Я давно намеривался описать свое Посвящение и подключение к «Работе», но, чувствуя сложность и многогранность темы, не решался взять ручку



страница24/39
Дата27.04.2016
Размер2.08 Mb.
1   ...   20   21   22   23   24   25   26   27   ...   39

ЗАПОЗДАЛЫЕ СЛЕЗЫ


1999 год. Январь Я зашел к Юрию К. Он говорит, что недавно приехал с похорон. Ездил в Россию с матерью на похороны дяди Николая, мужа сестры матери. Рассказывает: «Получаю телеграмму: «Умер Николай. Приезжайте». Быстро собираемся с матерью, едем. Приезжаем узнаем, что Николай попал в автомобильную аварию. Утром он ехал на «Жигулях», и в него врезалась на скорости 160 км в час «Ауди» с тремя четырнадцатилетними подростками. Они украли эту машину и стремились быстрее перегнать ее. Удар был лобовой и настолько сильный, что все четверо мгновенно погибли, обе машины вдребезги. Я стою возле гроба, смотрю на Николая. Он как живой. Лицо расслабленное, даже кажется умиротворенным. Только и того, что под правым глазом небольшой синяк. Смотрю на него и чувствую, как комок подкатывается к горлу, слезы выступают из глаз. Так жаль его. Еле сдерживаю себя, чтобы не зарыдать. Вспоминаю, как жил. Его жена – человек высокообразованный, занимала руководящий пост. Он же был человеком малообразованным, занимался ручным трудом. В основном работал на дачных участках жены, своих сестер, матери. Зарабатывал продукты питания. Зимой обычно сидел без работы на иждивении жены. Последнее его рабочее место – варщик битума на стройке. Когда приходил домой, то сразу раздевался и стирал свою одежду. Потом упивался водкой допьяна, падал на свою кровать и засыпал. И так изо дня в день. В течении последних нескольких лет они с женой спали в разных комнатах. Примерно за месяц до своей гибели ему чуть ли не каждую ночь снился один и тот же сон: он бьет свою жену. Ей же снилось, что она хочет, чтобы он ушел от нее, и, как будто подчинясь ее желанию, его образ в ее сне отдалялся, уменьшаясь все больше н больше, пока не исчезал вдали. В это же время у нее стала чернеть ее серебряная цепочка, которую она постоянно носила на шее и не снимала даже ночью. Пришел батюшка, стал отпевать покойника. Неожиданно я и многие присутствующие почувствовали, как гнетущая атмосфера в комнате стала исчезать. Как-то посветлело на душе, стало спокойнее и тяжесть с души ушла. Странно было то, что вместе с отпеванием, лицо Николая, ранее выглядевшее как живое, стало покрываться синими трупными пятнами. И к концу отпевания стало совсем синим. Позже на кладбище, перед опусканием покойника в могилу, жена закричала: «Дайте мне попрощаться с ним!» Она подошла к покойнику и вдруг закричала: «Посмотрите! Он плачет!» И все увидели, как из левого неповрежденного глаза Николая выкатилась и потекла по щеке большая, прозрачная, сверкающая на солнце и сама как сгусток света слеза. Тетя вытерла се пальцем, поднесла палец к глазам, а он сухой. Потом потекла вторая слеза, а за ней третья. Это плакала его душа, сожалея о своей неправильно прожитой жизни. Запоздалые слезы раскаяния ..»

«ЗАПОЗДАЛЫЕ СЛЕЗЫ» - КОММЕНТАРИЙ

1999 год. Январь. Юрий К. написал два рассказа и предложил мне передать их в «Магию». Я с удовольствием взялся это сделать, тем более, что я сам подтолкнул Юрия к идее описать свой жизненный опыт и передать его людям. Прочитав его рассказы, я нашел их весьма интересными и решил прокомментировать через «видящих» Марину и Владимира.



Первая ассоциация, возникшая у Марины после прочтения рассказа «Запоздалые слезы», такая: «Я вижу Николая, мужа сестры матери Юрия, революционером, протестующим и борющимся против несправедливого мироустройства. Он говорит: «Бог изначально создал бедных и богатых. Одним определил жизнь, полную нужды, унижения, боли и отчаяния, другим – богатство, радость и наслаждение». Владимир увидел Николая в образе человека-раба, запряженного в повозку, в которой восседает его жена-рабовладелица. Она смеется и хлещет его кнутом, Николай корчится от боли и, стремясь уйти от боли, бежит изо всех сил, а она же все равно продолжает его бить, смеясь при этом. Он воет от боли, а та – ха, ха, ха». Я тоже на интеллектуальном уровне «увидел» Николая в роли «ребенка», слабого и зависимого, ограниченного и недовольного, и это недовольство накапливается и растет. Его жена, такая умная, социально-значимая независимая, строящая свою жизнь по собственному плану, а он – на положении слуги, функции которого обслуживать интересы жены. Он не может уйти от постоянного ощущения своей несвободы, что подобно марионетке, им двигают другие. Жена часто задерживалась, ссылаясь на чрезмерную загруженность на работе. Иногда приходила подвыпившая. Он чувствовал ее расслабленно приятно удовлетворенное состояние. Он догадывался, что она ему изменяет. Часто она ему отказывала в сексе, ссылаясь то на усталость, то на головную боль. Когда он настаивал, то она спрашивала у него: «Кто ты такой?» Под этим подразумевалось: «Ты безработный. Я тебя кормлю, одеваю. Ты на положении ручной собачки цель жизни которой во всем подчиняться и служить своей хозяйке». Это, повторяемое в различных вариациях: «Кто ты такой?», изо дня в день, из года в год приобретало силу гипнотического внушения, и растило в нем чувство никчемности, вызывая чувство отчаяния и бессильной ярости. Он видел эту ложь, ревновал, но терпел. Когда он пошел на работу, то как-то она ему вечером после работы, когда он к ней подошел, сказала: «Фу! Козел вонючий, грязный! Иди мойся!» Он мылся и стирал свои вещи, и потом напивался, чтобы выключившись, забыться, уйти от своей душевной боли. Его жена была более сильным магом, чем он, и когда его, мучимого бессильной яростью, она умывала святой водой, то вкладывала в нее программу успокоения и сна, и он подчинялся—засыпал. Сны, что он ее бил, не просто сны, это были воспоминания об реальных астральных ударах, которые он наносил ей. Из мести за свое униженно-подчиненное положение. Большую часть этой энергии ударов приняла ее серебряная цепочка-оберег, почернев при этом. Ее подарила на день рождения ее мать, которая вложила в нее программу защиты от нападений. Ее сон, что он от нее уходит, следствие ее ментальной атаки, где она спрограммировала ситуацию его гибели. И она это знает, выражая свое знание словами: «Бог меня наказывает». Слезы умершего – это слезы обиды на жену, стыда за свои действия и раскаяния. Я задаю вопрос: «Почему он, недовольный ею, тем не менее от нее не уходил? Ведь она не единственная женщина на свете?» Ответ: «Он запрограммирован на роль «ребенка» своей матерью». Почему она это сделала? Ведь подсознательно мы все понимаем пагубность этой роли. Ведь «ребенок» тем и отличается от «взрослого», что он слаб и неопытен, не может сам себя обеспечить, в силу чего вынужден искать и цепляться за «взрослого», иначе он умрет. Т.е. его мать невидимыми цепями приковала его к жене деспотичной и властной. Смотрим прошлые жизни. Англия, середины прошлого века. Николай – состоятельный человек. Его нынешняя жена и дочь и в той жизни жена и дочь. Он ведет себя по отношению к ним деспотично. Нынешняя мать в той жизни его молодая служанка. Он требует от нее секса. Она гордая - отказывает. Он ее бьет и издевается, пользуясь ее материальной зависимостью он него. Почему он их тиранит? Еще более ранняя жизнь. Служанка теперь его деспотичный отец. Его жена – брат. Отец Николая, умирая, завещал большую часть имущества его брату, с условием, что тот будет контролировать и опекать его. Потому что считал Никола бездельником, прощелыгой, пьяницей, которому и рубля нельзя доверить – пропьет. И было за что. Николай не любил работать и завидовал богатым. Он в униженно-зависимом положении «ребенка». Копит обиду. Вымещает в жизни англичанина, и получает в ответ в жизни русского. Так что, это замкнутый круг?,..

10. 03. 1999 г.





Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   20   21   22   23   24   25   26   27   ...   39


База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница