Вопросы психологии и психотерапии в женском интернет-издании «Поле надежды» (Afield). Виртуальный женский журнал «Поле надежды»



Скачать 147.32 Kb.
Дата17.04.2016
Размер147.32 Kb.
Вопросы психологии и психотерапии в женском интернет-издании «Поле надежды» (Afield).
Виртуальный женский журнал «Поле надежды» («Якорное поле», «Аfield») появился в 2002 г. как информационный ресурс, характеризующийся, прежде всего, не тематикой (она может быть самой различной), а своей гуманистической направленностью, приверженностью таким ценностям, как доброта, человечность, духовность.

Адрес в интернете: http://afield.org.ua

Аудитория этого виртуального издания – как женщины (76%), так и мужчины (24%), большинство имеют высшее образование (52%) или незаконченное высшее (19%). Возраст аудитории (68%) - от 18 до 35 лет. 54% посетителей не имеют детей до 18 лет.

(Данные статистики рассылки новостей журнала на Subscribe.ru)

Посетители сайта проживают в Украине (26%), России (28%), США (11%) и других странах мира (данные статистики за июль сайта mail.ru: http://top.mail.ru/countries?id=565517&period=2&date=2007-07-01 ).

Большинство посетителей сайта – люди, ищущие своё место в жизни, имеющие главным жизненным приоритетом творческую самореализацию, желающие жить в более добром, человечном мире, и сами прикладывающие усилия для того, чтобы мир стал лучше. Многие находят свой круг общения, понимание и душевное тепло. Вот некоторые характерные читательские отклики:

«Рассказ отогревает замерзшие души...»

«Очень часто именно такие теплые слова со стороны незнакомых людей поднимают мою надежду и силы. И благодаря многим, таким, как Вы, я имею силы жить и помогать».

«Я счастлива, что есть люди, которые меня понимают, я живу в понимании и доверии, я начала это ценить!»

Интернет-журнал «Поле надежды» имеет специализацию преимущественно литературную и психологическую. Психологическая направленность проявляется двояко: это освещение проблем «слабых» людей – от природы застенчивых, ранимых, неспособных в достаточной мере «пробиваться» в обществе, и большое внимание, уделяемое психологии женщины – её самореализации социальной, личностной и духовной. Журнал имеет 4 психологические рубрики: «Сила слабых», «Психология для жизни», «Мир женщины», «…Поверила любви».

Название журнала взято из повести писателя-фантаста Владислава Крапивина «Застава на Якорном поле», в которой фигурирует Якорное поле – пространство, где сбываются мечты, также называемое автором Полем надежды.

Концепция журнала во многом сформировалась под влиянием идей гуманистической психологии, а также Терапии творческим самовыражением (ТТС), автор М. Е. Бурно, г. Москва.

Терапия творческим самовыражением – терапия духовной культурой, но не психологически ориентированная (как экзистенциально-гуманистическая психотерапия), а терапия, проникнутая естественнонаучным, клиническим мироощущением, при всей своей наполненности духовным опытом человеческой культуры. То есть, ТТС не проходит мимо клинической дифференциальной диагностики (и в том числе подробного изучения характерологических радикалов), а исходит из всего этого и вместе со всем этим способна бесконечно развиваться.

М. Е. Бурно говорит об отличии своего метода от других, ему подобных: «Прежде всего ТТС не есть просто терапия творчеством или увлечённостью, не есть просто терапия общением с природой, терапия смыслом, философией, вариант экзистенциально-гуманистической психотерапии или арттерапии. От всех этих психотерапевтических воздействий, методов, подходов Терапия творческим самовыражением отличается изначальным стремлением целебно изучить природный душевный рисунок-склад, картину страдания человека, переживающего свою неполноценность по-больному (депрессия, патологический характер и т. п.) или как душевные трудности в границах здоровья» [1, с.4]. Автор отдает себе отчет в том, что такая его приверженность конституции, клинической картине выглядит более земным (но не более примитивным), чем экзистенциально-гуманистический подход.

Изучая под руководством психотерапевта элементы психиатрии, характерологию, пытаясь выяснить, как всё это обнаруживает себя в духовной культуре (в искусстве, литературе, науке и т. д.), пациенты открывают себя, других, весь мир как уже, в известной мере, подготовленные психотерапевты-характерологи. “Вот почему чувствую, думаю так, а не иначе”, “Вот почему муж теряется там, где я спокойна, уверена в себе”, “Вот почему типичное древнеегипетское искусство так сложно-символически отличается от реалистически-тёплого древнегреческого”. И остается следовать своей природе, всячески развивая ее, чтобы быть ещё больше собою. [2, с.5]

Творчество, по мнению М. Е. Бурно, есть выполнение практически любого общественно полезного дела по-своему, в соответствии со своей духовной индивидуальностью. Духовная индивидуальность бездонна, а значит, и творчество бездонно. В расстройствах настроения человек душевно «расклеивается», испытывает тягостную аморфность, неопределённость, творчество же как бы «собирает» индивидуальность. [3, с. 20]

ТТС предназначена, прежде всего, оказывать адресную помощь в поиске своего места в жизни лицам защитно-оборонительной, т.е. дефензивной, структуры личности. “Есть термин, охватывающий всех слабых людей, независимо от того, больны они в нервном отношении или здоровы. Это – дефензивность (от лат. defensio – защищать). Дефензивный человек – не авторитарный, не агрессивный, не склонный командовать, а наоборот, защищающийся, «поджимающий хвост» в той обстановке, где агрессивный «оскаливается». Такой человек непрактичен в широком смысле, нерасторопен, душевно инертен, тормозим, рассеян, неуверен в себе, тревожно-мнителен, малодушен, стеснителен, астеничен (немощен), слабоволен, несообразителен, незащищен, робок, раним, склонен к сомнениям и самообвинению, обостренному чувству вины. Дефензивный печально-тревожен, углублен в себя. Самое существо его душевных переживаний – врожденная борьба чувства неполноценности с ранимым самолюбием. Эта борьба (конфликт) и сказывается конкретно вышеперечисленными душевными свойствами, проявлениями.

Ни в коем случае не следует считать, что человек авторитарный, агрессивный (тоже в широком смысле – не обязательно способный напасть на обидчика, но просто уверенный в себе, практичный, решительный и т. д.) лучше или хуже дефензивного. И тот, и другой могут быть весьма благородными, нравственными людьми, но у каждого свое поле жизни, где он может себя наиболее общественно-полезно выразить, применить. Однако авторитарность – основа практичности (в том числе практического творчества), организаторских дел, воинственности, а дефензивность – основа нравственных переживаний, копаний, рефлексии, склонности сочувствовать, открывать, благодаря сомнениям и инертной «несообразительности», свое, новое в науке и искусстве, преподавать из-за потребности себе самому все разъяснять, «разжевывать». [4, с.126-127]

Для чего же все-таки нужны люди с подобными психологическими свойствами, невыгодными для них в практической жизни? М. Е. Бурно считает, что «…для развития общественности, коллективности, в основе которых лежит нравственность, как раз нужна почва хрупкой слабости, инертности… Таким образом, выходит, что инертность «слабого» мозга, мозга меланхолика жизненно необходима Человечеству. Человек «платит» физической слабостью, неловкостю за ум «царя Природы». А наиболее инертные дефензивные люди, меланхолики, «платят» своей особой ранимостью, неловкостью, неуклюжестью, непрактичностью в житейских делах, ненаходчивостью, замедленностью мысли в острые моменты бытия – за гамлетовски-обострённую тревожную нравственность, рефлексию, духовную аналитичность». [4, с. 165]

Помимо Терапии творческим самовыражением, в журнале представлены и другие психологические и психотерапевтические методы и направления, прежде всего гуманистические. Гуманизм – основная ценность «Поля надежды». Автору журнала близки, в частности, идеи Эриха Фромма, чьи работы, посвященные этическим, социально-психологическим вопросам природы человека, считает особенно актуальными в наше время с его господствующей «рыночной» ориентацией личности. Фромм отчетливо выделил тип «рыночной личности» с её психологическими изъянами: «…зрелый и плодотворный индивид черпает свое чувство идентичности в ощущении себя творцом, когда он сам и его силы – это нечто единое… При рыночной ориентации человек сталкивается со своими собственными силами, как с товаром, отчужденным от него… в результате его чувство идентичности становится таким же неустойчивым, как и самооценка; заключительная реплика во всех здесь ролях: «я – то, чего изволите»». [5, с.75] Далее Фромм пишет: “Задача этического мыслителя – не дать умолкнуть голосу человеческой совести и усилить его, осознать, что есть для человека добро, а что – зло, независимо от того, добро это или зло для общества на определенном этапе его эволюции. Он может быть “вопиющим в пустыне”; но только если этот голос является живым и бескомпромиссным, пустыня обратится в цветущую землю”. [5, с.75]

Такими “этическими мыслителями”, конечно, являются авторы публикаций “Поля надежды”, утверждающие добро и человечность.

Автор журнала считает, что, несмотря на то, что теме денег в современных психологических изданиях уделяется большое внимание (да и в «Поле надежды» есть публикации на эту тему), стремление к материальному благосостоянию и ценности человечности, гуманизма не всегда совпадают. В частности, в настоящее время не все имеют возможность оплатить качественную психологическую или психотерапевтическую помощь, а особенно – как представляется автору журнала – те, кому она больше всего необходима: повышенно ранимым, тонко чувствующим людям, которые, как правило, не отличаются практичностью, умением зарабатывать деньги. Вот признание одной из читательниц: «Мне очень многое и важное нужно вспомнить, то, что я умышленно забыла. Забыла - и спрятала в никуда больше половины себя. Мне очень бы помогла работа с умелым психологом, но вот беда - у меня нет денег, чтобы её оплатить…» Проблеме платности психологических услуг, которой практически не уделяется внимание в СМИ и психологической литературе, посвящена статья Н. Пряжникова: http://www.afield.org.ua/ps/problema_platnosti.phtml .

С начала существования «Поля надежды» его автор сотрудничает с Ренатой Ларичевой, научным журналистом из Риги, автором многих публикаций на психологические темы и интервью с представителями различных направлений в психологии и психотерапии: онтопсихологии, гештальт-терапии, НЛП, сказкотерапии и даже куклотерапии, и других. В первом номере журнала опубликована её статья «В ловушке собственного детства», которая появилась в рижской газете «Советская молодёжь» в 1991 году и вызвала множество откликов из всех уголков бывшего СССР (http://www.afield.org.ua/pub/pub1.html). Некоторые отклики также приведены на сайте: http://www.afield.org.ua/comm/comm2.html. В этой статье также поднимается тема адаптации к жизни меланхоликов, ранимых и непрактичных людей – очень редкая тема для советских газет. «…Напомнить хочу: И. Павлов писал о представителях слабого типа нервной системы: они способны нормально жить и работать, но только в тепличных условиях. Такова их особенность. И это нормально. А здесь врачи посоветовали выйти на мороз – чтобы вылечиться, стать как все. Но не единственная же в мире школа рижских психиатров! Вдруг есть еще шанс восстановить «внутреннюю теплицу», оживить духовный мир, согреть, помочь оттаять? Вдруг существуют другие средства лечить душевные раны, чем авоськи непомогающих таблеток? Вдруг это не конец? Отзовитесь, профессионалы!»

В современной жизни, где господствует практичность, отношение к «слабым» людям немногим отличается от позиции тех «рижских психиатров». Вот типичный пример из одной популярной психологической книги:

«Неуравновешенный интроверт (меланхолик) мучается собственными проблемами или собственными комплексами, мечется, не находя выхода. Большинство пессимистов — меланхолики. Неустойчивость психики вместе с зацикленностью на собственной персоне дает жуткий (прежде всего для его владельца) темперамент, который Гиппократ не зря назвал "melaina chole", греч., "черная желчь"). Черные мысли поедают меланхолика, делая его взгляд тоскливым, а характер - желчным.

Именно среди меланхоликов наблюдается самое большое количество самоубийц и самое малое число руководителей. Замкнутость на собственных проблемах вместе с резкими переходами от апатии к эмоциональным взрывам - отнюдь не лучший вариант не только руководителя, но и просто сослуживца.

Общаться с меланхоликом трудно. Он погружен в мир собственных неурядиц, любые внешние события он "пропускает через себя" и, будучи настроенным преимущественно пессимистично, часто воспринимает поступки других людей как зло, направленное против него лично, - даже доброе известие меланхолик может воспринять как попытку унизить или поддеть его, домысливая то, чего в действительности не происходит.

Меланхолики, как правило, плохие работники - погруженность в себя и неуравновешенность психики не позволяют им отдаться работе целиком. Да и в личной жизни это часто неудачники, поскольку жить с таким человеком сложно и партнеры в конце концов пытаются сбежать от потока необоснованных обвинений, необдуманных поступков и невнимательности меланхоликов. Последний же воспринимает это бегство как еще одно свалившееся на него несчастье. Разобраться в причинах того, почему на него валятся всяческие напасти, меланхолик не может, да и не хочет - самокопание ему дорого настолько, что он не может себе позволить взглянуть на себя со стороны.

Если вы обнаружили у себя черты меланхолика, постарайтесь сделать так, чтобы изжить из себя хотя бы немного неуравновешенности и зацикленности на собственных проблемах, - преодолейте увлеченность собственными проблемами, и ваш темперамент может измениться». [6, с 90-91]

А вот мнение Ренаты Ларичевой: “Меланхолик повышенно раним, и поэтому с ним нужно быть особенно бережным и предупредительным. Он особенно нуждается в щепетильности отношений, конструкции его внутреннего мира очень хрупки, всякая резкость и безапелляционность, а то и просто повышенное проявление уверенности могут заставить его насторожиться. Для него печальные события оказываются более ценны своей глубиной и насыщенностью переживаний. Часто ему кажется, что только плачущие люди обретают свое подлинное лицо, а веселье человека кажется неестественным ему состоянием, натужным, надуманным, стоящим на грани бесцеремонности с окружающими. Подождём скептически относиться к этим чертам. Пока лучше положимся на природу, которая, наверно, знала, что делала, создавая меланхолический тип.

У меланхолика самый низкий “болевой порог” – он первым чувствует опасность, поэтому именно он более чутко реагирует на дискомфорт, ухудшение морального климата. Его можно даже считать своеобразным индикатором здоровья коллектива. Намеренно отсечем возможные внешние причины, и… Если в коллективе, считающем себя здоровым, меланхолик все сильнее замыкается в себе, рвет отношения с коллегами (даже не скандалит – они просто рассыпаются, как песок), становится тревожнее, раздражительнее, что со стороны может выглядеть как агрессивность, - с коллективом происходит что-то недоброе.

А в коллективе, где царит творческая атмосфера дружелюбной ответственности за каждого, серьезности и благожелательности, меланхолик с его представлением о себе, как о гадком утенке, который никому не нужен, может воспарить, обернувшись, пусть черным, но лебедем. Для решения сложнейших проблем часто оказывается просто незаменим. Отмечено, что у этого типа уровень ориентировочных реакций очень высок… Повышенный уровень ориентировки обусловливает его пристальную внимательность к тому, не замечая чего, другие, уверенные в своей непогрешимости, маршировали мимо… Такой «проблематический» взгляд на мир, граничащий, зачастую, с чувствительностью к интеллектуальным проблемам, часто совпадает с типично меланхолическими чертами” [7, с.28].

Таковы теоретические основы концепции журнала. Материалы в нем подбираются так, чтобы все читатели, в том числе “слабые”, дефензивные, меланхолики, чувствовали себя уютно, в психологически защищённом пространстве – подобном Якорному полю, Полю надежды из повести В.Крапивина.

Тема творчества - и как средства терапии души, и как одного из наиболее достойных видов человеческой деятельности, цели самореализующейся личности – широко представлена в журнале. Так, в статье «Почему мы не рисуем?» (http://www.afield.org.ua/ps/ps64_1.phtml) Екатерина Карпова пишет: «Канон один — то, что ты нарисовал, должно тебе быть просто приятно. Пусть это будет просто мило. Или необычно. Или неважно как, но чтобы что-то в этом было созвучное тебе. А в принципе как же иначе? Это же — сотворено тобой!.. Главное — помнить, что поток творчества не нужно вызывать, он течет везде, просто ему не нужно сильно мешать своими «Не умею, не красиво, никогда не получится, да и вообще...» Можно и тарелки на кухне так творчески расставить, что любой художник позавидует». Статья вызвала много откликов, читатели пишут, например: «Чем больше мы будем творить своими руками, тем шире и глубже будет духовный мир. Это касается любого творчества. Открывайте себя. Это здорово, когда кто-то понимает». «Катя, спасибо за такие важные слова, я искала сейчас что-то подобное... Я осознавала свой страх оценки, который мешает мне заниматься любым творчеством, "работала" с ним... Знала и о том, какое наслаждение процессом охватывает, когда удается "отпустить" себя. А твой опыт и подробная инструкция очень поддержали меня в том, что и как это возможно. Я хочу найти единомышленников, тех, кто тоже хочет рисовать или лепить… Давайте делать это вместе (только реально, а не виртуально). Во-первых, это не так страшно. А во-вторых, мы можем делиться идеями и поддерживать друг друга».

Поиск единомышленников в жизни и в творчестве – одна из главных задач «Поля надежды».

Журнал имеет большую рубрику литературных публикаций, в которой представлены произведения авторов из Украины, России и зарубежных стран. В ней публикуются также многие луганские авторы, прозаики и поэты, что дает им возможность находить читателей за пределами Луганской области, получать отклики. Среди литературных публикаций предпочтение отдаётся маленьким рассказам, эссе, сказкам-притчам. Авторами могут быть как профессиональные, так и начинающие литераторы. Произведения подбираются по критерию как можно меньшего присутствия агрессии и насилия, наличия духовного содержания, доброты.

«Поле надежды» отличает грамотность текстов, тщательность корректировки, большое внимание к литературности языка, аккуратность оформления. Иллюстрациям придается особое значение, они подбираются не просто по теме материала, но так, чтобы они, по возможности, несли самостоятельную смысловую нагрузку, перекликаясь с публикуемым произведением, образуя гармоничное созвучие.

Рената Ларичева в своей книге «Беседы с мудрецом» пишет: «Наверное, новое время – новые правила социальной игры. Социальные слои разносит в стороны со страшной силой. Мы чужеем. Каждый за себя, каждый выживает в одиночку, и на душе все холодает и холодает. Неужели главное назначение наше в мире – стать богатыми? Это и цель жизни, и смысл, и мы будем рваться к ней, спихивая друг друга? Оставляя за флагом непрактичных, коммерчески бесталанных – пусть трижды добрых, кто не сможет вписаться в новый общественный строй… Кто сейчас живет – как идет по болоту, не зная, в какую секунду потеряешь под ногами опору, и никто не вытянет… Горизонты распахнулись, да мышеловка бедности захлопнулась…» И всё же… «Но что бы там ни было, никто не отнимет у нас цикличности природного времени, мудрого, как приливы. Осень мы уже пережили, и зима минует, и снова весна проснется, и вместе с ней – мы…» [8, с. 40-41] Автор журнала «Поле надежды», авторы его публикаций своей деятельностью подтверждают оптимистические слова журналистки.

Вот некоторые отзывы авторов и читателей.

Рената Ларичева:

«Когда я первый раз оказалась на Якорном поле, у меня возникло волшебное ощущение – это место, куда я стремилась всю жизнь, и я среди своих, и никто не обидит и не поранит. И все время раскрытие новых горизонтов – умница-психолог, который выступает в защиту слабых – и они становятся непобедимыми. Он был для меня открытием, и открытием были книги Крапивина (хоть все книжные магазины перетрясу, но обязательно найду). И открытием была песня Макаревича, который мне очень близок, но этой песни я не знаю. И Юнна Мориц, которую я нежно люблю, оказывается, писала о «слабаках». Как журналист я могу судить, что первый номер был очень сильным.

Второй номер журнала тоже удачный, и дал мне, наконец, вздохнуть спокойно. Потому что если написанное не опубликовано, это очень болезненно отражается на авторе. Ведь для таких, личностных вещей читатель просто необходим, тут без обратной связи и жизни нет. А ведь я предлагала эту статью («Колыбельная для судьбы» – С.Д.) в течение трех лет самым разным изданиям, и все отказали. А теперь у меня состояние легкости, будто старый долг, наконец, погашен.

Я очень люблю учиться, а Бурно открыл новое для меня слово – дефензивность. Как помогли бы мне его работы в детстве и отрочестве! Но, наверное, в то время они еще не были написаны, да и публиковать вряд ли бы стали – синонимом всех положительных качеств была СИЛА. И, читая сегодня его работы, я ясно вижу путь, по которому я прошла, чтобы, будучи меланхоликом во всех крайних своих проявлениях, научиться внешне быть сильной. И однажды как-то само собой произошло слияние внутреннего и внешнего мира, и я была настолько сильной, что могла стать журналистом (одно из профессионально необходимых качеств – бесстрашие). И когда мы встретились с Менегетти, он подтвердил мою силу.

Что бы я хотела видеть в «Якорном поле» как читатель? Таких же глубоких вещей, как «Меланхолия». Побольше умных стихов...»
Ольга Таевская, редактор интернет-журнала WWWoman:

«Чувствуется какой-то особенный лирический настрой, душевность, духовность. Очень ценно в наше время».


Из телепередачи студии “KISS”, Киев. Анонс сайта:

...Но если многие мужчины практикуют «технологии силы», то на этом сайте, видно, не зря один из самых обширных разделов – «Сила слабых». Впрочем, электронный журнал луганчанки Светланы Дзюбы «Якорное поле» многопланов – здесь и каталог украинских женских ресурсов «ФеминоУкраина», и «некраткий курс истории моды» «Модный нюанс», и литературные работы... и все это в сопровождении авторских фото луганских мастеров. А «Библиотечка личная, теперь публичная» содержит и вовсе любопытный раздел «Каталог летающих женщин». Что это? – А читайте-ка сами!


Татьяна Гоголевич, психотерапевт, работающий в ТТС:

Мне нравится то, что получается у Вас, и иллюстрации - тоже, они ненавязчивые, необычные и по существу. В том, что Вы делаете, чувствуется вкус. Большое Вам спасибо.


Наталия Антонова, писательница, отзыв к одной из статей Ренаты Ларичевой:

Замечательная статья! Я бы сказала - зоркая. Автору удалось увидеть и раскрыть то, что большинство людей не замечают, скользя поверхностным взглядом.


«Искусство — это попытка создать рядом с реальным миром другой, более человечный», - согласна!
К счастью, у нас есть такой мир - Afield! Мир без насилия и жестокости, где каждому дадут раскрыться и постараются понять.

Cписок литературы.

1. Практическое руководство по Терапии творческим самовыражением/ Под ред. М.Е.Бурно, Е.А. Добролюбовой. – М.: Академический Проект, ОППЛ, 2003. – 880 с.: ил. – (Б-ка психологии, психоанализа, психотерапии).

2. Терапия творчеством (Сборник статей и очерков)/ Под ред. Б.А.Воскресенского, М.Е.Бурно. – М.: Издательство Российского общества медиков-литераторов, 1997. – 45 с.

3. Бурно М.Е. Алкоголизм. Терапия творческим самовыражением. – М.: Издательство «Познавательная книга плюс», 2002. – 224 с.

4. О характерах людей (психотерапевтическая книга). М.: Академический Проект, 2005. 608 с. (Психологические технологии)

5. Фромм Э. Человек для себя / Пер. с англ. и послесл. Л. А. Чернышевой. – Мн.: «Коллегиум», 1992. – 253с.

6. Лолита Волкова. Женщина и карьера. – СПб.: Питер Паблишинг, 1997. – 288 с. - (Серия «Психология только для женщин»)



7. Тюрин П.Т., Ларичева Р.А. Социально-психологическая компетентность руководителя: Материалы для участников социально-психологического тренинга. – Рига: МИПКРРиС при СМ ЛатвССР, 1989. – 100 с.

8. Рената Ларичева. Беседы с мудрецом. Педагогический центр «Эксперимент». Рига, 1996.

Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница