Языковая игра как стилистический прием



страница1/3
Дата27.04.2016
Размер0.62 Mb.
  1   2   3


МИНИСТЕРСТВО ОБЩЕГО И ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ

ИВАНОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

Филологический факультет

Кафедра журналистики


ЯЗЫКОВАЯ ИГРА В ЖУРНАЛАХ

«ВЕСЕЛЫЕ КАРТИНКИ» И «МУРЗИЛКА»

Курсовая работа

студентки 3 курса

Николаевой А.А.

Научный руководитель –

канд.филол.наук

Клюева Н.П.

Иваново

2009


Содержание.


  • Введение………………………………………………………………………....3

  • Языковая игра как стилистический прием……………………...6

  • «Весёлые картинки»

1) История создания журнала и общая характеристика…………………..…..8

2) Структура номеров журнала 1974 г.в……….……………………………...10

3) Анализ приемов языковой игры в журналах 1974г.в……………………...13

4) Структура номеров журнала 2006 г.в……………………………………....17

5) Анализ приемов языковой игры в журналах 2006-2007г.в………………..18


  • «Мурзилка»

1) История создания журнала и общая характеристика ……………………..23

2) Структура номеров журнала 1983-84г.в……………………………………24

3) Анализ приемов языковой игры в журналах 1983-1984г.в………………..27

4) Структура номеров журнала 2008-09 г.в………………...………………....31

5) Анализ приемов языковой игры в журналах 2008-2009г.в……………….32


  • Заключение…………………………………………………………….………35

  • Список литературы………………………………………………………...…37


Введение.
Начиная размышлять о детской журналистике, невозможно не остановиться на её связи с детской литературой. Можно сказать, детская журналистика выросла из литературы. Схожи и их цели – воспитывать детей, помогать становлению их личности. Поэтому, для начала, остановимся в общих чертах на специфических чертах детской литературы.

Отечественная история культуры не мыслится без богатств детской литературы – русской и переводной, без древних и новых произведений устного народного творчества. В детской литературе нашли выражение идеалы отечественной культуры, национальные художественные традиции. Являясь частью общей литературы, она всё же представляет собой некий феномен. Недаром В.Г. Белинский утверждал, что детским писателем нельзя сделаться – им надо родиться. Детская книга должна отвечать всем требованиям, которые предъявляются к книге для взрослых, и, кроме того, учитывать детский взгляд на мир как дополнительное художественное требование.1 Кроме того, детская литература должна соответствовать психическим особенностям возраста. В связи с этим формируется определённая жанровая система (в ней преобладают лирические и лиро-эпические произведения), общий стиль повествования, заключающийся в простоте и доступности текста для восприятия ребёнка. Эта литература рассчитана по большей части на чтение вслух, что, несомненно, сближает её с традициями устного народного творчества.

Итак, можно с уверенностью утверждать, что детская литература возникла на пересечении художественного творчества и учебно-воспитательной деятельности и является областью искусства, функции которого – доставлять ребёнку эстетическое наслаждение и способствовать формированию его личности.

В отличие от детской литературы, журналистика для детей использует больше средств для непосредственного воздействия на ребёнка-читателя, применяя различные методы донесения информации, детская журналистика подходит к вопросу воспитания напрямую. Журналистика, в известном смысле слова, более прагматична.

Несмотря на то, что детская журналистика – это особая и вполне оформившаяся область журналистики, она до сих пор не достаточно изучена. Это касается не только детской дореволюционной периодики, и периодики первых лет советской власти, но и современной детской журналистики.

Но детская периодическая печать, обладая присущими только ей специфическими свойствами, нуждается в специальном рассмотрении. Ее изучение позволит, кроме всего прочего, более полно и всесторонне показать историческую обстановку, закономерности литературного процесса, авторскую индивидуальность писателей соответствующего периода времени.2

Детская и юношеская журналистика — самостоятельное звено общей системы средств массовой информации. Она приобщает подрастающее поколение к интеллектуальному и духовному потенциалу общества, является важным каналом передачи информации от старшего поколения к младшему и одновременно средством коммуникации, позволяющим детям общаться друг с другом. С ее помощью юная аудитория познает мир.

Специфика этого вида журналистики определяется четко выраженной возрастной ориентированностью на детскую и юношескую аудиторию. В связи с этим в ней применяются особые, специфические приемы отображения действительности, собственные выразительные средства, формы, способы контакта с аудиторией.

Являясь важным элементом системы воспитания детей и подростков, она активно взаимодействует как с другими компонентами СМИ, адресованными юной аудитории (теле- и радиожурналистикой), так и с различными социальными институтами, принимающими участие в педагогическом процессе (образованием, наукой, культурой).

По данным Российской книжной палаты, в 1986 г. в РСФСР выходило 15 пионерских газет и 36 детских журналов, а в последнее время их количество увеличилось в несколько раз. На 1 января 1998 г. Роскомпечатью России и его региональными управлениями зарегистрировано 200 детских и юношеских газет и 300 журналов3.

Основным типоформирующим признаком любого рассматриваемого издания является характер аудитории, на которую это издание рассчитано.

Психологи делят эту аудиторию на четыре возрастные группы: дошкольников (3—6 лет), младших школьников (7—10 лет), подростков (11 — 15 лет), старшеклассников (15—17 лет). Дистанция между этими группами значительная: они находятся на разных стадиях биологического, психологического и социального развития. В соответствии с такого рода особенностями, издания ориентируются на ту или иную детскую возрастную категорию. Знание возрастных особенностей помогает редакции учитывать интересы и удовлетворять потребности юной аудитории. В зависимости от того, на какой возраст рассчитано издание, редакция определяет его содержание, структуру, форму, объем. Издания для дошкольников в доступной, яркой, запоминающейся форме рассказывают об окружающем мире, знакомят с литературными произведениями, вырабатывают навыки разговорной речи, учат считать и писать. В них, как правило, освещается одна сквозная тема. Издания для младших школьников отличаются более сложной композицией: включают в себя несколько рубрик, посвященным разным темам.

В данной курсовой работе будут рассмотрены издания, ориентированные только на две первые возрастные группы из перечисленных, т.е. ориентированные на детей дошкольного и младшего школьного возраста. Такими изданиями являются «Веселые картинки» и «Мурзилка». Выбор объекта исследования во многом обусловлен тем, что, во-первых, данные журналы направлены на конкретную аудиторию, во-вторых, они являются одними из самых авторитетных изданий своего времени. «Весёлые картинки» адресованы читателю от 4 до 8 лет, а «Мурзилка» – от 6 до 12 лет.

Будут проанализированы следующие номера журналов: «Веселые картинки» №10 за 1973г., №1, 8, 9, 10, 12 за 1974г., № 2, 4, 6, 7, 10, 11 за 2006г. и «Мурзилка» № 11 за 1983г., № 1, 4, 11, 12 за 1984г., № 7 за 2006г, №8 за 2008г, № 1, 2, 3, 4 за 2009 г. Целью данной курсовой работы будет определение стилистических особенностей данных изданий и роли языковой игры в них. Более детально будут рассмотрены особенно часто встречающиеся приемы языковой игры: лексические, графические, а также звукопись. Анализ журналов разных лет выпуска даст возможность проследить изменение характера изданий, в частности изменение языкового стиля изданий с течением времени.

Мы ставим перед собой следующие задачи: сравнить структуру и рубрикацию изданий разных лет и провести детальный анализ материалов каждой рубрики, выявить в этих материалах элементы языковой игры и определить ее значение.

Теоретической базой исследования стали работы, посвящённые детской литературе и журналистике (такие, как работа М.И. Холмова «Становление советской журналистики для детей»4). Также мы опирались на работы по изучению языковой игры, главной из которых является монография Санникова В.З. «Русский язык в зеркале языковой игры»5.



Языковая игра как лексико-стилистический прием
Прежде, чем приступить к анализу стилистических особенностей материалов выбранных детских изданий, более детально рассмотрим термин – языковая игра.

Термин «языковая игра» впервые был употреблен Л. Витгенштейном в работе «Философские исследования». Ему же принадлежит широкая трактовка языковой игры как "одной из тех игр, посредством которой дети овладевают родным языком"6. В исследованиях последних лет термин «языковая игра» получил несколько иную (более узкую) трактовку: под языковой игрой понимается осознанное нарушение нормы. При таком подходе языковая игра противопоставляется языковой ошибке, которая возникает как следствие непреднамеренного нарушения нормы.

Понятие языковой игры подразумевает плюрализм смыслов. Концепция языковой игры приходит на смену концепции метаязыка. В отечественном языкознании термин вошел в широкий научный обиход после публикации одноимённой работы Е.А. Земской, М.В. Китайгородской и Н.Н. Розановой7, хотя сами лингвистические явления, обозначаемые данным термином, имеют достаточно длительную историю изучения. Как указывается в данной работе, это «те явления, когда говорящий «играет» с формой речи, когда свободное отношение к форме речи получает эстетическое задание, пусть даже самое скромное. Это может быть и незатейливая шутка, и более или менее удачная острота, и каламбур, и разные виды тропов (сравнения, метафоры, перифразы и т.д.)». Языковая игра – это некоторая языковая неправильность (или необычность), и, что очень важно, неправильность осознаваемая автором и намеренно допускаемая. При этом читатель должен понимать, что это «нарочно так сказано», иначе он оценит соответствующее выражение как неправильность или неточность. Особенно, если читателем является ребенок, т.е. читатель не обладающий запасом знаний и эрудицией взрослого читателя. Языковая игра, обращенная на такого читателя должна быть упрощена и построена на ярких, запоминающихся примерах и несложных ассоциациях.

При кажущейся очевидности и логичности такого противопоставления в современной языковой ситуации не всегда легко провести грань между ошибкой и игрой. Так, в лингвистических исследованиях последних десятилетий ХХ в. все настойчивее звучала мысль о том, что на смену отношению «норма-ошибка» приходит отношение «норма-другая норма». «Другая норма» - это стилистическая и контекстная, или ситуативная, т.е. то, что традиционно квалифицировалось как ошибка, например, неоправданное употребление прописной буквы в современных рекламных текстах, в аббревиатурах, воспринимается при таком подходе не как нарушение орфографической нормы, а как реализация коммуникативной нормы, определяющейся задачами рекламного текста.

Крупный вклад в выделении и исследовании языковых игр принадлежит именно Людвигу Витгенштейну, который показывает, что языковая игра опирается на неявные допущения, определяющие внутри нее как вопросы, так и возможные ответы, истинность и ложность которых недоказуема в рамках прежнего мышления. Предложение, раскрывая состояние предметов и явлений, с ними связано как образ, но оно же является самостоятельным знаком особого рода, выражающий целостную мысль.

Чтобы привлечь внимание собеседника человек при использовании языка прибегает к каким-то элементам игры, но понять их может только тот, кто владеет языковой нормой, особенно важно уметь пользоваться элементами языковой игры авторам текстов, предназначенных для детской аудитории.

Для создания комического эффекта можно использовать словообразовательные возможности русского языка.

Результатом творческого словообразования являются окказионализмы, которые создаются в речи в какой-то определенной ситуации (одноразовые) и не принадлежат языку. «Окказионализмы показывают, на что способен язык при порождении новых слов, каковы его творческие потенции, глубинные силы»8. Они производятся намеренно с нарушением законов словообразования, с «установкой на творчество»9.

Можно так же говорить о выделении аббревиатур в словах. Это так называемое ненормативное членение. Обычно большая часть таких аббревиатур "однодневна", то есть или вовсе выйдет из употребления вместе с исчезновением обозначаемой ею реалии, или перейдет в разряд специальной лексики, но для языка газеты данная особенность является прогнозируемой, так как большая часть информации, преподносимой газетой, актуальна сегодня, сейчас.

Все чаще используется выделение имен собственных. Данный прием графического выделения также получил широкое распространение в языке газет. Очень важно, чтобы исходные слова, обычно это глаголы, были подобраны не только по созвучию, но и близки между собой по значению, следовательно, языковая игра построена не только на паронимических, но и на синонимических связях слов, при этом паронимия оказывается межъязыковой, а синонимия - внутриязыковой.

Существует графическое выделение в контаминированных образованиях. Контаминация, согласно общепринятой точке зрения, - один из самостоятельных типов языковой игры, результатом которой является создание инноваций контаминированной структуры и семантики (см. последние из зафиксированных в языке журнальных примеров: игрята, кошковолк, мурзилкочитатели и др.). Структурные особенности контаминаций изучены достаточно хорошо, семантика же их еще освещена недостаточно.

Будем придерживаться широкого понимания контаминации, которое основывается на следующих положениях: 1) формально в новообразовании представлены, хотя бы одной буквой (точнее, фонемой), оба исходных слова; 2) в значении новообразования сложным образом переплетаются значения обоих исходных слов10.

Принципиально новым, отличающим данный тип от предыдущего, является нарушение орфографических норм (или, скорее, привычного облика слова). Строго говоря, контаминированное образование - это новое слово со своей графикой и орфографией, но созданное на базе обычных слов и поэтому ассоциирующееся с их внешним обликом. Говоря другими словами, нарушение нормы возможно только при условии существования нормы.

Наиболее часто встречающимися приемами языковой игры в детской журналистике являются каламбуры, графическое отображение текста, т.н. фигурный текст, авторы часто обыгрывают многозначность слова. Конкретные примеры будут приведены ниже.



«Веселые картинки»


  1. Краткая история создания журнала

Прежде, чем приступить к исследованию материала в выбранном нами ракурсе, остановимся на основных этапах истории возникновения данного издания и общей его характеристике. Для адекватного анализа лексико-стилистических особенностей журнала необходимо принимать во внимание также социальный и политический аспект. Понимание того, в каких условиях существовал журнал и какие исторические события на него повлияли можно более точно понять особенности языковой игры этого издания.

Детский юмористический журнал «Веселые картинки» начал выходить с 1956 года на волне «хрущевской оттепели». Идея его появления принадлежала Ивану Семенову – популярному карикатуристу газеты «Крокодил». Он так определял цель журнала: «…воспитание маленьких читателей, которым мы поможем разобраться в таких понятиях, как «дружба», «честность», «гуманность», «чувство долга», «чувство коллективизма», помогаем познавать окружающий мир через призму весёлого рисунка». То есть изначально журнал был задуман как познавательно-воспитательный. Семёнов же и стал первым редактором журнала и привлек к работе своих коллег – известных художников, академиков – Аминадава Каневского и Алексея Лаптева. В честь выхода первого номера журнала Самуил Маршак написал не просто стихотворение, а целую «оду»:

В большой семье советской

Журналов и газет

Сегодня самый детский

Журнал выходит в свет.

Его читатель тоже

Ещё довольно мал,

Но меньше и моложе

Читателя журнал.

Журналу и ребёнку –

Счастливого пути!

Пусть будут вперегонку

Расти, расти, расти!

Название журнала выбирали исходя из того, что маленькие дети, для которых он предназначался, охотно рассматривают забавные и веселые картинки, сопровождаемые короткими остроумными надписями. Но очень скоро в «Веселых картинках» появились стихотворения, рассказы, считалки, загадки. Он стал не только детским, но, что не менее важно, «семейным» журналом.

Авторскому составу «Веселых картинок» могло позавидовать любое отечественное издание. В нем работали лучшие советские писатели и художники: Корней Чуковский, Агния Барто, Сергей Михалков, Евгений Ведерников, Владимир Сутеев и легендарный карикатурист Константин Ротов.

Первый номер журнала вышел в сентябре 1956 года. Журнал сразу стал невероятно популярен, войдя в разряд дефицитных изданий, подписаться на него было очень непросто. Когда в середине 70-х годов были сняты ограничения печати, тираж «Веселых картинок» стал стремительно увеличиваться и в 80-е годы уже достиг 9 150 000 экземпляров.

В 1972 году «Веселые картинки» возглавила Нина Иванова, которая работает в журнале, как литературный редактор, и сегодня.

В 1976 году главным редактором «Веселых картинок» стал художник Рубен Варшамов. Вместе с ним пришли новые авторы, художники-нонконформисты Виктор Пивоваров, Валерий Дмитрюк, Илья Кабаков, Эдуард Гороховский, Александр Митта, карикатуристы нового поколения Сергей Тюнин и Олег Теслер. Они привнесли в жизнь редакции веяния бунтарства и стремления к свободе. То, что было невозможно в серьезных, «взрослых» изданиях оказалось воплощено на страницах «Веселых картинок».

Интересно при этом, что «Веселые картинки» являлись единственным изданием в СССР, которое никогда не подвергалось цензуре. Возможно, это была забывчивость чиновников, а может быть, они просто решили, что в комиксах о приключениях Веселых человечков просто не может содержаться опасной информации.

«Веселые картинки» был также единственным печатным изданием в СССР, на страницах которого никогда не публиковались и обязательные для всей прессы печальные извещения о смене руководителей советского государства. Когда умер Л.И. Брежнев, сверху была спущена директива – опубликовать его портрет в траурной рамке на обложке всех изданий. Редакции журнала пришлось довольно долго доказывать вышестоящим инстанциям, что это будет выглядеть крайне неуместно и неловко рядом с названием журнала.

В 1979 году Виктор Пивоваров создал современный логотип журнала. «Веселые картинки» охотно печатали не только известных, но и начинающих авторов. В те годы это было проявление храбрости. Так были открыты имена Эдуарда Успенского, Андрея Усачева, Евгения Милутки и др. В начале 90-х годов редакция журнала «Веселые картинки» была преобразована в Издательский дом. Сам журнал выпускается по сегодняшний день ежемесячно.

Концепция журнала осталась неизменной. Журнал рассчитан на детей от 4 до 8 лет, но фактически аудитория журнала – вся семья, так как маленьким детям читают родители, а дети постарше нуждаются в одобрении взрослых, хорошо ли выполнено задание из журнала, правильно ли отгадана загадка. Это связано с возрастными особенностями аудитории. Известно, что дети обладают повышенной речевой одарённостью, постепенно убывающей к пятому классу школы. Проявляется она в памяти на слова и грамматические конструкции, в чуткости к звучанию и значению слов11. Поэтому язык в произведениях для детей должен быть особенно богат, оставаться живым при всей своей литературности и вместе с тем быть доступным.

Эти особенности учитывают создатели «Веселых картинок». Так, неизменно в каждом выпуске «Весёлых картинок» выходит очередной «комикс-сказка» о приключениях «весёлых человечков». Произведения для малышей часто представляются очень простыми, чуть ли не примитивными, но эта простота является результатом сложнейшего взаимодействия художественных приёмов и средств. Вот, к примеру, «Урок фантазии» Юрия Дружкова: «Волшебник без фантазии всё равно что велосипед без колёс, фонарик без батарейки, мальчик без царапин и синяков, луна без неба, рыбка без воды, огурчик без пупырышков, мышонок без хвостика. Вот какая важная штука – фантазия… На этом уроке, дорогие мои будущие волшебники, вы станете рассказывать мне самые разные небылицы, кто какую придумает… Я буду ставить вам отметки. За каждое правдивое слово на уроке фантазии отметка будет снижена. Кто не сложит небылицу, тот получит единицу»12.

Как видим, автор прибегает к сравнению, пытаясь показать, что такое волшебник без фантазии: непонятное слово «волшебник» и еще более непонятное «фантазия» объясняются через узнаваемые, наглядные аналогии: «мальчик без царапин и синяков, луна без неба, рыбка без воды, огурчик без пупырышков, мышонок без хвостика». При этом юных читателей вовлекают в игру, тем самым еще раз объясняя, что такое фантазия: то, чего не существует в реальности, то, что неправда («не сложит небылицу, тот получит единицу»). Игра тоже узнаваемая, с системой отметок, как в школе. В этом коротком фрагменте сочетаются познавательная, воспитательная и рекреативная функции.

Юмор очень важен для детей младшего возраста, и авторы «Весёлых картинок» не забывают об этом, и, учитывая возраст своего адресата, используют юмор на страницах журнала, который в большей степени проявляется в различных формах языковой игры.

Учтено в журнале и то, что маленькие дети быстро устают и нуждаются в частой смене занятий – на каждой странице новое задание, новая игра, стихотворение, рассказ и т.д. «Внимание детей неустойчиво (прямо пропорционально возрасту); Чтобы привлечь его к сюжету, к отдельному материалу и удерживать во время прочтения, осмысления, нужны достаточно сильные раздражители. Это цвет, иллюстрирование, верстка, контраст, ритм элементов композиции, наличие дополнительных стимулов (вклеек, вкладышей, призов, поделок). Многоцветность и многокрасочность журнала, яркие цветные пятна привлекают внимание, снимают напряжение зрительных нервов, являются примером ценностного ориентирования: актуальнее материал – ярче спектр»13.

Материалы, представленные в журнале, разнообразны по жанровому составу. На страницах журнала печатаются стихи Самуила Маршака, Владимира Лапина, Владимира Степанова, коротенькие истории современных детских авторов и «классиков» периодики, ребусы, загадки, рисунки, шутки, игры, лабиринты, любопытные задания для малышей и многое другое.

2) Структура номеров журнала 1974 г.в
Под структурой издания в данном случае понимается рубрикация журнала. Рассмотрим, какие рубрики были в журнале в 1974г., что они из себя представляли и какие формы языковой игры включали в себя материалы этих рубрик.

В рассматриваемых номерах материалы чередуются между собой по принципу «текст - игра».

Прежде всего рассмотрим постоянные рубрики издания.

1) Рубрика «Смастери сам», где можно узнать, как смастерить какого-нибудь зверька из желудей, пластилина или вырезать куклу и сшить одежду для неё из обрезков ткани по прилагающимся шаблонам. Материалы рубрики представляют собой пошаговые инструкции.

2) Рубрика «Веселая скорая помощь» отвечала на вопросы из писем читателей от лица Веселых человечков – постоянных персонажей журнала. Чипполино, Петрушка, Самоделкин, Буратино, Незнайка, Дюймовочка, Гурвинек и Карандаш. Главного героя «Веселых картинок», ставшего символом журнала, Карандаша придумал и нарисовал Иван Максимович Семенов, народный художник СССР. Он создал замечательный образ – забавного, доброго и веселого человечка с красным грифелем вместо носа, одетого в нарядную синюю блузу. На голове красовался элегантный берет, а на шее – красный бант. Глядя на него, и маленьким и взрослым становилось понятно, что перед ними художник и интеллигент. Эти человечки были сквозной темой журнала тех лет, в каждом номере публиковался либо рассказ об их приключениях, либо конкурсы и загадки от Веселых Человечков, они были друзьями и собеседниками маленьких читателей.

3) «Чем закончится история?» Рубрика-задание для читателей. Рассказывается начало истории, а конец предлагается придумать самим и прислать письмо в редакцию. Лучшее окончание истории публиковали на страницах журнала. Такой неоконченный рассказ встречался практически в каждом номере.

4) Почти в каждом номере имеется рубрика «Наши мамы, наши папы». Редакция журнала просит ребят рассказать, кем и как работают их родители. Здесь помещаются и рисунки художников о профессиях, и рисунки детей, приславших рассказы о своих мамах и папах. Например, рисунки о том, как добывают уголь Нельзя не заметить, что в выборе рисунков сказывается «контекст эпохи». Добыча угля – актуальная тематика для «взрослой» периодической печати того времени, поэтому такого рода рисунки в детском издании – тоже своего рода адаптация идей эпохи для детей. Кроме того, дети, не принимающие во внимание политический аспект в силу возраста, могли узнавать больше о профессиях разных людей, тем самым формируя свои будущие предпочтения.

5) Рубрика «Знаешь ли ты эту сказку?». Короткий отрывок из сказки с иллюстрацией. Направлено на развитие мышления и способствует узнаванию знакомых сюжетов.

6) Непостоянная рубрика – «Сделай книжку сам». Рассказ или сказка разбиты на несколько страниц и разделены пунктирной линией. Необходимо разрезать страницы и склеить между собой – создать «книжечку».

7) Непостоянная рубрика – «Старые сказки на новый лад». Сюжет всем известной сказки представлен по-новому. Так Колобок на замечание Лисы: «Что-то я плохо тебя слышу», вместо того чтобы прыгнуть к ней на нос, достает громкоговоритель. («Веселые картинки» №12 за 1974г.) Включает элементы не только языковой игры, но и графической.

Кроме явной, «открытой» рубрикации, встречались тематические материалы, необозначенные названиями, но тем не менее публикуемые в каждом номере. Так как материалы такого рода занимали собой всю полосу, их можно назвать «скрытой» рубрикацией. Рассмотрим примеры таких материалов.

1)Задания типа «Угадай-ка…» «Угадайте, какой из трех поездов быстрее подойдет к станции» - примеры таких игр в этом издании встречаются часто. Лабиринты чаще всего не включают в себя языковую игру, развивают у детей внимательность и развлекают. Задания можно назвать рубрикой. На графических играх мы не будем останавливаться подробно. Стоит также упомянуть о таких заданиях, как «Угадай, какой листочек от какого дерева» и т.д. ориентированных на узнавание изображений предметов.

2) Игры-рассказы. Например, «Хвастунишка» - рассказ о медвежонке, который утверждал, что умеет читать, но другие лесные звери ему не верили. Вопрос задавался непосредственно читателям: «Почему звери не верят Медвежонку?». Ответом было изображение медвежонка, держащего в руках перевернутый букварь. Пример неявной игры с читателем, не столько языковой, сколько графической. Такого типа игры-рассказы встречаются в каждом номере и являлись своеобразной рубрикой.

4) «Плакат». Обязательной в каждом номере являлась юмористическая картинка-плакат на развороте. Медвежонок из сказки о Машеньке, продающий с лотка горячие пирожки, Баба-Яга раздающая «сказочные путеводители» – клубки ниток, Царевна-лягушка, протягивающая лук и стрелы желающим пострелять по мишеням в тире. Ребенок не мог бы оценить шутку без знания соответствующих сказок, данный элемент комического не является примером языковой игры, но требует упоминания.

5) Тема «дружбы народов» –одна из основных тем журнала. Материалы национальной тематики также публиковались на одной полосе и представляли собой необозначенную рубрику. Почти каждый номер «Веселых картинок» включал в себя стихи и всевозможные сказки народов различных национальностей (узбекские, белорусские, латвийские и пр.). В качестве примера можно привести опубликованную в первом рассматриваемом номере журнала народную армянскую песенку «Вот так накосили!».

Дядюшка Сурен,

Сын его – Хорен,

Племянник – Карен,

Да семь молодцов –

Удалых косцов

Косы точили,

Траву косили,

сушили-ворошили,

сено копнили,

копны посчитали –

ни одной нету…

6) «Сказки народов мира». Отрывки или целые сказки разных народов мира (например арабская сказка «Алладин») публикуются почти в каждом номере с иллюстрациями художников журнала. Цель такой рубрики не только развлекательная, но и познавательная – познакомить ребенка с литературой.

7) «Песни из мультфильмов». Тексты песенок из советских мультфильмов публиковались через номер-два, либо по просьбам читателей.

8) «Загадки». Загадки публикуются не в каждом номере. В качестве отгадки рядом находится рисунок. «Хвостом виляет, зубаста, а не лает //Щука» («Веселые картинки» №9 за 1974г). Загадки занимают чаще всего целую полосу.

9) Игры-бродилки публикуются раз в два номера. Носят развлекательно-обучающий характер.

Эти и другие рубрики, направленные на вторую младшую группу, также предполагают адресатом и остальные три группы, т.к. дети более старшего возраста уже, естественно, обладают умениями самого маленького читателя. Необходимо отметить, что в рубриках, предполагающих выполнение каких-либо действий, не даются задания, с которыми не могла бы справиться подготовительная группа детей, а это, несомненно, говорит о том, что редакция журнала верно определила своего адресата, ограничив его детьми от 4 до 8 лет.

На страницах журнала могла появиться и такая информация, как, например, «открытие 27 съезда коммунистической партии». Характерным словосочетанием, тех лет можно назвать следующее - «Здравствуй Новый год, - четвертый год пятилетки!». Появление такого рода информации в журнале для детей дошкольного возраста ещё раз подтверждает, что редакторский коллектив учитывает, что журнал читают не только дети, но и взрослые, и говорит о том, что политические «издержки» того времени не обошли стороной и детский журнал.




  1   2   3


База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница