Все дела рассмотрены в срок, установленный процессуальным законом



Скачать 186.66 Kb.
Дата22.04.2016
Размер186.66 Kb.
СПРАВКА

по итогам обобщения судебной практики рассмотрения дел, связанных с применением судами законодательства, регулирующего труд женщин, работников с семейными обязанностями, работников в возрасте до 18 лет и лиц, являющихся инвалидами

Мурманским областным судом в соответствии с планом работы на первое полугодие 2013 года проведено обобщение судебной практики рассмотрения дел, связанных с применением судами законодательства, регулирующего труд женщин, работников с семейными обязанностями, работников в возрасте до 18 лет и лиц, являющихся инвалидами.

Мурманским областным судом истребованы дела данной категории из районных (городских) судов области.

На обобщение поступило 91 дело, из них 72 - о взыскании пособия по уходу за ребенком до достижения возраста 1.5 лет.

Из 72 дел о взыскании пособия: 70 дел рассмотрены с удовлетворением требований, в 1 случае в удовлетворении иска отказано, так как в судебном заседании подтвержден факт выплаты пособия, в другом случае суд отказал в удовлетворении требований по причине предъявления иска к ненадлежащему ответчику (иск предъявлен к ФСС, в то время как истица трудоустроена, работодатель – действующее юридическое лицо).

Все дела рассмотрены в срок, установленный процессуальным законом.
Статьей 3 Трудового кодекса Российской Федерации запрещена дискриминация в сфере труда. Пленум Верховного Суда Российской Федерации в постановлении от 17.03.2004 N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации" разъяснил, что запрещается отказывать в заключении трудового договора по мотивам, связанным с беременностью или наличием детей (части вторая и третья статьи 64 Кодекса); работникам, приглашенным в письменной форме на работу в порядке перевода от другого работодателя, в течение одного месяца со дня увольнения с прежнего места работы (часть четвертая статьи 64 Кодекса).

Поскольку действующее законодательство содержит лишь примерный перечень причин, по которым работодатель не вправе отказать в приеме на работу лицу, ищущему работу, вопрос о том, имела ли место дискриминация при отказе в заключении трудового договора, решается судом при рассмотрении конкретного дела.

Так, полагаем, в качестве одного из видов дискриминации можно рассматривать заключение с беременной женщиной трудового договора на определенный срок без учета характера предстоящей работы и условий ее выполнения при наличии вакантной должности.

Пленум Верховного Суда Российской Федерации в вышеуказанном постановлении Пленума указал следующее: «Решая вопрос об обоснованности заключения с работником срочного трудового договора, следует учитывать, что такой договор заключается, когда трудовые отношения не могут быть установлены на неопределенный срок с учетом характера предстоящей работы или условий ее выполнения, в частности в случаях, предусмотренных частью первой статьи 59 ТК РФ, а также в других случаях, установленных Кодексом или иными федеральными законами (часть вторая статьи 58, часть первая статьи 59 ТК РФ).

В соответствии с частью второй статьи 58 ТК РФ в случаях, предусмотренных частью второй статьи 59 Кодекса, срочный трудовой договор может заключаться без учета характера предстоящей работы и условий ее выполнения. При этом необходимо иметь в виду, что такой договор может быть признан правомерным, если имелось соглашение сторон (часть вторая статьи 59 ТК РФ), т.е. если он заключен на основе добровольного согласия работника и работодателя.

Если судом при разрешении спора о правомерности заключения срочного трудового договора будет установлено, что он заключен работником вынужденно, суд применяет правила договора, заключенного на неопределенный срок».

Так, Ш. обратилась в суд с иском к МП «Л.», просила признать срочный договор, заключенный с ответчиком – договором, заключенным на неопределенный срок.

Указала, что по направлению центра занятости населения была принята в «Л.» на должность главного бухгалтера по срочному договору, не смотря на то, что должность была вакантна. Полагала, что директор предпочел заключить срочный договор, узнав о нахождении истицы в состоянии беременности. Она была вынуждена согласиться, подписав срочный договор, так как остро нуждалась в работе.

Ответчик – директор МП «Л.» - в судебном заседании подтвердила, что на момент принятия Ш. на работу должность главного бухгалтера была вакантна.

Суд удовлетворил исковые требования, указав, что ответчик не представил каких-либо доказательств обоснованности заключения с истцом срочного договора, в судебном заседании оснований для его заключения не установлено, поэтому суд применил правила договора, заключенного на неопределенный срок в соответствии с частью 5 статьи 58 Трудового кодекса РФ (Ловозерский районный суд, дело № 2-481/10).

В соответствии с частью 4 статьи 254 Трудового кодекса РФ беременным женщинам в соответствии с медицинским заключением и по их заявлению снижаются нормы выработки, нормы обслуживания либо эти женщины переводятся на другую работу, исключающую воздействие неблагоприятных производственных факторов, с сохранением среднего заработка по прежней работе.

Часть 4 ст. 254 ТК РФ представляет собой дополнительную гарантию, предоставляемую работающим женщинам, имеющим малолетних детей.

При этом под невозможностью выполнения прежней работы женщиной, имеющей ребенка в возрасте до 1,5 года, следует понимать все те случаи, при которых характер работы создает препятствия нормальному кормлению ребенка и надлежащему уходу за ним.

К их числу, в частности, можно отнести такие случаи, как невозможность предоставления перерывов в работе для кормления ребенка в силу специфики выполняемой трудовой функции; разъездной характер работы; работа, связанная с воздействием неблагоприятных производственных факторов, что может негативно отразиться на здоровье ребенка в период кормления его грудью, и др.

Случаев обращения в суд с требованиями о переводе на другую работу беременных женщин и женщин, имеющих детей до 1.5 лет, а также об освобождении от работы беременных женщин при прохождении обязательного диспансерного обследования в Мурманской области в исследуемый период не имеется.

Также отсутствуют случаи обращения в суд женщин, имеющих детей в возрасте до 1.5 лет с иском о предоставлении работы на дому.

В одном случае в суд с иском о предоставлении работы на дому обратился отец ребенка до 1,5 лет.

Так, Д., обратившись в суд с иском к ООО «Т.» о предоставлении работы на дому, указал, что является заместителем директора Общества, находится в отпуске по уходу за ребенком до 1,5 лет. На заявление в адрес работодателя о предоставлении возможности трудиться на дому с сохранением права на получение ежемесячного пособия получил отказ.

Просил суд обязать работодателя предоставить ему работу на дому.

Как следует из должностной инструкции заместителя директора Общества, заместитель директора обязан организовать формирование складского запаса, его распределение, организовать работу персонала склада, осуществлять контроль за использованием всех видов транспорта, оборудования, проведение предварительных и периодических медицинских осмотров работников, обеспечить предоставление в соответствующие органы статистической и иной отчетности, осуществлять контроль за состоянием охраны труда и пожарной безопасностью.

Суд, отказывая в удовлетворении заявленных требований, указал, что предоставление работы на дому является правом, а не обязанностью работодателя. Кроме того, в силу характера выполняемых истцом функций, исполнение его должностных обязанностей на дому без ущерба для Общества организовать невозможно (Ленинский районный суд, дело № 2-732/11).

К отпускам, предоставляемым в связи с материнством и детством женщинам и лицам с семейными обязанностями, следует отнести следующие виды отпусков:

- отпуска по беременности и родам (ст. 255 ТК РФ);

- отпуска по уходу за ребенком (ст. 256 ТК РФ);

- отпуска работникам, усыновившим ребенка (ст. 257 ТК РФ);

- дополнительные отпуска без сохранения заработной платы лицам, осуществляющим уход за детьми (ст. 263 ТК РФ).

Согласно статьям 10, 11 Федерального закона от 29.12.2006 "Об обязательном социальном страховании на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством" пособие по беременности и родам выплачивается застрахованной женщине суммарно за весь период отпуска по беременности и родам.

В средний заработок, исходя из которого исчисляется пособие, включаются все виды выплат и иных вознаграждений в пользу застрахованного лица, на которые начислены страховые взносы в Фонд социального страхования РФ согласно Федеральному закону от 24.07.2009 "О страховых взносах в Пенсионный фонд Российской Федерации, Фонд социального страхования Российской Федерации, Федеральный фонд обязательного медицинского страхования и территориальные фонды обязательного медицинского страхования".

Часть 1 статьи 256 Трудового кодекса РФ предоставляет женщинам право на отпуск по уходу за ребенком. Это право возникает у женщины, ребенок которой не достиг трехлетнего возраста; при этом она может использовать такой отпуск как полностью, так и по частям в пределах установленного срока.

За время отпуска по уходу за ребенком ей выплачивается ежемесячное пособие по государственному социальному страхованию.

В соответствии с Федеральным законом "Об обязательном социальном страховании на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством" ежемесячное пособие по уходу за ребенком до достижения им возраста полутора лет выплачивается в размере 40% среднего заработка застрахованного лица, но не менее минимального размера этого пособия.

Часть 2 статьи 256 Трудового кодекса РФ предоставляет право на такой отпуск отцу ребенка, бабушке, деду, другим родственникам или опекунам, если уход за ребенком фактически осуществляют они, а не мать ребенка (например, если она работает). Указанные лица обладают теми же правами, которые имеют матери, находящиеся в отпуске по уходу за ребенком. За время отпуска по уходу за ребенком за ними сохраняется место работы (должность).

Судами Мурманской области рассмотрены 3 дела по искам отцов о предоставлении отпуска по уходу за ребенком.

В 2 случаях истцам – сотрудникам УФСИН - было отказано в удовлетворении требований о предоставлении отпуска по уходу за ребенком до достижения ребенком возраста 3 лет на основании части 7 статьи 54 Положения о службе в органах внутренних дел Российской Федерации, утвержденного Постановлением Верховного Совета Российской Федерации 23 декабря 1992 года № 4202-1.

Обращаясь в суд с иском о предоставлении отпуска по уходу за ребенком, истцы указывали, что размер денежного довольствия не позволяет обеспечить потребности семьи, таким образом, нахождение матери на работе является более целесообразным.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суды применяли нормы материального права, регулирующие вопросы прохождения службы в учреждениях и органах, являющиеся специальными нормами по сравнению с положениями трудового законодательства и законодательства по социальному обеспечению, регулирующими отношения в сфере предоставления гарантий лицам, имеющим детей.

Суды исходили из того, что законодателем установлено ограничение в части реализации гражданских прав военнослужащими, обусловленное специальным правовым статусом указанных лиц и пришел к правильному выводу о том, что отсутствие материнского попечения в данном случае связано с материальной невозможностью осуществления ухода за ребенком, а не с физическими недостатками матери.

Суды указывали, что данные обстоятельства не могут рассматриваться как исключающее возможность материнского попечения в том смысле, в каком это предусмотрено указанной выше нормой, а несоответствие осуществления ухода за ребенком имущественным интересам семьи не может быть расценено как предоставление истцу отпуска по уходу за ребенком (Кольский районный суд Мурманской области, дело № 2-253/12, Ленинский районный суд города Мурманска, 2-670/11).

В 1 случае суд удовлетворил исковые требования истца о предоставлении отцу отпуска по уходу за ребенком.

Так, Д. обратился в суд с иском к ООО « Т.» о предоставлении отпуска по уходу за ребенком до достижения ребенком возраста 1.5 лет.

Указал, что работает у ответчика в должности заместителя директора филиала.

Дата направил ответчику по почте заявление о предоставлении отпуска по уходу за ребенком, к заявлению приложил копию свидетельства о рождении ребенка, справку с места работы матери, что отпуск по уходу за ребенком ею не использовался.

В судебном заседании мать ребенка показала, что на момент рассмотрения дела она уволена, правом на пособие по уходу за ребенком не пользуется. Указала, что ребенок болезненный, беспокойный, не спит ночами, поэтому супругами принято решение осуществлять совместный уход.

На основании статьи 256 Трудового кодекса РФ, статьи 13 Федерального закона « О государственных гарантиях гражданам, имеющим детей», статьи 11.1 Федерального закона «об обязательном социальном страховании на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством» суд удовлетворил исковые требования.

При этом документами, свидетельствующими о праве на предоставлении отпуска по уходу за ребенком, признаны заявление истца о предоставлении отпуска, копия свидетельства о рождении ребенка, справка с места работы матери, что последняя не воспользовалась правом на получения отпуска (Ленинский районный суд города Мурманска, дело № 2-267/11).

В соответствии со статьей 260 ТК РФ перед отпуском по беременности и родам или непосредственно после него либо по окончании отпуска по уходу за ребенком женщине по ее желанию предоставляется ежегодный оплачиваемый отпуск независимо от стажа работы у данного работодателя.

Кроме того, согласно статье 122 Трудового кодекса РФ до истечения шести месяцев непрерывной работы оплачиваемый отпуск по заявлению работника должен быть предоставлен работникам, усыновившим ребенка (детей) в возрасте до трех месяцев.

Право на досрочный отпуск есть не только у беременных женщин, но и у их супругов. По желанию мужа ежегодный отпуск ему предоставляется в период нахождения его жены в отпуске по беременности и родам независимо от стажа его непрерывной работы у данного работодателя, и работодатель не вправе ему отказать в предоставлении отпуска (ст. 123 ТК РФ).

Отзыв из ежегодного оплачиваемого отпуска беременных женщин не допускается (ст. 125 ТК РФ).


Как следует из практики судов Мурманской области, в одном случае основанием для направления иска в суд послужило нарушение права женщины на предоставление ежегодного отпуска.
Кандалакшский городской суд удовлетворил исковые требования Т. к ФГУ «К.» о предоставлении очередного отпуска непосредственно по окончании отпуска по беременности и родам.

В исковом заявлении истица указала, что работодателем неоднократно нарушались ее права, руководитель организации отказал в предоставлении очередного отпуска до наступления отпуска по беременности и родам, на просьбу предоставить отпуск после отпуска по беременности и родам ответ не дал.

Представитель ответчика в судебном заседании показал, что второе заявление о предоставлении отпуска было утеряно.

Удовлетворяя требования, суд ссылался по положения статьи 260 Трудового кодекса РФ (2-943/11).


Часть 1 статьи 261 ТК РФ закрепляет гарантию в виде запрета увольнения беременных работниц по инициативе работодателя, кроме случаев ликвидации организации и прекращения деятельности индивидуальным предпринимателем.

Такого рода повышенная защита предоставляется законодателем беременным женщинам, как нуждающимся в особой социальной защищенности в сфере труда, с тем чтобы, с одной стороны, предотвратить возможные дискриминационные действия недобросовестных работодателей, стремящихся избежать в дальнейшем необходимости предоставления им отпусков по беременности и родам, отпусков по уходу за ребенком, иных предусмотренных законодательством гарантий и льгот в связи с материнством, а с другой - в силу того, что поиск работы для беременной женщины чрезвычайно затруднителен1.

Указанная гарантия предоставляется, в том числе, и беременной женщине, проходящей государственную службу.

Конституционный суд РФ в Постановлении от 06.12.2012 N 31-П указал, что не предоставление беременным женщинам, проходящим государственную гражданскую службу, указанной гарантии допускают тем самым не обеспечивающую баланс конституционно значимых ценностей и основанную на таком формальном критерии, как сфера осуществляемой профессиональной деятельности (прохождение государственной гражданской службы), дифференциацию правового положения беременных женщин, в равной мере нуждающихся в повышенной защите со стороны государства, что не может расцениваться как согласующееся с провозглашенными Конституцией Российской Федерации принципами справедливости и юридического равенства, а также с задачами охраны семьи, материнства и детства правовое регулирование.


В 2010 - 2012 годах судами области рассмотрено 9 дел о восстановлении на работе в связи с нарушением прав беременных женщин при расторжении договора: 6 дел рассмотрено с удовлетворением требований, в 3 случаях в удовлетворении требований отказано.
Суды отказывали в удовлетворении требований на основании статьи 392 Трудового кодекса РФ. Доказательств уважительности причин пропуска срока обращения в суд за защитой прав истицы не представили.
Удовлетворяя иски, суды отклоняли доводы ответчиков - работодателей о том, что истица не поставила работодателя в известность о своей беременности, а также о том, что о данном факте работодателю стало известно уже после увольнения истицы. Как разъясняли суды, указанные обстоятельства не имели правового значения и не могли влиять на соблюдение гарантий, предусмотренных законом для беременных женщин при увольнении.
Так, решением Североморского городского суда Мурманской области удовлетворены исковые требования С.

В исковом заявлении истица указала, что в ноябре 2009 года она убыла в отпуск до достижения ребенком возраста 3 лет. По окончании отпуска истица обратилась к работодателю с заявлением с просьбой разъяснить – в какой отдел ей следует выйти на работу, также сообщила, что срок ее новой беременности составляет 31 неделю.

Истица с ведома работодателя приступила к исполнению должностных обязанностей, однако, проработав 3 дня, получила выписку из приказа о ее увольнении в связи с ликвидацией организации.

Позже истица узнала, что ликвидации организации не произошло, а был лишь расформирован ее отдел.

С. просила суд восстановить ее на работе, взыскать заработную плату за время вынужденного прогула.

Удовлетворяя исковые требования, суд указал, что увольнение произведено в нарушение положений статьи 261 Трудового кодекса РФ, так как на момент увольнения истица находилась в состоянии беременности, беременность сохранялась и на момент рассмотрения дела в суде (№ 2-1642/12).


Кроме того, судами области рассмотрено 3 дела по искам лиц, указанных в части 4 статьи 261 Трудового кодекса Российской Федерации.
Частью четвертой ст. 261 ТК установлен запрет на расторжение трудового договора по инициативе работодателя с женщинами, имеющими детей в возрасте до трех лет, одинокими матерями, воспитывающими ребенка в возрасте до четырнадцати лет (ребенка-инвалида до восемнадцати лет), а также другими лицами, воспитывающими указанных детей без матери (за исключением увольнения по ограниченному числу оснований, непосредственно перечисленных в данной статье).

Официального определения понятия одинокой матери, равно как и лица, воспитывающего ребенка без матери, не содержится ни в Трудовом кодексе Российской Федерации, ни в иных федеральных законах.

Как указал Верховный суд РФ в Обзоре судебной практики за первый квартал 2010 года, ограничение на расторжение трудового договора с ними работодателем не связывается данной нормой с соблюдением каких-либо условий, в частности с наличием родственных отношений с ребенком или какими-либо конкретными обстоятельствами отсутствия материнского воспитания. Поэтому рассматриваемая гарантия должна предоставляться работникам, осуществляющим лично и непосредственно фактическое воспитание детей, например в случае, если мать ребенка умерла, объявлена умершей, лишена родительских прав, ограничена в родительских правах, признана безвестно отсутствующей, недееспособной (ограниченно дееспособной), по состоянию здоровья не может лично воспитывать и содержать ребенка, длительно отсутствует, отбывает наказание в учреждениях, исполняющих наказание в виде лишения свободы, находится в местах содержания под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений, уклоняется от воспитания детей или от защиты их прав и интересов или отказалась взять своего ребенка из воспитательного, лечебного учреждения, учреждения социальной защиты населения и других аналогичных учреждений, в иных ситуациях.
На практике одинокой матерью признавалась женщина – единственное лицо, наделенное родительскими правами и несущее родительские обязанности по воспитанию ребенка.
Г. обратилась в суд с иском к У. о восстановлении на работе. Указала, что увольняя ее в связи с сокращением должностей гражданской службы, работодатель нарушил положения части 4 статьи 261 Трудового кодекса РФ, не учел, что истица имеет статус одинокой матери, воспитывающей ребенка в возрасте до 14 лет.

Производство по данному делу прекращено в связи с отказом истца от иска (урегулирование спора в добровольном порядке) – Кольский районный суд, дело № 2-461/12.


Ш. обратилась в суд с иском к МП «Л.» о восстановлении на работе, указала, что уволена в нарушение положений части 4 статьи 261 Трудового кодекса РФ, является одинокой матерью сына 12 лет, кроме того, на момент увольнения ее младшему ребенку было 7 месяцев.

Как следует из свидетельства о рождении старшего ребенка – матерью является Ш., сведения об отце занесены в свидетельство о рождении о слов матери.

Согласно справке отдела социальной защиты населения Ловозерского района, Ш. является одинокой матерью.

Из свидетельства о рождении младшего ребенка следует, что Ш. также является матерью ребенка в возрасте до 3 лет.

Как установлено в судебном заседании, работодателю эти сведения были известны. Доказательств правомерности увольнения Ш. ответчиком представлено не было.

Суд нашел увольнение незаконным, исковые требования удовлетворил (Ловозерский районный суд, дело № 2-481/10).


Б. обратилась в суд с иском к войсковой части о восстановлении на работе. Указала, что по окончании отпуска по уходу за ребенком до 1,5 лет 21 мая 2010 года ей был предоставлен ежегодный отпуск. 28 июня 2010 года истица была уволена в связи с сокращением штата работников организации.

Истица полагала увольнение незаконным, указала, что является матерью ребенка, не достигшего возраста 3 лет.

Разрешая требования Б. в части восстановления ее на прежней работе, суд пришел к выводу о том, что она, как лицо, указанное в части 4 статьи 261 Трудового кодекса РФ, не могла быть уволена по сокращению штата, в связи с чем подлежит восстановлению (Кольский районный суд, дело № 2-2596/10).
Согласно позиции Конституционного Суда Российской Федерации, выраженной в Постановлении от 22 ноября 2011 года N 25-П, гарантии, установленные частью 4 статьи 261 ТК РФ, касаются, в том числе, и лиц, замещающих должности государственной гражданской службы, так как ни Закон «О государственной гражданской службе в Российской Федерации», ни другие акты в области трудового права не содержат положений, исключающих указанные гарантии.

Если гарантии в области защиты материнства и воспитания детей не установлены Законом № 79-ФЗ от 27 июля 2004 года, не может означать, что такие государственным служащим не предоставляются.


Таким образом, увольнение с государственной гражданской службы одиноких матерей, воспитывающих ребенка в возрасте до 14 лет, по основанию, предусмотренному пунктом 6 части 1 статьи 33 Федерального закона "О государственной гражданской службе Российской Федерации", не допускается.
Кроме того, указанные гарантии, согласно позиции Конституционного Суда РФ, выраженной в Постановлении от 15.12.2011 N 28-П, применимы к отцам, которые являются единственным кормильцем в многодетной семье, имеющей малолетних детей, в том числе ребенка в возрасте до трех лет, где мать в трудовых отношениях не состоит и занимается уходом за детьми.
В практике судов Мурманской области не имелось случаев обращения в суд с требованиями, вытекающими из нарушения прав на гарантии и льготы лицам, воспитывающим детей без матери, лицам, осуществляющим уход за детьми – инвалидами и женщинам, работающим в сельской местности.
Рассмотрение дел по спорам, связанным с применением законодательства, регулирующего труд работников в возрасте до 18 лет
Особенности регулирования труда работников в возрасте до 18 лет установлены главой 43 Трудового кодекса РФ.

Дела указанной категории не являются основной группой дел судов Мурманской области.

За 2010-2012 годы в Мурманской области рассмотрены 13 дел по искам в интересах несовершеннолетних: из них 12 дел – по искам прокурора к ГОУ Центр занятости населения о признании лицом, ищущим работу впервые. Все дела по искам прокурора рассмотрены с удовлетворением требований.

Одно дело в отношении несовершеннолетней рассмотрено с отказом в удовлетворении иска.

Так, К., действующая в интересах несовершеннолетней дочери, обратилась в Ловозерский районный суд с иском к МУ «К.» о признании договора возмездного оказания услуг – трудовым.

Требование мотивировала тем, что ее несовершеннолетняя дочь в период летних каникул фактически выполняла работу по трудовому договору. Пояснила, что о нарушении прав ребенка ей стало известно 31 августа 2009 года.

Суд отказал в удовлетворении исковых требований по причине пропуска истицей срока для обращения в суд.

Судебная коллегия по гражданским делам Мурманского областного суда согласилась с решением районного суда, указав, что истицей без уважительных причин пропущен срок, установленный статьей 392 Трудового кодекса РФ, так как за восстановлением нарушенного права К. обратилась лишь в августе 2011 года, доказательств, подтверждающих уважительность причин пропуска срока, в судебное заседание не представила (определение судебной коллегии Мурманского областного суда от 23 октября 2011 года).


Рассмотрение дел по спорам, связанным с применением законодательства, регулирующего труд лиц, являющихся инвалидами
В практике судов Мурманской области имел место лишь один случай незаконного увольнения лица, являющегося инвалидом.
Так, Кольским районным судом рассмотрено дело по иску Д. к МДОУ «Детский сад № **».

Истица указала, что является инвалидом третей группы, работала в детском саду в должности кастелянши, была уволена на основании пункта 8 части 1 статьи 77 Трудового кодекса РФ.

Считала, что увольнение произведено незаконно, другая работа ей предложена не была, кроме того, медицинских противопоказаний для работы кастеляншей не имелось.

Производство по данному делу прекращено в связи с заключением сторонами мирового соглашения и утверждения его судом (2-1023/12).


Анализ дел показал, что суды области правильно рассматривают дела по спорам, вытекающим из трудовых отношений лиц с семейными обязанностями, несовершеннолетних и инвалидов, судебная практика согласуется с практикой Верховного Суда РФ.

Все дела рассмотрены в срок, установленный статьей 154 Гражданского процессуального кодекса РФ, нарушений норм процессуального права выявлено не было.

Судебная коллегия по гражданским делам

Мурманского областного суда




1 Определение Конституционного Суда РФ от 04.11.2004 N 343-О

Каталог: 1534


Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница