная книжка №11-5-007
arhiv -> 1. Методы управления. Их сущность и значение
arhiv -> Техника быстрого чтения
arhiv -> -
2005 2 -> Законотворческая деятельность российских либералов в государственной думе (1906-1917 гг.) Москва 2005
2005 2 -> М. И. Стрельцова (Новосибирск) Церковь и образование: пути сотрудничества


Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3


База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница