Я давно намеривался описать свое Посвящение и подключение к «Работе», но, чувствуя сложность и многогранность темы, не решался взять ручку



страница31/39
Дата27.04.2016
Размер2.08 Mb.
1   ...   27   28   29   30   31   32   33   34   ...   39

ЕВРЕИ И РУССКИЕ —3


1999 г. Лето. Я захожу к Ивану. Говорит: «Вот вчера написал рассказ «Евреи и русские» Хочешь прочту? Я его еще никому не читал. Я хотел бы, чтобы ты высказал свое мнение о нем». «Да, хорошо», - ответил Иван. Я читаю рассказ и наблюдаю за Иваном. Его лицо спокойно и сосредоточено. Вижу, что он весь во внимании. Заканчиваю читать, спрашиваю: «Ну как? Не обидятся ли славяне за то, что я о них написал?» Иван: «Да нет, чего же обижаться. Все правильно. Так все оно и есть. Ты написал правду. Чего же на правду обижаться?» Я: «Ты знаешь, Иван, этим рассказом я хотел показать нам нашу же дурость. И в слово дурь я вкладываю первоначальный смысл этого слова. Ведь слово дурак не русское. Оно древнееврейское и состоит из двух слов «Ду», в переводе означает пустой, и «рака», сосуд. В буквальном переводе это слово звучит как пустой сосуд. Это слово символично, означает пустую голову. Выходит, дурак в точном переводе означает пустоголовый. Но ведь в головах у всех у нас не пустота, а мозги. И мозги, как доказывает медицина, у нас у всех по строению и функциям почти одинаковые. Тогда какую пустоту подразумевает слово «дурак»? Я думаю, что под пустотой в голове подразумевается не отсутствие мозгов, а отсутствие знания в них. Умный человек – это, стало быть, человек, мозги которого наполнены знанием, а дурак – это человек, мозги которого не наполнены знанием. Выходит, основное различие между нами и евреями в том, что у них головы наполнены знанием, а наши головы – нет. А как наполняется голова знанием? Ведь знание – это не вода и не песок, его в голову через лейку не заливают и не засыпают. А как? Воспринимая, наблюдая, анализируя, изучая. Я бы сказал, в основном изучая. Значит, основное различие между нами в том, что они учатся, а мы нет?» Вспоминаю Юрия К. Он окончил иняз, был в числе лучших студентов. Непродолжительное время работал переводчиком. Бросил. Теперь вот уже лет пятнадцать работает сапожником. Стучит молотком по подметкам и считает, что он правильно живет. Помню, как дал почитать ему книгу знаменитого автора, психолога-еврея. Тот в предисловии, описывая свое детство, рассказывал о своем деде, который в возрасте уже за шестьдесят, тем не менее, постоянно учился. Читал торру, каббалу и др. книги. И когда его дети по выходным просили его заменить их в их семейном магазине. Он вынужденно соглашался, но и там за прилавком продолжал читать свои книги. И когда в магазин заходили покупатели, отрывая его от чтения, то он недовольно смотрел на них сквозь свои очки, говоря: «Чего вы пришли в наш магазин? Разве он на улице единственный? Идите в соседний!» Юрия это очень удивило. Как этот человек сам лишает себя доходов? Почему? Я думаю, что тогда, в 1996 году, его это удивляло потому, что в его иерархии ценностей на первом месте стояли деньги, а знания уже где-то сзади. Потому-то он и не мог понять этого пожилого еврея. А постоянно учился он, на мой взгляд, потому, что в его иерархии ценностей знание стояло на первом месте. Делаю вывод. Основополагающее наше отличие в том, что мы не высоко оцениваем знание, в нашей иерархии ценностей оно на последних местах. А евреи наоборот, высоко оценивают знание, абсолютизируя его. Смотрю на Ивана. Вижу, что он опечален. Он поднимает на меня глаза, говорит: «Ты знаешь, когда ты все это говорил, я почему-то вспомнил север. Наше городское кладбище. Тогда меня поразила одна деталь. Наш городок маленький, около 80 тысяч жителей, а кладбище большое. Я иду по нему, читаю таблички на памятниках. И ужасаюсь, все молодые люди. Многие не дожили даже до тридцати. И многих из них я знаю. Городок ведь маленький, все друг друга знают. Смотрю на один памятник, на фотографию на нем. Вспоминаю этого парня. Пьяный замерз на улице. Вижу второго. С товарищем пили на кухне. Кто-то что-то не то сказал, не так посмотрел. Началась ссора. Один хватает нож со стола, и все, был человек - и нет человека». Я спрашиваю: «А чем там у вас люди занимаются после работы?» Иван: «Да тем же, чем и здесь. Ничем. Может только пьют еще больше. Может, потому что климат холоднее? Или вот глянешь на город со стороны. Стоит кучка девятиэтажек, а вокруг тайга и холод. И пойти некуда, да и не хочется в такой мороз. Сидишь в четырех стенах. Пусто на душе, скучно, тоскливо. Вот и нальешь себе, и напьешься со скуки. А что делать?» Я иду от Ивана домой, а в голове звучит его последняя фраза: «А что делать?» Всплывает картина. 1989 год. Я захожу домой к своему бывшему однокласснику Сергею К. Он, как обычно, пьян. Около трех недель в месяц он в отъезде, в командировке. Его работа связана с постоянными командировками. А ту неделю, что дома он проводит в постоянных пьянках. Сочувствую его жене. Мужа большую часть времени нет, а когда есть – невменяемый. Захожу в его комнату. Вижу что он «средне» пьян, не до «свинячьего визга». Здороваемся. Он молчит, смотрит на меня исподлобья. Говорит: «Давай подеремся!» Я отвечаю: «А зачем?» Он: «Да так. А что делать?» Я извиняюсь за свой визит, ухожу Рассказывал этот случай знакомым. Спрашивал, верите ли вы в реальность этой . ситуации? «Да, вполне», - отвечают. Я: «А можете представить такую картину. Приходит Рабинович к Гершовичу, а тот и говорит: «Давай понабиваем друг другу морды!» А Рабинович спрашивает: «А зачем?» На что Гершович отвечает: «Да так. А что делать?» Все как один отвечали, что такой картины они себе представить не в состоянии.

17. 03. 2000 г.



КОЛЕБЛЮЩИЕСЯ ВЕСЫ


1999 год. 13 сентября. На очередном занятии Светлана попросила меня помочь ей разобраться, есть ли на ней «порча» или нет, и если есть помочь ее снять. Я спросил: «Почему ты считаешь, что на тебе «порча»?» Светлана ответила, что за последнее время она резко похудела, появились непонятные недомогания. «Они то усиливаются, то ослабевают, но не проходят совсем. Также резко похудела и начала болеть тетя Надя, болеет ее сын, мой двоюродный брат, а бабушка из больниц не выходит, уже перенесла несколько операций. И все началось несколько лет назад после ухода жены моего двоюродного брата, а ушла она не просто, а со словами: «Я вам всем сделаю!» Я предложил Светлане глубинное исследование этого факта через трансовое состояние сознания. Она согласилась и стала погружать себя в транс. Почувствовала некоторое сопротивление, я помог ей, наговорив определенные фразы. Она вошла в трансовое состояние сознания. Я предложил ей обратиться к Сознанию Вселенной, которое мы называем Богом и частью которого сами являемся, с запросом-просьбой дать как можно более полную информацию по этой проблеме. Светлана выполняет мое предложение. Комментирует: «Слышу совершенно четко голос, он говорит мне, что все мои болезни от неверия, от малой веры в душе, что нужно укрепить веру свою в него в Сознание. Говорит, что нужно иметь большую силу воли, чтобы бороться с недугами не опускать руки. Он также сказал мне, что у меня большая сила воли, что я со всем справлюсь и еще сказал, что да, есть люди которые своей завистью навели порчу. Что нужно делать, как бороться? Самое главное, сказал укрепить веру в душе. По-моему, это Иисус говорит, веру в Отца нашего Небесного. Также сказал, что я должна трижды сходить в церковь, поставить свечу за здравие себе и своим близким и за успокоение врагов. Я должна простить всю обиду врагам своим, тогда простится и мне. Сказал, молитвы я знаю какие нужно произносить. Нужно исповедаться хорошо, но самое главное нам простить врагов своих, только тогда простится и нам. Первой прочтешь молитву «Отче наш» трижды и Николаю Чудотворцу об исцелении, сказал найдешь ее в молитвослове. Сказал, три заговоренные свечки принесешь домой и сделай сама освещение по квартире своей по углам пока не догорит свеча, будет говорит трещать сильно, ходи с ней аккуратно, чтобы не потухла, домой придя, переступив через порог повтори те же молитвы что и в церкви. С чистым сердцем молись Господу нашему и все тебе простится. Все, сказал, ничего в этом сложного нет. Все наши беды от нашего неверия, открой с чистотою сердце свое и почувствуешь Бога в сердце своем, в душе - облегчение». Светлана: «Спасибо за данную мне информацию. Я обязательно это сделаю». Я: «Может причина наведения порчи в прошлых жизнях? Может, ты сама ранее сделала зло ей, за которое она тебе мстит?» Но начнем с этой жизни. Светлана говорит: «Слышу голос, он говорит, что брату моему Александру она сделала на одиночество, чтобы он ни с кем не смог сойтись. Мне тоже на неудачу в семейной жизни, но больше на болезни, чтобы неудачи сломили наших женщин в роду, посланными болячками и проклятьями. Я хочу знать, как она это сделала? Голос – мама ее очень волевой и властный человек, стремящийся к превосходству к первенству, не любящий проигрывать и быть на вторых ролях, эти свои установки она передала и дочери. Сейчас они сплотились вдвоем против вас. Они знают, как делать много пакостей. От них идет большой сгусток черной энергии. Вижу, как они вдвоем у себя дома проводят ритуал черной магии, перед этим дочь нажаловалась матери, как ее обижали в семье у мужа, как притесняли. Говорит, что они за это должны заплатить. Вечером зажигают свечу, произносят заклинания из книги «Тысяча и одна пакость». Слов не слышу, запрет наложен свыше. Говорят, что если услышишь, то в момент ярости можешь применить это заклинание против них, даже сознательно не желая, но это может сделать твое подсознание». Я: «Теперь «копнем» прошлое?» Светлана: «Проваливаюсь, круги перед глазами, быстро лечу. 1789, Испания. Я в жизни цыганка. Иду по базару, довольная собой, счастливая. Вижу мою нынешнюю невестку и ее маму, они торгуют фруктами и овощами Невестка Ольга по внешности совсем другая, а ее мама похожа, такая же полная, черты лица похожи только волосы темнее и зачесаны назад в «гульку» Я у них ворую груши, смахнула целый десяток себе в корзину и сразу передала назад а за мной целая толпа детей и подростков. Они кричат «Держите ее, она воровка!» Я показываю руки и говорю: «У меня ничего нет, она на меня наговаривает». Тут вся детвора полезла к ним на прилавок, хватают все подряд. Мама стараясь закрыть товар наваливается всей грудью на прилавок, быстро старается смести все с прилавка в корзины под прилавком вниз. Но цыганчата уже успели всего нахватать и еще в нее же и бросить. Она так озлобилась, кричит: «Полиция, полиция!» Подбегают два полицейских хватают меня и еще двоих мальчишек, остальные бросились врассыпную. Повели в участок. Не довели, догнала еще группа детворы. Они стараются нас освободить, толкают полицейских, нас оттаскивают. Целая война. Подвели к участку, я говорю: «Нет у меня ничего, чем она докажет! Она на меня давно зуб имеет! Почему вам в каждой цыганке видится воровка? Вот посмотрите, - юбками своими размахиваю, - нет у меня ничего». Другой полицейский говорит: «Отпусти ее, что с нее возьмешь? У нас и так камеры переполнены, сажать некуда». Я даю взятку старшему, он говорит: «Сядешь и надолго», - но берет и отпускает. Ух, как я разозлилась: «Жадная какая, пожалела пару груш. Я тебе отомщу». Прихожу к себе в табор на поляне. Собираю группу детей, подростков. Говорю им, что завтра пойдем на базар все у нее обнесем. Поваляем все корзины, чтоб все раскатилось, брать ничего не будем, но сделаем ей ущерб, чтоб взять нас не за что было. На этот раз беру с собой свою дочку, в этой жизни она моя тетя Надя. Впереди всех выступает. Пошла коса на камень, стараемся вредить друг другу. Заходим на базар, многие торговцы, только завидев нас, прячут свой товар. Я иду и говорю: «Как я их ненавижу! Только за то, что они так к нам относятся, относились бы к нам по-человечески и мы бы к ним по-человечески. За их недоверие хочется сделать им пакость Только за одно то, что они сделали нас изгнанниками». Пришли, разбросали все как и было обещано, а дочь моя аж на прилавок залезла. Что-то крикнула молодой торговке и как прыгнет прямо на нее, вцепилась ей в волосы и весит на ней. Мать оттаскивает ее от дочери, а та как кошка держится. Целый клок волос вырвала. На этот раз забрали меня и мою дочь, и эти заявление на нас написали. Сидим мы там сутки, а вокруг цыганчат полно, кричат: «Мы отсюда не уйдем, пока их не отпустят». Их гонят полицейские, говорят: «Не стойте здесь под окнами, а тюремные окошки маленькие». Я крикнула, а на чем спать?! А мне отвечают на полу, вам не привыкать. Я отзываю охранников, а те в ответ кричат, что мы самый нищий, грязный, воровитый народ, низший слой общества. Я отвечаю, что ваше общество нас такими и создало, что мы вынуждены воровать, но мы ни чего не брали. Нас отпускаю наутро, опять потребовали деньги за ущерб, нанесенные оскорбления. Я говорю, что у меня столько денег нет. Охранники говорят, ладно, давай сколько есть. Я понимаю, что деньги они заберут себе, даю им немного, отсчитываю. Выхожу на улицу, а мне говорят что за нас заплатили штраф. Значит они с нас взяли дважды. Когда отошла подальше кричу: «Свиньи проклятые!» Уходим все. Полицейские кричат - сейчас опять вас заберем. Ну вот, идем все грустные. Я говорю, что я это дело так не оставлю. Что-то надо им снова придумать, но нужно держать себя в руках и не драться. Попортим им их товар, нанесем им большой ущерб за то, что мы за них деньги платили. Вечер, все сидят у костра песни поют, а я ухожу. Вижу у шатра моя бабка сидит. Ей говорю, что противная такая попалась на рынке баба. Другие знают, что с ними связываться нельзя. Ну подумаешь, раз мы потащили у нее, охранница правопорядка. Бабушка говорит, ну хорошо, они еще помучаются. Все улеглись спать, а мы вышли в поле, подальше. Бабка разожгла костер, небольшой такой, подкидывает маленькие сухие ветки, он так трещит, красиво искрится. Люблю смотреть на огонь, в нем есть что-то загадочное, даже успокаивающее. Моя бабка из маленького мешочка достает щепочку какого-то порошка, бросает в огонь, от этого он затрещал, ярко вспыхнул, но кратковременно, и снова утих. Произносит заклинание: «Пусть враги наши согнутся и в клюку, обернутся». Не могу передать. Улавливаю только отрывки. «Пусть им всюду не везет. Пусть им всюду не везет. К небу пусть не обратится». Много всего говорит. «Давай руку», - говорит. Даю. «Я уже произнесла сильные слова, но признайся, так ли она тебе сильно навредила. Действительно ли ты хочешь им отомстить?» Я решительно говорю: «Да». Упрямая и гордая. Она разрезает мне руку, три капли крови капает в чашку. Говорит: «Кровавая месть!» Ставит на огонь еще что-то сыпет, подогревает, так, быстро, совсем немного. Говорит: «Пусть кипят в ней недуги, как кипит во мне моя кровь!» Это я должна повторять. Дает мне выпить. «Все, - говорит, - ритуал закончен. Теперь иди спокойно спать». Теперь, голос говорит, что мы сделали проклятие на мать и на дочь на их бессилие, но мне этою показалось мало. Я еще не раз ходила на базар громила их товар, но бабка что-то такое сильное произнесла, что после этого меня ни разу не забирали. Причем, когда мы их громили, они стояли в каком-то параличе, бессмысленно смотря на нас, как будто зачарованные. Уходя я радовалась своей победе, звонко хохотала. Громила я не одна, всегда со мной была целая ватага детворы, а тем только дай порвать, это для них развлечение. Плачет она, дочь ее говорит: «Мама, до каких пор они будут нас терроризировать?» Она отвечает: «Ничего дочка, есть бог на свете. Когда-нибудь и им это зачтется. Она ее жалеет? В душе она не добрая женщина, злая. Тогда она магией не занималась, бога боялась. Набожной была. Только молилась. Потом я уехала оттуда, так их оставила в покое». Света: «Я хочу узнать, была ли более ранняя жизнь, где мы встречались, может, конфликтовали друг с другом?

Вижу,1573 год. Бразилия. Я с Ольгой – родственники, она моя кузина. Мы дворянки, знатные особы. Она моложе меня. Мы – на званом приеме по поводу сватовству принца. Тогда собирались по любому поводу, пойти было некуда, вот и ходили друг к другу. Вот принц спускается с лестницы, он действительно красив. А моя кузина аж запрыгала. Я про себя думаю, вот, зараза, как мне хочется ей перо в стул вставить. Только вряд ли перо ее наколет, перо-то тоненькое гусиное, а на ней столько пышных юбок. Сядет и сломает. Как мне хотелось ее уколоть, заразу такую. Все это в мечтах, реально я ей никаких пакостей не делаю. Подходим друг к другу улыбаемся, разговариваем, но друг друга терпеть не можем, а общаемся поскольку постольку. На этом приеме разразится между нами скандал, а причиной будет ее ревность, жажда превосходства. Она везде и всегда хочет быть первой. Она мечтает стать женой принца, войти в высшее общество. Я уловила ее мечту и подумала, мелко плаваешь рыбка, чтоб так высоко взлететь. Потом я замуж выхожу неплохо. Моя кузина никак не может выйти замуж, остается старой девой. Однажды кузина приходит ко мне в гости, из-за пустяка разгорается ссора. Она кричит, что я все подстроила, чтобы так удачно выйти замуж, побольше богатства захапать. Я говорю ей, ты старая дева, дура, все бесишься. Ну и друг другу в волосы вцепились. Подрались, на этом и расстались. Потом всю оставшуюся жизнь друг друга ненавидели. Кузина пошла к бабке-ворожке и заказала ей, чтобы у меня все было плохо в семье. Сказала той бабке, что я у нее любовь отняла, что ее парень стал моим мужем. Что-то в заклинаниях они перестарались, и я осталась вдовой. Она еще больше взбесилась, она хотела, чтобы все произошло так, чтобы я осталась ни с чем, выброшенной на улицу, а получилось так, что мое богатство приумножилось. Теперь я стала полной хозяйкой в его доме, владею всем его имуществом. Ее же аж корежит от злости, от жадности и зависти. Она стала распускать сплетни обо мне, на всех балах говорила, что я падшая женщина. Придумывала такие сплетни! Она сказала, что ночевала у меня, будучи в гостях и лично видела, как мужчина в черном плаще прошел в мою комнату. Заметила, когда выходила в коридор. Все хихикают, шепчутся по углам. В общем, отворачивает от меня моих подруг, знакомых. Делая эти пакости, старается меня со свету сжить. Я решила прекратить давать балы и встречи, мне надоели все эти знатные особы, которые сплетничают обо мне. Я решила вплотную заняться управлением поместья. Я прошу управляющего, чтобы он посвятил меня во все дела. Он говорит, что научит меня всему, что знает сам, а еще ко мне привели женщину-учителя, и она стала рассказывать о правильной экономии, как приумножить богатство, о правильном севообороте. Мой управляющий, хороший человек, очень преданный нашей семье, сказал, что много лет верно служил моему мужу, теперь будет верно служить и мне, и моим детям. До тех пор пока жив будет. У него растет сын, и он готовит его к роли управляющего себе на замену. Он всюду возит его с собой на коне, все показывает и объясняет. Мальчик очень любознательный и способный, быстро все схватывает. Когда у меня дела пошли лучше, многие стали мне завидовать. Сплетни постепенно утихли. Меня даже уважать стали, но я продолжала вести замкнутый образ жизни. Когда спрашивали, почему я так редко «выхожу в свет», я отвечала, что мне сейчас не до мирских затей, веселья. У меня очень много дел. Моя кузина не успокаивается, она снова едет к какой-то бабке-колдунье, далеко не в наших краях, и они предают мою душу земле! В моем доме она ворует мое обручальное кольцо, отдает этой ведьме, та что-то с ним делает. Кузина отдает за работу ведьме полный мешочек золотых монет, даже снимает с себя золотое украшения отдает ей. Мне даже плохо стало, смотреть на это. Приезжает ко мне, улыбается, говорит, что ездила отдыхать. В душу ко мне лезет, вроде все обиды позади. Говорит, забудем наши ошибки молодости, мало ли, что у кого происходит. Ты меня прости, все обиды пусть останутся позади. Давай будем снова дружить, а сама выходит в сад и рассыпает вокруг моего дома эту землю с могилы. Ведьма сама за ней ходила. Даже на ступеньки насыпала. Незаметно мелкими щепотками до самой спальни. Это было вечером, она осталась у меня ночевать. Утром я выхожу, вижу на ступеньках эту землю, говорю, кто это рассыпал здесь. Кричу на слуг, что плохо убирают. Даю приказ служанке, она заметает. Я спускаюсь вниз в столовую. Сказали мне, что все, порча произошла, я походила по этой мертвой земле. Неважно, что ее замели и выбросили в сад. Служанка которая заметала тоже обречена, она впоследствии будет сильно болеть, но я умру раньше чем она, не дожив до старости. Тем не менее, я думаю, что у меня все хорошо. Я успела поправить свои дела, у меня подрос сын, дочь. Я болею, но учу и наставляю сына, что он должен взять на себя все дела. Стать опекуном для своей младшей сестре. Но он тоже погибает упав с лошади на охоте». Света: «Мне кто-то мешает, не хочет, чтобы я все это видела». Она кашляет. «Чувствую, что кто-то большими пальцами давит на кадык, вызывая кашель». Светлана с молитвой обращается к Всевышнему, просит его помочь и показать душителя. Слышит голос, что будет страшно. Я: «Наберись мужества, побори свой страх, посмотри этому злу прямо в лицо». Я беру ее за руку со словами «Я с тобой, мы справимся». Света: «Вижу мохнатую фигуру и руки мохнатые, глаза как две пуговки черные». Я: «Спроси у него, почему он не хочет, чтобы ты увидела свои ошибки, сделанные в прошлых жизнях?» «Прошипел мне, - говорит Светлана, - «Они уже наши, мы хотим чтобы и ты стала нашей». Голос: «Ты сейчас находишься на грани между добром и злом, как на весах, весы качаются». Шепчет на самое ухо, что я должна им отомстить». Я: «И что тогда будет, если ты отомстишь?» «Смеется, говорит, что чаша весов опускается в нашу сторону, ты станешь нашей». Я: «И какая будет твоя жизнь у них?» «Как кот мурлычет, не скажу». Я: «А почему не скажу?» «Потому что хотел бы пообещать лучшего, наговорить сладких сказок, но не хочу врать». Я: «Может, не хочешь врать потому, что знаешь, что мы не поверим? Что мы уже кое-что познали?» «Да». Я: «Света, спросил у Всевышнего, кто этот мохнатый?» Светлана: «Голос говорит, что это не человек, это дух, который создали сами люди своими негативными эмоциями, мыслями». Я: «Скажи, что ты никогда не пойдешь на черную сторону, что его усилия бесполезны». Света: «Он говорит, я еще приду. Все, он ушел. Тогда то проклятие на мой род сбылось. Оно звучит так, чтобы никто живущий здесь не остался с богатым наследством. Оно идет и на моих детей. Дочь моя остается в живых, ее забирает кормилица, увозит из этого дома далеко в глушь в деревню и отдает ее зажиточным крестьянам. Хоть при ней был медальон с именем, но ее назвали по-другому. Кормилица после тяжелой скоротечной болезни тоже умерла. Моя дочь выросла простой, честной крестьянской девушкой. Она и не знала, кто она, это от нее держали в тайне. Она уже не имела дворянского титула. Вышла замуж за простого деревенского хорошего парня. Вижу своих внуков. Значит мой род не угас». Я: «Почему твоя дочь выжила, одна из всех? Может быть потому что уехала из дома, поменяла имя? Порча была сделана на имя?» Светлана: «Частично, большей степени на имущество». Я: «Света, в этой жизни в Бразилии вы с кузиной с самого начала недолюбливали друг друга. Почему? Может причина этого лежит еще в более ранней жизни?» Света: «Да, я тоже об этом думаю, слышу голос, да, вы встречались еще раньше, сначала у вас все было хорошо. вижу 1441 год, Швеция. Я мужчина, рыбак. Она тоже мужчина, рыбак сосед. Отношения были нормальными. Я постоянно много ловил рыбы, мне все время везло, а он мало ему не везло, из-за этого началась зависть. Вижу много людей, а он кричит — у него постоянно большой лов! Он точно продал душу дьяволу за это везенье! Любая непогода, а у него хороший улов! И чем хуже погода, тем больше у него лов! Играет на публику, точно. После этого приходит ко мне, улыбается, здоровается. Извини говорит, произошло недоразумение, просто я был расстроен, у меня так плохо шли дела. Просит покажи те места, где много рыбы. Я говорю хорошо, от чего же не показать, в море рыбы много, всем хватит. Я захожу к своему другу и рассказываю про этого соседа, друг говорит, что он ему тоже завидует и тоже просил показать рыбные места. В этой жизни друг моя подруга Марина. Я говорю ему, значит, у нас общий враг? Друг говорит, что он многим завидует, только тебе больше. Я с соседом отправляемся в море, я показываю ему несколько мест. Думаю про себя, а несколько мест оставлю себе про запас. Я действительно много ловлю рыбы и сам не знаю, в чем секрет моего везенья. Мне всегда сопутствовала удача в ловле рыбы. Потом мои отношения с соседом наладились, я, считаю, что наши размолвки позади. Сначала у соседа на показанных мной местах улов был большой, потом же рыба ушла, и он опять тягает пустые сети. Опять злится, а я все время прихожу с моря с уловом». Я: «Почему тебе везло, а ему нет. Почему с ранее рыбных мест рыба ушла?» Светлана: «Отвечают, здесь нет секрета, вижу яркий луч с неба. Я всегда перед ловлей обращаюсь к Господу, прошу его дать мне хороший улов, и не забываю поблагодарить. Голос: «Ты обращаешься с чистой душой к Сознанию Вселенной. Всевышний говорит — я не помогаю злобным людям и тем, кто сам не просит помощи и не умеет быть благодарным. Все луч убрал, считает, что и так все ясно». Я: «Света, ты понимаешь, что в жизни Шведа зародилась неприязнь, в Бразилии она усилилась и спровоцировала атаку. В Испании в жизни цыганки ты отомстила. Теперь они атаковали тебя. Чувство мести ни к чему хорошему не ведет, происходит обмен ударами. Злость и агрессивность все более и более усиливается, а душа все больше и больше чернеет. Путь мести — гибельный путь, ведущий прямиком в ад. Ты осознаешь это?» «Да». «А вот интересно, почему твоя кузина не вышла замуж. Может, ты на нее повоздействовала?» Светлана: «Нет, сказали, что из-за ее жадности». Я: «Она была слишком алчной и эгоистичной, и потенциальные женихи чувствовали это? И это их отпугивало?» Да, к тому же перед той жизнью. она своего мужа довела до смерти. Он был на много старше ее, она вышла за него замуж по расчету. Хоть она и родила от него ребенка, но старалась сжить его со света. Устраивала постоянные скандалы, а у него было слабое сердце. И она это знала. Вижу он из-за ссоры с ней получил второй инфаркт, лежит в постели, а она говорит ему в глаза, что никогда его не любила, ей нужны были только его деньги. Он этого не перенес получил третий инфаркт и умер. Она была из бедной семьи, и очень хотела разбогатеть. С детства была горлохваткой, ее обучила этому ее семья, там все были такие». Я: «Магические методы воздействия она не применяла? Нет, но умела очень сильно негативно влиять психологически». Я: «Света, ты убедилась, что путь мести гибельный?» «Да». «Все в мире управляется Сознанием Вселенной. И только он вправе вознаграждать или наказывать. Попроси у него прощения за то что ты стала на путь мести, раскройся в этом. И если раскаяние твое будет искренним, то он снимет с тебя проклятье». Света говорит слова раскаянья, слышит голос: «Прощаю тебя, с этого мгновенья все будет отсчитываться по поступкам твоим».

20. 09. 1999 г.




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   27   28   29   30   31   32   33   34   ...   39


База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница