Юрий Александрович Никитин Трансчеловек Странные романы



страница22/27
Дата27.04.2016
Размер5.88 Mb.
1   ...   19   20   21   22   23   24   25   26   27

2097 год
Тревожное сообщение: в больницу поступил человек из числа первой группы, которой были не просто запущены МЭМСы, а уже проданы! Долго не могли понять, почему сбой, по всем параметрам бот работает исправно, выполняет все команды, однако информация от него иногда поступает не совсем точная. Во всяком случае, ожидалось все, что угодно, но только не такая нелепость, когда исправно функционирующий бот, рассчитанный на десятки, а то и сотни лет бесперебойной службы, начинает сбоить совсем не там, где ожидались узкие места.

После долгих споров и совещаний решено было с согласия пациента запустить второго бота, аналогичного по всем параметрам. Его сразу направили в то же место, он выдал на экраны информацию, что полностью совпала с данными магниторезонансного обследования. Вздохнули с облегчением, работает! Все в порядке. Никакой там бермудовой дыры, просто с первым какой то сбой…

Но через месяц пришло сообщение о таком же случае с другим пациентом, а затем начали замечать, что и другие боты выдают на экраны несколько неверную картину. В печати забили тревогу, что эдак сошедшие с ума боты начнут вырезать вместо раковых клеток здоровые, а раковые, напротив, разносить по телу, общественность забурлила, забеспокоились даже в правительстве. Пришел грозный приказ разобраться и срочно доложить, иначе все работы будут запрещены законом.

Холдеманн прибыл лично.

Какие нибудь идеи?



Я кивнул.

Да, конечно. Вы могли заметить, что это случилось с ботами самой последней серии. Они вчетверо мельче ботов предпоследней группы. Обращаю внимание, что хотя старые запущены в пациентов полгода тому, но пока ни одного тревожного сигнала! Кстати, во мне копошатся старые. Огромные, как слоны!



Он произнес в пространство быстро:

Алан, проверь насчет ботов предыдущего поколения. Они трудятся уже давно, были нарекания?.. Простите, Володя, ситуация чрезвычайная, наш разговор записывается. Сейчас на самом верху в консорциуме идет совещание, туда стекаются все возможные варианты решений.

Я понимаю, – ответил я и продолжил: – Во первых, предыдущие боты хоть и с трудом, но перемещаются туда, куда указано. А если мощный выброс горячей крови и сорвет с места, в состоянии вернуться даже против течения… хотя, конечно, программа предусматривает обойти с током крови по большому или малому кругу кровообращения и снова нацелиться на поврежденный объект. Но эти старые боты. Они настоящие гиганты, размером почти с эритроцит! Эритроцит – это…

Он нетерпеливо прервал:

Я понимаю, у вас принято считать руководителей тупыми чиновниками, что не отличают правую руку от левой, но я в свое время с отличием закончил мединститут и успел поработать на кафедре плазмы крови. Так что продолжайте без прыжков в сторону.

Извините, – сказал я без тени раскаяния, – у вас вид типичного министерского работника. Даже дипломата, извините за выражение. Так вот, боты последнего поколения настолько малы, что не принимаемое в расчет броуновское движение для них весьма серьезное воздействие. Молекулы, как вы знаете… вы же закончили мединститут, перемещаются хаотически. Предсказать их движение просто невозможно, но не в этом дело. Все эти перемещающиеся молекулы толкают наш крохотный бот так, что он в первую же секунду собьется с курса. И сколько бы программа ни корректировала курс, он может двигаться только с током крови.

Он кивнул, на лице нетерпение.

Знаю. Дальше.

А дальше мы вторгаемся в наименее исследованную область, – ответил я. – Теорий много, разработок мало. Придется говорить о законах квантовой неопределенности, который на тела такого размера действуют так же реально, как слипание на этаже выше. Передаваемая информация может быть абсолютно точной, но принимаемая – уже нет. Улавливаете? Квантовая неопределенность действует и на вас со мной, но что нам два три выпрыгнувших из ничто атома? А вот на такой мельчайший нанобот… тем более на передаваемую им информацию…

Он задумался, толстые пальцы с твердыми ногтями нервно постучали по столешнице. Брови грозно сдвинулись.

Как вы понимаете, мы не можем себе позволить остановить… даже замедлить производство наноботов!

Они работают, – ответил я. – Они работают, это главное. Нарушается в первую очередь передаваемая информация. В этом случае нужно поменьше командовать ими… есть риск наломать дров. Усилия нужно сосредоточить в том направлении, чтобы нанобот мог трудиться в автономном режиме. Задавать такие работы, чтобы не умничал, а постоянно подметал указанный участок. Или только сдирал склеротические бляшки с сосудов. Им такой работы на сто лет хватит.

Он помолчал, спросил несколько в сторону:

Алан, все записано?.. Ах, сразу в кабинет… И что они?.. Хорошо, хорошо…



Я ждал, он закончил разговор, поднял на меня взгляд. Я прочел в нем требование продолжать, развел руками.

Что еще?.. Вторая половинка задачи относится уже к разряду криптографии. Надо продумать защиту передаваемых сведений. А пока что…



Я задумался, формулируя смутные догадки, он меня прервал нетерпеливо:

Ну, что, какие варианты?

Для начала простейший способ, – сказал я. – Постараться встроить две передающие системы. Две одновременно не собьются. Да еще в одних и тех же местах. Сравните информацию: где совпадает, там все верно, а где расхождение, то какая то сбоит… Конечно, в идеале все исправил бы третий передатчик…

Он слушал меня и одновременно прислушивался к тому, что нашептывал ему невидимый Алан. А еще, как я догадывался, прямо в мозг Холдеманна транслируется и ход самого заседания директоров консорциума, которые в данный момент решают: остановить или не остановить разработку и выпуск опытных партий наноботов.

Есть и еще вариант, – продолжал я. – Оснастить передатчиками всех наноботов. И выделить для приема передаваемой информации достаточно мощный комплекс, который бы сличал, корректировал и выдавал исправленный и уточненный вариант.

Полагаете, – быстро спросил он, – это решит проблему?

Полагаю, – ответил я.



Он быстро выпрмился, протянул мне руку. Пожатие было твердым, мужественным, но дружеским.

У нас вступает в строй система мощностью в семнадцать декафлопс в секунду, – сообщил он. – Его и подключим. Наноботы – приоритетная задача, как вы понимаете. Я сообщу вам о решении директоров компании.


Через три дня я получил сорок миллиардов долларов на создание своего научно исследовательского центра. Это и был ответ директоров компании на мои весьма своевременные предложения.
2098 год
Наша очередная встреча разработчиков высоких технологий состоялась в Лас Гарде. Слетелось почти триста виднейших ученых и практиков. Я увидел в числе участников имена Зельда, Болотникова, Лонгина, Дзурга и даже Яспера, трепет прошел по моему телу. Это же те гиганты, труды которых я штудировал как божественные поэмы!

В первый день занимались выработкой общей стратегии по отношению к лишним людям, которых, конечно, лишними никто не называл, все предпочитали какие нибудь эвфемизмы, вроде «высвободившиеся человеческие ресурсы», но суть оставалась та же: грязный и неквалифицированных труд исчез окончательно. Все работы выполняются механизмами. Более того, если сейчас за их работой все еще следят высококвалифицированные инженеры, то завтра и эти инженеры потеряют работу: механизмы смогут сами себя диагностировать и заниматься ремонтом.

Но с инженерами проблема еще не стоит, а если и встанет, то в самой малой степени. Во первых, их не пять миллиардов, во вторых, инженерам легче повысить квалификацию, пройти переобучение, заняться наукой, проектированием. А вот с этими… двуногими, что пользуются всеми благами машинного рая, однако же устраивают забастовки, ломают следящие приборы, нападают на ученых, в некоторых районах даже разгромили научно исследовательские центры…

Предложений было много, а потом, как водится в подобных ассамблеях, когда собирается слишком много умников, ни до чего не договорились, а решили оставить все как есть. Но только дать этим «простым людям» побольше того, что они жаждут, – хлеба и зрелищ, то есть материального изобилия и доступа в виртуальные миры, где они смогут проводить все время, даже чтобы жрать и совокупляться ухитрялись там, это избавит нас от их притязаний, а они постепенно вымрут, трахая направо и налево виртуальных фотомоделей и даже глав правительств.

Для этого просили Координационный Совет выделить еще два триллиона на развитие сверхширокополосной сети, чтобы и в далеких изолированных поселках простой человечек мог участвовать в виртуальных сражениях в космосе, строить средневековые замки, участвовать в заговоре против Цезаря и добывать подвески королевы. Главное же, чтобы не лезли в наши дела, в дела науки, не учили как жить, как очень любят все «простые», которые всегда все знают и готовы взять на себя бремя управления экономикой, наукой, искусством, высокими технологиями…
2099 год
«Простые» разделились на чистых и нечистых. Хотя вообще «простые» не могут приобрести расширяющиеся возможности из за дороговизны, однако подают это так, что сами не позволяют себе преступить через твердые убеждения. Киборгизация человека, так они называют расширение возможностей, отвратительна, ужасна, даже преступна. Потому они, истинные люди, никогда не пойдут на то, чтобы портить природу человека.

Многие вновь начали прикрываться Богом, мол, нельзя портить его рук дело. Во всяком случае, иные из «простых», начиная зарабатывать больше, да и цены на чипы все время снижаются, так и не стали расширять ни способности, ни силу, ни даже память, хотя именно на память большинство и жалуется. Эти вошли в группу чистых, они создали свое общество, написали устав и ревниво следили, чтобы все члены его соблюдали, вовремя пресекая случаи предательства.

К ним стремились попасть те из неблагополучных, кто не мог накопить средств. Этих принимали тоже, тем самым повязывая строгими правилами устава. Появилась эдакая гордость, бравирование возможностью погибнуть в любой момент.

Пусть. Тот самый Бог, именем которого прикрываются, дал человеку свободу воли. Так что вы свободны, свободны, свободны…
2100 год
Все таки какими разными путями приходят люди к трансчеловечеству! Я думал, всех должно привести сюда желание жить вечно, не умирать, не превращаться в труп, прах, но это относится, видимо, только к нормальным, а вот Зельд тоже, оказывается, как и я, ненормальный. И он тоже предпочитал помалкивать о своих подспудных мотивах, из за которых он стремился в трансчеловечество.

Теперь, когда я знаю его тайну, думаю, что он такой окажется не один, пришедший из за потаенного дефекта, мучающего часть мужского населения планеты.

У него от рождения оказался маловат пенис, по настоящему маловат, а не так, как считает девяносто процентов мужчин, что, мол, неплохо бы еще подлиннее или потолще. В отличие от многих, Зельду не помогли и модные в свое время программы по удлинению и увеличению. Не потому что халтура, нет, медикаменты работали, но одно дело удвоить десятисантиметровый член, другое – сантиметровый.

Так вот почему я его никогда не видел с бабами, а заподозрил в нем такого суперэнтузиаста науки, что прямо дальше некуда!
2101 год
Сегодня торжественно закрыли последнюю на планете фармакологическую фабрику. Производство лекарств прекращено полностью, прекращено навсегда. Отныне любое заболевание лечится обычным изменением ДНК, никаких лекарств. Все это осталось в дремучем прошлом.

А на другом конце города открыли гигантский зоопарк вымерших видов. Львиную долю парка пришлось отдать динозаврам, эти гигантские ящерицы сотрясают ревом окрестности, дерутся за сферы обитания, жрут друг друга, а крылатые рептилии с тупым упорством пытаются пробить силовой барьер, накрывший парк.

Есть, правда, еще один парк, законность которого время от времени оспаривается общественностью. Там виды не вымершие, а сконструированные. Есть забавные, есть ужасающие, есть причудливые, но время от времени в обществе находится вожак, который ведет громить или хотя бы запрещать его, ибо – «неэтично». Иногда большая толпа, иногда – группа, все в зависимости от того, что в данный момент считается этичным. Хотя этот зоопарк существует всего один год, но «этично – неэтично» успело поменяться местами несколько раз.
2102 год
Сегодня, пожалуй, нанесен последний удар по многочисленной группе сторонников переселения человеческого сознания в огромные компьютеры. Или суперкомпьютеры, хотя эти девайсы похожи на компьютеры, как нуклеоновая лампа на церковную свечу. Пока спорили и разбирали этические, философские и моральные проблемы, была создана сверхширокополосная связь.

У меня в личном пользовании емкости в семьдесят квадрибайт, две трети еще ничем не заполнено. Я в постоянной связи с домашним девайсом, это уже та сверхдолговременная память, в которой роюсь постоянно, но сейчас попробовал не просто закачать туда, упрощенно говоря, свое «я», но и держаться на постоянной связи.

Странное спервоначалу ощущение, когда чувствуешь себя, да и живешь одновременно в человеческом теле и в неком пространстве, но быстро привык к подобной двойственности. Вообще есть соблазн все свое «я» держать там, дома, а свое тело использовать как вынесенные наружу сенсоры и некие манипуляторы, но емкости позволяют дублировать любую мысль, любое сообщение, так что я то ли руководствуясь древними инстинктами, то ли предрассудками, но предпочел быть одновременно там, дома, в огромной емкости, и здесь, в пространстве, где я в человеческом теле, хоть и напичканном чипами, сам все вижу и все делаю.

Сегодня я работал на забетонированной площадке размером три километра на два, подготавливая установку для сверхдальнего обнаружения угрозы из космоса, будь это астероиды, кометы или что то новое, но опасное. Конечно, под ногами не бетон, а катрий, один из материалов, что в сто тысяч раз прочнее высокосортной стали, в семнадцать – легче алюминия, абсолютно устойчив ко всем видам коррозии, словом, материал в самом деле двадцать третьего века, но если архаичный язык называет этот процесс бетонированием, то пусть. Мы же говорим о защите, хотя наш щит совсем не та штука из дерева, обтянутая кожей, которую держали в левой руке доблестные предки, сражавшиеся мечами.

Даже те строители, которые подготавливают площадку, меньше всего похожи на традиционных строителей… честно говоря, в рабочих костюмах даже на людей похожи мало, разве что начальник строительства Власенко, один из «натуралов», или «чистых», так «простые» гордо именуют себя, намекая тем самым, что мы какие то извращенцы, он не признает киборгизации, у него даже чипов нет в теле, а переговаривается с помощью микрофона, закрепленного за ухом. Он с гордостью сообщил, что даже его снимает на ночь, таким образом остается абсолютно свободным от этой проклятой техники.

Внезапно раздался испуганный вскрик. Тревога хлестнула по нервам, в миллионную долю секунды я ощутил быстро приближающуюся опасность. Не рассуждая, метнулся в сторону, действуя только на инстинктах, глаза и все чувства панически обшаривали окрестности, наконец на третьем шаге вскинул голову…

Ноги подкосились от леденящего ужаса: из бездонной голубой выси, где ни облачка, появилось стремительно растущее темное пятнышко, разрослось, я успел сделать еще пять шагов, непроизвольно вскинул голову снова. Страшная тяжесть ударила, как кувалдой по мухе, расплющила, я успел услышать треск ломаемых костей, звон рвущихся жил: стальных и биологических, затем только страшная боль пронзила все тело. Мой мозг расплескало на сотни метров мельчайшими брызгами, а все тело перемололо в муку.

Я вскрикнул в темном мире компьютера, поспешно подключил добавочные сенсоры на спутниках и рассматривал сверху эту чудовищную металлическую глыбу. По Сети сразу же пришло сообщение, что потерпел аварию беспилотный самолет, перевозивший контейнеры с экскаваторами. Один из контейнеров потерян, самолет сумел благополучно приземлиться на ближайшем аэродроме.

Вокруг огромного контейнера бегали человечки, кричали и размахивали руками. Прилетели два крана, подцепили и унесли сперва разбитый контейнер, а потом вывалившийся из него экскаватор. Вернее, куски, что уцелели при ударе. От моего тела остались только быстро высыхающие кровавые пятна, да еще размолотые в муку кости.

Кондрашов вскинул голову, посмотрел в пространство.

Ну и хрень… ты все видишь?

А как же, – ответил я раздраженно через микрофон в его ухе. – Ну почему это со мной?

Он похрюкал в задумчивости.

Знаешь, – сказал спустя минуту, – лучше с тобой, чем со мной.

Да, – признал я нехотя, – но и мне теперь сидеть здесь… не знаю сколько!

Это ЧП, – сказал он поспешно, – вина перевозчика грузов. Думаю, он сделает все, чтобы побыстрее уладить все неприятности.



Холдинг «Гэлэкси» прислал своих представителей с неограниченными полномочиями через полчаса. На восстановление моего тела бросили огромные деньги, привлекли лучших специалистов, все проделали вне всяких очередей. Я не знаю, во что это обошлось, но через два часа мое новенькое тело, абсолютно идентичное тому, что было расплющено, готово. Я тут же подключился и перекачал в него абсолютно все из хранилища, вернее – закачал, чтобы не переносом, а понятно, той копией, что держит постоянную связь с тем объемом, что у меня дома.

А вдруг, мелькнула мысль, такой же контейнер обрушился бы и на мой дом? Гавкнулся бы я полностью без шанса на восстановление. Конечно, это паранойя, предполагать, что в нашем благополучном мире такое возможно, но все таки… не поместить ли хранилище куда нибудь вглыбь? Поглубже? Да не в бункер, а вообще в толщу земной коры, километров на десять двадцать…
Смешно, но именно такое предложение я услышал через неделю на техническом совете инженеров. Один из координаторов, основываясь на случае со мной, предложил создать в толще гор подземное хранилище, которое не повредить даже падением гигантского метеорита, наподобие аризонского или тунгусского. Там наши копии, то есть мы сами, будут защищены, а кроме того, находясь в тесном общении, сможем создать некую новую надобщность, некий организм, в котором мы все хоть и являемся неповторимыми личностями, но в совокупности будем представлять Особый организм.

Как муравьи, пояснил он, что сами по себе умеют не так уж и много, у них всего по два три ганглия, однако как единый организм создали систему ирригации, скотоводство, земледелие, селекцию животных и растений, ведут завоевательные походы, берут рабов и заставляют работать на себя…

Дебаты начались только по одному пункту: как защитить неприкосновенность каждого, чтобы эта Сверхличность не подавила самосознание отдельных особей, это настолько священное право каждого, что ощетиниваемся и лязгаем зубами при любом намеке на возможность ущемления наших священных и, без дураков, в самом деле неотъемлемых прав.

Вообще то, если хорошенько задуматься, то жуть еще и в том, что я умираю каждый вечер, когда засыпаю. Каждый из нас умирает. Исчезает как личность. Просыпается уже другой человек, обновленный, с иным восприятием мира: «утро вечера мудренее», на все посматривающий иначе, чем смотрел и оценивал вчерашний, который умер в этом же теле.

Я о таком раньше не думал вовсе, да и кто о такой херне думает, но смерть Каролины выбила из колеи настолько, что на многое я с той поры стал смотреть иначе. Резко поумнел, как говорил Михаил, или кукукнулся, как полагал Коля. Во всяком случае, мысли на тему, кто я, как себя сохранить, чтобы выполнить свою Великую Задачу, постоянно долбятся в голову.

Широкополосная связь позволила не просто существовать в двух местах одновременно, но и, самое главное, обходиться без сна. Вообще то таких, как я, немного, большинство предпочитают ночью спать, но вот Кондрашов, Пескарькин или Ильдер – не спят вовсе не потому, что их долбят гамлетовские вопросы. А просто им и так не хватает времени на все интересное, они не понимают, как можно спать, когда столько новых байм, проектов, путешествий, задач, встреч, тех же развлечений…
2103 год
Самое серьезное препятствие на пути нанотехнологий встало там, где меньше всего ожидали. Как то само собой ожидается, что и в микромире будут действовать все те же законы, как и в макро, что вообще то верно, однако некоторые законы, проявление которых ничтожно здесь, там рулят.

Как уже говорилось, если мошка коснется капли росы, то прилипнет так, что не хватит силы оторваться, силы сцепления для крохотного тельца окажутся непомерными, а вот жук оторвется с легкостью. Однако в мире микрочастиц сила сцепления столь велика, что просто не удается отлепить одну деталь механизма от другой.

Первый ассемблер, собранный с титаническим трудом, попросту отказался работать. Движущиеся части механизмов слиплись, и сила моторчиков оказалась недостаточной, чтобы преодолеть силу молекулярного сцепления.

Кондрашов едва не запил с горя, слишком эмоционален, как будто эти трудности не предвидели заранее. Еще двое из светлых умов едва не уволились, решив, что проблему не разрешить, ведь это фундаментальный закон мироздания, не отменить.

Его не отменить, – согласился я. – Его даже не нужно обходить, мы не маги, а ученые.

Но как?.. Как?

Пока не знаю, – признался я. – Но ведь живая клетка работает? А это и есть наномеханизм. Работает исправно, взаимодействует с другими, при необходимости себя ремонтирует, выполняет множество функций. А на нее действуют те же фундаментальные!



Кондрашов задумался, Пескарькин сказал уныло:

Так то живая…



Я вперил в него нарочито свирепый взор.

Вы хотите сказать, что живая намного совершеннее того, что создаем мы? И что нам никогда не дотянуться до созданного природой?



Он смешался, умолк, ибо девизом нашего объединения изначально стало «Догнать и перегнать!» созданное природой.
Каталог: wp-content -> uploads -> 2016
2016 -> «Из опыта работы по внедрению фгос»
2016 -> Вопросы по отечественной истории для студентов очного и заочного отделений
2016 -> Конспект занятия «Уроки доброты»
2016 -> Отчет по результатам аналитического исследования российской и зарубежной практики профессиональной и социально-бытовой поддержки и закрепления международных специалистов различных категорий в высшем учебном заведении
2016 -> Программа по курсу внеурочной деятельности «Практикум общения «Я и мои друзья»
2016 -> Как надо вести себя родителям с единственным ребенком Заботиться и опекать, но не до безрассудства
2016 -> 1 Пояснительная записка 1 Планируемые результаты освоения обучающимися основной образовательной программы 6 Система оценки достижения планируемых результатов освоения основной образовательной программы 11 Содержательный раздел
2016 -> «Музыкальное воспитание детей»
2016 -> А. С. Пушкина» Фонд «Духовно-нравственное просвещение» имени А. И. Петрова омские епархиальные кирилло-мефодиевские чтения сборник статей Омск 2015


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   19   20   21   22   23   24   25   26   27


База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница