Я давно намеривался описать свое Посвящение и подключение к «Работе», но, чувствуя сложность и многогранность темы, не решался взять ручку



страница29/39
Дата27.04.2016
Размер2.08 Mb.
1   ...   25   26   27   28   29   30   31   32   ...   39

РАСТОРГНУТЫЙ КОНТАКТ


1999 год. 16 мая. Ко мне приезжает моя ученица Светлана с надеждой, что будет пациент и она, работая со мной в паре, заработает какие-то деньги. У меня намечался пациент, о котором я ей говорил ранее, но ситуация сложилась не так, как бы нам хотелось, я не смог договориться с ним о сеансе. Светлана смотрит на меня с явным недовольством: «Только зря деньги прокатала. Муж и так не доволен тем, что я езжу, и вообще он против моей учебы. Вот сейчас я ехала к тебе и думала: «Что я получила за год учебы у тебя?» Сейчас вспоминаю нашего мастера, когда я работала крановщицей. Он как-то спросил у меня: «Почему ты не смотришь людям в глаза, опускаешь их вниз? Ты стыдишься себя? Почему?» Он как будто вбил этот вопрос в меня. Он резко отличался от других, кроме высокого интеллекта, в нем чувствовалась какая-то непонятная мне сила и какое-то тайное знание. Не знаю, откуда, но уже тогда я знала, что на должности мастера он долго не задержится, пойдет выше. Так и получилось, сейчас он уже в тресте. Вот сейчас я уже могу смотреть людям в глаза, а раньше не могла. И это уже большое достижение. Сейчас я начинаю чувствовать и понимать людей, их настроение, их чувства. Частично понимать причины тех или иных поступков. Я очень хочу учиться. Хочу выучиться на психолога. Работать психологом. Не хочу прожить жизнь овцы». Она твердо смотрит мне в глаза. «Значит, ты уже получила очень много?» «Да». «А сколько ты посетила уроков, не более 12?» «Да». «Прочитала книг?» «Пять». «А ты знаешь сколько труда и времени потратили те, у кого мы учимся, чьи книги читаем, на кого смотрим снизу вверх?» «Да, многие годы, и прочитали они тысячи книг. Надо больше работать». «Хорошо, мы сейчас приступаем к освещению нового способа исцеления, кармического. В процессе работы узнаешь. Я тебя поведу, ты все сделаешь сама. По мнению древних даосов, все болезни происходят от блокирования потоков жизненной энергии. При блокировании энергии в том или ином органе возникает застой, он и является причиной как соматических, так и психических болезней. Сейчас мы с тобой «выйдем» на твои блокировки. Методом подключения к ним мы «выйдем» на те ситуации, которые послужили причиной их возникновения. Снова пережив и изменив свой тогдашний выбор, мы меняем настоящее и будущее». Я предлагаю Светлане лечь на кровать и расслабиться, она выполняет. Я начинаю вводить ее в транс вербальным способом на счет, с командой на цифре 10 войти в транс. Я вижу, что она вошла в транс. Я прошу ее сконцентрироваться на шестой—аджне чакре, что она и делает. Светлана. «Я вижу как, зажглась синим огнем чакра, от нее в пульсирующем режиме стали отходить круги». Я: «Втяни энергию через точку в середине подошвы правой ноги вверх, и через голову опусти вниз и выпусти через точку в середине подошвы левой ноги. Наблюдай движение энергии, и где ты почувствуешь, увидишь затруднение, препятствие движению энергии, скажешь мне». Светлана: «Я чувствую, что третья—манипура чакра, плохо пропускает энергию. Свечение ее по отношению к другим чакрам слабее и она не пульсирует. Я могу набрать в нее энергию из V Космоса, но использовать ее, эту силу, выдать, применить, не могу. Она блокирована. А если я усилием воли выдам из нее энергию, то наполнения не произойдет, она будет обесточена». Я: «Теперь, выйди на свое высшее «Я» и попроси у него помощи. Попроси его помочь тебе увидеть, заново пережить те ситуации, где ты сделала неверный выбор. Послуживший причиной блокировки 3ей чакры». Светлана: «Очень звездное небо, меня кто-то держит за руку, я не вижу его, но знаю, что это мое высшее «Я». Мы летим, очень быстро. Пролетают звезды, планеты как мелкие крупинки, они очень далеко от нас. Мы летим в прошлую жизнь, в то время, когда появилась эта блокировка. Смутная картинка начинает проясняться. 1669 год, Франция. Я в хорошо устроенном доме, очень богатом. Я дочь дворянина, мне ни в чем не отказывают, исполняют все мои прихоти. Я единственная дочь, мой отец очень мною дорожит. Он пожилой, на склоне лет. Ничего особенного не происходит, как будто страницы в книге пролистываются, проходят годы. Я подрастаю, становлюсь подростком. Я уже выросла, мне около 16-17 лет. Мой отец руководит купцами. Знаком со многими дворянами и купцами, со всеми поддерживает дружеские отношения. По своим делам он ездил всегда сам, но один раз он взял меня с собой. Мы заехали в небольшой поселок к мастеру, отец заказал у него для меня браслет и шкатулку. Я увидела у него много интересных работ. Через время мы снова приезжаем к мастеру, работа готова, я смотрю на браслет с дорогими камнями, он мне очень нравится. Шкатулка тоже очень красивая. Мы едем домой и я уговариваю отца перевести мастера в Париж, ближе к нам. Мастер очень хороший. Он будет делать украшения для меня матери, отца, а также мебель, он тоже может. Отец соглашается, едет к мастеру и уговаривает его переехать в Париж, тот соглашается. Открывает мастерскую недалеко от нашего дома. Он очень молод, года 22-23, красив, мне он очень нравится. Я часто стала к нему ходить заказывать для себя безделушки. Я ему тоже нравлюсь, я это замечаю, но он ведет себя сдержанно, ведь я дочь дворянина, и он это не забывает. Он внушает себе, что мы не пара. Я осмеливаюсь рассказываю своей двоюродной сестре, и та везет меня к колдунье. Я даю ей мешочек с золотом, чтобы она его приворожила. Она сказала: «Я произнесу несколько заклинаний, но два из них ты сама должна часто повторять». Она записывает их мне на листке бумаги. Она дает мне снадобье в мешочке, я должна буду его подсыпать ему в еду. Она со мной разговаривает смотрит в глаза, говорит. «Ты правнучка одной из наших!» Я очень удивлена, мне ее слова кажутся непонятными. Я приезжаю домой и впоследствии делаю так, как мне советовала колдунья. Наши отношения завязываются, у нас роман. У нас все идет хорошо, но дома я постоянно чувствую присутствие пожилой женщины. Это моя прабабка, ведьма. Она часто со мной говорит, уговаривает меня, чтобы я продала душу. Я не соглашаюсь, она говорит «Я не тороплю тебя», и как бы дает совет: «Я научу тебя делать любовные снадобья, научу тебя множеству заклинаний». Кажется, я тогда не понимала, что делала, сейчас же я слышу даже ее мысли: «Ты все равно будешь нашей, даже если сейчас не соглашаешься». О наших отношениях становится известно отцу. Он в гневе, хочет казнить его. Я долго плачу, умоляю пощадить его, тогда он решил оставить его в живых, но переместил его в какой-то отдаленный провинциальный городок. Меня отдал замуж за старого графа, у них это было давно договорено. Когда я не соглашалась и говорила, что в церкви возле алтаря скажу, что не хочу выходить за него замуж. Тогда отец сказал, что станет всем известно, что ты не хранишь девственность. «Ты этого хочешь? Позора? Радовалась бы, дура, что тебя кто-то замуж берет». Я соглашаюсь, так как не вижу другого выхода, я чувствую себя в безвыходном положении. Меня увозят в другой город, очень далеко. Мы живем с ним более 10 лет, детей у нас нет. Он относится ко мне хорошо, но я постоянно в гневе, неудовлетворенна, недовольна своей жизнью. Когда он привез меня девчонкой, я боялась что-то против сказать, но с годами стала злой и деспотичной Часто стала свою злость срывать на нем, на свою жизнь, на отца. Своему мужу стала устраивать невыносимую жизнь, чтобы он почувствовал как мне плохо, я хотела чтобы тоже страдал. Он был уже старым, больным человеком, прожил недолго. Тогда мне досталось все его состояние. Наконец, я облегченно вздохнула, я была так рада, так рада, что чуть ли плясала не его похоронах. Я свободна, это единственная мысль, которая пульсировала у меня в голове. Сейчас мне 32-35 года, я командую слугами, причем до смерти мужа, когда он часто был больным, стала интересоваться его делами, он не сопротивлялся, а наоборот посвящал меня во все дела, считая, что больше некому продолжить его дело. Те средства, которые он мне оставляет быстро кончатся, поскольку я привыкла жить на широкую ногу, значит мне нужно и самой знать, как эти средства зарабатывать. Я гордо-непоколебимая, жестокая хозяйка, за малейшую провинность слугу секут розгами на глазах у остальных, чтоб и другим не повадно было. Я решаюсь приехать к себе домой. Мой отец еще жив, он очень рад мне. Как бы между прочим среди нашего круга людей я узнаю, где тот мастер. Оказывается, он живет недалеко от Парижа. Он уже начальник, у него есть ученики, на него работают подмастерья, но и сам работает. Некоторые заказчики особо сложные вещи просят сделать лично его и он с удовольствием делает, ему нравится работать собственными руками. У него семья, жена, сын. Симпатичная брюнетка-жена, но сварливая, кажется, потому что он все время недоволен. Я приехала и сделала заказ, он был удивлен, но сразу узнал. Позже мы встречаемся, он говорит, что не забывал меня все эти годы. Жизнь в его семье становится все хуже. Следующий раз, когда я прихожу в его дом, жена смотрит на меня колючим взглядом, она как бы съедает меня, прожигает насквозь. Она говорит: «Зачем ты сюда пришла? Разлучница! Неужели ты не видишь, что наша семья совсем разваливается?» Все это она говорит не словесно, а взглядом. По телу проходит колкий мороз, но я держу себя в руках и держу голову высоко и посылаю ей сигналы, что я молода и красива, уверена в себе. «И это не столь моя вина, что он не хочет с тобой жить, раз ты не умеешь его удержать», и я выхожу из домика. Через время у них разваливается семья. Она проклинает меня, говорит что не простит никогда мне этого, но мне все равно. Я знаю четко, что замуж за него не пойду. У нас разное социальное положение. Я решаю, кто он мне такой. Нам хорошо вместе. Пусть так и останется. Затем дела у него идут все уже. Мало заказов. На него злятся подмастерья и ученики, говорят, что связался с этой «богатенькой девкой». «Тебе на всех наплевать, на жену, на собственного ребенка, и даже с нами ты перестал быть таким искренним, каким был раньше. Ты, наверно, сам себе врешь». Я все это знаю, непонятно как. Я не только вижу, что дела ухудшились, я слышу на расстоянии как недовольны им ученики, как у него все плохо. Он очень скрытный, не говорит мне об этом. Я говорю: «Я помогу тебе, у тебя все будет хорошо», и посылаю к нему свою прабабушку. Она идет, а я вижу ее плывущий силуэт. Он сидит один, очень грустный, на стуле склонив голову Вдруг он увидел ее и не поверил своим глазам. Это был не физический человек, а силуэт, но все же очень четкий и хорошо слышимый. На мгновение он подумал: «Неужели это галлюцинация?» Но затем решил, что это все-таки правда, настолько четко он слышал голос. Прабабка предложила ему подписать контракт. Она сказала, подписав этот лист своей кровью, не волнуйся больно не будет, только маленький укольчик достаточно палец уколоть. Поставь свою подпись, и ты будешь иметь богатство, силу. Все вернется к тебе. Ты станешь жить хорошо! Но он отказался. Она приходит, говорит мне обо всем. Я больше ее не посылаю, но она еще дважды приходит к нему. Ей нужна еще одна душа. Я так и не могу понять, подписал ли он контракт. Кто-то не дает мне этого увидеть, блокирует мое виденье. Он говорит мне, что не собирается продавать душу, но я чувствую, что он хитрит. Его дела очень быстро пошли на поправку. Я подозреваю, что он подписал контракт. Проходит время, и у него много денег. Мы еще какое-то время встречаемся. Затем я нахожу молодого, красивого, интеллигентного дворянина. Он растрачивает деньги на скачках и других мероприятиях. Он получил большое наследство от деда, и я решаюсь выйти за него замуж. Я выхожу замуж и уезжаю. С тех пор моего мастера как подменили. Его не узнать. Он запил. Вроде и денег у него много, а... Он тоже стал посещать скачки, гулянки. Один раз, когда шел сильно пьяным, его сбивает карета. Его больше нет. Он, по-видимому, подписал контракт. Силы зла получили его душу. У меня дочь. В этом втором браке я не могу сказать, что я очень счастлива. У нас дружеские отношения, их даже можно назвать братскими. Никто никому ничего не обещает. Причем муж мне заявляет, что каждый должен оставаться свободным. Он посещает распутные дома и ведет свободный образ жизни. Я о этом знаю, но говорит, что я не вправе требовать от него слишком много, я и так дал тебе деньги. На людях у нас хорошая семья, положение. Все нормально. Я не очень мучаюсь. Потому что его не люблю, но это по началу. Да, так было. Какой-то посланник приносит мне известие от моей сестры, о том, что мастера сбила карета. Я достаю из им сделанной шкатулки маленький флакон. В нем яд. Выпиваю. Я выхожу из тела. Боль уходит. Мне легко. Я лечу. Все уже далеко...» Света вернулась в нынешнюю жизнь. Я спрашиваю: «В этой жизни воплощена та твоя прабабка-ведьма?» «Да, это моя бабушка». «Твой отец?» «Муж моей тети». «Старый граф, первый твой муж?» «Мой теперешний муж». «Твой второй муж?» «Мой двоюродный брат». «Мастер?» «Иван». «Его жена?» «Его мать».Возвращаемся к началу. «В чем причина блокирования третьей чакры?» Света: «Моя душа говорит, что ее заблокировали силы зла в лице моей прабабки, других ведьм, их очень много, и как совокупность сил зла – черный эгрэгор. Они хотели заблокировать четвертую чакру - сердечную, чакру любви. Чтобы на место любви поселить ненависть. Это было бы гораздо страшнее, но я не действовала, как профессиональная ведьма. Никого не убила. Поэтому они смогли уменьшить только мою способность к сопротивлению. Моя душа говорила с Иисусом Христом и он сказал, что в моем сердце сохранилась любовь и поэтому все можно исправить». Я: «Хорошо. Сейчас снова вернешься в ту жизнь и, уже зная о последствиях того неверного выбора, расторгнешь контракт. Это действие по изменению прошлого автоматически изменит твое настоящее и, конечно, будушее, как далекое, так и ближайшее». Света: «Да. Я снова в том моменте, когда она явилась первый раз. Она предлагает подписать контракт. Я отказываюсь. Она говорит, что я еще приду, может ты еще передумаешь. Она еще дважды приходит, но я твердо стою на своем. Она больше не появляется, вместо нее приходит другая - легкая, белая, летучая, добрая. Она говорит, что ты правильно сделала. Она говорит: «Не волнуйся, тебе не будет слишком плохо. Пусть все идет своим чередом. За твою твердость тебе частично в лучшую сторону поменяли судьбу. Все могло быть еще хуже». Она исчезла, больше ее никогда не видела». Я: «Как изменилась та жизнь?» «Я ходила некоторое время к мастеру. Отец опять отдает замуж за того же. Мне с ним живется тяжело, но я не стараюсь мстить ему. Я понимаю, что так нужно. Мне его жаль, потому что он замкнутый, неудовлетворенный жизнью, что-то у него на душе наболело. Он чувствует меня больше как дочь, а не как жену. Он добр ко мне, жалеет. Он очень болен и все равно умирает. Я еду еще пару раз к мастеру, вижу его жену, то взгляд, укор. Придя домой, долго думаю и принимаю решение, что лучше оставить его, хотя нелегко Я уезжаю в другой город. Я знатная дама, общаюсь в высших кругах. Знакомлюсь с вторым мужем. Дальше моя жизнь почти так же протекает, у меня дочь. С мужем легки отношения, мы не ругаемся, мы друзья. Через своих знакомых я узнаю, что этот мастер так н жил со своей женой, дело сначала падало. Я знаю точно, что моя прабабка приходила к нему с предложением подписать контракт. Он отказался. Он действительно какое-то время усиленно трудился и у него все пошло на лад. Он уже не стал пьянствовать, хотя и выпивал. Он опять попал под карету. Умер, но с чистой душой. Я узнаю об этой трагедии, мне тяжело, но сейчас гораздо спокойнее на душе и легче, чем прошлый раз. Я решила держать себя в руках, должна растить дочь, должна дать ей образование. Должна быть примером для своих детей, чтобы они не узнали о моей молодости и не смогли меня ни в чем обвинить. Я еще прожила долго, но второго мужа не пережила. Я умерла немного раньше его. Седая, даже лежа в кровати, болеющая, и кашляющая, держусь гордо. Мои слуги перешептываются: «Как я, кашляющая кровью, могу так держаться? Даже не подавать вида как мне плохо? Все такая же хозяйка». Они видят меня не больной, умирающей старухой, а хозяйкой, достойной уважения. Я болела туберкулезом, а заразилась, когда ездила по селам, помогала бедным, я хотела за все то зло, что исходило от меня и других вознаградить их. Я ездила с опытными врачевателями, сама не лечила, а финансировала их. Покупала лекарства. В одной местности заболело много людей и я решила поехать, туда посмотреть своими глазами. Я зашла в один дом, там лежала женщина и маленькая девочка, они умирали. Мне их было очень жаль, особенно ребенка. Врач, который был со мной сказал, что эта болезнь неизлечимая. Помочь ничем нельзя, но другим еще можно. Я трачу большую часть своего состояния на лечение, тем более что это были люди мои, они работали на нас. Я не жалею, что умираю, я сделала очень много. На душе спокойно Снова выхожу из тела, вижу его внизу. Я благодарю свою душу за помощь». Я предлагаю Светлане пропустить энергию через третью чакру. Она говорит, что проходимость значительно улучшилась, но теперь замечаю, что есть небольшое торможение в четвертой чакре. «В начале сеанса я не заметила этого на фоне сильного торможения в 3 чакре».

18. 05. 1999 г.





Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   25   26   27   28   29   30   31   32   ...   39


База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница