Я давно намеривался описать свое Посвящение и подключение к «Работе», но, чувствуя сложность и многогранность темы, не решался взять ручку



страница13/39
Дата27.04.2016
Размер3.59 Mb.
1   ...   9   10   11   12   13   14   15   16   ...   39

НАЧАЛО ОСОЗНАНИЯ


Ноябрь 1997 года. Перечитывая свой рассказ «Ситуационный удар», осознаю, что он не окончен, нет логического завершения, не сделаны выводы, не раскрыта суть произошедшего. К этому времени добавилось много фактов, проясняющих ту ситуацию и сделан анализ как на сознательном, так и на подсознательном уровне с решающей долей подсказок Руководства. Начнем сначала.

Вспоминаю май 1997 г. Владимир зашел ко мне и рассказывает: «Вчера вечером шел по улице Луговцова и, поравнявшись с тем местом, где меня избили, я внезапно совершенно отчетливо услышал голос: «Если бы ты не изменил свое мировоззрение, то в апреле на этом же самом месте ты снова бы подвергся нападению и на этот раз был бы убит!» Я от неожиданности даже остановился, инстинктивно посмотрел по сторонам, ища источник голоса, хотя и осознавал, что этот голос не слышим ни для кого, а только для меня, настолько он был громок и четок».

Я задал Владимиру несколько вопросов по его январскому избиению с целью в полной мере вывести его на суть произошедшего, но он начал уклоняться от ответов. Я почувствовал, что эта тема для него слишком болезненна и любое касание отзывается больно. Выглядел он одновременно встревоженным и более позитивно определенным. Ведь ему сказали, что он стал более позитивным, чем ранее. Я знаю Владимира. Он может вспыхивать, упрямиться, обижаться в ответ на мои психоаналитические беседы, может сделать вид, что отбрасывает все, что я говорю, но на самом деле информация, вводимая мной, проходит глубокую переработку, включая различные уровни сознания.

Оставшись один, я акцентировал свое сознание на интуитивном уровне. Поплыли воспоминания уже с готовыми, наработанными, выводами. 1996 год, декабрь. Владимир вечером зашел ко мне и пожаловался, что кто-то расписался в ведомости за него и получил его зарплату, его лицо насуплено, взгляд исподлобья. По опыту общения с ним я знаю, что он очень рассержен и встревожен. Я как могу, пытаюсь его успокоить. Он предлагает мне пойти с ним на квартиру к кассирше, которая выдавала зарплату, чтобы непосредственно у нее узнать, кто получил его зарплату. Я соглашаюсь, мы выходим из двери и спускаемся по лестнице, он впереди, я немного сзади. Навстречу нам тяжело подымается, держась за перила, мой сосед, работяга-шофер. Вижу, что он устал и «под мухой». Володя и сосед почти сталкиваются нос к носу. Происходит минутное замешательство. Они смотрят друг на друга и каждый из них ждет, что уступит дорогу другой. Но ситуация, кажется, тупиковая. Владимир смотрит на соседа исподлобья и весь его вид как бы говорит: «Смотри какой я грозный! Ты должен уступить, потому что я сильнее! Слабый обязан уступить сильному! Это закон жизни!» Сосед смотрит на Владимира спокойно удивленно и, заметив меня сзади Владимира спрашивает, обращаясь больше ко мне, чем к Владимиру: «А это кто такой?!» Владимир, вижу, растерялся, он в замешательстве, его программа не сработала. Я прямо физически чувствую возрастание агрессивности общего поля взаимодействия, логическое завершение которого - драка. Я, стремясь разрядить ситуацию, мягко подталкиваю Владимира уйти с дороги соседа, он автоматически подчиняется и уступает. Соседу я подаю руку, здороваюсь, улыбаюсь, говорю обычные приветственные слова. Сосед успокаивается, мы расходимся. Владимир с негодованием отзывается о соседе. Я говорю Владимиру: «Ты же видел, что он уставший, тем более пьяный. Уступил бы ему и дело с концом». «Нет, - отвечает Владимир, - по правилам уличного движения я держался правой стороны, значит, я прав!» Я проговариваю несколько раз, пытаясь вразумить Владимира, но все безуспешно. Он не внемлет доводам разума, в его душе буря, и бушующие эмоции совершенно затмили его разум. Я молчу, анализируя действия Владимира. Мы подходим к дому кассирши, я остаюсь на улице, Владимир заходит к ней. Вскоре выходит, на его лице явно видно, что все в порядке. Владимир подтверждает мое видение, говоря, что деньги для него получил его бригадир. Я намекаю ему, что деньги для него имеют слишком большое значение, если он так разволновался. Владимир отрицает это.

Вспоминаю несколько случаев, когда мы шли рядом, он в последнее время не уступал прохожим и часто спрашивал у меня, как бы желая утвердиться в своем виденье: «Я же большой!? Я же сильный!?» Одновременно с этим я услышал голос его установки: «Мне надоело всем уступать! Теперь вы уступайте мне!»

Откуда у него возникла такая установка? Всплывают несколько ситуаций, свидетелем которых я был. Вот Володина жена кроет его матом, не стесняясь даже меня. Понимаю, что это ее обычная форма взаимоотношений, ставшая автоматичной, и поэтому не контролируемой сознательно. Вспоминаю его мать, которая, его почти сорокалетнего мужчину, отчитывала как пятилетнего ребенка: «Володя! Почему ты меня не слушаешься! Ты меня обязан слушаться!!!» Я смотрю на эту женщину, зная, что в ее квартире нет ни одной книги! Самое интересное, жена Володи, которая моложе его, но отчитывает его абсолютно теми же самыми словами. Хотя жена и его мать друг друга недолюбливают, как два властолюбивых лидера. Володя рассказывал, что в детстве мать систематически его избивала, один раз даже ремень на нем порвался! Он был запуган и забит во дворе, соседские мальчишки дали ему кличку «Лунатик». Исходя из этих фактов, я знал, что в нем должно быть накоплено много агрессивной энергии, по закону суперкомпенсации из униженного и подчиненного он должен стремиться стать властелином! Я предложил ему пройти у меня психоанализ и начать нужно с его детских взаимоотношений с матерью, как основного психокодирующего элемента. Он с возмущением посмотрел на меня и сказал: «Ты мою мать не трогай! Она святая! Если ты ее тронешь, станешь для меня злейшим врагом!» Его реакция меня удивила, насторожила и дала понимание того, что я действительно затронул самую болезненную его проблему. Кого он защищал этим утверждением-угрозой, мать? Нет! Себя! Стало быть, я на верном пути. Некоторое время спустя он выдал мне несколько своих установок: «Для женщины не играет роли возраст мужчины, он может быть старше ее даже на тридцать лет, но она должна его любить и быть верной ему! Если я узнаю что моя жена мне изменяет, я ее задушу!»



После просмотра порнофильмов он говорил, что проституток все мужчины ненавидят и хотят сделать им больно. То есть проецировал на них свои чувства. Оправдывал насильников, говоря, что это женщина сама спровоцировала насильника, короткой юбкой, косметикой. Если у него встал на какую-нибудь, она не имеет права ему отказать, потому что отказывая ему и не отказывая другому, она тем самым оскорбляет его, показывая ему, что он хуже других! А это не так, я лучше других! И за это унижение ты мне заплатишь! Я вышел на нарцистические установки Владимира шесть лет назад, когда в группе я сказал, что не доволен ни собой, ни окружающим. Володя же сказал, что доволен и собой, и окружающим. Меня это очень удивило, поскольку я видел Владимира еще более несовершенным, чем я сам. Владимир и женщины – что же за этим стоит? Внезапно вижу Владимира-ребенка, ему года три-четыре, он говорит: «У меня есть большой секрет – я ненавижу свою мать! Только об этом никто не должен знать, потому что, если она об этом узнает, она меня выгонит! И я умру!» Понятно, думаю я. А что же предшествовало этому? Вижу Владимира у него длинная с проседью борода, и морщинистое лицо, ему лет шестьдесят, сзади стоит молодая красивая женщина, лет двадцати. Идет параллельно с картинками понимание, молодая женщина за Владимиром – его жена. Он ее безумно тиранил из ревности, отрицая свою более низкую привлекательность по отношению к молодым мужчинам, сверстникам жены. Он тогда был еще более нарцистическим, чем сейчас. В конце концов, из ревности (для него ее интерес к другим мужчинам был личным оскорблением, унижающим его сверх эгоизм, ставящий его вровень с другими, тем самым, сбрасывая с пьедестала превосходства, большего на его взгляд оскорбления ему не мог причинить никто!) он ее в порыве ярости задушил. Сейчас эта душа его мать, подсознательно помня об этом, видя перед собой своего убийцу, она мстит ему. Значит корень негативного во Владимире – его эгоизм? Да! А насколько он велик? Лет пять назад Владимиру «показали» дракона, который противостоит ему, он был раз в двадцать больше самого Владимира. Тогда мы не поняли значение этого символа, посчитав его символом внешнего 3ла, противостоящего нам, хорошим и духовным людям. Позже я узнал, что дракон – это древний даосский символ, обозначающий всепожирающий эгоизм внутри каждого человека. С этим определением перекликаются русские народные сказки, где главный герой идет на бой с многоглавым драконом, чтобы освободить прекрасную принцессу. И редко кому это удается. Абсолютное большинство погибает. Расшифровать это иносказание можно так: герой – это каждый из нас, многоглавый дракон – ложное эго (т.е. набор негативных установок определяющих наше поведение). Прекрасная принцесса – наша духовная сущность, томящаяся в плену у ложного эго. Победа над ложным эго – это тест на зрелость, при успешном прохождении теста сущность выходит с болезненного Земного уровня бытия и перемещается на более высокие. При неудаче она повторяет свои попытки до тех пор, пока не пройдет. Владимир недавно попросил показать размеры дракона, он значительно уменьшился и ростом сравнялся с Владимиром. Так что прогресс налицо. Также мы попросили «показать» ложное Эго Владимира. Это оказался человек с маленькой головой и большими кулаками. Оценивая наши достижения сегодня мы можем сказать, что мы сделали большие успехи, но это только начало.

Во всех религиях мира сказано, что все происходит по воле Божьей, т. е. ничего не происходит без его на то согласия. Миф о самостоятельном дьяволе абсурден, потому что если дьявол не в подчинении у Бога, значит, Бог не всемогущ, а если он не всемогущ, значит он не Бог, потому что по определению Бог всеведущ, всемогущ, вселюбящ. Значит Владимир как и все остальные наказан Богом руками этих хулиганов.



Когда в тот вечер нападения Владимир шел мимо этих двух агрессивных хулиганов с комплексом превосходства, они на интуитивном уровне уловили его установку на превосходство. Это их автоматически оскорбило. Ты считаешь себя лучше нас! Сейчас мы докажем тебе, что это мы лучше тебя! На их агрессивный выпад он ответил ответной агрессией чем нарушил заповедь Иисуса Христа – на зло отвечать добром. За что сам себя и наказал.



Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   9   10   11   12   13   14   15   16   ...   39


База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница