Я давно намеривался описать свое Посвящение и подключение к «Работе», но, чувствуя сложность и многогранность темы, не решался взять ручку



страница9/39
Дата27.04.2016
Размер3.59 Mb.
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   39

ЗАПУГИВАНИЕ, СИТУАЦИОННЫЙ УДАР


Январь 1997 года. Звонок в дверь. Я открываю дверь и слышу взволнованный голос Виталика 13-летнего сына моего коллеги и ближайшего напарника Владимира:

- Дядя Саша, срочно идите к нам, папе плохо.

- Что с ним?

- Приходите, сами увидите.

Я в квартире у Владимира. Смотрю на него. Ну, и вид! Правая часть лица чудовищно распухла. Глаз полностью заплывший, не открывается, но, слава Богу, цел, проверяли в больнице. Как-то странно это! Он не пьяница-дебошир и, вообще, человек осторожный. Что же произошло? Вопросов не задаю, слушаю Владимира: «Я шел вечером, часов в 7, по улице Луговцова. На углу возле школы увидел двух парней, стоящих на обочине. Когда я поравнялся с ними, неожиданно ближайший из них, ни слова не говоря, ударил меня. Удар прошел вскользь, я отмахнулся и спокойно пошел дальше. Они, по-видимому, какое-то время остановились в нерешительности, затем же бросились бежать и, догнав, первый схватил меня за шею сзади, свалил и стал душить, второй начал бить ногами. Отчетливо помню, я обеими руками стараюсь освободиться от захвата, а второй бьет меня ногами, пользуясь тем, что я совершенно раскрыт. Сегодня осматривал себя в зеркало. Синяков на теле нет, хотя один удар по солнечному сплетению был достаточно мощным и точным. Что ж, в Цигуне я кое-чего добился, сумел защитить «железной рубашкой» корпус, но голову и шею не сумел. Еще не научился. Ты знаешь, душил меня тот по-настоящему, я начал уже хрипеть. И одновременно пытался свернуть мне шею. Ощущение было такое, что меня не просто бьют, а убивают. Я отчаянно боролся за жизнь, мобилизуя все свои резервы. Думаю, что если бы на моем месте был человек послабее, они бы его убили. И еще, самое интересное то, что в такую критическую минуту главной моей мыслью было понимание того, что я ухожу с Земного плана, не очистившись, не выполнив миссии. Ухожу невежественным и несовершенным. И все придется начинать сначала, еще в худшей ситуации, чем теперь! Не знаю уже, как сумел от них вырваться, в горячке прибежал домой. Один из них гнался за мной до самого подъезда. Дети испугались, увидев меня всего окровавленного, как бы это не отразилось на их психике

В последствии мы узнали, что в течении трех последующих после избиения Владимира дней были совершены три нападения в радиусе 50 метров. Первым в этих нападениях был избит муж сотрудницы жены Владимира. Вторым – пожилой пенсионер, его еще к тому же затащили в строящееся здание ПТУ и били долго и жестоко. С особой жестокостью было совершено нападение на молодую супружескую чету, которая вечером после дискотеки шла домой, возвращаясь из ДК Ленина мимо ПТУ. Муж оказал сопротивление и ему нанесли два ножевых ранения. В этот раз они вышли на «дело» уже с ножами. Во всех случаях нападавших было двое и я предположил, что это одни и те же люди. Участковый, к которому обратился Владимир, отказался взяться за это дело, мотивируя свой отказ тем, что Владимир нечетко помнит нападавших. Еще одна странность, во всех четырех случаях не было свидетелей, хотя время нападения не столь позднее и место не окраинное. Совокупность фактов слагалась в систему: первое – привязанность всех преступлений к одному месту; второе – окружающие люди как бы «убраны» на время совершения преступлений; третье – нежелание милиции заниматься расследованием. На интуитивном уровне я скорее почувствовал, чем понял, внешнюю направляющую силу, незримо стоящую за этим. Я высказал свои предположения Владимиру, он воспринял их серьезно, и добавил, что за день до нападения на него, сосед попросил у него два ведра воды. Владимир их ему дал. Но зачем вода соседу, ведь в его стояке вода была! Значит, ему была нужна не просто вода, как таковая, а вода, прошедшая через руки Владимира.

По этому поводу я вспомнил странный случай, невольным свидетелем которого я стал. Года два назад, подходя к подъезду Владимира, я услышал странную песню, ее пел сидящий на лавке спиной ко мне пожилой мужчина. Насторожило меня то, что словами в ней служили проклятия и пожелания зла. Кому? У меня возникло знание, что эта песня – наговор, а мишень – Владимир. Я до предела сконцентрировал свое восприятие, усилив до предела свою чувствительность. Он по-видимому «почувствовал» меня и замолчал. Он не мог меня видеть, он сидел ко мне спиной, и слышать, я шел в мягких беззвучных кроссовках.

Первое ощущение о нем, что это сильный, как внутренне, так и внешне, человек. Обладающий огромной волей, развитой интуицией, осторожный и способный контролировать свои эмоции и мысли. Роста он был выше среднего, массивный, волосы с сильной сединой, лицо округлое. Символически он мне представился матерым северным волком. Он явно чувствовал мое желание получше его рассмотреть, он наклонил голову, не желая, чтобы я мог рассмотреть его лицо. Было уже довольно темно, и он напускал «туману» мне в глаза, так что всех деталей его лица я не смог рассмотреть. Я сообщил эту информацию Владимиру, он сразу узнал в этом человеке своего соседа, Баранова, того самого, который взял у него воду. Далее Владимир вышел на Высшее «Я» и Руководство с просьбой дать информацию по поводу воды: «Что с ней делал Баранов?» Владимир увидел, что сосед лил кругообразно воду из ведра в широкую емкость, что-то проговаривая при этом.

«Он сделал тебе «дорогу»?»

«Да, у меня было нежелание идти в том направлении, но я не послушался голоса своей интуиции. Далее, - продолжал Владимир, - эти два парня – члены черно-магической группы, выполняющие волю Черной Иерархии. Время и место выбрано не случайно, избиения были частью черно-магического обряда, где ослабленную и полу парализованную ужасом жертву кодировали на ментальном уровне, прививая подчинение Силам Тьмы и агрессивность. Одновременно, пользуясь ослабленностью жертвы, у нее «отсасывалась» энергия из тела Духа». «Да, ничего не скажешь, высокий уровень работы! А как же милиция? Информация двойственна: на нее оказывается воздействие со стороны Черного Эгрегора и отдельные работники милиции являются сознательными членами Черной Иерархии».

«Ну, что же, и милиционеры – люди, и, естественно, среди них есть как люди Света, так и люди Тьмы. Это нормально».

Через несколько дней, глядя на заплывший глаз Владимира, по закону ассоциативной связи я вспомнил событие шестилетней давности. Тогда Владимир работал литейщиком на заводе. Ему «послали» видение, где капля чугуна из ковша с расплавом попадает ему прямо в глаз, и голос за «кадром» насмешливо-повелительный: «Не бросишь духовную практику – будет это!» Значит, свою угрозу они частично выполнили. Далее вспоминаю прямо таки нереальное событие трехмесячной давности. Около 9 часов вечера мы с Владимиром идем по улице Артема. Мы как обычно беседуем, размышляем, и тут я замечаю, что мы не одни, нас сопровождает яркое розово-красное световое пятно размером с 25-копеечную монету. Оно как-то игриво то приближается к самым ногам, то забегает вперед метра на полтора. Что это? Как молния прорезает сознание догадка: «Это пятно лазерного прицела. У кого-то мы на мушке». Я сначала отбрасываю эту абсурдную мысль. Винтовка с лазерным прицелом в центре Донецка, против нас? Мы что, политические деятели, крупные бизнесмены? А если это маньяк, который просто хочет получить удовольствие, хлопнув двух мужиков прямо из окна своей комнаты! Поневоле пополз холодок по спине. Это зайчик замечает и Владимир. «Что это?» Я отвечаю. Он молчит. Неожиданно пятно исчезает. «Где оно?» - спрашивает Владимир. «Возможно, на спине или затылке одного из нас».

«Смерть от пули не мучительная», - говорит он. Мы молча, в прежнем темпе продолжав идти прямо. Смерть от винтовки с лазерным прицелом? Все в руках Творца. Мы в этом уже убедились. Пришло время уйти с физического плана, что ж, я готов, хотя и есть ощущение того, что я еще ничего серьезного не успел сделать. Мы спокойны. Теперь я понимаю, что это был лазерная «указка», но тогда я этого не знал.

Я вспоминаю еще один случай, произошедший около 5 лет назад. Наши американские ведущие сообщили мне, чтобы я никуда не выходил из дома. Черные готовят на меня покушение с целью физического устранения. Я не воспринял их предупреждение достаточно серьезно и вечером, как обычно, пошел в соседний двор поиграть в домино. Все как обычно, ничто не предвещает надвигающейся беды. Тут сидящие за столом замечают идущую в ближний подъезд группу молодых мужчин, по виду наркоманов. Их человек 5. Я вспоминаю предупреждение и стараюсь ничем их не спровоцировать, на них не смотрю, молчу. Внезапно, один из сидящих пенсионеров говорит: «Идут наркоманы к тому дурку из 40 квартиры». Хотя между нами расстояние было около 10 метров и сказано это было в полголоса, но они «услышали» или почувствовали и повернули к нам. Я знал, что некоторые наркотики обостряют чувствительность, и наркоманы могут не только услышать неслышимое обычным человеком, но и понять мысли. Теперь я вынужден был в этом убедиться.

Они подошли к столу и заговорили, по форме уважительно, но по сути угрожающе. Двое вынули почти незаметно заточки и держали их, скрывая под столом. Я мысленно укорял спровоцировавшего их, но было поздно. Теперь, самое главное – выдержка и самообладание. Не дать повода для нападения! Двое наших, говоривших с ними, явно боялись, хотя и крепились, это чувствовалось по голосу, он едва заметно скрывался. Внезапно, один из наркоманов, ранее не вступавший в разговор, обратился ко мне. «А я тебя знаю, мы вместе жили на улице М. Помнишь меня?» - сказал он с нажимом. Я взглянул на него и увидел глаза, полные ненависти. Я его не помнил. Но я действительно жил на улице М. более 20-ти лет назад. Тогда я еще был подростком. Как он мог меня узнать в почти сорокалетнем мужчине? И что он мог обо мне вспомнить? Драчуном я не был, и никого серьезно не обидел. Тогда почему он меня ненавидит?

Задним числом скажу, что по отношению к нему была применена техника смоделированного прошлого, где к реальным событиям были добавлены иллюзорные образовавшие неразрывное целое. В ложь тогда верят, когда она в небольших дозах подмешана к правде. Не все обладают способностью отделить правду от лжи.

Я отвечаю ему как можно спокойнее и уверение, смотря прямо в глаза, что он ошибся, я на улице М. никогда не жил. Вижу по глазам, что он мне не верит. Неожиданно все изменилось, как будто стало светлее, в его глазах исчезла ненависть и недоверие. Понимаю, что изменили направление его мыслей. Кто? Американцы! Следующее предупреждение о наезде на меня светлой «Волги» я воспринял совершенно серьезно.



Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   39


База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница