Занятие 1 приглашение к сотрудничеству



страница8/28
Дата22.02.2016
Размер1.13 Mb.
ТипЗанятие
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   28

2. КРИЗИС ИДЕНТИЧНОСТИ. Автор — Л. Петрановская

Период отрочества называют «самым трудным возрастом». И действительно, в это время многое меняется в душе человека (пока именно в душе — в жизни начнет меняться позже, в юности и молодости). Подростка перестают удовлетворять оценки со стороны и хочется узнать, «какой я на самом деле». В десять лет героический фильм или книга вызывает мечты, в которых ребенок видит себя таким же непобедимым героем. В тринадцать мысли могут быть совсем другими: «Да, он не трус. Не то что я…», «Хорошо ей быть принцессой и красавицей. А мне, страшненькой троечнице, что в этой жизни делать?».

Подросток начинает осознавать свою ответственность за то, что с ним происходит. Прежде поступки, хорошие и не очень, совершались импульсивно, под действием мгновенных чувств. Потом самому было непонятно: как угораздило такое натворить? Ребенок искренне утверждает, что чашка «сама упала» или что беспорядок в комнате учинил «гномик». Что касается последствий, то ребенку хочется только одного — чтобы все бури поскорее миновали, родители перестали сердиться и снова все стало хорошо. Теперь все иначе. Сделать какуюнибудь глупость под влиянием момента по‐прежнему легко, зато потом, даже если это не повлекло за собой какие‐то неприятности, начинается мучительный процесс обдумывания, порой настоящего самоедства. Это касается не только особо значимых поступков, но буквально каждой мысли и чувства. «О ребенке следовало бы говорить “мне думается”, “мне запоминается” — безлично; о подростке: “я думаю, я запоминаю”», — писал Л. Выготский. Познание себя, чувство ответственности, самоосознание — все это составляющие того самого чувства идентичности, которое обретает человек именно в этом возрасте. Оно порой переживается так ново и остро, что подросток кажется себе «не таким, как все», особенным, и это чувство может колебаться от сознания своей гениальности, особой миссии до ощущения полного ничтожества, уродства, ненормальности. Даже заурядность в этом возрасте переживается как приговор, как крайне отрицательная характеристика, что поразительным образом сочетается со стремлением «быть как все». Чувства и устремления юного человека противоречивы, непонятны ему самому. Он хочет войти в большой мир, найти в нем свое место — и вместе с тем подвергает этот мир жесткой критике, не приемлет его всей душой. «Надоело мне, что все чего‐то добиваются, чего‐то хотят сделать выдающееся, стать кем‐то интересным, — говорит юная Френни, героиня повести Сэлинджера. — Надоело, что у меня не хватает мужества стать просто никем!.. Все они такие. И все, что они делают, все это до того — не знаю, как сказать, — не то чтобы неправильно, или даже скверно, или глупо — вовсе нет. Но все до того мелко, бессмысленно и так уныло. А хуже всего то, что, если стать богемой или еще чем‐нибудь вроде этого, все равно это будет конформизм, только шиворот‐навыворот».

Впервые о подростковом возрасте как трудном, критическом этапе в жизни человека сказал в 1904 году английский психолог Стэнли Холл. Он назвал отрочество возрастом «бури и натиска», описав его как трудное, проблемное время, полное противоречивых чувств, внутренних и внешних конфликтов, тяжелых переживаний. Эту точку зрения разделяли психологи самых разных направлений. Психоаналитическая традиция, в которой особое внимание подростковым проблемам уделяли Анна Фрейд и Франсуаза Дольто, исходила из того, что психологические проблемы — это нормальный вариант развития подростка, и настораживать взрослых должно скорее благополучное, без потрясений протекание отрочества. В своей знаменитой книге «На стороне подростка» Дольто пишет: «Подросток… должен то и дело предпринимать все новые и новые попытки жить. Это сизифов труд… его настроение колеблется между депрессией и экзальтацией, это его постоянный фон».

Эрик Эриксон считал подростковый кризис самым важным из всех возрастных кризисов. По его мнению, в это время оживают все психологические проблемы, которые были в детстве, и появляются новые, связанные с социальным, половым, мировоззренческим самоопределением.

Такое восприятие отрочества было подвергнуто сомнению, когда антропологи изучили жизнь архаичных культур и с удивлением обнаружили, что никакого подросткового кризиса там нет, — напротив, этот возраст воспринимается как самый комфортный в жизни человека, поскольку сочетает в себе максимум возможностей с беззаботностью. Из этого делался вывод, что подростковый кризис — один из «пороков цивилизации», связанный с удлинением периода обучения и более поздним вступлением в брак, а значит, промежуточным положением подростков между детьми и взрослыми. «Юноша был изобретен одновременно с паровой машиной, — иронично отмечал Ф. Масгрейв. — Паровую машину построил Уатт в 1765 г., а юношу — Руссо в 1762 г. Изобретя юношу, общество оказалось перед лицом двух больших проблем: как и где разместить его в социальной структуре и как сделать его поведение соответствующим эталону».

Опровергали теорию «бунтующего отрочества» и психологи, проводившие массовые обследования подростков, такие, как Мишель Кле, Мастерсон и Уошборн. Результаты многочисленных опросов показали, что психологическое неблагополучие свойственно лишь меньшей части подростков, причем их процент не больше, чем процент таких людей среди взрослых. То есть нельзя считать тяжелые переживания в отрочестве нормой, для них всегда есть какие‐то причины, и эти причины не сводятся к возрасту и задачам развития. Трудно однозначно сказать, какая из точек зрения ближе к истине. Ведь если соглашаться с тем, что основная задача подросткового возраста — обретение способности к самоопределению, к принятию решений, ответственности за свою жизнь, то нет ничего удивительного, что кризис идентичности не отмечается в архаичных культурах. Эти общества предоставляют человеку не много возможностей для выбора и потому предъявляют намного меньше требований к его способности распоряжаться собой. Поэтому для кризиса идентичности просто нет почвы. И совершенно естественно, что эта почва появилась именно с Нового времени, со времен парового двигателя и Руссо, когда традиционное, строго регламентированное общество стало уходить в прошлое. Что касается того факта, что большая часть подростков не отмечает у себя заметных психологических сложностей, то этому может быть два объяснения. Либо это очень устойчивые, выросшие в совершено благополучных семьях подростки, либо они просто избегают пройти через кризис, предпочитая продлевать бездумное детство. Иначе откуда бы бралось столько взрослых, явно не способных осознанно и ответственно строить свою жизнь и принимать решения?

3. ЮНОСТЬ. Авторы — Л. Петрановская, М. Широкова

Понятие «тинейджеры» (от англ. суффикса teen, общего для числительных от 13 до 19, и agе — возраст) включает в себя и подростков 13—15 лет, и молодых людей в возрасте от 15 до 19 (реально — до 22). Однако разница между этими возрастами очень велика. На смену смутному отрочеству приходит юность — время заметно более светлое, хотя и далеко не простое.

К 15—16 годам в основном завершается физиологическое взросление, улучшаются самочувствие и внешность. Постепенно человек обретает всю полноту физических и интеллектуальных возможностей. Уже примерно с 12 лет быстро развивается способность к обобщениям, логическое мышление. Но в отрочестве слишком многое мешает в полной мере оценить открывшиеся перспективы. Ухудшение концентрации внимания, падение умственной работоспособности, вызванное гормональной нестабильностью, может даже создать у некоторых подростков и их учителей впечатление «поглупения», снижения умственных способностей. Только часть подростков, имеющих устойчивые познавательные интересы, делает интеллектуальный рывок сразу же. Остальные начинают использовать новые возможности позже, когда придут в себя после потрясений отрочества, — если за это время не махнут на себя рукой и не будут списаны в безнадежные родителями и педагогами.

Исследования психологов показывают, что существенной разницы между мышлением юноши и взрослого человека нет. То есть уже с 15—16 лет человеку в принципе посильна любая интеллектуальная задача. Но, может быть, еще важнее то, что новый уровень развития мозга позволяет осознавать сам процесс мышления, получать удовольствие от поиска решения задачи. В юности человека интересуют границы возможностей его интеллекта, ему любопытно сравнивать себя с другими. Многие в этом возрасте с удовольствием играют в сложнейшие интеллектуальные игры, азартно решают хитроумные задачи, не упускают ни одной возможности «поиграть мускулами» ума.

Расцвет переживают и другие способности: в юности многие сочиняют стихи и песни, рисуют, играют в спектаклях, изобретают, занимаются творческим рукоделием. Именно на возраст от 15 до 22 приходится пора наивысших достижений во многих видах спорта. Успеху способствует и крепнущая способность к самоконтролю, саморегуляции. Юноша уже довольно часто знает, что ему нужно, и может управлять собой, от чего‐то отказываясь, совершая немалые усилия ради достижения цели. Меняется отношение к учебе, она воспринимается теперь как часть собственных жизненных планов. Даже если некоторые моменты вызывают протест и скуку, юноша уже может сознательно смириться с ними, если это необходимо для достижения своей цели — например, поступления в институт.

Один из основных вопросов подросткового возраста «Кто я?» сменяется вопросами о своих реальных возможностях и жизненных целях: «Чего я хочу?» и «Что я могу?». 16—18летних даже сами обстоятельства их жизни — окончание школы, необходимость зарабатывать на жизнь, отделение от семьи из‐за учебы в другом городе или службы в армии, первая любовь и т. п. — вынуждают делать серьезные жизненные выборы: намечать свое будущее, выбирать профессию, образ жизни, стиль поведения, способ проведения досуга, а возможно, и спутника жизни. Это очень важные, серьезные решения, которые, по сути, человеку приходится принимать раньше, чем он к этому готов, раньше, чем у него появляется достаточно опыта, информации, мудрости, чтобы оценить тот или иной вариант. В этом и состоит главная особенность и главная трудность юношеского возраста.

В это время иным становится восприятие мира, себя, других людей. Появившаяся уже в подростковом возрасте способность к обобщению, к построению глобальных схем в сочетании с отроческим максимализмом не способствовала хорошему настроению. Видение мира в черно‐белом свете (исключительно плохой — полностью хороший, совершенно правильный — абсолютно неправильный) затрудняло общение с людьми, обрекало на постоянную эмоциональную качку. В юности способность к обобщению дополняется умением видеть переходы и полутона, единство в различном. Это улучшает самооценку, поскольку какой‐то мелкий изъян уже не заслоняет всего остального, человек способен помнить, что хоть он и застенчивый, зато умный, пусть не красавец, но с хорошим чувством юмора. Вознаграждается и тяжелый труд по осознанию себя, формированию своей личности. Человек уже не зависит так сильно от мнения окружающих, сам «знает себе цену».

Постепенно налаживаются отношения со старшими (если обе стороны за это время не поставили друг на друге крест). Пережив острое разочарование подросткового возраста, в юности человек начинает по‐новому относиться к родителям и учителям. Он никогда больше не будет обожествлять их, как в детстве, но и их несовершенство больше не кажется ему трагедией: люди как люди, со своими достоинствами и недостатками, которые не мешают их любить и уважать. И положение в глазах окружающих от промежуточного заметно смещается в сторону взрослого. Возмужалый вид и стиль поведения убеждает родителей, они готовы предоставить большую самостоятельность, постепенно свыкаются с мыслью, что их ребенок — уже не ребенок. В юношеском возрасте многие стремятся самостоятельно зарабатывать если не на жизнь, то на личные расходы, полная материальная зависимость уже несовместима с внутренним состоянием человека.

Некоторые американские психологи считают, что в возрасте 17—20 лет человеку совершенно необходимо «вырвать корни», то есть отделиться от своих родителей и психологически, и физически: стать независимым, самостоятельным и по возможности покинуть родной очаг. Так оно обычно и происходит в американской культуре, где начало учебы в колледже или университете, поиск выгодной, интересной работы обычно становятся поводом для переезда из родительского дома. Однако для многих других культур, в том числе и российской, столь раннее отделение от семьи скорее свидетельствует о проблемах в отношениях между родителями и детьми, о том, что молодого человека дома ничто не держит — или слишком сильно держит, так, что он стремится поскорее вырваться. Ранняя самостоятельность, безусловно, многое дает молодому человеку, но в чемто и обделяет, не давая ему навыка жизни в семье не на правах ребенка, а в качестве одного из ее взрослых членов. А чувство одиночества и неприкаянности порой толкает на поиски рискованных способов проведения досуга или завязывание очень тесных отношений с совершенно случайными людьми.

Отношения с окружающими продолжают играть в юности столь же важную роль, что и в отрочестве, но их характер меняется. Новая уверенность в себе позволяет оставить в прошлом полную подчиненность группе сверстников. Теперь человек стремится найти свое, особое место в группе друзей, ему важно не слиться с ней, а сделать так, чтобы его ценили и слышали. Если же есть принципиальные разногласия, юноша уже способен противопоставить себя группе, выдержать изоляцию от сверстников, но не уступить в важном для себя вопросе. Сверстники начинают восприниматься более избирательно, на первое место выходят не такие, в общем, случайные, признаки, как музыкальные вкусы или манера поведения, а сходный образ мыслей, интересы, убеждения. Именно в этом возрасте часто рождается глубокая, на всю жизнь дружба.

Само слово «юность» неразрывно связано в нашем сознании со словом «любовь». Мало что в этом возрасте кажется таким же важным, как отношения с любимым человеком. Обретая самостоятельность, юный человек психологически отделяется от прежнего источника эмоциональной поддержки — своих родителей. Это вызывает повышенную тревогу, обостренную потребность в понимании и нередко заставляет молодых людей искать в другом человеке такой несравненный идеал, который заменит собой все, что ушло вместе с детством. Поэтому юным свойственно стремление полностью слиться с другим человеком. При этом их гораздо больше волнуют собственные чувства, чем состояние любимого, от него же требуются безусловные признание и понимание. Но так как предмет привязанности скорее всего не сможет оправдать столь высоких ожиданий, рано или поздно эмоциональный союз даст трещину. Чем больше идеализировался партнер, тем большее разочарование может испытать человек, столкнувшись с реальностью. Недавний идеальный друг или возлюбленный сразу превращается в противоположность — предателя или негодяя. «Ликование до небес и печаль до смерти» — так говорил о юношеских чувствах Гете.

Однако в этих эмоциональных потрясениях и переживаниях этого возраста заключен глубокий смысл. Юношеская «сила страстей» способствует развитию личности и ускоряет его, так же как и всякое сильное переживание. Одиночество, ревность, обида, разочарование переживаются очень остро, доставляют много сердечных мук, но все это совершенно необходимо для душевного роста, для обретения подлинной глубины чувств.

Еще одна важнейшая задача отрочества и юности — создание системы ценностей. Человек больше не может и не хочет «жить чужим умом», он должен сам для себя определить, что важно, а что нет, что хорошо, а что плохо. Поэтому в этом возрасте так много читают, спорят, думают. Если время будет упущено и потрачено на бездумное подчинение воле старших или столь же бездумные развлечения, есть риск и всю остальную жизнь не жить, а «коротать время до смерти». Обычно молодые люди очень остро осознают это. В юности меняется восприятие времени. Если ребенок живет настоящим, подросток поглощен задачей отделения от своего прошлого — детства, то юноша устремлен в будущее. Именно в юности человек принимает свой первый жизненный план, который в дальнейшем будет определять его судьбу, причем независимо от того, будет ли он реализован. Будущее разочарование или чувство измены своему предназначению могут стать основой глубочайших кризисов в зрелые годы.

Юношеские планы — это еще не чисто прагматичные расчеты взрослого человека, исходящего их жестких реалий жизни и своих ограниченных возможностей. Они часто носят глобальный характер, включая в себя не просто личные достижения, а идеи переустройства общества, изменения жизни всех людей. Часто суждения молодых людей вызывают у взрослых тяжелый вздох: «Жизни не знаешь…» или возмущают своей категоричностью. Но вряд ли у тех же взрослых вызвал бы симпатию шестнадцатилетний человек, которого бы отличали приземленность, расчетливость и циничное признание несовершенства мира. В юности существует негласный запрет на критику своих идей и планов, человек не хочет сам себе заранее подрезать крылья. И никому другому не стоит этого делать, даже с добрыми намерениями «уберечь от разочарований». Юношеское ощущение своего всемогущества, конечно, иллюзия, хотя бы потому, что на осуществление всех планов и проектов просто физически не хватит времени, даже если достаточно способностей и энергии. Но благодаря этой иллюзии человек переживает один из самых ярких, творческих, счастливых периодов жизни и поднимается вверх, на расстилающееся перед ним плато зрелости. И никто заранее не может сказать, каким мечтам и в какой мере предстоит исполниться.



4. ЮНОСТЬ. Автор — Е. Сергиенко

Юношеский возраст как самостоятельный период развития выделяется достаточно редко. Чаще всего юность рассматривается как вторая подстадия подросткового возраста, которую относят на 16—20 лет (первая подстадия охватывает возраст 11—15 лет). Подобное выделение двух подстадий в подростковом возрасте объясняется особенностями происходящих перемен психического развития от первой ко второй подстадии подросткового периода. В чем состоит суть различий между ранней подростковой подстадией и поздней, обозначаемой юношеским периодом?

Первое отличие касается интеллектуального развития. Ж. Пиаже считал, что в подростковом возрасте мышление достигает своей высшей точки. Напомним, что высшая стадия развития интеллекта — стадия формальных операций, характеризующаяся способностью к абстрактно‐логическому мышлению, свойственному и взрослым, достигается к 12—15 годам, т. е. раннему подростковому возрасту. Однако способность абстрактно и логически мыслить не означает максимальное развитие мышления, которое продолжается всю жизнь человека. В юношеском возрасте продолжается интенсивное развитие познавательных способностей, которые включают возможность проявлять нестандартный подход к уже известным проблемам, умение включать частные проблемы в более общие, способность вычленить суть вопроса из неполно сформулированных условий. Познавательные процессы юношей отличаются большим совершенством и гибкостью. Тяга юношей рассматривать глобальные модели, вести споры об отвлеченных предметах демонстрирует эти особенности. Они часто вызывают учителей и родителей на мировоззренческие разговоры, обсуждают более общие проблемы, отвлекаясь от решения конкретных задач. Подобное «философствование» порой раздражает учителей и родителей, кажется пустым провождением времени. Более того, подобные рассуждения юношей порой совершенно не корректируются реальностью. Однако данная особенность мышления служит тренингом в освоении более сложных мыслительных построений, временная нечувствительность к реальным аргументам является следствием необходимости развития более общих мыслительных моделей.

Совершенствование мышления в юношеском возрасте носит избирательный характер, направленность размышлений отвечает индивидуальным интересам и ценностям. Если в раннем подростковом возрасте ребенок пытается осмыслить общие законы взрослой жизни, то юноша — собственные возможности реализации своего потенциала. Личностное развитие начинает направлять способности мышления. Американские психологи М. Парлоф и Л. Датта провели исследования особенностей личности юношей и взрослых, отличающихся выраженными творческими способностями. Оказалось, что более творческие и взрослые, и юноши отличались более выраженной индивидуальностью, стремлением рассчитывать на свои силы, эмоциональной подвижностью, большой самостоятельностью, уверенностью в себе, уравновешенностью и целеустремленностью. Возрастных различий по данным характеристикам обнаружено не было. Однако взрослые отличались от юношей уровнем самоконтроля, уровнем притязаний и ощущением самореализации. Все эти качества способствовали организации творческого процесса и увеличивали его эффективность. Следовательно, положение юноши и взрослого различно. Юность психологически более подвижна и склонна к усвоению нового, к увлечениям. В то же время для достижения творческой продуктивности юношам необходимо достичь интеллектуальной собранности, дисциплины, самоконтроля, сформировать свой стиль максимальной продуктивности.

Интересными представляются результаты исследований 200 юношей по изучению влияния трудности учебной деятельности на развитие личностных особенностей, проведенное американскими психологами К. Миллер, М. Кон и К. Скулер. Оказалось, что более сложная и более самостоятельная учебная работа значительно лучше развивает у подростков гибкость мышления, творческий подход к решению задач, формирует самостоятельность и снижает эмоциональное напряжение. В свете этих данных, усредненный подход к обучению старшеклассников, жесткая регламентация учебного процесса снижают развитие творческого потенциала, учебную активность и ответственность за свою учебу. При видимой перегрузке учебного процесса в старших классах возможна реальная интеллектуальная недогрузка, связанная с психологическим отказом юношей принимать активное участие в выполнении программ школы. Выходом из этого положения может стать индивидуальный подход к детям юношеского возраста. Следует обратить внимание, что, по многочисленным данным, школьная успеваемость не всегда связана с дальнейшим творческим развитием человека. Многие известные люди неважно учились в школе (Ч. Дарвин, Гегель, Шиллер, Г.

Гейне, Верди, Дж. Свифт, выдающийся психолог Дж. Уотсон и др.).

При переходе от раннего подросткового возраста к юношескому отмечается и изменение в эмоциональности. Если подросток эмоционально неустойчив, склонен к резким аффектам, эгоцентричен и плохо справляется со своим настроением, то в юношеском возрасте эмоциональная напряженность существенно снижается. При общем снижении эмоциональной напряженности в юношеском возрасте возможна иная регуляция своих переживаний. Так, если подросток пытается скрыть свои чувства под личиной безразличия, то юноша уже маскирует их. Взволнованность от встречи он маскирует иронией, застенчивость — самоуверенным тоном и развязностью, грусть — веселостью.

Для юности характерно развитие обобщенных чувств, помимо конкретных чувств по поводу события, какого‐то человека или явления. Обобщенные чувства прекрасного, трагического, чувство юмора, иронии носят обобщенный характер и отражают личностные устойчивые мировоззренческие установки юноши.

Для юношеского возраста характерна обостренная потребность в дружбе. В начале подросткового периода общение носит гомосоциальный характер, т. е. дети предпочитают общество сверстников своего пола. В юношеском возрасте связи приобретают гетеросоциальный характер, т. е. стремление быть в обществе представителей обоих полов. Подобная динамика общения решает последовательно две задачи: освоение гендерных ролей и соответствующего им поведения и освоение моделей поведения представителей противоположного пола. Так, среди важнейших ценностей дети 15—17 лет называют потребность иметь верных друзей (дружба как главная ценность отмечается 97,7% опрошенных, любовь — 90,8%). В этом возрасте выделяются два главных мотива дружбы: потребность во взаимопомощи и верности и ожидание понимания. Для юношества типична идеализация дружбы, друзей. Юноша нуждается в эмоциональной привязанности, которую он надеется получить заслуженно в силу значимости своей индивидуальности, тогда как привязанность к родителям не связана с его личными достижениями, а обусловлена самим фактом его существования и ценности как ребенка. Молодые люди, стремясь к дружбе, не замечают реальных качеств своего друга или переоценивают их. Юноша стремится раскрыться, проявить свои личностные качества, свой внутренний мир, что доминирует над интересом понимания внутреннего мира друга. Эта особенность юношеской дружбы побуждает скорее не выбирать друга, а придумывать его. Та же особенность характерна и для юношеской влюбленности. Потребность в любви, отличной от родительской, завоеванной как проявление индивидуальности, взрослости, часто делает образ любимой (возлюбленного) идеализированным, обобщенным. Юноша не допускает мысли о возможных недостатках своей избранницы, не хочет видеть противоречивость и неоднозначность другого человека. Все должно быть прекрасно, безупречно. Ошибки не прощаются, поступки трактуются однозначно. Если девушка занята уроками и не может встретиться, то она его не любит. Если ей интересно пойти куда‐то с подругой, то он отвергнут и брошен.

Юношеская сексуальность чаще всего имеет несексуальные мотивы. Это удовлетворение не биологической потребности, а эмоциональной: желание ощутить нежность другого, избавиться от чувства одиночества, получить признание, подтвердить свою мужественность или женственность, повысить самооценку. Интересная связь между сексуальностью и успехами в учебе обнаружена у подростков и юношей. Успевающие ученики позже начинают проявлять сексуальную активность, а слабо успевающие ученики — раньше, возможно, для компенсации своих неудач в учебной деятельности.

Мотивация учебной деятельности также претерпевает изменения в юношеском возрасте. В раннем подростковом возрасте собственно учебный мотив уступает место мотиву добиться признания среди сверстников, а познавательные мотивы подростков характеризуются ситуативностью, изменчивостью и проявляются к узкому кругу предметов. В юношеском возрасте учеба начинает определяться мотивами, направленными на реализацию будущего, осознанием своей жизненной перспективы и профессиональных ориентиров. В исследованиях А. В. Кирьяковой мотив старшеклассников «реализация жизненных планов» занимает первое место, тогда как познавательный интерес — только четвертое, что показывает тесное переплетение учебных мотивов с профессиональной ориентацией. Сама мотивация профессиональной деятельности изменяется на протяжении всего подросткового возраста. В исследовании Л. А. Головей (1996) выделено четыре этапа становления профессиональной направленности. На первом этапе (12—13 лет) профессиональные ориентиры детей слабо интегрированы и изменчивы, они не связаны с их индивидуальными способностями и являются больше познавательными. На втором этапе (14—15 лет) отмечается тенденция к их интеграции, включенности в общую структуру индивидуальности и личностных особенностей. На третьем этапе (16—17 лет) происходит дифференциация профессиональных интересов в соответствии с полом, происходит объединение профессиональных и познавательных мотивов, усиливается связь с индивидуальными особенностями юноши или девушки. На четвертом этапе — этап начальной профессионализации, сужение познавательных интересов, определяемых выбранной специализацией. Однако изучение профессионального выбора у выпускников школ обнаружило низкий уровень сформированности. По данным Ю. П. Вавилова и Н. В. Андреенковой, уже определились с выбором 21 % юношей и 33% девушек, колеблются в выборе 33% и 30% (соответственно), неустойчивы — 15% и 11%, пассивные 23% и 14%.

Кроме интереса к той или иной профессии, ее выбор определяется потребностью к самоактуализации и самовыражению. На выбор влияют также социальная престижность профессии, образовательный уровень родителей и их профессиональная деятельность, материальное обеспечение семьи. Значение имеет и ожидаемый уровень оплаты труда. По данным В. С. Собкина, в 15—16 лет оплата труда выступает как значимый мотив в выборе профессии в 54%, тогда как в 17—18 лет — только у 21% опрошенных. За эти годы изменяется значимость таких мотивов, как творческий характер труда, возможность общаться с людьми.

Для всего подросткового возраста характерно стремление к автономии и самоутверждении. Если у подростка это выражается в большей степени в стремлении к эмансипации от контроля взрослых, то в юношеском возрасте, стремление молодого человека включает пространственную автономию —неприкосновенность своего личного пространства, к свободе в выборе одежды, круга общения. Растет значение мотива «быть материально независимым». Каждый четвертый школьник 15—16 лет хочет работать в свободное время, чтобы иметь свои деньги.

Подростковый и юношеский возраст рассматривается как один из наиболее опасных для формирования асоциального поведения. Подростки продолжают составлять наиболее криминально активную часть страны. Мотивы асоциального поведения изменяются на протяжении подросткового возраста. В исследованиях В. В. Лунеева было показано, что подростки 14—16 лет совершают преступления по конкретным причинам: желание развлечься, показать смелость, утвердить себя в глазах сверстников, стремление к престижным вещам.

В 16—17 лет причины криминального поведения усложняются. Преступления совершаются по корыстным причинам (добыча средств на спиртное, наркотики, одежду и т. п.), месть, озлобление, солидарность с группой.

Молодые люди 18—24 лет совершают преступления в большей степени из личностных мотивов — убеждений личности в праве на асоциальный поступок.

Таким образом, юношеский возраст как продолжение подросткового периода имеет свои особенности в развитии мышления (большая гибкость и обобщенность, формирование индивидуальных стилей творческой активности), развитии личности (развитие индивидуальности, дифференцированности мотивов, профессиональной ориентации, эмоциональной привязанности, потребности в дружбе и любви), что делает юношеский возраст чрезвычайно важным в становлении человеческой самобытности, обретении собственного «Я», социальной значимости и социальной включенности. Юношеский возраст можно описать как золотую пору в жизни человека с точки зрения его психологической независимости и социального попустительства (общество допускает материальную несостоятельность юношеского возраста) и как возраст тревог, сомнений в поисках себя и своей самореализации.

Каждый период детства — это новые возможности и новые опасности. Каковы будут его результаты, в первую очередь зависит от окружающих ребенка взрослых. Крайности всегда приводят к проблемам. Впрочем, у самого ребенка есть немалый запас прочности и мощный заряд развития. Как писал Януш Корчак, «…Счастье для человечества, что мы не можем принудить детей поддаваться воспитательным влияниям и дидактическим покушениям на их здравый ум и здоровую человеческую волю».



5. ИГРА И ИГРУШКИ. Автор Л. Петрановская.

Детство неотделимо от игры. Это основная самостоятельная деятельность ребенка, в которой происходит его физическое, психическое, социальное развитие.

Первые игры появляются около года, в общении со взрослыми. Малыш с удовольствием играет в «ку‐ку», в «сороку‐ворону», катает с папой мячик, укладывает с мамой куклу. Для игры подходят и каша в тарелке, и вода в ванной, и кухонная утварь, и даже, к ужасу родителей, содержимое мусорного ведра.

После 3 лет малыш начинает все чаще выходить из теплого круга семьи, его начинают интересовать сверстники. Если двухлетки могут играть рядом, не обращая никакого внимания друг на друга или интересуясь только чужими игрушками, то дошкольники открывают для себя мир отношений, учатся дружить, ссориться, договариваться, уважать чужую собственность, делиться. В дошкольном возрасте преобладают сюжетно‐ролевые игры, изображающие деятельность взрослых: в семью, в доктора, в магазин. Дети разыгрывают знакомые ситуации, беря на себя самые разные роли. При этом они учатся ставить себя на место другого, действовать согласованно, договариваться и улаживать кон‐

фликты. Развиваются речь, воображение, способность к импровизации, наблюдательность и многие другие полезные качества. Постепенно игровые действия становятся все более условными, иногда они могут замещаться словесными обозначениями: «мы понарошку обедаем». Затем сюжетно‐ролевые игры дополняются играми со сложными правилами, и подвижными, и настольными. В большинстве таких игр предполагается наличие нескольких участников, их соревнование, установка на выигрыш, успех. Они появляются у старших дошкольников, а полного расцвета культура этих игр достигает в школьные годы.

Взрослые нередко поражаются тому значению, какое приобретает для малыша любимая игрушка. Не важно, что мишка старый и с оторванным ухом. Ребенок всюду носит его с собой, спит с ним, разговаривает. Если мишка потерялся или забыт в гостях, ребенок безутешен. Он не может заснуть без своего любимца, не соглашается ни на какую замену, плачет и гневно отталкивает ногой нового роскошного медведя. Нередко родители готовы среди ночи поехать за мишкой на другой конец города и разбудить друзей, лишь бы ребенок утешился. Пожалуй, они правы, считают детские психологи. Любимая игрушка для малыша — не прихоть, это символ покоя, любви и безопасности, помогающий ему пережить разлуку с мамой, ночные страхи, несправедливость взрослых и многие другие трудности, которых так много в детстве.

В наше время существует целая индустрия игрушек. Многие из них настолько точно повторяют реальные вещи взрослого мира, что взрослые приходят в восхищение и готовы заплатить большие деньги. Но, принеся игрушку домой, замечают, что малыш быстро потерял к ней интерес и предпочитает играть какими‐то палочками, обломками от чегото, тряпочками и тому подобным «хламом». Природа ребенка такова, что ему быстро надоедает игрушка, которую можно употребить только каким‐то одним способом и с определенной целью. Его переполняют идеи и фантазии, ему скучно действовать по образцу. Найденная во дворе палочка может становиться то каретой для принцессы, то самой принцессой, стоит лишь придать ей другое положение. А идеально выполненная модель девочки в роскошном платье может быть очень красивой принцессой, но уже никем больше. Тщательно вырисованная улыбка куклы прелестна, но как представить ее плачущей или злой, если того требует сюжет игры?

В последние годы индустрия игрушек, чтобы обеспечить рост продаж, постоянно эксплуатирует страсть детей к коллекционированию. Игрушки выпускаются сериями, они связываются по теме с популярными фильмами, активно рекламируются. По сути, такие игрушки не предназначены для игры, они слишком конкретны, узкофункциональны. Такие игрушки скорее повод для определенных психологических игр между детьми и родителями (состязание воль — «выклянчить—устоять», или возмещение недополученного ребенком внимания), в компании сверстников (у кого больше кукол или машинок, тот авторитет). Их удел, после того как будет облегчен родительский кошелек и всем друзьям будет рассказано, «что у меня есть», занять свое место на полке, а со временем — в дальнем пыльном углу. Однако и эти игрушки приносят свою пользу тем, что ребенок оказывается включен в отношения со сверстниками: обменивается игрушками, сравнивает коллекции, получает опыт переговоров и поиска взаимовыгодных вариантов.



  1. ДЕНВЕРСКАЯ КАРТА СКРИНИНГА (в сокращении)

Ме‐

сяц


Моторное развитие

Социальное развитие

Слух и речь

Координация глаз/рук

1

Держит голову прямо в течение 1—2 минут

Успокаивается, когда берут на руки

Пугается звуков

Следит глазами за светом

2

Поднимает голову, лежа на животе (подбородок)

Улыбается

Слушает звук колокольчика или погремушки

Следит за звоном, глядя вверх, вниз и в сторону

3

Энергично брыкается

Следит глазами за человеком

Ищет источник звука глазами

Переводит взгляд с одного предмета на другой

4

Поднимает голову и грудь, лежа на животе

Ответная улыбка осматривающему

Смеется

Хватает и удерживает кубик

5

Держит голову прямо, нет отставания головы

Реагирует на игру с ним

Поворачивает голову на звук

Берет предметы в рот

6

Держит свой вес и «подскакивает», сидит с упором

Поворачивает голову к говорящему

Лепечет или гулит, когда слышит голос или музыку

Берет кубик со стола

7

Переворачивается с живота на спину

Пьет из чашки

Вокализирует, издает различные звуки

Ищет упавшие предметы

8

Пытается ползти или ерзает

Смотрит на отражение в зеркале

Кричит, чтобы привлечь внимание

Переносит игрушку из руки в руку

9

Поворачивается на полу, сидит стабильно

Помогает держать чашку, когда пьет

Говорит «мама» или «дада» («папа»)

Манипулирует сразу двумя предметами

10

Стоит, когда его поднимают

Улыбается изображению в зеркале

Слушает тиканье часов

Стучит кубиками друг о друга

11

Подтягивается и встает

Ест пальцами

Произносит 2 слова и знает их смысл

Захват типа «пинцет»

12

Ходит или ступает боком вокруг манежа

Хлопает в ладоши, машет ручкой, имитирует жесты

Произносит 3 слова и знает их смысл

Удерживает 3 маленьких предмета

13

Стоит самостоятельно

Держит чашку, когда пьет

Смотрит на картинку

Предпочтение одной руки

14

Может ходить самостоятельно

Пользуется ложкой

Знает свое имя

Держит 4 кубика

15

Лазает вверх по ступенькам

Показывает ботиночки

Говорит 4—5 слов

Кладет вещи одну на другую

16

Катает коляску, лошадку

Пытается повернуть ручку двери

Говорит 6—7 слов

Рисует каракули

17

Залезает на стул

Управляется с чашкой

Болтает

Тянет край скатерти, чтобы достать игрушку

18

Уверенно ходит, в т. ч. задом наперед

Снимает ботинки и носки

Любит картинки в книжке

Конструктивная игра с игрушками

19

Карабкается вверх и вниз по лестнице

Знает одну часть тела

Говорит 9 слов

Строит башню из 3 кубиков

20

Прыгает

Может показать, что хочет на горшок

Говорит 12 слов

Строит башню из 4 кубиков

21

Бегает

Днем контролирует мочевой пузырь

Говорит предложения из 2 слов

Рисует кружки

22

Ходит вверх по лестнице

Пытается рассказать о том, что пережил

Слушает сказки

Строит башню из 5 и более кубиков

23

Сам садится за стол

Знает две части тела

Говорит более 20 слов

Копирует вертикальный мазок

24

Ходит вверх и вниз по лестнице, бегает, кидает мяч, но не может ударить ногой по мячу

Знает 4 части тела, пьет из чашки, ест ложкой, днем контролирует туалетные функции, копирует домашнюю работу, закатывает «крик»

Называет 4 игрушки, словарь растет, фразы из 2 слов, постоянно болтает, знает части тела

Копирует горизонтальный мазок, поднимает крошки, разворачивает конфеты, рисует кружки, башня в 6 кубиков

30

Хорошо бегает прямо вперед и лазает по простым снарядам, катает и тянет большие игрушки, но плохо обвозит вокруг препятствия, прыгает на две ноги, ногой бьет по большому мячу

Стягивает штанишки

для туалета, но редко

может

надеть обратно, очень активен, непослушен, неутомим, дома долгие игры в воображаемую ситуацию



Постоянно задает вопросы, начинающиеся с «что», «где», пользуется местоимениями

«я», «мы»



Поднимает булавки, нитки и т. д., с одним закрытым глазом узнает мелкие детали на картинке, имитирует горизонтальную линию и кружок, узнает себя на снимках, после того как ему покажут

36

Одевается сам, стоит на одной ноге, заметна гиперактивность

Ест сам, туалетные навыки есть, говорит свое имя, помогает в делах

Называет части тела и рисует картинки, разговаривает сам с собой

Башня в 9 кубиков, мост из кирпичиков, рисует кружок

48

Стоит на одной ноге, прыгает, бегает, лазает, ездит на трехколесном велосипеде

Оживленный, приветливый, понимает, что его окружает, кооперативен, упрям, умело ест, моется

Слуховой тест Gardiner‐Sheridan, речь ясная, фразы развернутые, отвечает на вопросы

Рисует круг и квадрат, держит карандаш, строит мост, противопоставляет большой и указательный пальцы.



  1. РАЗЛИЧНЫЕ ПОДХОДЫ К ОПРЕДЕЛЕНИЮ ФАЗ ПСИХИЧЕСКОГО

РАЗВИТИЯ

Возраст

Психосоциальные стадии

(Э. Эриксон)

Когнитивные стадии

(Ж. Пиаже)

Периоды развития

(Д. Б. Эльконин)

До 1 года

Раннее младенчество

Чувственное освоение окружающей среды, базовое доверие или недоверие к миру



Давать и получать

Сенсомоторная

Выделение себя из внешнего мира, познание себя как субъекта действия





Младенчество

Физиологические отправления, эмоционально‐непосредственное общение со взрослыми



1 — 3 года

Позднее младенчество

Удерживающевыпускающие действия. Границы активности. Усвоение автономии либо сомнение и стыд



Символическая

Начало усвоения языка, представление предметов словами; имена и свойства



Раннее детство

Предметноманипулятивная деятельность с окружающими предметами



3 года — 7 лет

Раннее детство

Любознательность и активность либо чувство вины. Подражание взрослым, приобретение эталонов и идеалов, включение в полоролевое поведение



Интуитивных представлений (дооперациональная)

Эгоцентризм мышления, классификация объектов по ситуативным, чаще случайным признакам





Дошкольный

Сюжетно‐ролевая игра (сочетание игровой деятельности, имитирующей различные социальные ситуации и характерные формы ролевого поведения)



7 — 12 лет

Среднее детство

Трудолюбие или чувство неполноценности, стремление к успехам или избегание конкуренции и обреченность



Конкретных операций

Появление логических рассуждений, классификация объектов по существенным признакам



Младший школьный

Учебно‐познавательная деятельность (сочетание учебной деятельности и

межличностного обще‐

ния)


12 — 17 лет

Половое созревание

(подростничество)

Жизненное самоопределение или путаница ролей

Самопознание, ориентация на будущее и самоопределение или смещение мыслей в прошлое


Формальных операций

Способность мыслить логически и абстрактно, выполнять в уме прямые и обратные операции, гипотетичность ума



Подростковый и ранний юношеский

Интимно‐личностное общение и учебнопрофессиональная деятельность (общение на моральные темы, сочетание школьной учебы с совместной групповой деятельностью)



ЗАНЯТИЕ 6

ЖЕСТОКОЕ ОБРАЩЕНИЕ

И ДИСПРОПОРЦИИ В РАЗВИТИИ

Каталог: files
files -> Методические рекомендации «Организация исследовательской деятельности учащихся»
files -> Актуальность исследования
files -> Рабочая программа дисциплины
files -> Программа курса предназначена для учащихся 9-11 класса и рассчитана на 128 часов. Периодичность занятий 1 раз в неделю по 4 учебных часа
files -> Предоставление максимально широкого поля возможностей учащимся, ориентированным на высокий уровень образования и воспитания, с учетом их индивидуальных потребностей
files -> Методические рекомендации по организации исследовательской и проектной деятельности младших школьников
files -> Программы
files -> Выпускных квалификационных работ


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   28


База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница