Юрий Александрович Никитин Трансчеловек Странные романы



страница6/27
Дата27.04.2016
Размер5.88 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   27

2010 год
Провалилась очередная попытка создать заслон против игры транскорпораций: когда мощными денежными вливаниями создаются условия для оранжевых революций. В одной многострадальной Украине, где начало положила померанцевая революция Ющенко, прокатились одна за другой сразу три: блакiтна – под руководством батька Грицайло, шабельна – Кондратюка, а недавно всех смела кайловая, ее возглавили братья Костюковские. Всякий раз отменялись все предыдущие законы, полностью сменялось правительство, дважды даже вводили новые деньги: первый раз – бандеровки, второй – петлюровки.

Народу это так понравилось, что, когда братья Костюковские сформировали правительство и правили два года, начались толки, что пора бы снова что нить подобное, это ж как весело: палатки на Майдане, бесплатная жратва и пиво, танцы, песни, разгул, а где то можно побить автомобили и пограбить какую лавчонку, никто не пикнет против справедливых революционеров, выражающих чаяния…

Экономика вошла в глубокий штопор, как то не тянет работать, когда некто может вбросить миллиарды долларов только на то, чтобы вышли на площадь и с песнями и плясками требовали смены правительства и отставки президента.

Самая азартная игра велась между гигантами Sony, которая подмяла и в Штатах две трети всей электроники, правда, сама обамериканизировавшись, и объединением Микадо 2: те и другие ухитрились сменить правительства в трех десятках стран, но самое чудовищное для простого человека было в том, что никакой заметной выгоды супергиганты для себя не искали. Так, игра, вроде гольфа для особо важных персон.

Журналисты подсчитали, что Sony сменили восемнадцать правительств, а Микадо 2 – двадцать семь, причем в Грузии у них ведется постоянная игра, правительства и парламенты там сменяются, как в калейдоскопе, народ ликует, всем теперь только хлеба, зрелищ и революций, работа не в чести, когда перманентная борьба за более светлое будущее… а тем временем останавливаются заводы, устаревает оборудование, однако население живет за счет огромных денежных вливаний в противоборствующие партии.

Но особый счет идет не на смену правительств, это уже привычно, а на смену режимов. Если начиналось все как замена тоталитарных режимов демократическими, то, когда везде угнездилась эта одинаково серая демократия, Микадо 2 сумела отыскать потомка последнего грузинского князя, сформировала вокруг него оппозицию, щедро профинансировала пропагандистскую кампанию, и однажды новая волна «революции роз» совершенно бескровно и демократически смела прогнивший режим, оторвавшийся от народа, и поставила во главе страны князя Кукаридзе, объявив монархию.

В ответ Sony поработала в соседней Армении, вливание в оппозицию составило около двух тысяч на человека, что втрое превышало богатство всей Армении. Это дало возможность так же бескровно и демократично сместить проворовавшихся президента и его карманный Кабинет министров, а во главе страны встал Верховный Каталикос всех армян Вазген Восемнадцатый.

Обозреватели спорили, как на футбольном матче: что круче – монархия или теократия, а Sony и Микадо 2 исподволь вели подрывную работу в странах соперников. К несчастью, оба преуспели почти одновременно: в Грузии возмущенный народ опомнился и сместил князя, а с ним отверг и устаревшую, вообще то опереточную монархию, взамен заслуженно поставив во главе патриарха грузинской церкви, а в Армении вдруг появилась стремительно растущая партия монархистов атеистов, она распространила свое влияние на всю Армению, ее представители однажды ворвались в парламент и объявили, что власть переходит к королю Гугену Первому, а режим отныне будет монархическим.
2011 год
Букв не хватает катастрофически. На каждое слово нацеплено уже столько значений, что приколистам, эстрадным острословам и игрословщикам – такое раздолье, что уже неинтересно. И так любая фраза, даже самая невинная и прямая, приобретает два три двусмысленных оттенка, а если еще не отшлифовать перед тем, как брякнуть вслух, то вообще такое тебе припишут, что можно сразу на виселицу.

Сперва эта жесткая привязка к буквам раздражала, потом начала тормозить общение «золотого миллиарда». Именно им, остальным шести миллиардам вполне хватает словаря Эллочки. Верхнему эшелону перестало помогать даже заимствование из других языков, когда привычным «там» словам «здесь» даются другие значения, как, к примеру, driver у нас вовсе не водитель, а file вовсе не вырезка из рыбы.

Начинается переход на импы, хотя и не насильственный, но все равно болезненный. Старшее поколение в ауте. Новое бурлит, разделилось, споры переходят в драки. Хорошо, хорошо, пусть дерутся. Это лучше, чем митинговать и пытаться мешать глобализации или наступлению высоких технологий.

Дураков хватает, и всегда они, именно дураки, пытались остановить технический прогресс, прикрываясь лозунгами о защите простого и даже очень простого человека.
Биодобавки – дело все еще новое, производство развивается хаотически. И, как в любое новое дело, сулящее огромные прибыли, сюда хлынула масса жуликов и темных дельцов. Я чувствовал себя ветераном движения, уже сам мог с высоты опыта что то посоветовать, хотя это дело гиблое – каждый считает, что только ему ведома истина, я же слежу за всеми новинками, стараясь понять: рекламный трюк жуликов или же в самом деле создано нечто обещающее повысить индекс здоровья?

Снова в моду входит йога, траволечение, но это для тех, кто не может позволить себе дорогие препараты. Я, к счастью, могу, но с биодобавками тоже надо меру знать, однако где она, та мера? Жру все, что обещает здоровье и долгую жизнь…

А сегодня на первые полосы в новостях вышел грандиозный скандал. На этот раз не чистки в правительстве, не финансовая пирамида: омоновцев не хватило для грандиозной операции собственных сил, подключили фээсбешников, провели совместную и взяли по стране около двухсот фирм, арестовали и опечатали две тысячи складов, с которых в продажу поступали поддельные биодобавки.

На этот раз не просто умелое копирование, при котором поддельное практически неотличимо от оригинала и пользу все равно приносит, не плацебо, когда вместо необходимых компонентов продаются пустышки из смеси муки и крахмала: в лаборатории провели тщательный анализ и определили, что использовались чрезвычайно токсичные вещества. Вряд ли по злому умыслу, скорее всего – по дурости и невежеству, желанию поскорее сколотить состояние на очередной моде.

Я сделал запрос, среди опасных добавок оказалась треть тех, которыми я перестраивал биохимию организма. Я представил себе, что скажет Аркадий, злорадничать не будет, даже посочувствует, но его сочувствие горше злорадства: я же говорил! Я же предупреждал! Я же советовал…

Не впадая в панику, я выбросил опасные, проверился у врачей, выслушал, что посадил печень, в почках и желчном пузыре опасные камни, к тому же в поджелудочной появилось довольно крупное образование. Совсем недавно его называли «новообразование», заменив пугающее «опухоль», а «опухоль», помню, пришла на смену «раку», от которого мурашки по коже, а теперь вот вообще просто «образование». Осталось только добавить «высшее» или «незаконченное среднее». Предложили понаблюдать, а если начнет увеличиваться – немедленно под нож.

Щас, ответил я мысленно. Имея на руках снимки и анализы, я скорректировал добавки, некоторые начал потреблять ударными дозами, и, когда через год пришел на медосмотр, тот же врач долго сравнивал новый снимок со старым, морщил нос, наконец сказал с раздражением, что в прошлый раз, наверное, сделали недостаточно тщательно.

Вообще началась, можно сказать, уже коммерческая гонка за здоровьем. Как только пошла мода на моложавых и подтянутых, с прилавков начали сметать все жиросжигающие. Медицинские центры, не веря своему счастью, получали от торговых фирм многомиллионные заказы на новые кремы, гели, спреи, которые оздоравливают, омолаживают, улучшают, подтягивают, разглаживают, убирают.

Медицина, ощутив к себе дружественное внимание общественности и финансовую помощь воротил, заинтересованных жить дольше, начала резко ускоряться с исследованиями. Из ведущих клиник то и дело поступают сообщения про открытие какого то уникального метода либо оздоровления, либо омоложения, либо радикального продления жизни, но еще больше опровержений. Взять только многострадальный кофе, его с тупой регулярностью заносят то в крайне вредные, еще Вольтеру на это указывали, что пьет яд, а он соглашался, что да, яд, но только медленный, убивает его вот уже шестьдесят лет, то находили в нем жутко полезные вещества и так реверсировали каждые пять лет. Последнее время такое же с красным вином, которое то продляет жизнь, то сокращает, то продляет, то сокращает, то вызывает рак, то предотвращает все виды рака…

Аркадий начинал проявлять вполне понятный интерес, годы то идут, никто из нас не становится моложе, Жанна стареет, сам хоть еще не развалина, но уже и не орел, сегодня вот зашел в гости, от кофе отказался, долго и дотошно расспрашивал про биодобавки, по моим ссылкам заглянул в Интернет, скрупулезно вчитывался, ходил по гипертекстам.

Вздохнул разочарованно.

Это все лишь догадки, – сказал он мягко. – Предположения. Желания… Но почти нет клинических подтверждений…

Как же нет? – воскликнул я. – А вот… и вот?

Шутить? Смотри, здесь на мышах, а здесь на морских свинках!

А вот на людях!

Небольшая клиника, – уточнил он, – а для проверки выбрали группу из пятидесяти человек. Не смешно ли? Не из пяти миллионов, как было бы верно, а всего из пятидесяти человек! К тому же кто знает, по каким параметрам подбирали?



Я спросил:

Но что делать?.. Время уходит!



Он усмехнулся.

Куда торопишься? Мы еще молоды. Пусть рискуют те, кому за семьдесят. Им все равно вот вот склеивать ласты. А так, глядишь, сумеют продлить еще на десяток лет. Я лучше подожду, когда будут результаты. В смысле, подтвержденные исследованиями в других клиниках. Да и того мало, надо еще понять, как это отразится потом.

Каком «потом»?

Ну, сейчас эта вакцина навеки избавит меня от гриппа, а через десять лет те изменения в организме, что проделала вакцина, не приведут ли к быстрому и необратимому раку? Или чему нибудь пострашнее?



Я сказал с натужным оптимизмом:

Кто не рискует, тот не пьет вместе с рыбами. И того не хоронят в гробу из красного дерева.



Ты не был человеком риска, – заметил он с некоторым удивлением. – Извини, но трагедия с Каролиной совсем выбила тебя из колеи. Увы, все мы смертны, тут ничего не поделаешь. Просто ты увидел смерть слишком близко. Просто не думай о ней. Относись как к некому философскому понятию. Или философской категории.
После его ухода я сидел, несколько поколебленный, на биодобавки старался не смотреть вовсе. Потом в ванной долго рассматривал себя в зеркало. Неужели Аркадий прав, а я всего лишь отчаянный трус, которого настолько потрясла смерть близкого человека, что я тут же примерил к себе, ужаснулся и теперь всячески стараюсь увильнуть от предначертанного?

Правда, у меня великая цель, но не лгу ли я сам себе, выставив, как щит, эту великую цель, мол, не для себя стараюсь, а на самом деле отчаянно трушу и делаю все только для себя?

Вернувшись в комнату, лег, не спуская взгляда с портрета Каролины. Нет, все таки для нее, мы так устроены. Живем для женщин, стараемся для них, все только для них. Просто в моем случае переплелось так, что одно невозможно без другого. Я должен суметь дожить до того времени, когда сумею ее воскресить.

С утра дозвонился до стоматологии, записался на прием, а с обеда, оставив Линде в мисочках воды и мяса с рисом, отправился на муки. Последний раз был в клинике год тому, тогда вырвали один зуб и запломбировали два, помню этот кошмар, но сейчас то ли прогресс в стоматологии, то ли потому, что платная, но как будто в другой век попал: без боли, без ожидаемого ужаса. Я все время ждал, когда же начнется жуть, из за чего все мужчины с нормальной психикой избегают дантистов, но тончайшими иголочками, даже не ощутил уколов, вспрыснули что то в десна, а потом вскрыли их, как хозяйка рыбу, и начали потрошить.

Оказывается, нет на свете человека с запущенными зубами, который не страдает пародонтозом в той или иной степени. Обычно не замечаем даже, разве что кровь из десен, но зубы портятся, расшатываются, могут начинать выпадать сами по себе.

Чистила десны и прикладывала тампоны милая такая среднего роста блондинка с короткими волосами, строгим удлиненным лицом. Похоже, раньше работала детским врачом: очень внимательная, и, увлекшись копанием в моем рту, иногда говорила успокаивающе: «…все все, маленький, заканчиваю… Потерпи чуть чуть, это последний здесь укол…», хотя я так и не почувствовал ни боли, ни какого то особого неудобства.

Еще мне очень понравилось, когда деликатно касалась моего рта мягкими нежными пальцами, брала за губы и тихонько оттягивала, рассматривая десны, трогала изнутри, щупала, и хотя там эрогенных зон вроде бы нет, но все равно как то забывается, что это всего лишь выбор места, где ужасная машина начнет срезать мои зубы. Ну пусть не срезать, а укорачивать, делать мельче, чтобы надетые поверх металлокерамические были примерно такого же размера.

Она наклонилась, внимательно заглядывая в распахнутый рот, небольшая тугая грудь прижалась к моему предплечью, и хотя во рту сразу же начало скоблить между зубов и плотью десен, я невольно сосредоточился на этом прикосновении, воображение сразу заиграло, пошли какие то картинки, я постарался сосредоточиться на том, чтобы держать рот открытым пошире, а то из за анестезии плохо контролирую мышцы, челюсти непроизвольно начинают двигаться одна другой навстречу.

Проложив лекарством, отправила меня отдыхать на неделю, пусть заживет, а через неделю я попал уже в руки Паше, молодому и очень умелому стоматологу. Я ненавижу боль, ненавижу и боюсь стоматологов, но вот сейчас, когда все идет непривычно гладко, я решился на самую большую операцию в моей жизни: треть зубов у меня уже испорченные, а остальные – серые, мелкие, уже со стертыми кромками, будто мне лет сорок или пятьдесят, так что поинтересовался: а не заменить ли их все на металлокерамику?

Паша ничуть не удивился, пожал плечами и взял в руки калькулятор.

Вам подсчитать, на сколько жабьих шкурок это потянет?

Да, – сказал я. – Чтоб одним махом всех побивахом.

Можно, – ответил он, не моргнув глазом. – Сейчас все можно. Лишь бы финансы ваши позволили.

Думаю, – заверил его я, – позволят…

Он не понял, почему я изменился в лице, наверное, решил, что жадничаю, но у меня отложено деньжат на покупку новой квартиры, оставалось еще чуть чуть, и у нас с Каролиной была бы такая, о какой она всегда мечтала…

Каждый зуб обойдется примерно в двести долларов, – сообщил он. – Коренные – в двести пятьдесят. Но, учитывая, что заказ большой, причитается скидка. Небольшая, но все таки…



Он пощелкал клавишами, я взглянул на общую сумму.

Потяну. Делайте.



Здесь пришлось похуже, чем при лечении пародонтоза. Паша не просто сверлил, а стачивал оставшиеся зубы, оставляя от них заостренные пеньки. Я просидел с распахнутой пастью несколько часов. Сперва пахло горелой костью, потом медикаментами: пеньки красили некой гадостью и долго делали слепки.

Еще две недели ушло на то, чтобы изготовить керамические зубы на обе челюсти. Долго уговаривали меня на «естественный» цвет, но я сказал твердо, что нисколько не стыжусь, что у меня из металлокерамики. Так что делайте ноль ноль ноль, то есть самый самый белый материал, какой только есть.

В день примерки я поинтересовался насчет гарантии. Паша засмеялся.

На двадцать лет, потому что какие то гарантии давать надо, хотя в данном случае это несколько глупо… Такие зубы пробудут в вашей челюсти столько, сколько просуществует сама челюсть. Такое общее мнение экспертов. Статистических данных нет вообще: металлокерамика придумана недавно, и еще вроде бы нигде зубы не вышли из строя по ветхости или изношенности. Обычно их меняют не из за изношенности или ветхости, а из за моды.



Я не поверил:

Что, вот так и ходят до конца жизни?

Меняют, конечно, – ответил он. – У некоторых со временем чуть приподнимаются десны, приходится делать подгонку, а за эти годы сами зубы приходят в некоторую негодность… я говорю о ваших собственных зубах, приходится подтачивать, но чаще всего – делаем новые, так проще. Раньше делали зубы натурального цвета, даже чуть желтоватые, в соответствии с возрастом, потом в моду вошли белые, ровные, как доски в заборе, сейчас – белые, но разной длины, верхние резцы чуть длинней, а что будет завтра? Обеспеченные люди следят даже за такими веяниями… да и материалы постоянно совершенствуются, и техника изготовления, да много что еще, кто то меняет просто из интереса. Хотя, конечно, бывают случаи поломок…

Я полюбопытствовал:

Значит, такие случаи были?



Он пожал плечами.

Даже в моей практике.

И… как?

Одному из крутых сломали челюсть в трех местах. Пришлось с ним поработать заново.



Я покачал головой.

Я не любитель лихих драк. Лишь бы не вышли из строя сам по себе.

Дело новое, – напомнил он серьезно. – Гарантии даем не на основе опыта, а пока что опираемся на теорию. По нашему общему мнению, такие зубы – вечны. С учетом, конечно, сами понимаете…

Он замолчал, но я понимал, что когда зарывают труп, то вставные челюсти не вынимают, чтобы вставить другому. Вечны – это значит, в любом случае переживут хозяина.

Я подумал, развел руками.

Мы живем в таком мире, что… кто не рискует, тот останется в прошлом.



Про себя добавил, что останется наверняка, а вот кто рискует – получает шанс рисковать и дальше. До тех пор, пока не доберется до главного приза.
В гости зашел Леонид. Вообще то мы не дружим так уж близко, но, думаю, его настропалили Аркадий с Жанной, мол, совсем пропадает парень после смерти Каролины, хоть и прошло уже пять лет. Надо его навещать, тормошить, чтобы опомнился и жил как все люди.

Леонид долго рассматривал мои полки с разноцветными баночками, я помалкивал, наконец он сказал с неодобрением:

Везде пишут, что не только все эти добавки, даже лекарства подделывают!



О, Господи, подумал я, и у этого та же песня. Ну что они все такие одинаковые? Или потому и подобралась компашка по общности мыслей и мировоззрений?

Знаю, – ответил я.

Знаешь? – удивился он. – Так зачем же…

Я спросил в упор:

А что ты предлагаешь?



Он пожал плечами, развел руками, изобразил мимикой недоумение.

Как что? Осторожнее надо быть.

Как? – спросил я. – Скажи, как?

Он снова пожал плечами.

Откуда я знаю? Не покупать подделки.

А ты мне можешь указать, – спросил я, – где подделки, а где нет?

Он проворчал:

Да кто ж тебе их укажет?

Леонид, – сказал я, – наш Коля тебе посоветовал бы заткнуться и сопеть в тряпочку. Знаешь, сколько этих гавкателей хрюкают под руку? Умники. Ты, конечно, рисковать не будешь?

Он потряс головой.

Ни за что. А вдруг куплю подделку? Не е е ет, ни за что.

Ну вот, – сказал я. – Это твоя позиция, а у меня своя. Про подделки раньше тебя узнал. Но я покупаю.

Треть всех лекарств и половина добавок – подделки, – напомнил он величаво. – Мафия вышла и на рынок фарминдустрии. Это по данным Минздрава. А там может быть еще больше.

Значит, – сказал я, – половина на этой полке – настоящие. Согласен?

Он посмотрел на полку, поморщился, но я видел по глазам, что осматривает очень внимательно, читает короткие надписи, что то прикидывает, соображает. В последнее время я много встречаю таких, кто вообще то, поругивая желающих жить долго и хвастаясь своим наплевательским отношением к здоровью, тем не менее не прочь и сменить бы образ жизни на вот такой… но отчаянно торгуются с самим собой, чтобы не продешевить, не отдать слишком много, не отказываться от шашлыков, винца, водочки, тортов. И чтоб, конечно, здоровье и долгую жизнь получить подешевле. Желательно, вообще на халяву. Ничем ни рискуя, ничем не жертвуя, ни от чего не отказываясь.

Я наблюдал за ним, пока он брал в руки баночки и, морща лоб, с самым презрительным видом читал надписи. Естественно, ждет, что начну уговаривать, да не просто уговаривать, а с жаром, блестящими глазами, размахиванием дланей, как всегда делают те, кто приобщился к каким либо тайнам и старается вовлечь в свое общество все человечество.

Нет, – сказал он наконец, – ясности нет, а как без нее?.. Когда покупаю хлеб, я знаю, что покупаю. Когда беру мясо, торт или бутылочку винца – тоже прекрасно понимаю, чего ждать. А это… нет, рисковать не буду.



Вот так всегда, мелькнуло у меня в черепе злое. Смотрим на одно, а видим разное. Он видит, что половина добавок – поддельные, и делает вывод, что покупать нельзя. Я вижу, что половина – настоящие, потому покупаю. Ждать, когда мне точно укажут, какие настоящие, – это дожить до старости и склеить ласты, не дождавшись.

Леонид ушел, твердо уверенный в своей правоте, а меня считая придурком. А вот он – умный, хоть и не прочь прожить дольше, но такое непроверенное покупать не станет. Как же, дать пиратам нажиться на его деньгах! А то, что подделки в основном – это абсолютно идентичные препараты, только сделанные в Индии или в Китае без лицензии, – ему по барабану. Из за них фирмы производители наконец то перестали подробно перечислять подробный состав, из которых состоит препарат. И только одна десятая процента криминальные подделки, когда вместо препарата в баночку засыпают безобидный крахмал или муку.

Так что эта сторона меня абсолютно не волнует. Но Леонид пришел бы в ужас, узнав самое главное. Вся моя беда вовсе не в поддельных добавках. Это ерунда, цветочки. Увы, я принадлежу к числу людей «раковой конституции». Леонид даже не знает этой опасности, а я знаю, более того, я из этой группы риска.

Дело в том, что когда молодой организм вырабатывает гормоны, то одновременно мощно функционирует и вилочковая железа, что контролирует эти гормоны. Она их обезвреживает, бдительно следит, чтобы работали организму не во вред, но эта железа на полную мощь работает только в шестнадцать лет, с двадцати начинает с половинной мощностью, с тридцати – на четверть, а потом угасает вовсе. Потому если человек в возрасте, то добавочный прием гормональных препаратов может привести к раку, даже если не принадлежит к «раковой конституции», а если принадлежит, то – смертник.

Мне пока что двадцать девять, но, во первых, мой дед умер от рака, а также двоюродный дядя, так что моя конституция типично «раковая», во вторых, я принимаю чудовищные дозы. Любой организм – гомеостат, он стремится сохранить равновесие, но я упорно меняю его биохимию, что не остается бесследно. Организм, как может, принимает меры. А мера у него обычно одна: раз что то нарушено, значит, нужно это исключить из обращения. К примеру, быстротекущим раком.

Линдочка залезла ко мне на колени, не понимает, что уже не щенок, а здоровенный кабан, топчется, пытается лечь, оттоптала причинное место. Я поцеловал ее в макушку, она чуть не рехнулась от счастья, пришлось спихнуть на пол.

Брысь, морда, – сказал я строго. – Твой хозяин, можно сказать, в русскую рулетку играет, а ты скачешь…



Врубил жвачник, в массе спортивных наконец отыскал просто новости. Идет модное в последнее время шоу клоунов, именуемое дискуссией, когда в студию собирают народ и начинают занудно выяснять, как обустроить Русь, нужно ли предохраняться при оральном сексе, вводить ли границу с Украиной и не объявить ли войну Штатам, а то совсем достали. Ну совсем уже, терпеть нельзя их образ жизни, что мешает жить даже в глубинке.

Я посматривал одним глазом, пока нарезал салат и давил сок из моркови. Как то народу в голову не приходит, что США – не страна вовсе. Не страна в том понимании, как, скажем, Германия, Франция, Китай или даже Корея или Япония. То страны со своим народом, языком, религией, а США – это место, куда съехались из этих стран и создали там… нет, не страну, а некое общественное устройство, для которого, правда, пришлось избрать общий язык из уже существующих, так проще, но в остальном это место так и осталось именно местом, куда съезжаются ученые и авантюристы, чтобы разрабатывать глобальные проекты для всей планеты и своих стран в частности.

Туда по прежнему едут ученые из России, Германии, Франции, Китая, Индии… да отовсюду едут, там сейчас центр земной цивилизации, но это не заслуга какого то одного народа, одной религии или строя – это заслуга всего человечества, плод усилий всех стран и всех народов. США – составная страна, если так можно выразиться. В ней есть часть России, причем – немалая часть, но также и часть Германии, всех европейских стран, даже часть стран Ближнего Востока, Индии, Китая… даже часть Африки, которую туда завезли сперва в качестве рабов на плантации, а потом сумели приспособить для черных работ, службы в армии и уборки мусора.

С мировым лидерством Штатов давно понятно по тому, как по телевидению показывают новости. За выборами в США следят как в Москве, так и по всей стране, включая самые дальние села, а важнейшие события нашей страны идут после даже менее важных событий в США. Точно так у нас в стране сперва показывают центр, а потом губернские события.

И хотя еще говорят о великой роли России, то это кто по привычке, кто тешит детское самолюбие, однако понятно же, что США – столица, Россия и страны Европы – центральные губернии, а страны Азии и Африки – это нечто вроде нашей Сибири и труднодоступных регионов. Как в Москву из глубинки раньше перебирались наши молодые ученые, бизнесмены, политики и вообще все, у кого сил с избытком, так и наши отечественные умы из России перебираются жить и работать в США.

С этим все понятно, процесс закономерный, остановить его нельзя, да и глупо останавливать, понятно же, что мозг сосредотачивается в одном месте, а не остается разбросанным, как у сороконожки, по всем сегментам.

На другом канале новости, все репортеры с удовольствием показывают многочисленные демонстрации пенсионеров. Не думаю, чтобы симпатизировали, просто до того приятно сделать гадость правительству, что поднимешь в народные герои хоть скинхедов, хоть террористов, хоть нового Чикатилу.

Эти все требующие от государства каких то льгот, хоть пенсионеры, хоть инвалиды детства, хоть просто лодыри, что то недопонимают, стараясь переложить на плечи общества свои проблемы, свое неумение выжить. Все почему то уверены, что общество им обязано уже по самому факту их существования. Мол, мы родились, так что давайте, обеспечивайте нас от рождения и до самого последнего дня жизни. И не как нибудь обеспечивайте, а предоставьте лучшие места в транспорте, театрах и вообще везде везде, где можно опустить задницу.

Для абсолютного большинства самым весомым аргументом является, что мы, мол, работали и тем самым крепили это государство, а сейчас это государство пусть нас кормит. Но умалчивают, что работали из под палки, работали кое как, тащили с производства все, что удавалось утащить «для дома, для семьи», и потому государство сейчас такое нищее, разворованное ими же. Можно поставить вопрос по другому: работали в самом деле на государство или же просто зарабатывали на кусок хлеба, порой – с маслом, а какое государство на дворе – было до фени?

Почему эти нахлебники стыдливо замалчивают самое важное: чтобы обеспечить себе достойную старость, надо как следует поработать в молодости, а не пьянствовать в подворотнях, надо родить и вырастить хотя бы троих детей, и тогда не надо будет выходить на демонстрации протеста с требованиями особых льгот всего лишь на том основании, что дожили до определенного возраста.
Когда то, еще ребенком при Советской власти, я упрямо отказывался признавать, что белые уничтожены полностью, потому что я вот считаю себя белым, то есть тем, кто не принял революцию и сражался с нею. Помню, первым толчком послужила старая украинская поговорка: «Казацкому роду нет переводу», что значит: казачество – не дворянство, дворян можно всех до единого перевешать или перестрелять, и на том оно кончится, а вот казаком может себя объявить любой свободный и отважный человек…

Так вот, к тем детским идеям, наивным, но глубоко верным по сути, возвращаюсь сейчас на ином, качественно высоком уровне. Сейчас пропаганда всюду твердит, что я рожден русским, на русской земле, пропитан русской культурой, а следовательно – являюсь русским от и до, обязан оставаться им, что значит – защищать все русское в любом случае, не важно, кто прав. Это значит ставить во главу угла национальные приоритеты.

Пока я был совсем уж молод, это казалось единственно верным, но вот сейчас взрослею, набираюсь ума, начинаю смотреть на все человечество как на единый род людской. Впервые закрадывается вопрос: а почему, действительно, я должен защищать русское в любом случае? И почему я именно русский, хотя Интернет и расширяющиеся коммуникации позволяют приобщиться к любой культуре, литературе, любому искусству и любой философии?

А если мне, скажем, ближе буддизм, могу же стать буддистом? Могу, многие уже обрядились в белые халаты кришнаитов и ходят по Москве, пугая народ бритыми головами скинхедов. Можно поменять религию, профессию, ориентацию и даже… пол. Тем более можно стать немцем, французом или там папуасом, хотя насчет папуаса вряд ли найдутся охотники. Это вполне нормально и должно быть законно. В мире хорошо работающие компании поглощают работающие плохо, это нормально, естественно и ни у кого возражений не вызывает.

Точно так же человек должен иметь право менять национальность, без обязательного переезда на ПМЖ в страну, где носители данной культуры проживают «по праву».

Позвонил Михаил, он на моей улице, час свободного времени, пока с перерыва вернутся гады, что вздумали закрываться на обед, когда ему нужны, я нехотя пригласил к себе, переждешь, заодно кофейку дернешь.

Михаил, как и все, кто ко мне заходит, долго рассматривал полки с биодобавками, на лице мучительное раздумье. Я вспомнил, что он по профессии врач терапевт, хотя работает менеджером в торговой фирме, спросил:

Михаил, а у нас в стране есть врачи для здоровых людей?



Он удивился:

Для здоровых?

Да, – подтвердил я, – для здоровых.

А зачем, – спросил он, – для здоровых? Здоровым врачи не нужны.

Еще как нужны, – ответил я. – Больные – хрен с ними, а вот здоровым разве не хочется оставаться здоровыми и дальше?

Он фыркнул.

Да кто из здоровых о здоровье думает?

Я думаю, – сказал я серьезно. – И… другие начинают подумывать. Михаил, ты же знаешь, что одни профессии отмирают, другие зарождаются. Сейчас уже нужны врачи для здоровых людей. Назовем их условно хэлфварями или хэлфологами… да, так лучше, эти хэлфологи могли бы составлять программы для оздоровления, омоложения, поддержания здоровья на самом высшем уровне, что позволяет медицина. Пока что каждому, кто поправляет здоровье, приходится делать это в одиночку, кустарно, отрываясь от своих основных дел!

Он пробормотал:

Ну, такому врачу тоже пришлось бы переучиваться…



Я покачал головой.

У него это стало бы профессией. А так мы каждый изобретаем велосипед! В одном единственном экземпляре. Для себя. Знаешь, даже с моей зарплатой проще бы платить специалисту, чем после работы перелопачивать кучу справочников, заглядывать в анатомию и физиологию человека, ползать по сайтам и сравнивать противоречащие рекомендации вроде бы видных специалистов, когда и с той стороны, и с этой – доктора наук, профессора… Хотя, если по правде сказать, это стало моим хобби, как в поговорке: спасение утопающего – дело рук самого утопающего… хочешь жить долго – сам ищи пути.



Он криво улыбнулся.

Ну, не думаю, что такая профессия будет востребована.

Михаил, – сказал я, – я руковожу отделом, который наша дирекция громко называет аналитическим центром. Моя основная обязанность – следить за тенденциями развития рынка, за покупательной способностью населения, за изменением векторов вкуса и предпочтений… Скажу тебе как профи: народец явно шатнулся в сторону сохранения здоровья! Да еще шатнулся так, как делается именно у нас в России: как бараны, как лемминги…

Он подумал, брови то ползли вверх, то сдвигались на переносице.

Знаешь, – ответил он в нерешительности, – мне моя работа в печенках. Все таки я медик… С другой стороны, высокий оклад, место теплое. А поменять на это крайне рисковое?..



Крайне перспективное, – напомнил я. – У тебя уже есть опыт бизнесмена. Со временем откроешь свою клинику. По оздоравливанию, омоложению. Заработать можно нехило: пьяные слесари не пойдут, а все люди состоятельные, зрелые.

Он задумался.
Светлана передала со смешком, что Михаил неожиданно оставил непыльную работу в торговой фирме и сейчас околачивается по фитнес центрам с предложением услуг. Дела у него хуже некуда, предлагает набор совсем уж непривычных услуг. Даже непонятно, отыщет ли клиентов…

Я чувствовал угрызения совести, все таки на рискованное дело подтолкнул, не слишком ли преждевременно, но нахлынули заботы по работе, а тут еще эта путаница с ноябрьскими праздниками, из за чего народ в фирме четвертого праздновал «как положено», а седьмого – «как привычно». То есть уже третьего пришли поддатые и в предпраздничном настроении, пропьянствуют до седьмого включительно, а потом еще пару дней будут в нерабочем состоянии. Ну, как у нас начинают отмечать Новый год «по новому» и заканчивают «по старому», а все две недели между ними пьют беспрерывно.

Вообще то дурацкая идея вообще заменять седьмое ноября на четвертое. Седьмого ноября совершилась настоящая революция: капитализм заменили социализмом. Другое дело, что получилось в конце концов не совсем так, как хотелось и как мечталось, однако было задумано и осуществлено великое дело. Свершилась Великая революция, Революция Идеи. Была предпринята попытка построить «царство свободы и справедливости для всего человечества»!

А четвертого была банальная борьба за престол между русскими боярами, что хотели посадить на трон «своего», и теми русскими боярами, что предпочитали посадить на русский трон польского царевича. В любом случае, кто бы ни сел на трон, ничего бы в России не изменилось. Возможно, в случае победы пропольской партии Лжедмитрия России стала бы на миллиметр ближе к Западу, хотя и это маловероятно. Такую махину уже тогда трудно было сдвинуть вправо или влево, Россия двигалась, как гренландский ледник, медленно и тупо подминая под себя все на пути, и все последующие цари с немецкой кровью, включая чистую немку Екатерину Вторую, обустраивали Россию едва ли лучше, чем все остальные чистокровные русаки, вместе взятые.

Так что перенос празднования с седьмого ноября на четвертое – лишь парламентский ход тех, кто хотел бы подгадить левым партиям. Чуть раньше такая бы глупость не прошла из за того, что есть дела поважнее, а в наше время отмахнулись бы от такой ерунды: нам нечем больше заниматься? Но тогда это прошло, и теперь я пришел на работу в гордом одиночестве, включил компы и с головой погрузился в работу.

Странным образом моя работа совпала с моими тайными стремлениями, так что я чаще всего выдавал не только терпимые результаты, но и довольно точные прогнозы, что позволило фирме сократить срок некоторых разработок, а от некоторых отказаться вовсе из за их неперспективности в будущем.

Из рядовых программистов, хоть и с высоким окладом, я стал админом, а затем мне придали штат, на плечи которых я мог переложить часть черновой работы. Как админ компьютерной сети я работал не хуже, но и не лучше других админов, зато мои оценки развития некоторых отраслей электроники оказались точнее, чем у целых коллективов именитых фирм, специализирующихся на прогнозах. Для меня это просто хобби, так считали все в фирме, но когда конкуренты предложили перейти к ним на более высокую должность и с окладом в полтора раза выше, мой гендиректор забеспокоился, пообещал увеличить, повысить и все такое, исчез, а через два дня от владельца нашей фирмы поступило предложение создать собственный отдел по оценке тенденций развития электроники, прогнозируемости прибыльности в будущем тех или иных отраслей.

Я был назначен управляющим, оклад вдвое от прошлого, что дало возможность приобрести новую машину и еще какую то хрень, которую навязали Светлана и Коля. Они же организовали евроремонт в моей квартире и обставили ее по своему вкусу, а я только добавил широкие экраны на стенах да установил автоматизированную систему управления квартирой: чтобы сама по утрам готовила кофе, Линдочке сыпала в мисочку корм, набирала воду в ванной и не давала ей остыть, когда я задерживаюсь, искала в Сети нужные мне материалы и записывала в отдельные папки. Да плюс чтобы все коммунальные платежи, плату за телефон, Интернет, воду и прочее прочее осуществляла без меня.
Каталог: wp-content -> uploads -> 2016
2016 -> «Из опыта работы по внедрению фгос»
2016 -> Вопросы по отечественной истории для студентов очного и заочного отделений
2016 -> Конспект занятия «Уроки доброты»
2016 -> Отчет по результатам аналитического исследования российской и зарубежной практики профессиональной и социально-бытовой поддержки и закрепления международных специалистов различных категорий в высшем учебном заведении
2016 -> Программа по курсу внеурочной деятельности «Практикум общения «Я и мои друзья»
2016 -> Как надо вести себя родителям с единственным ребенком Заботиться и опекать, но не до безрассудства
2016 -> 1 Пояснительная записка 1 Планируемые результаты освоения обучающимися основной образовательной программы 6 Система оценки достижения планируемых результатов освоения основной образовательной программы 11 Содержательный раздел
2016 -> «Музыкальное воспитание детей»
2016 -> А. С. Пушкина» Фонд «Духовно-нравственное просвещение» имени А. И. Петрова омские епархиальные кирилло-мефодиевские чтения сборник статей Омск 2015


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   27


База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница