МАТЕРИАЛЫ ДЛЯ ДОМАШНЕГО ЧТЕНИЯ



страница7/28
Дата22.02.2016
Размер1.13 Mb.
ТипЗанятие
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   28

МАТЕРИАЛЫ ДЛЯ ДОМАШНЕГО ЧТЕНИЯ


Все тексты представлены авторами без права использования в коммерческих изданиях!

1. ЭТАПЫ ДЕТСТВА. Автор — Л. Петрановская

Детство — самый динамичный период жизни. За полтора десятка лет человек проходит огромный путь от новорожденного до почти взрослого. На каждом этапе этого пути решаются определенные задачи, есть свои трудности и радости.



Первый год жизни

Именно на первом году малыш составляет мнение о том мире, в который он пришел: добрый это мир, надежный, теплый или пустой, опасный, безразличный?

Самый главный для младенца человек — мама. Откликаясь на его зов, давая ему грудь, меняя ему мокрые пеленки, улыбаясь и лаская его, мать тем самым как бы говорит: «Ты молодец, что родился, очень правильно сделал. Ты замечательный. Все будет хорошо, этот мир принимает тебя». Если же ребенок убеждается, что плакать и звать бесполезно — никто все равно не придет, его охватывают чувства брошенности, ненужности, одиночества. В этом возрасте значимо все, а главное — отношение матери к ребенку, ее настроение. Мать, для которой ребенок — прежде всего «дело», обязанность, будет выполнять все предписания, неукоснительно следовать правилам, но не будет учитывать реальные потребности ребенка, не сможет его «чувствовать». Малыш, которого туго пеленали и кормили строго по режиму, а не тогда, когда он был голоден, будет видеть мир как совершенно не зависящий от его воли и желаний. И наоборот — пренебрежение потребностями ребенка, неспособность или нежелание обеспечить ему регулярный уход, хорошие условия для жизни и развития могут поселить в его душе страх перед миром, вечную неуверенность не то что в завтрашнем дне — в следующей минуте. Вечно раздраженное или расстроенное лицо мамы, даже если на самом деле эти чувства вызваны не ребенком, а мужем или нехваткой денег, может подорвать самооценку ребенка, заложить основу будущей депрессии. Проявления неприязни, отторжения со стороны матери могут обернуться спустя много лет алкоголизмом, антисоциальным поведением, самоубийством.

Младенцу нужны питание, уход, игрушки. Но самое главное, и это подтверждают исследования, проведенные психологами в разных странах и в разное время, — любовь. Ни материальные условия жизни, ни численность детей в семье, ни внешние обстоятельства не могут сравниться по значению для развития ребенка с этим фактором. Если ребенок лишается ласки матери, у него развивается госпитализм — психическая и физическая отсталость, трудности в овладении речью, эмоциональная обедненность, подавленность, бессмысленные навязчивые движения. Госпитализм возникает у детей, находящихся в детских домах, но может появиться и в семье, у младенцев равнодушных, холодных матерей. Чем младше был ребенок, чем дольше он испытывал нехватку любви, тем тяжелее будут последствия. Преодолеть их можно только восполнив образовавшуюся в душе «брешь». Для этого необходим как можно более близкий контакт с ребенком, с ним нужно проводить много времени, постоянно разговаривать, смотреть ему в глаза, касаться, хвалить за любые достижения и просто так. Последствия госпитализма не проходят сами собой с возрастом, они только меняют формы проявления. Поэтому, каков бы ни был возраст ребенка, важно, пусть и с опозданием, дать ему незаменимый опыт младенчества: подержать на руках, завернуть в пеленку, спеть колыбельную, покормить с ложечки.



Раннее детство — 1—3 года

Сделав свои первые шаги, ребенок тем самым вступает в возраст раннего детства — от года до трех. Это особенное время. Никогда больше, никакими усилиями человеку не удается овладеть столь фундаментальными и принципиально новыми для него способностями, как ходьба, речь и мышление. Став взрослыми, мы перестаем удивляться способности ходить, точно и слаженно выполнять множество различных движений, говорить, размышлять. Ребенок же испытывает восторг, обнаружив однажды, что ноги могут держать его, что мама поняла его просьбу, что он сам догадался, куда закатился мячик. Маленькие дети способны бесконечно долго повторять одно и то же движение, испытывая при этом настоящее удовольствие. Новые возможности дают целый букет впечатлений и переживаний, и не только радостных. Пошел — и больно шлепнулся, так старался — а не вышло, объясняешь — а никто не понимает.

Именно в этом возрасте ребенок сталкивается с первыми запретами. Ведь он уже способен добраться куда угодно, но ни опасности, ни ценности вещей не сознает. Поэтому то и дело звучит: «Нельзя! Не трогай! Не смей!». Но освоение окружающего мира — одна из главных задач этого возраста, неуемная активность — не шалость и не развлечение, а необходимое условие развития мышления, речи и всей личности ребенка. Поэтому тем родителям, которые сумели окриками и неусыпным контролем добиться того, что ребенок «спокойно сидит и никуда не лезет», вряд ли доведется в будущем гордиться его школьными успехами и значительными достижениями в жизни. Если же напротив, никаких запретов нет и родители предоставляют ребенка самому себе, у него, во‐первых, есть серьезный риск получить увечье или даже погибнуть, а во‐вторых, развивается чувство неуверенности, страха перед миром и убеждение, что родителям, по сути, все равно, что с ним будет.

На третьем году жизни многие взрослые впервые начинают понимать, что их ребенок — личность. Да и сам малыш начинает осознавать свое «Я». Он уже не желает послушно выполнять все распоряжения взрослых, пробует проявлять свою волю, отсюда постоянные: «Нет! Не хочу! Не буду!». Подавление воли ребенка, стремление любой ценой «поставить его на место» может сделать его пассивным и зависимым; полное потакание и неспособность установить границы дозволенного приведут к тревожности и неуверенности. Если строгие, жесткие родители не разрешают ребенку выражать себя, девизом его жизни станет «лучше уступить: кто я такой, чтобы иметь свое мнение». Но, если родители пасуют перед его упрямством, он, как ни странно, может прийти к такому же выводу: ведь когда он настаивает на своем, даже мама пугается!

Этот период требует от родителей немало терпения, мудрости, изобретательности и чувства юмора. Из опыта своего «противостояния» с родителями малыш должен вынести три важные жизненные мудрости. Первая — на свете есть вещи, которых не получишь, сколько ни требуй (например, луну с неба или разрешение бегать по проезжей части). Вторая — существуют и ситуации, когда имеет смысл побороться и настоять на своем (например, добиться, чтобы перестали наконец давать это противное пюре, или пойтитаки на прогулку во двор в нарядном платье, или получить право самому включать воду в ванной). И, наконец, третье — есть множество вещей, которые просто не стоят того, чтобы из‐за них очень переживать или ссориться с близкими (например, сейчас убрать кубики или чуть позже, есть сначала котлету или сначала суп). Поэтому и родителям можно в шутку посоветовать в трети случаев конфликтов с маленьким капризулей настаивать на своем, в трети — уступать ему, а в трети — уходить от конфликта, отвлекать, превращать в шутку, не обращать внимания. А вот различить, какой случай к какой трети относится, — в этом и состоит родительская мудрость.

Дети, которые выросли в казенной обстановке, где воспитателям некогда вникать в тонкости и возиться с каждым отдельно и они одевают, отправляют спать или сажают на горшок детей, «когда положено», не вступая в дискуссии, не получают ценного опыта отстаивания себя. Они могут быть или беспричинно упрямыми, отрицающими, неуправляемыми, или слишком послушными, пассивными, безвольными. Такому ребенку необходимо получить опыт своеволия и убедиться, что это не конец света, что его не перестают любить и что к его мнению готовы прислушаться. Вместе с тем ему важно показать, что есть правила незыблемые, нужные для его безопасности и безопасности других людей.



Дошкольное детство — 3—7 лет

В этом возрасте ребенок быстро расширяет свои возможности. Он сам ест и одевается, учится кататься на велосипеде и расстегивать пуговицы, рисовать и резать ножницами, осваивает первые абстракции: геометрические фигуры, календарь и время, счет и буквы. Особенно важно совершенствование мелких и точных движений рук. Собирая мозаику, нанизывая бусы, заплетая кукле волосы, играя с конструктором или просто с камешками, помогая маме лепить пельмени или собирать рассыпавшиеся спички, дошкольник закладывает фундамент своей будущей успешной учебы. Все эти занятия дают для развития памяти, внимания, мышления, речи гораздо больше, чем принудительные формальные уроки «подготовки к школе».

Стремительно открывающиеся перед ребенком возможности таят в себе и опасность. Он еще не в состоянии полностью владеть собой, не может точно оценить свои силы, часто ошибается. Все это приводит к возникновению чувства вины. Само по себе чувство вины полезно и важно, именно оно формирует в человеке совесть, ответственность за свои поступки. Но слишком сильная, постоянная, неадекватная ситуации вина мешает проявлению самостоятельности, делает зависимым от внешних правил и ограничений, не дает постоять за свои интересы, искажает самооценку, лишает радости жизни. Например, чувство вины может быть связано с мнением ребенка о себе как «недостаточно хорошем», не оправдывающем родительских ожиданий. Современные родители переживают за будущую способность ребенка «пробиться», устроиться в жизни. Поэтому детским успехам и неудачам уделяется чрезмерное внимание. От ребенка ждут совершенства во всем и сознательных усилий по достижению того идеала, который есть в головах у взрослых. Если малышу, который впервые взялся вырезать и наклеить на бумагу птичку или кораблик, сказать: «Смотри, какой ты неаккуратный — клей размазал, картинку вырезал криво», — да еще показать аппликацию, безупречно выполненную взрослым, он вряд ли с желанием возьмется за это дело в следующий раз. Между тем в любой работе есть то, что заслуживает похвалы: деталь, сочетание цветов, сама идея. От этой небольшой удачи можно оттолкнуться, и тогда захочется сделать все лепестки цветка такими же красивыми, как этот, не испортить разводами клея столь потрясающий фон, добавить к кораблику дельфинов и солнышко.

В этом возрасте ребенок впервые во всей полноте осознает, как сильно он любит своих близких. Отношения с родителями, желание им нравиться, стремление быть к ним ближе во многом определяют его настроение и поведение. Это приносит много радости, но и становится источником тяжелых переживаний. В этом возрасте нередко появляется привязанность к родителю противоположного пола. Ревность и соперничество с мамой или папой часто порождают в душе ребенка смятение чувств, он не знает, как себя вести, непонятное ему самому чувство вины становится причиной ночных кошмаров, других проявлений нервности. Противоречивые чувства вызывает и появление младшего брата или сестры. Дошкольники обычно радуются этому событию, сами просят родителей о ребеночке. Но, когда малыш появляется и властно подчиняет себе жизнь семьи, завладевает вниманием родителей, любовь и гордость старшего смешиваются с ревностью, обидой, злостью, что также приводит к возникновению вины. Мышление дошкольника еще не стало реалистичным и критическим, ему трудно отделить свои фантазии от реальности, свои действительные возможности от желаний. Поэтому он часто мучается виной за то, в чем совершенно не виноват. Тяжелая болезнь матери, уход из семьи отца, опасная травма, полученная младшим братом, почти всегда заставляют ребенка этого возраста винить себя. Ведь это он злился на братика и даже мечтал снова стать единственным ребенком у своих родителей. Это он не слушался маму, и она говорила: «Ты меня в гроб загонишь» или «Никакого здоровья на тебя не хватит». Это он хотел жениться на маме, а папу оттеснить в сторону. В подобных случаях чувство вины может закрепиться на всю жизнь, стать чертой характера. Чтобы этого не произошло, родителям важно не терять контакта с ребенком, обсуждать с ним происходящее, помогать разобраться в своих чувствах, а при необходимости обращаться к детскому психологу.

Особенно тяжелым бывает для ребенка дошкольного возраста вынужденное расставание с семьей. Ему трудно справляться с горем, с тоской по близким людям, ведь он уже вполне осознает свою потерю, но еще не умеет осмыслить и найти рациональные объяснения тому, что произошло. Поэтому он винит в происшедшем себя, считает, что он был недостаточно хорош. Тяжелые переживания в этом возрасте часто маскируются, ребенок вроде бы не выглядит отчаявшимся или подавленным, не плачет, не жалуется, но он начинает заикаться или вообще перестает говорить, страдает тяжелой аллергией или астмой, нервным тиком, энурезом. В подобных случаях очень важно добраться до истинных причин его состояния, помочь ребенку признать и выразить свое горе, обсудить с ним его чувство вины, оказать поддержку, по возможности сохранить его контакты с любимыми людьми.

Младший и средний школьный возраст — 7—12 лет

Трудным испытанием для ребенка становится переход из дошкольного детства в разряд школьников. Резко меняется весь уклад его жизни, появляются постоянные обязанности, расширяется круг общения. К началу школьного обучения у ребенка уже складывается определенная самооценка, своя манера работы, навыки общения. Но вот он сталкивается с авторитетнейшим для него мнением учителя, с большим коллективом сверстников, получает оценку своих успехов и личных качеств. Если этот опыт вступает в резкое противоречие с его представлениями о себе, наступает тяжелый кризис. Порой ребенок оказывается между молотом и наковальней: негибким, авторитарным учителем и родителями, требующими только хороших оценок и некритично поддерживающими любые претензии к ребенку со стороны школы. С проблемами сталкиваются и дети тревожных, неуверенных родителей, которые сами очень боятся отпускать свое дитя в школу, где не поймут, не полюбят, обидят. Внушенный родителями страх парализует ребенка, не позволяет ему получать удовольствие от нового школьного опыта, а испуганный вид провоцирует сверстников на агрессию.

В остальном этот период детства довольно спокойный и благополучный. От 7 до 11—12 лет развитие ребенка происходит плавно, по возрастающей, без каких‐либо особых кризисов, на этот возраст приходится минимум болезней и психологических травм.

Отношения с родителями, оставаясь наиболее значимыми и в жизни ребенка, несколько отходят на второй план, образуя прочный тыл для освоения новых территорий. Огромным авторитетом обладают учителя, на новый уровень выходят отношения со сверстниками. Рождается дружба, переживаются первые предательства. В этих переживаниях начинают складываться собственные представления о том, «что такое хорошо и что такое плохо». Нормально развивающегося младшего школьника отличает широта интересов, он увлекается то растениями, то музыкой, то спортом, пробует себя в самых разных областях. Он переполнен идеями и мечтами, энергичен и жизнерадостен. Занятия, которые порой кажутся взрослым пустой тратой времени: коллекционирование пустяков, наблюдение в течение целого часа за жуком, болтовня с друзьями «ни о чем», — скрывают за собой неустанную подготовку к рывку в развитии, который предстоит сделать совсем скоро. Счастливый возраст Тома Сойера словно дается самой природой для подготовки к испытаниям отрочества и юности.

Проблемы развития в этом возрасте чаще всего бывают связаны с более ранним тяжелым опытом или с отсутствием у ребенка чувства «прочного тыла» — любящей семьи. Например, это может проявляться в нежелании учиться — у ребенка в этом возрасте еще не может быть собственной мотивации «быть образованным человеком». Все его успехи и усилия — ради кого‐то, чтобы важный для него человек радовался, гордился им. В этом возрасте дети уже способны достаточно здраво оценивать жизненную ситуацию, в которой они оказались, и бывают готовы сотрудничать со взрослыми, прилагать усилия для создания новых близких отношений. Они ценят заботу и хорошее к себе отношение, достаточно открыты и покладисты. Сочетание детской непосредственности с растущей способностью здраво мыслить дает шанс преодолеть прошлые проблемы и создать задел на будущее.

Подростковый возраст — 12—15 лет

Подростковый возраст называют переходным. За очень короткий срок, примерно с 12 лет до 15 (девочки чуть раньше, мальчики чуть позже), человек из ребенка превращается во взрослого: меняются его организм, психика, отношение к нему окружающих, причем эти изменения могут происходить не одновременно, то помогая, то мешая друг другу. Биологически зрелый человек может еще на долгие годы по состоянию души и положению в обществе оставаться ребенком; кроме того, реальная степень взрослости может сильно отличаться от того, что думают о себе сам подросток и окружающие его люди.

Наиболее очевидны физические изменения. Увеличивается рост, происходит половое созревание. Этот процесс сопряжен не только с радостями, но и с трудностями. Недавняя детская легкость и резвость сменяется неуклюжестью. Резко вытянувшийся подростокакселерат не идет, а тащится, не садится на стул, а тяжело падает, то и дело задевает за углы мебели, словно еще не запомнил новых границ своего тела. Внутренние органы не успевают приспособиться к обслуживанию больших габаритов, работают с напряжением, отсюда утомляемость, сонливость. Нередко обостряются хронические заболевания, появляются новые. Отражается на самочувствии и гормональная перестройка. Привычные для взрослого, но совершенно новые для подростка дозы половых гормонов потрясают его организм. Накатывая волнами, они вызывают то апатию, то беспричинное возбуждение, снижают умственную работоспособность, доставляют неприятности побочными явлениями: проблемами с кожей, полнотой. С гормональными выбросами просыпаются генетические программы, которые, подобно скульпторам, начинают лепить новое тело девушки или юноши.

Изменения тела, в свою очередь, вызывают смятение в душе. А вдруг не вырасту (вырасту слишком сильно)? Почему я такой худой (толстый)? По‐моему, у меня очень маленькая (большая) грудь. У меня совсем не растут (так быстро растут) усы! Тело находится в процессе постоянных изменений, разные его органы развиваются в своем темпе, отсюда непропорционально длинные конечности подростков, высокий детский голос у здоровенного парня или заметная грудь у девочки, которая еще выглядит и чувствует себя ребенком. Подростку трудно поверить, что пройдет совсем немного времени, и дисгармония исчезнет, он обретет ладное юношеское тело. Год‐полтора кажутся вечностью. Подстегиваемые гормонами эмоции могут заставить отказаться от долгожданной вечеринки из‐за замеченного прыщика или считать жизнь конченной ввиду «ужасного» изъяна во внешности, заметного, как правило, только самому его обладателю. Постоянное и сильное недовольство своим обликом может говорить о нервном расстройстве — дисморфофобии. Однако трудности переходного возраста не исчерпываются физиологией. Само положение подростка в нашей культуре весьма двусмысленно. В древние времена и в ныне сохранившихся архаичных культурах человек, достигший половой зрелости, становился полноправным членом общества, получал право заводить семью, распоряжаться собой, на равных с другими принимать решения, касающиеся судьбы племени. Момент перехода из детей во взрослые отмечался особым обрядом — инициацией, который символизировал смерть человека как ребенка и рождение его как взрослого. Нередко при этом происходила смена имени, изменялась внешность (прическа, узоры на теле, одежда). Хотя сам обряд был сопряжен с нешуточными испытаниями, сопровождался болью, страхом, разнообразными лишениями, иногда даже нанесением увечий, инициация была радостным и долгожданным событием. Ведь статус молодого человека после нее резко повышался, у него становилось намного больше прав и возможностей.

Совсем иначе обстоит дело в современной европейской цивилизации. В ней недостаточно уметь держать копье и построить шалаш, в котором можно поселиться с понравившейся девушкой из племени. Чтобы обеспечить не то что семью — самого себя, нужно долго учиться, осваивать множество навыков жизни в сегодняшнем мире: от оплаты счетов и пользования сложной техникой до взаимоотношений с начальством и организации своего рабочего дня. Проходит от 7 до 10 лет, прежде чем взрослый с точки зрения природы человек становится взрослым с точки зрения общества. Кроме того, поскольку специального обряда, подобного инициации, не существует, непонятно, в какой именно момент происходит окончательный переход. Кто‐то считает рубежом достижение определенного возраста, кто‐то — получение аттестата, диплома или первой зарплаты. Взгляды самого подростка, его родителей, учителей, общественное мнение могут в этом отношении существенно расходиться.

Двусмысленность положения подростка в своих собственных глазах и глазах окружающих вызывает немало трудностей. Действительно, он лишен большинства привилегий детского возраста. От него ждут взрослой серьезности и ответственности за свои поступки. Закон, например, обычно предусматривает ответственность за совершение правонарушений с 13—14 лет. Учителя и родители тоже не склонны теперь снисходительно относиться к проявлениям легкомыслия, беспечности, импульсивности — всего того, что прощают детям. Однако взрослых привилегий подростку пока не предоставляется. Он зависит от родителей материально и морально, он должен отчитываться перед ними, куда идет, с кем и зачем, любой взрослый считает себя вправе сделать ему замечание, его общение и сексуальная жизнь находятся под пристальным вниманием. Между подростком и взрослыми словно идет нескончаемый спор: «Я уже не ребенок!» — заявляет он, отстаивая свое право на самостоятельность, на распоряжение собой. «Но ты же еще не взрослый!» — отвечают ему, ограничивая и контролируя. «Я еще не взрослый!» — говорит подросток, прося о поддержке, о помощи, о терпимости. «Но ты же уже не ребенок!» — слышит он в ответ, и сталкивается с постоянным требовательным недовольством взрослых. Неудивительно, что подростков часто отличают конфликтность, раздражительность, даже агрессивность.

Если биологические изменения происходят сами собой, а изменение социального статуса предусмотрено устройством общества, то работу по перестройке души приходится делать самому человеку. К 12 годам в основном уже проявляется все то, с чем ребенок пришел в мир: темперамент, характер, способности. За плечами важнейший опыт детства. Теперь на основе этого материала подростку предстоит начать строительство своей личности, того начала, которое в скором будущем позволит ему распоряжаться своей жизнью, самостоятельно принимать важные решения. Эрик Эриксон назвал эти переживания кризисом идентичности, цель которого — обрести самого себя.

Начинается работа по обретению себя очень тяжело. Подросток, в отличие от того жизнерадостного, уверенного в себе ребенка, которым он был совсем недавно, остро чувствует свое несовершенство, свою зависимость от старших и от сверстников. Он старается быть лучше — и в результате страдает от чувства неискренности, фальши. Потом решает: «Раз я такой плохой, нечего это скрывать» — и делает и говорит много такого, о чем потом жалеет. Поглощенность собой, постоянная потребность оценивать себя делает подростка очень ранимым. Поведение, слова, чувства окружающих воспринимаются им через пелену собственных эмоций. Ему кажется, что все вокруг только и делают, что наблюдают за ним, обсуждают его внешность и поступки. Малейшая неловкая ситуация, некстати сказанное слово, допущенная ошибка заставляют «проваливаться сквозь землю», становятся предметом долгих мучительных размышлений. Мнительность подростков беззастенчиво используется рекламой: ее создатели прекрасно понимают, как пугает в этом возрасте образ привлекательной девушки, демонстративно отшатывающейся от тебя изза «несвежего дыхания» или запаха пота.

Для человека в этом возрасте самое важное в жизни — отношения с людьми. Это отодвигает на второй план и учебу, и увлечения. Но вот парадокс: именно свойственная этому возрасту крайняя эгоцентричность, поглощенность собой затрудняет контакт и взаимопонимание с окружающими. Часто становятся очень напряженными отношения в семье. Подросток решает задачу по отделению от родителей, по преодолению в своем сознании их незыблемого авторитета. Он вдруг впервые видит вместо самого сильного, самого умного, самого справедливого на свете отца какого‐то почти незнакомого ему человека: раздраженного, немолодого и, похоже, не очень умного. Вместо лучшей в мире, самой красивой и доброй мамы — уставшую, располневшую женщину, полную дурацких предрассудков насчет секса и жизни вообще. Такое открытие пережить нелегко. Подросток вдруг понимает, насколько он и его родители — разные люди, как отличаются их вкусы, мнения, ценности. Естественно, свои предпочтения он считает единственно верными, а родительские — устаревшими и скучными. Даже если это не говорится вслух, то сквозит в голосе и взгляде, и взрослые порой обижаются, как дети. Ведь они в это время и сами остро чувствуют приближение старости, а тут еще собственный ребенок нажимает на больное место. В результате обычный спор из‐за музыкальных вкусов может разгореться в жесточайший конфликт, казалось бы, совершенно неадекватный теме.

Подросток и его родители словно движутся в разных направлениях: он стремительно меняется — они стараются сохранить стабильность; они хотят, чтобы он сначала поумнел и стал ответственным, а потом проявлял своеволие — у него получается только наоборот. Растерянные происходящими в любимом ребенке изменениями, родители срочно «берутся за воспитание», что окончательно портит отношения. Подросток приходит к выводу, что «с ними не о чем разговаривать». И вместе с тем ему остро не хватает близости с родителями, он страдает от одиночества, хочет возобновить контакт — и не знает как. Он отдаляется от семьи, подчеркивает свое равнодушие. Возможно, этот характерный для подростков способ психологической защиты и лег в основу распространенного убеждения, что семья в этом возрасте не важна. Однако исследования психологов показывают, что причиной психологических проблем, тяжелых переживаний и даже попыток самоубийства у подростков в подавляющем большинстве случаев становятся отношения с родителями. Хотя сами родители обычно бывают уверены, что «ему все равно».

Особую роль в жизни подростка играют сверстники. На самом деле даже в школу, как показывают опросы, подростки ходят в первую очередь ради общения с одноклассниками. Успехи в учебе имеют для них смысл, только если способствуют авторитету среди сверстников. Если же в данном коллективе быть отличником зазорно, то способный мальчик может, например, специально перестать делать уроки, чтобы «соответствовать требованиям», потому что роль белой вороны, изгоя из коллектива для подростка намного хуже любых репрессий со стороны родителей и учителей. Он стремится одеваться, говорить, думать, «как все наши». Существует и развивается (не без помощи бизнеса, делающего на этом огромные прибыли) целая подростковая субкультура: музыка, кино, журналы, одежда, спортинвентарь, электроника, напитки, жаргон, способы проведения досуга. Всем этим подростки как бы сообщают окружающим взрослым: мы уже не дети, мы не такие, как вы, и мы вместе. Взрослых, особенно родителей, мечтающих вырастить своего ребенка независимо мыслящей, яркой индивидуальностью, очень раздражает этот групповой конформизм. Героине рассказа Ильи Зверева «Второе апреля» семикласснице Маше родители не разрешают отрезать косы. Она спорит с ними, убеждая, что сейчас все коротко стригутся, это современно и оригинально. Папа пытается с толковым словарем в руках убедить ее, что «оригинально» и «как все» — совсем разные вещи, но Маша, девочка вообще‐то очень неглупая и самостоятельно мыслящая, остается при своем мнении. Особенно трудно родителям понять подражание лидеру, часто менее интеллектуальному, чем их ребенок, и обладающему неприятными чертами характера. Тратить усилия на развенчание авторитета в глазах подростка бесполезно. Лучше просто подождать, когда возраст коллективизма и подражания сменится возрастом индивидуализации, подчеркивания своей неповторимости, а это произойдет совсем скоро.

* * *


Некоторые трудности подросткового возраста неизбежны. Однако далеко не для всех он становится очень тяжелым, травматичным периодом. Многое зависит от того, насколько благополучным был предшествующий опыт человека, какая у него «группа поддержки» — друзья, семья, учителя. Как писал Эрик Эриксон: «Молодой человек должен, как акробат на трапеции, одним мощным движением отпустить перекладину детства, перепрыгнуть и ухватиться за следующую перекладину зрелости. Он должен сделать это за очень короткий промежуток времени, полагаясь на надежность тех, кого он должен отпустить, и тех, кто его примет на противоположной стороне».

Каталог: files
files -> Методические рекомендации «Организация исследовательской деятельности учащихся»
files -> Актуальность исследования
files -> Рабочая программа дисциплины
files -> Программа курса предназначена для учащихся 9-11 класса и рассчитана на 128 часов. Периодичность занятий 1 раз в неделю по 4 учебных часа
files -> Предоставление максимально широкого поля возможностей учащимся, ориентированным на высокий уровень образования и воспитания, с учетом их индивидуальных потребностей
files -> Методические рекомендации по организации исследовательской и проектной деятельности младших школьников
files -> Программы
files -> Выпускных квалификационных работ


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   28


База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница