Эскиз эволюции человеческой сущности труда и стоимости



Дата12.04.2021
Размер104 Kb.
ТипОтчет

К. филос. н., доц. В.В.Корякин

Пермский государственный университет


Эскиз эволюции человеческой сущности

труда и стоимости

Современное общество переживает существенные изменения, все отчетливее проявляются глубинные тенденции развития человеческой сущности, которые требуют систематического, фундаментального описания и объяснения. Особенно остро такая потребность ощущается при анализе экономической жизни общества, труда и стоимостных отношений в условиях кризиса рыночного типа хозяйства. Проблема стоимости является одной из ключевых в современной экономической и философско-экономической литературе, поскольку именно в стоимостных отношениях как явлении наиболее остро раскрываются имеющиеся противоречия материальной жизни людей, тенденции ее движения. Практически все наиболее авторитетные направления констатируют кризис товарной стоимости в современном обществе. Высказываются самые различные точки зрения на перспективы ее развития: от признания полного вырождения любых форм стоимости (1) или радикальной смены содержания (в связи с якобы вытеснением материального труда умственным) (2), до представления о смене исторически исчерпавшей себя товарной формы собственности нетоварной, или посттоварной (3). Последнее утверждение было высказано впервые еще в политэкономических работах К.Маркса. Следует согласиться с выводом В.В.Орлова о том, что трудности анализа стоимостных отношений связаны со слабостью целого ряда ключевых философских абстракций, в первую очередь материального труда (4).

Стоимость, или товарная стоимость, по мнению К.Маркса, представляет собой овеществленный абстрактный физический материальный труд. Труд выступает субстанцией стоимости, как ее качественной (потребительской), так и количественной (меновой) сторон. Данное открытие позволило К.Марксу раскрыть механизм самодвижения, внутренние противоречия и пределы развития товарных стоимостных отношений и рыночного хозяйства в целом (5). Субстанциальные основания стоимости Маркс выводит путем максимального отвлечения от всего конкретного многообразия рыночных феноменов, что является ярким примером метода восхождения от конкретного к абстрактному. Начав с товара как внешнего предмета, вещи, благодаря свойствам которой удовлетворяются какие-либо потребности человека, или потребительной стоимости, К.Маркс через анализ количественного соотношения потребительных стоимостей, или меновой стоимости, пришел к выводу о том, что общим для всех товаров является не какое-либо их конкретное природное свойство, а то, что они – продукты человеческого труда. Однако с отвлечением от характера потребительных стоимостей возникла необходимость абстрагирования и от полезного характера конкретных видов труда, представленных в них. В конкретном многообразии форм труда Марксом было обнаружено общее – так называемый абстрактный труд. Как продукты абстрактного труда товары есть стоимости (6). Выделив абстрактный труд, его характеристики, К. Маркс обозначил измеримость стоимостей количеством затраченного на их производство абстрактного труда, что формально выражается в величине общественно необходимого рабочего времени (7). Диалектика абстрактного и конкретного труда, физического материального и умственного (без учета данной дифференциации необъяснимы конкретно-исторические условия складывания товарного производства) является отправной точкой в анализе системы капиталистического производства во всем его действительном многообразии у К.Маркса.

Учитывая данные достижения Марксовой трудовой теории стоимости, следует отметить, что она исторически ограничивается анализом лишь товарной формы стоимости. Предложив общие теоретические основания анализа стоимостных отношений, К.Маркс все же не дал общей трудовой теории стоимости. Все историческое многообразие форм стоимости, по сути, осталось за пределами анализа, в тени концепции капиталистической стоимости. Не случайно практически у всех интерпретаторов Марксовой теории (как ее сторонников, так и противников) обнаруживается тенденция к отождествлению стоимости вообще с ее товарной формой, труда вообще с абстрактным трудом (т.е. конкретно-исторической формой труда вообще), материального труда с физическим (т.е. материальным трудом на ранних этапах исторического развития). Естественным поэтому кажется их вывод о вырождении стоимости вообще или смене ее содержания. Индивидуализация современного производства, абстрактный труд в котором, действительно, утрачивает стоимостнообразующую роль, рассматривается как процесс разобщения, утраты всякого общего содержания труда, а стало быть, основания менового выражения потребительных стоимостей, стоимости как таковой. Утрата производственной значимости физического материального труда интерпретируется как процесс его дематериализации, в связи с чем стоимость якобы перестает быть результатом материального труда и начинает наполняться духовным ценностным содержанием. Отмеченные теоретические трудности порождают необходимость углубления базовых экономических и философских абстракций (в первую очередь труда и стоимости) и построения на их основе общей трудовой теории стоимости, в которой было бы учтено общее содержание стоимости в единстве со всем многообразием ее конкретных исторических форм. В данной статье нам бы хотелось лишь в некоторых существенных моментах, эскизно дать очертания этой теории и метода ее построения.

В первом приближении труд – это целесообразная деятельность, процесс преобразования природы, производство материальных благ с целью удовлетворения определенных человеческих потребностей. Такое понимание труда, весьма распространенное в экономической науке, является малосодержательным и поэтому допускает различные варианты интерпретации. При таком определении труд можно раскрыть и как духовный по содержанию процесс опредмечивания знания, и как материальный. Понимание труда как процесса овеществления знания, восходящее к классической философской традиции (наиболее ярко представлено у Г.В.Ф.Гегеля) и свойственное ряду современных течений (в первую очередь теоретикам постиндустриального общества), не раскрывает причин самодвижения труда, материального и общественного производства в целом, чревато многими логическими трудностями (8). В рамках материалистического понимания истории труд впервые был раскрыт как социальный материальный процесс. С данных позиций труд в первую очередь – это процесс производства человеком своей собственной социальной материальной сущности посредством преобразования природы, субстанция общественной жизни. В труде преобразуется вся объективная реальность: и природа, и сам человек. Научная социальная философия впервые обнаружила человеческую сущность труда, известное тождество сущности человека и труда, что позволило раскрыть причины самодвижения общества. Идея человеческой сущности труда стала во многом отправной в трудовой теории стоимости К.Маркса. Однако человеческая сущность труда была раскрыта лишь в принципиальном и предельно общем виде, чего было достаточно для анализа общих оснований производства, но недостаточно для исследования всего его конкретного многообразия. Не случайно современный материализм обнаруживает тенденции к углублению базовых абстракций – сущности человека, труда, исторического процесса. Представители пермской школы видят возможность этого углубления в переходе к новой форме диалектики – конкретно-всеобщей и соответственно новой форме научного материализма (9). Конкретно-всеобщая диалектика описывает в развитии не только общее, но и в сжатом обобщенном виде все многообразие особенного, в отличие от традиционной – абстрактно-всеобщей, учитывающей лишь общее. Применительно к социальной проблематике на базе конкретно-всеобщей теории в общем и во многом предварительном виде были уточнены концепция сущности человека как единства его родовой и индивидуальной социальной материальной сущности и исторического процесса как выражения и развития родовой и индивидуальной сущности человека (10). Углубление абстракции труда, а следовательно, и стоимости связано, на наш взгляд, с выяснением их родового и индивидуального человеческого содержания.

Человек – социальное материальное существо, сущностью которого является производство собственной жизни посредством преобразования природы. Человек – существо универсальное, поскольку в обобщенном, концентрированном виде включает в себя все бесконечное многообразие качеств объективной реальности, находится в практическом отношении к бесконечному миру в целом. Как существу родовому, человеку в обобщенном виде присущи качества человечества в целом, способность практически относиться к обществу, всему многообразию людей. Вместе с тем универсальное и родовое содержание представлено в человеке в некоем специфическом, индивидуализированном виде. В данном плане мы можем наблюдать как известное тождество (единство) сущности мира, рода и индивида, так и различие (противоречие). Человеческий род, социальная форма материи – высшая форма объективной реальности, как сама материя, социальная действительность способна к бесконечному саморазвитию. В известном смысле общество – это та же материя во всем ее бесконечном многообразии, но представленная в специфической форме, в особенном, и в этом плане не совпадающая с собой, отчужденная от себя. В развитии общества можно наблюдать движение к тождеству с миром в целом. Данное тождество от этапа к этапу модифицируется, меняет свои исторические формы, становится все более полным (содержательным), но никогда абсолютным, поскольку «саморазличение» общего в многообразии особенного – фундаментальная сущностная характеристика объективного мира. Содержательное богатство (развитие) действительности характеризуется единством многообразия ее форм. С момента возникновения человека многообразие материального мира в целом реализуется посредством роста многообразия общества и наоборот. Аналогичное миру и человеческому роду отношение обнаруживается между человеческим родом и индивидом. Человеческий род представлен во всем многообразии индивидов, индивид – концентрат, специфическое выражение общественной действительности в целом. В определенном смысле индивид – это общество во всем его бесконечном многообразии, но, будучи представленным в специфической форме, отчужденное от себя, с собой не совпадающее. Исторический процесс во многом предстает как движение индивида к тождеству с обществом, собственным родом. По мере развития индивид все полнее раскрывает свое родовое содержание посредством практического отношения к все большему многообразию индивидов. Тождество индивида и рода исторически меняется, выступает в различных конкретно-исторических формах, становится более полным и содержательным, но никогда абсолютным. Уровень развития общества выражается в единстве многообразно развитых индивидов. Чем всестороннее развит индивид, тем глубже в нем раскрывается человеческий род. Диалектика универсального, родового и индивидуального в человеческой сущности выступает в качестве субстанциального источника общественного развития.

Универсальная, родовая и индивидуальная человеческая сущность объективно реализуется в труде. Именно труд как высшая универсальная форма материальной активности ставит человека в отношение к миру в целом, производит человека как социальное материальное универсальное существо, тождественное материи, но в то же время отличное от прочего (природного) многообразия ее форм. Как родовая и общественная материальная деятельность труд ставит человека в отношение к обществу, другим индивидам в целом, производит человека как родовое существо. Будучи индивидуальным процессом, труд производит человека как индивида, обособляет его от общества и придает его родовому содержанию специфическое выражение. Сообразно собственной человеческой сущности труд проявляется в многообразии форм (11), важнейшими из которых являются труд вообще и конкретный труд. Учет данных форм необходим для анализа стоимостных выражений. Конкретный труд как особенный вид деятельности порождает потребительные стоимости, в то время как труд вообще, затраченный на производство потребительной стоимости, является основанием менового выражения продуктов труда и в итоге – стоимости. В основе диалектики труда вообще и конкретного труда лежит диалектика единства родовой и индивидуальной человеческой сущности соответственно. Родовое содержание проявляется через все многообразие индивидуального в человеке, представлено в многообразии индивидов, как таковое не существует; труд вообще соответственно – через все многообразие конкретных видов труда.

В самом общем смысле стоимость – это ценность. Любой предмет, в том числе продукт труда, ценен тем, что при его помощи могут быть удовлетворены определенные человеческие потребности. Ценность предмета будет тем выше, чем существеннее (сущностнее) потребности, которые будут удовлетворены в процессе его потребления. Поскольку сущность человека заключена в производстве им собственной жизни посредством преобразования природы, наиболее ценен будет тот предмет, посредством которого будет удовлетворена важнейшая (жизненно необходимая) потребность человека – в труде. Труд, как уже отмечалось, – родовой (и поэтому общественный) и одновременно индивидуальный материальный процесс. Чем полнее в нем выражено тождество родовой и индивидуальной человеческой сущности, тем труд разнообразнее и сложнее, тем ценнее предмет, посредством которого будет удовлетворена потребность в таком труде (12). Так как в человеческой сущности и труде как сущностном свойстве человека представлено единство родового и индивидуального содержания, любой предмет человеческой потребности представляет собой как индивидуальную, так и общественную ценность. При этом индивидуальная ценность предмета будет тем выше, чем выше будет его общественная ценность и наоборот. Основанием роста индивидуальной и общественной ценности предмета потребления является движение к тождеству родового и индивидуального в человеке, человеческом труде. Поскольку сущность человека и труда заключается в их социальной материальности, фактической ценностью или стоимостью может обладать только материальный предмет, ценность или «стоимость» идеального предмета может иметь только отраженный характер (о чем речь пойдет ниже). Любая человеческая потребность, даже простая – очеловеченная биологическая удовлетворяется посредством труда (духовные потребности, в свою очередь, хотя и удовлетворяются идеальным образом, но складываются на базе материальной жизни человека и реализуются при помощи материальных средств), предмет потребности, таким образом, приобретает ценность, если он подвергся преобразованию в процессе труда. Предмет является потребительной стоимостью, если произведен трудом в его конкретной форме, стоимостью, поскольку произведен трудом вообще.



Рассуждая о потребительной стоимости, К.Маркс отметил, что она при капитализме «имеет стоимость лишь потому, что в ней овеществлен, или материализован, абстрактно-человеческий труд» (13). Стоимость продукта измеряется «количеством содержащегося в ней труда» (14). Представление о материализации, овеществлении или опредмечивании труда в его продукте является весьма распространенным в литературе и имеет существенные различия в интерпретации. Во многом категория «опредмечивание» является наследием гегелевской и в целом идеалистической философии. С точки зрения Гегеля, в процессе труда идея обретает свою инобытийную форму в материальном продукте, труд выступает как процесс опредмечивания знаний, продукт труда содержит в себе сам труд в качестве овеществленной идеи. Такое понимание опредмечивания явно противоположно духу Марксовой теории. Понятие овеществления, материализации или опредмечивания труда не стоит трактовать буквально. Во-первых, труд – это изначально материальный, предметный процесс, стало быть, материализоваться (стать материальным) он не может по определению. Во-вторых, труд – это социальное материальное свойство, могущее принадлежать только социальному материальному субстрату – человеку, а стало быть, содержаться в собственном продукте (который есть не более чем преобразованный природный объект) он в прямом смысле не может. Природный предмет не может обладать надприродными социальными свойствами. Опредмечивание труда в продукте, по сути, есть не что иное, как преобразование предмета, приведение его в соответствие с человеческой сущностью сообразно уровню ее сложности, превращение его в условие и источник человеческого существования. В этом процессе человек все полнее преобразует бесконечный мир, обретая с ним единство, углубляясь в собственную универсальную сущность. Продукт тем ценнее будет для человека, чем больше он приведен в соответствие с человеком, чем полнее в процессе потребления он будет способствовать преобразованию бесконечного мира и углублению человека в собственную универсальную сущность.

Ценность предмета имеет и формальное выражение. Превращение предмета потребности в источник существования и развития человека характеризуется определенной длительностью (или общественно необходимым рабочим временем). В данный временной отрезок включается как время, затраченное на производство определенной потребительной стоимости, так и время, затраченное на ее потребление (расходование). Впрочем, быстрота потребления в конечном счете определяется также характером производства, опосредуется им. Чем эффективнее производство какого-либо предмета (выше производительность труда), тем быстрее удовлетворяются человеческие потребности, идет развитие человеческой сущности, тем ценнее созданный предмет потребления. Объективно оказывается, что ценность, или стоимость продукта для общества тем выше, чем интенсивнее труд, затраченный на его производство. Или, другими словами, величина стоимости обратно пропорциональна количеству вложенного труда или времени, затраченного на необходимое производственное действие. На первый взгляд, подобный вывод кажется логически и фактически абсурдным. Если стоимость есть выражение доли опредмеченного (в уточненном значении этой категории) в продукте труда вообще, то ее величина должна быть прямо пропорциональна затратам труда: стоимость тем ниже, чем ниже объем израсходованного общественно необходимого рабочего времени. Последнее утверждение будет верным, если качество труда вообще (а мы отметили, что он исторически усложняется, меняет формы по мере сближения родовой и индивидуальной сторон человеческой сущности) – величина постоянная. Стоимость, действительно, будет ниже, если величина качественно одного и того же труда вообще, вложенного в производство, будет меньше. Вспомним, что К.Маркс, обнаружив прямую пропорциональную зависимость размеров товарной стоимости и вложенного абстрактного труда, последний рассматривал как величину качественно постоянную (в пределах своей конкретно-исторической формы). Интенсивность труда есть не просто некая порция труда вообще. Труд вообще – не застывшее, раз и на всегда данное образование. Он исторически изменчив. Производительность труда, притом что она, безусловно, характеризуется длительностью, – прежде всего качественная характеристика. Труд тем производительнее (и тем быстрее свершается), чем полнее в нем раскрывается тождество универсальной, родовой и индивидуальной человеческой сущности. Поэтому, утверждая обратно пропорциональную зависимость размера стоимости и интенсивности труда, в основе мы имеем соотношение простых и сложных форм труда и соответственно предметов, преобразованных ими. Стоимость предмета будет тем выше, чем сложнее окажется вложенный в него труд. Продукты простого труда по мере развития производства все больше будут терять ценность (стоимость) для человека. В эпоху кризиса рыночного хозяйства стоимость продукта стремительно падает не только потому, что резко сокращается доля вложенного в него абстрактного труда, но и потому (прежде всего потому), что сам абстрактный труд утрачивает характер эффективного средства углубления человека в собственную универсальную, родовую и индивидуальную сущность. Возникает более совершенная форма труда вообще.

Общественное развитие представляет собой процесс углубления человека в собственную социальную материальную универсальную, родовую и индивидуальную сущность. Последовательная смена конкретно-исторических форм единства (в известном смысле тождества) универсальной, родовой и индивидуальной человеческой сущности составляет основное содержание этапов развития труда, стоимостных отношений, общества в целом. На этапе первобытности тождество индивидуального, родового и универсального в человеке предстает в своей непосредственной, недифференцированной и поэтому предельно простой форме. Различие человеческой трудовой деятельности было связанно с половозрастной структурой общества, поскольку именно особенности пола и возраста (человеческой физиологии) имели в данный исторический период прямое производственное значение, выступая в качестве его единственного энергетического источника. Труд представителей одной и той же половозрастной группы ничем по существу не различался, поэтому в своем собственно социальном качестве (за вычетом различий своих физиологических оснований) был одним и тем же. Первобытность дает пример, по сути, абстрактного тождества всех видов деятельности (общего и особенного в труде), всех индивидов, а следовательно, индивида и рода.

Общество явилось результатом бесконечного мирового процесса, итогом и выражением всего многообразия противоречий его развития, которые сконцентрировались как в самом человеке, так и в непосредственном его природном окружении. Как результат этих неразрешимых в рамках самой природы противоречий человек, человеческий труд одновременно стали радикальным и универсальным средством их разрешения. Мир «сконцентрировался» в человеке и непосредственно вокруг него. Первобытность началась с этого предельно общего и недифференцированного непосредственного единства мира и человека, их абстрактного (выраженного в минимуме предметов труда, с одной стороны, и предметных действий человека – с другой) тождества. Образно и несколько упрощенно говоря, первоначально мир как объект преобразования, условие и источник бесконечного общественного развития предстал перед человеком в виде речной гальки, а человек перед миром – как универсальный фактор разрешения его противоречий и дальнейшего развития в виде трудового действия, скалывающего ее край. История, таким образом, началась со становления, реализации и утверждения обозначенного тождества универсальной, родовой и индивидуальной сущности человека. Максимальная идентичность индивида роду (реализующаяся через идентичность другим индивидам), природным условиям, которые в принципе могут быть задействованы в труде отдельного человека, становится ведущим основанием общественного существования, важнейшим человеческим сущностным содержанием труда в первобытную эпоху.

Стоимость продукта первобытного труда имела соответствующее сущности данного труда содержание и была измерима соответствующим той же сущности общественно необходимым рабочим временем. Общественно необходимое рабочее время в первобытный период, видимо, представляло собой время, которое требовалось для создания какой-либо потребительской стоимости при максимально идентичных условиях производства (общественных и природных), идентичном уровне умелости производителя и идентичной интенсивности его труда. Стоит отметить, что идентичное не тождественно среднему, а представляет собой соразмерно развитое (одинаково простое или одинаково сложное). Идентичность производства и идентичность его продукта на заре человеческой истории являлись условием выживания и максимального развития человека, общества в целом. Чем идентичнее был продукт производства, тем больше его потребление способствовало идентификации индивидов, тем значительнее была его стоимость. Не случайно первобытное производство осуществлялось в рамках жесткой традиции. Чем точнее воспроизводился трудовой процесс (и следовательно, копировался создаваемый из поколения в поколение продукт), тем ценнее был осуществляющий его индивид.

По мере роста производительности труда, овладения человеком производственными возможностями своей индивидуальной телесности интенсивность идентификации росла и, соответственно, падала стоимость продукта. Сокращение рабочего времени на производство идентифицированного продукта высвобождало человека для более сложных видов деятельности. По мере охвата трудом все более многообразных сил природы обнаружился предел производственных возможностей отдельного индивида: будучи ограничен своими макропараметрами, он непосредственно может находиться в деятельном контакте лишь с ограниченным кругом предметов. Освоение новых сил природы в итоге приводило к выходу за рамки идентичности: приходилось осваивать новые виды деятельности в ущерб совокупности идентифицирующих трудовых операций. Пошел процесс дифференциации труда между индивидами (в отличие от разделения производственных операций в рамках индивидуального идентичного труда). Сама возможность разделения труда могла возникнуть лишь при условии полного освоения человеком своей индивидуальной телесности, сокращении рабочего времени на производство идентичного индивида и появлении тем самым времени на специализированный труд. Падение стоимости продукта первобытного производства можно, таким образом, объяснить в двух планах: формальном – сокращение рабочего времени – и содержательном – утрата значимости идентифицированного труда, рождение качественно более сложной формы производства, основанной на его разделении.

Несмотря на дифференциацию, труд сохранил ручной и слитный со средствами производства характер. Единство личного и вещного в труде при его дифференциации привело к расщеплению человеческой сущности: оказалось нарушено абстрактное единство индивидуального, родового и универсального в человеке, начал формироваться частичный индивид, т.е. такой индивид, который в своей непосредственной деятельности уже не мог целиком произвести всех необходимых ему как родовому и универсальному существу условий социального материального существования. Будучи частичным, непосредственно связанным лишь особенными сторонами действительности, производя продукт, удовлетворяющий соответствующие частичные потребности, человек стал испытывать нужду в необходимом многообразии продуктов, потребление которых могло восполнить его сущность. И чем специализированнее становился труд человека, тем в большем многообразии продуктов начинал испытывать он нужду. Однако в силу неразрывного единства труда и средств производства (средств и продуктов труда) частичному человеку оказывалось невозможно приобрести необходимые средства жизни и превратить свой собственный продукт в средство жизни другого человека. При низкой производительности специализированного труда в древности произведенный им продукт шел главным образом на удовлетворение соответствующей частичной потребности его субъекта. Единственной возможностью приобретения прочих необходимых средств жизни могло стать прямое без всякого эквивалента и потому насильственное их отчуждение. По мере дифференциации труда данный процесс усугублялся, порождая деятельность, единственным предметным содержанием которой становилось исключительно насильственное отчуждение продукта, созданного частичным производителем. В обществе обнаружился процесс классообразования, раскол на людей, занятых непосредственным производством, и людей, занятых внеэкономическим отчуждением продукта с последующим его обменом и распределением. Поскольку личное и вещное в труде оставались неразрывны, вслед за отчуждением продукта шло отчуждение и средств производства в целом, и самого непосредственного производителя.

Вследствие дифференциации труда и расщепления человеческой сущности процесс их отображения стал выходить за пределы индивидуальной предметности тождественных роду индивидов. Индивидуальное и общественное в мышлении стали расходиться. Частный производитель, осуществляющий контакт с частными условиями жизни, непосредственно уже не мог отобразить всего многообразия жизни в целом, однако данное отображение было необходимо для поддержания его родовой сущности. Со всем многообразием индивидуальных производителей и условий их существования непосредственно сталкивались лишь люди, занятые их непосредственным отчуждением. В связи с этим класс, отчуждающий средства жизни, приобрел функцию не только организации труда и перераспределения произведенного продукта, но и осмысления общественной жизни в целом. Умственный труд (в его наиболее общей и сложной форме) отделился, таким образом, от непосредственной материальной трудовой деятельности. Внеэкономическое принуждение явилось необходимым условием, опосредующим единство специализированных индивидов, их тождество родовому и универсальному содержанию и развития человеческой сущности в целом. По мере дифференциации труда обогащался человеческий род.

В эпоху внеэкономического принуждения изменилось содержание стоимостных отношений и их формального выражения – общественно необходимого рабочего времени. Последнее, видимо, предстало как время, необходимое для создания какой-либо потребительной стоимости при максимально дифференцированных условиях производства, высоком уровне умелости и максимально возможной интенсивности труда частного производителя. При этом речь идет не о дифференциации труда вообще, а о такой дифференциации, которая возможна в условиях единства личного и вещного в труде индивида и задействованного им макропредмета в совокупности всех сторон последнего. Стоимость (общественная и индивидуальная значимость) произведенного при таких условиях продукта была тем выше, чем специализированнее, качественнее и интенсивнее был затраченный на него труд. В условиях опосредующего производство насилия, отсутствия непосредственного обмена продукты (как стоимости) были соизмеримы, если были созданы максимально качественно для своего вида производства, независимо от того, сколько в действительности было затрачено времени на производство каждого из них в отдельности. При таком положении получалось, что виртуозно выполненный продукт, к примеру ткачества, обладал той же стоимостью, что виртуозно созданный продукт в кузнечном деле. При этом следует отметить, что сохранялась, хотя и в не определяющей мере, превращенная первобытная форма стоимости, основанная на идентифицированном труде, но в значении идентификации деятельностей в рамках специальности. Регламентация, ориентир на лучшие традиционные образцы, точность воспроизведения трудовых операций в рамках кастового или цехового производства – известный факт древнего общества.

Насильственное отчуждение, опосредующее производственный процесс, росло по мере увеличения стоимости, его эффективность усугублялась за счет средств, созданных производством (оружия, административных построек и т.п.), но как таковое оно не являлось источником образования стоимости.

По мере роста производительности труда, овладения человеком новыми силами природы, к концу Средневековья обнаружились существенные пределы общественного развития, сопряженного с единством личного и вещного в труде. Практически все качественно возможное многообразие макропредметов в единстве сторон каждого из них было охвачено в труде. Стоимость виртуозно выполненного продукта стала падать, в содержательном плане – в силу утраты объективной сложности производящего его труда, в формальном – в силу сокращения общественно необходимого времени, затраченного на его производство. Дальнейшая дифференциация производства, а стало быть, его усложнение могли быть связаны с выходом за рамки макропредмета как целостного образования, с переходом к обработке отдельных его сторон. Данный процесс порождал необходимость отделения от труда его вещественного элемента (средств производства), поскольку обработка макропредмета в целом теперь становилась делом нескольких производителей. Конкретный труд перешел из своей частной формы в частичную, оказался доведен до элементарного трудового действия (обратнопоступательного, вращательного и т.п.), преобразующего отдельную сторону макропредмета. Одновременно частичный конкретный труд стал основанием непосредственного обмена преобразуемыми предметами, поскольку пригодный к потреблению вид продукт приобретал лишь пройдя через всю необходимую совокупность частичных деятельностей, частичных производителей. При этом различные виды частичной деятельности приобретали соразмерный (усредненный) характер, поскольку скорость преобразования предмета различными частичными производителями зависела от слаженности их работ.

Доведенный до элементарного действия труд стал теперь приложим к любым макропредметам, обладающим соответствующей ему стороной. Отделение труда от средств производства, таким образом, оказывалось одновременно основанием для контакта частичного производителя с большим многообразием предметов. В процессе этого контакта обнаруживались и преобразовывались общие всем макропредметам стороны, что в простейшей форме восстанавливало непосредственное тождество индивида его универсальной сущности. Дифференциация труда до элементарного предметного действия выявила в нем предельно простое общее содержание, представшее в форме абстрактного труда. Абстрактный труд – простой средний труд, простое расходование рабочей силы. Таким образом, обреталось новое качественное единство индивида и рода. Обогащение универсального и родового содержания человеческой сущности опосредовалось теперь частичной трудовой деятельностью. Произведенный продукт тем более становился значим, чем быстрее и полнее его потребление способствовало становлению нового типа единства индивидуальной, родовой и универсальной человеческой сущности. Стоимость произведенного продукта приобрела соответствующее формальное выражение в общественно необходимом рабочем времени, которое требовалось на создание какой-либо потребительной стоимости при общественно нормальных (средних) условиях производства, среднем уровне умелости рабочего и средней интенсивности его труда. При этом в товарную форму стоимости в подчиненном виде вошли предыдущие формы, связанные с идентификацией труда и его разделением (теперь осуществляющиеся в рамках частичной деятельности).

В преобразованном виде сохранило свое значение насильственное безэквивалентное отчуждение продукта. Поскольку частичный труд мог совершенствоваться лишь по мере охвата все большего числа макропредметов, при этом каждый частичный рабочий нуждался в разных (сообразно своей специализации) сторонах одних и тех же предметов, необходимым становилось перманентное отчуждение последних. При этом, чем интенсивнее становился труд, тем быстрее осуществлялось отчуждение. Сохранило свое значение отделение от непосредственного материального производства умственного труда. Преобразование отдельных сторон макрореальности не давало возможности частичному производителю непосредственного отображения целостных характеристик предметного мира, в отличие от предпринимателя, осуществляющего в процессе перманентного отчуждения и распределения продуктов прямой контакт с максимальным предметным многообразием.

По мере охвата в труде всего доступного многообразия сторон макрореальности (технически это проявилось в изобретении и внедрении в производство машин) его объективная значимость и стоимость созданного им продукта, как, впрочем, и время, затраченное на производство данного продукта, стали сокращаться. Дальнейшее развитие оказалось связано уже не непосредственно с макродействительностью, а с ее основаниями – углублением, в первую очередь, в микромир. Преобразование микромира, с одной стороны, требовало создания системы макроскопических технических средств (данные средства, при помощи которых человек оказывал действие на микроскопические процессы, не могли представлять собой преобразованную частную сторону действительности), с другой – комплексного вмешательства в процессы, питающие макромир в целом. Отмеченный процесс сегодня проявляется в НТР. В данных условиях труд обретает все более общий характер: в нем полнее реализуется его универсальное содержание. Комплексное изменение действительности требует систематизации трудовых действий с учетом всего особенного их содержания, соответственно преобразуемому многообразию предметов. Трудовой процесс, таким образом, обнаруживает тенденцию как к обобщению (и сближению индивидов, углублению их родового содержания), так и к специализации. В современных условиях, видимо, происходит становление качественно новой формы единства универсальной, родовой и индивидуальной человеческой сущности в труде. Общее содержание в труде начинает порождаться не путем его усреднения, а посредством приобретения индивидом всего многообразия особенных производственных навыков. Труд становится в высшей мере индивидуализированным и одновременно общим. При таких условиях меняется форма стоимости продукта и содержание времени, затраченного на его производство. Последнее предстает, видимо, как время, необходимое для производства какой-либо потребительной стоимости при максимально универсальных и индивидуализированных одновременно условиях производства, высоком уровне умелости рабочего (многообразии его деятельности и обобщенности) и предельной интенсивности его труда. Чем эффективнее современное производство способствует углублению индивидуального, родового и универсального содержания в человеке, тем выше значимость (стоимость) его продукта. В эпоху нарождения нового типа труда (научного, или всеобщего, важнейшей чертой которого является предельная обобщенность и индивидуальность), пока он является зачаточным, низкопроизводительным в сравнении с собственными возможностями, пока он не вытеснил частичный и абстрактный труд из производства, стоимость его продукта оказывается обратно пропорциональной товарной стоимости. Товарная стоимость продукта современного наукоемкого производства (нового типа труда), доля среднего труда падает, новый тип стоимости растет. Чем ниже товарная стоимость наукоемкого продукта, тем выше его реальная стоимость, объективная общественная значимость.

Говоря о нарождении нового типа стоимости, следует отметить, что в преобразованном, подчиненном виде будут сохраняться ее предыдущие формы, поскольку в рамках научного труда существенным (но не ведущими) моментами останутся идентификация, дифференциация и усреднение производственных навыков. При новом типе производства существенно меняется соотношение материального и умственного труда. Поскольку во всеобщем труде все полнее проявляется его индивидуальное, родовое и универсальное содержание, отдельный производитель начинает непосредственно сталкиваться с существенным многообразием природных и общественных условий в их единстве, что порождает необходимость такого же индивидуального и обобщенного (теоретического) отражения. Данная потребность в образовании, самообразовании, ускоренной передаче знаний получила, на наш взгляд, превратную интерпретацию в виде проблемы стоимости интеллектуального продукта. Знание, при всей его значимости, не имеет стоимости как таковой, поскольку не содержит в себе «ни грамма» предметного содержания труда. Значение знаний в ту или иную эпоху сообразно состоянию труда. Если в современных условиях обнаруживается тенденция к универсализации и индивидуализации труда, произведенный продукт тем ценнее, чем быстрее будет при его помощи удовлетворена потребность в качественно новом тождестве индивидуального, родового и универсального в человеке, то и само знание окажется тем значимее, чем более фундаментальный и одновременно прикладной характер оно будет иметь. Современное производство нуждается в таких научных открытиях, которые бы способствовали максимально быстрому созданию продукта, удовлетворяющего требованиям как можно большего числа людей с учетом индивидуального характера их потребностей.



___________________________

  1. См., например: Иноземцев В.Л. Современное постиндустриальное общество: природа, противоречия, перспективы. М., 1999.

  2. См., например: Белл Д. Грядущее постиндустриальное общество. М., 1999.

  3. См.: Орлов В.В. Философия и экономика. «Рамочная» философская концепция современной трудовой теории стоимости // Новые идеи в философии. Пермь, 2003. Вып.12. Ч.1.

  4. Там же. С. 22.

  5. См.: Маркс К. Капитал // Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т.23.

  6. Там же. С.43–44.

  7. Там же. С.47–49.

  8. См.: Корякин В.В. Современное производство: к вопросу о сущности и перспективах развития // Новые идеи в философии. Пермь, 2003. Вып.12. Ч.1. С.67–70.

  9. Коротко об этом см.: Орлов В.В. Философский манифест: накануне двадцать первого века// Там же. 1998. Вып.7.

  10. См.: Орлов В.В., Васильева Т.С. Труд и социализм. Пермь, 1991.

  11. См.: Корякин В.В. К вопросу о соотношении основных форм труда в научной философии: постановка задачи // Новые идеи в философии. Пермь, 2001. Вып.10.

  12. Об иерархии ценностей предметов можно судить по соотношению потребностей, которые при их помощи удовлетворяются. О классификации потребностей см.: Орлов В.В., Васильева Т.С. Указ. соч.

  13. Маркс К. Указ. соч. С. 47.

  14. Там же.




 © В.В. Корякин, 2004

Каталог: psu -> files -> 1641
1641 -> Философия языка: проблема конечного и бесконечного Традиционная постановка проблемы
files -> Современное мышление в условиях общественных трансформаций и возникновения глобальных проблем
files -> Научный анализ феномена «массовое сознание»
files -> Научная деятельность: социально-коммуникационный подход
files -> Суицидальное поведение молодежи в возрасте 18-25 лет в отечественной социологии к. О. Сомхишвили
files -> Современная российская семья: проблемы и перспективы
1641 -> О понятии «социотип» в данной статье делается попытка обосновать необходимость введения в научную социальную философию понятия
1641 -> Проблема смерти-бессмертия и смена пола
1641 -> Исследования мифологии с позиций философии экзистенциализма


Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница