Я давно намеривался описать свое Посвящение и подключение к «Работе», но, чувствуя сложность и многогранность темы, не решался взять ручку



страница11/39
Дата27.04.2016
Размер3.59 Mb.
1   ...   7   8   9   10   11   12   13   14   ...   39

МОЕ МОЛЧАНИЕ!


1997 год. Весна. Ко мне приходит письмо от читательницы газеты «Магия», проживающей в одном из городов Донецкой области. Она просит меня помочь в ее беде. Ее двадцатишестилетний сын прикован болезнью к инвалидному креслу. Болезнь началась в двадцатилетнем возрасте и, постоянно прогрессируя, привела к тому, что у него срослись все суставы. Сейчас подвижность сохраняется только в шее. Она возила его по разным больницам, санаториям, но безрезультатно. Я предлагаю Надежде просмотреть причину столь бедственного положения. Она входит в легкий транс и комментирует свое «видение». «Вижу женщину, написавшую тебе письмо в прошлой жизни. Это давние времена. Она жена крупного военоначальника. У него есть молодая рабыня-наложница. Она родила от него ребенка, мальчика. Жена ревнует мужа к рабыне и ужасно ненавидит ее и ее новорожденного сына, но сдерживает свою ярость, боясь мужа. При нем она бессильна. Но вот начинается война и ее муж уходит воевать. Теперь она хозяйка в доме, по ее приказу рабы приводят наложницу ее мужа в ее комнату, та стоит, опустив глаза вниз, прижимая к себе своего сына. Хозяйка берет бич и начинает хлестать рабыню, та не просит пощады и не взывает о помощи, знает жестокий нрав хозяйки и что ее единственный защитник – далеко. Она понимает, что обречена. Она закрывает своим телом сына, подставляя себя под удары бича. Избиение продолжается. Рабыня падает и продолжает прижимать к себе сына, закрывая собой. Хозяйка забивает рабыню до полусмерти. После отдает приказ рабам выбросить ее за город, в ров, опоясывающий город. Те выполняют приказ и рабыню и ее сына еще живыми пожирают шакалы».

«Надежда, выйди на Руководство с вопросом: «Можем ли мы ей помочь?»

Ответ: «Нет. Она должна до конца испить свою чашу горечи. Она должна полностью прочувствовать то, что чувствовала та рабыня, видя и ощущая как погибает ее сын. Сейчас уже она страдает изо дня в день, из года в год, видя как страдает и медленно движется к смерти уже ее сын. Избавление от мук она получит только со смертью».

«А за что страдает ее сын?»

«За свое зло которое он сделал ранее в прошлой жизни». Я спрашиваю Надежду: «Может, посмотришь за что наказан он?»

«Нет. Не хочу. Меня до сих пор морозит после тех ужасов, которые я просмотрела». «Можем ли мы дать ей информацию?» Ответ Руководства: «Нет. Она не из тех людей, которые соглашаются видеть зло в себе. Она из тех, которые свое зло проецируют на других. Получив от тебя эту информацию, она откажется поверить в это. Она верит в свою безгрешность, объявит тебя лжецом и черным магом, пытающимся очернить ее светлый образ и будет атаковать тебя. Зачем тебе подставляться?»

19.07.1999 г.

ЧЕРВОНЕЦ В КОНВЕРТЕ


1997 год. Май. Я достаю из своего абонентского ящика единственное письмо. Я взглянул на обратный адрес и внутренне насторожился. Это второе письмо, на первое я отправил ответ. С письмом работала Надежда К., и информация, которую взяла она и передала в письме адресату я, была достаточно негативного свойства, об самом абоненте.

А незадолго до этого я получил удар через письмо. Письмо было по поводу моей статьи: "Игорь или путь черного колдуна», где пожилая женщина написавшая его обвиняла меня в клевете: «Не может такого быть, чтобы мать толкала своего сына на черный путь, желая ему зла!» Эта фраза была сильно негативно энергетически индивидуально остро направленно заряжена. По-видимому, этой статьей я затронул ее собственные отношения с ее сыном и она, увидев в матери Игоря себя, получила чувствительный удар от собственной совести. А голос совести как известно - это голос нашей души. Но раскрыв письмо, я был прямо удивлен, вложенными в него десятью гривнами. Никто еще до и после до этих пор не оплачивал наш труд. В письме эта сравнительно молодая женщина писала: «Я читала ваше письмо и у меня дрожали руки. Я была глубоко шокирована тем, что вы обо мне, даже не видев меня, написали. Да, я не люблю своего сына и родила его от нелюбимого человека, и причина моей нелюбви кроется в прошлой жизни. Тогда мой сын был моим деспотичным отцом. Вы пишите, что сын не врет, когда говорит, что воровать деньги у меня заставляет образ мужчины которого он видит, но другие нет. Он сделал моему сыну «дорогу» - через все усиливающееся воровство в колонию для несовершеннолетних и дальше в тюрьму, где за кражу у своих его убьют. И тот мучина своим действием мстит за прошлую жизнь, где мой нынешний сын сделал зло ему. Спасибо Вам за информацию. Помогите. Спасите моего сына». Я передал письмо и десятку Надежде, свою долю брать не стал. У нее такое тяжелое положение и мне хотелось доставить ей радость. Ведь так мало радости в ее жизни. Я думал, что Надежда справится с этой задачей сама, зная ее высокий потенциал. Но последующие события показали, что для самостоятельной работы она еще не готова. Через несколько дней я спросил Надежду об этом письме. Она оставила, что не знала с чего начать. Да и само письмо где-то затерялось. Вы, просившая нас о помощи, извините меня. И если Вы прочтете эту статью, напишите мне.

8. 05. 1999 г

ЛЮБОВНЫЙ ЧЕТЫРЕХУГОЛЬНИК


1997 год. Июнь. Я получаю письмо от жительницы одной из городов Донецкой области с просьбой о помощи. Она подозревает порчу, поскольку чувствует себя плохо, какая то тяжесть на душе, нервозность, нарушение сна. Подозревает жену брата. Я предложил ей приехать к моей ученице и сотруднице Надежде К. живущей в Н-ском поселке. Мы встречаемся втроем в доме у Надежды, знакомимся, пациентку зовут Валентиной.

Я смотрю на эту рано постаревшую сорокалетнюю женщину, худощавую с не по-женски большими мозолистыми кистями рук. На левом запястье старенькие часы на потертом кожаном ремешке. Одета бедно. Давно работает на цементном заводе. Работа физическая: тяжелая, пыльная, вредная. У нее четверо детей, с мужем в разводе, все на ней. Я ей сочувствую. Мне ее жаль. А сколько нас таких?!

Уровень образования невысокий. Характер - лидера, преобладает не знание, а воля. Рассказывает, что вторично вышла замуж, забеременев, за шестнадцатилетнего парня, он врал ей, что ему уже восемнадцать. А ей было уже за двадцать, и она имела ребенка от первого брака. Как-то незаметно родила еще двоих. «Он был таким заботливым. Как-то, когда я болела, начал стирать мое белье, мне было неудобно, а он сказал: «Что в этом такого? Ты же стираешь мое белье». После развода живет в доме у моего брата, снимает у него комнату. Вместе с братом и его женой ездят по близлежащим селам, скупают скот, режут и продают мясо. Иногда приходит ко мне, детей проведать. Я его начинаю укорять хотя и знаю, что это не правильно, я своими упреками все больше и больше отталкиваю его от себя, но не могу остановиться. Пилю и пилю. А все из-за этой ведьмы – жены брата, Ларисы. Они уже давно любовники. Это она его у меня увела. Еще до развода несколько лет назад я застала их, схватила кастрюлю и швырнула ей в голову, а потом схватила нож и ткнула ее. Повезло ей, увернулась, только руку чуть резанула. А он! Схватил меня, толкнул! Я упала, а он стал ногами по животу бить! А я тогда была беременна четвертым ребенком. Брату не один раз открывала глаза на жену, а он не верит. Говорит: «Тебе кажется». Вот недавно уже, едут они втроем, брат за рулем, а те на заднем сидении обнимаются. Соседи видели. А брат говорит: «Ну и что! Ничего в этом нет, пусть!» Правда, как-то признался мне, что у него проблема с потенцией. Чувствую, что эта гадюка мне что-то делает! Помогите!»

Я настроился на свой интуитивный уровень. Похоже, что порчи нет. Ее недомогание связано с ее собственной агрессивностью и неприятием сложившейся ситуации. Позиция ее брата мне понятна, он не видит, а, вернее сказать, мирится со своим положением, боясь потерять жену. Не выказываю свое мнение, а предлагаю сделать это Надежде. Она начинает: «Пойти в церковь, поставить свечку, помолиться и т. д. и т. п., т. е. провести ряд церковных обрядов». Чувствую глубинное недовольство ею, да и собой, как учителем.

Сколько лет учу ее – смотреть, .воспринимать, анализировать, делать выводы. Рассматривать ситуацию, как ряд логически связанных действий, где есть причина и следствие. А она вот – поставил свечу и все проблемы решены! Если бы в мире все так легко решалось!

Я думаю: «Почему она так дорожит своим бывшим мужем, что даже после развода борется за него? Какова суть этого конфликта?» Я задаю Валентине вопрос: «Вы занимаетесь со своим бывшим мужем сексом?»

«Да», - понизив голос ответила Валентина. «Может, Вам полностью разойтись с ним? Найти другого?» «Нет, другого такого я не найду! Он такой заботливый!»

«И в сексе хорош?»

«Да», - несколько смутившись, ответила Валентина.

Налицо реальность группового брака. Валентина имеет одного партнера, которого вынуждена делить с Ларисой. Ее брат тоже имеет одну партнершу, которую делит с мужем сестры. А Игорь, муж Валентины, имеет фактически двух жен, а Лариса – двух мужей. Вы признаете эту реальность? Да. Вы и ваш брат так сказать в минусе, вы ущемлены, а Игорь и Лариса в плюсе? Да. Я предлагаю Валентине и Надежде ответить на вопрос: «Сколько в процентном выражении мужчин хотят двух женщин? Вы не дети, зрелые люди жизнь уже познали. Скажите правду». В один голос отвечают - 100%! Я добавляю, кроме тех у которых проблемы со здоровьем, для которых, как говорят и одной много. Хорошо. Теперь вопрос сложнее. Сколько женщин хотят иметь двух мужчин? 100%! В один голос отвечают Валентина и Надежда. Так что их действия вполне нормальные, они не идут против своих желаний. Разве можно быть счастливым, не удовлетворяя своих желаний? Я предлагаю Надежде «выйти» на телепатический контакт с Игорем, через Валентину как посредника, что она довольно легко делает. Я спрашиваю через Надежду Игоря: «Будешь ли ты лучше относиться к жене, если она примет ситуацию и не 6удет тебя пилить?» «Да, буду чаще приходить, больше давать денег на детей». Валентина вся во внимании, с лица сошло напряжение. «Валентина, - говорю я, - ты согласна принять реальность, принять ситуацию?» «Да», - спокойным голосом отвечает Валентина. «Ты помиришься с Ларисой?» «Да». Я вижу в ней глубокие перемены. Ее установки подверглись коренному пересмотру. Выходим на Анатолия, брата Валентины. Спрашиваю: «Ты осознаешь ситуацию?» «Да, полностью и мне больно когда сестра пытается разбудить мою ревность, которую блокирую».

«Может тебе лучше развестись с Ларисой?»

«Нет ее очень люблю. Я без нее не мыслю своей жизни».

«Ты принимаешь ситуацию?»

«Да».


Я задаю вопрос «Руководству» через Надежду: «Какова причина пониженной потенции Анатолия?» «Причина психологического характера. В прошлой жизни Анатолий был сыном Ларисы. Он и сейчас чувствует в ней мать. Это делает его таким привязанным к ней и одновременно нарушает его потенцию. В его глазах секс с Ларисой имеет оттенок кровосмешения». Я предлагаю Валентине переговорить со всеми ими, и если они захотят провести беседу, то пусть приезжают, но к нам Валентина больше не обращалась.

7. 05.1999 г.





Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   7   8   9   10   11   12   13   14   ...   39


База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница