Вопросы ответственности за преступления с неосторожной формой вины



Скачать 16,41 Kb.
Дата16.06.2022
Размер16,41 Kb.
#186215
ТипДоклад
Связанные:
Доклад по УП на 30.11


Докладчик: Бизяев Владислав Анатольевич, группа С- 201
Тема: «Вопросы ответственности за преступления с неосторожной формой вины»
Исторически было установлено правило, согласно которому не может быть наказан преступник, совершивший деяние по неосторожности, если закон воспрещает такое наказание. Современный Уголовный кодекс РФ воплотил эту древнюю традицию в ч. 2 ст. 24: «Деяние, совершенное только по неосторожности, признается преступлением лишь в том случае, когда это специально предусмотрено соответствующей статьей Особенной части настоящего Кодекса». Наказание за совершение неосторожного деяния назначается только в том случае, если позволяет закон.
Преступлением, совершенным по неосторожности, признается деяние, совершенное по легкомыслию или небрежности (ст.26 УК РФ).
Одной из самых острых проблем законодательной регламентации ответственности за неосторожные преступления является сложность определения субъективной стороны ряда составов преступлений, предусмотренных Особенной частью. Эта проблема возникла именно в связи с необходимостью строгого исполнения требований ч.2 ст. 24 УК. По мнению В.А.Нерсесяна, непосредственное указание на неосторожную вину в действующем Уголовном кодексе имеется лишь в 26 статьях Особенной части. В другой группе статей неосторожность указывается лишь применительно к квалифицирующим и особо квалифицирующим признакам конкретных составов преступлений. Таких норм в Особенной части УК всего 19. Строго следуя закону и, в частности, ст. 27 УК, при квалификации по статьям предусматривающим составы с двумя формы вины, умысел в основном составе и неосторожность отношения к его квалифицирующим признакам, как правило, тяжким последствиям - преступление в целом следует считать умышленным. В то же время анализ субъективной стороны ряда преступлений, где в законе не указано на неосторожную форму вины, а также судебная практика применения аналогичных норм прежнего УК РСФСР 1960 г. свидетельствуют о том, то по неосторожности может быть совершено значительно большее число преступлений. Правда, при совершении таких преступлений возможны обе формы вины -- умысел и неосторожность. К числу таких преступлений, согласно отдельным источникам, относимы: доведение до самоубийства -- ст. 110 УК; заражение венерической болезнью--ст. 121 УК; заражение ВИЧ-инфекцией - ст. 122 УК; неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего -- ст. 156 УК; нарушение правил безопасности на объектах атомной энергетики -- ст. 215 УК; нарушение правил безопасности на взрывоопасных объектах -- ст. 217 УК; ненадлежащее исполнение обязанностей по охране оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств -- ст. 225 УК (в преступлении, предусмотренном этой статьей, вина признается только неосторожной).
Таким образом, теория уголовного права и частично судебная практика допускают наличие наряду с умыслом неосторожной вины в отдельных составах конкретных преступлений. Анализ диспозиций перечисленных норм и сути, предусмотренных в них преступлений свидетельствует о том, что они могут быть совершены как умышленно, так и неосторожно.
Правда, и такое законодательное решение оставило место для вопросов. Например, чем отличается нарушение правил охраны окружающей среды, повлекшее массовую гибель животных либо иные тяжкие последствия (ст. 246 УК РФ), от «экоцида» (массового уничтожения животного мира -- ст. 358 УК РФ), притом, что с учетом новой редакции ч. 2 ст. 24 УК РФ в обоих случаях допустима и неосторожная, и умышленная форма вины.
При описании признаков халатности в диспозиции ч. 1 ст. 293 УК не сказано, что предусмотренные ею последствия причиняются по неосторожности, такое указание есть только в диспозиции ч. 2 ст. 293 УК. Между тем в соответствии с другими признаками состава (недобросовестное или небрежное отношение к службе) и в соответствии с традиционным пониманием сущности данного деяния халатность не относится к числу умышленных преступлений и именно этим отличается от злоупотребления должностными полномочиями. Получается, что по ч. 1 ст. 293 УК никого нельзя привлечь к ответственности.
Субъективная сторона преступления, описанного в первой части ст. 215.1 УК РФ, может быть выражена лишь умыслом, поскольку, согласно ч. 2 ст. 24 УК РФ, деяние считается совершенным по неосторожности только тогда, когда это специально предусмотрено статьей Особенной части. Следовательно, субъективная сторона рассматриваемого преступного деяния должна выглядеть таким образом: субъект сознает характер своего деяния, а именно -- то обстоятельство, что он незаконно прекращает подачу потребителям электроэнергии (и т.д.), сознает вместе с тем, что такого рода действия (либо бездействие) способны причинить смерть человеку или иные тяжкие последствия, и желает совершить соответствующее деяние. Только при такой конструкции субъективной стороны преступления, описанного в ч. 1ст. 215.1 УК РФ, возможна уголовная ответственность.
Однако сравним ч. 1 и ч. 2 ст. 215.1 УК РФ. В первом случае субъект сознает не только суть совершаемого, но и возможность причинения смерти людям. Во втором случае субъект совершает деяние по неосторожности, т.е. либо вообще не осознает столь тяжких последствий (небрежность), либо рассчитывает на конкретные обстоятельства, которые позволят последствиям не наступить (легкомыслие).
Неосторожные преступления следует считать менее тяжкими, чем умышленные деяния, даже если они являются однородными или одновидовыми. Это следует из толкования ст. 24 УК, ведь умышленные деяния квалифицируются в качестве преступлений без специального указания на особенности субъективной стороны. Кроме того, эта разница следует из «уровня» наказуемости, например санкция ч. 1 ст. 111 УК, предусматривающая ответственность за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью человека, опасного для его жизни, гораздо более строгая, чем санкция за фактическое причинение смерти по неосторожности (ч. 1 ст. 109 УК).
Содержание ст. 215.1 УК имеет определенное несоответствие: преступник с умыслом наказывается менее строго, чем субъект, действовавший неосторожно. Более того, преступление, предусмотренное ч. 2 ст. 215.1, логично квалифицировать либо по ч. 2 ст. 109 УК как причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей, либо как халатность (ч. 2 ст. 293 УК), тем более что санкции названных норм не уступают по степени кары санкции ч. 2 ст. 215.1, да и деяние в целом более напоминает халатное отношение к служебным обязанностям.
Несоответствие выявляется тогда, когда это общее положение необходимо применить к конкретным нормам Особенной части. Так, ч. 1 ст. 217 УК РФ устанавливает уголовную ответственность за нарушение правил безопасности на взрывоопасных объектах, если это могло повлечь различного рода тяжкие последствия. О неосторожности в норме не сказано, следовательно, деяние может быть совершено лишь умышленно. Однако не следует забывать, что умысел предполагает сознание общественной вредности совершаемого и желание или сознательное допущение последствий. Если субъект сознает, что в результате нарушения им правил безопасности будет уничтожено предприятие, и желает наступления таких последствий, то деяние напоминает диверсию (ст. 281 УК РФ). Вовсе не исключен также в случае умышленного совершения этого преступления вариант квалификации деяния как покушения на экоцид (ст. 358 УК РФ). Аналогичные ситуации возникают и при квалификации, например, преступлений, связанных с нарушением правил безопасности на объектах атомной энергетики (ч. 1 ст. 215); ненадлежащим исполнением обязанностей по охране оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств (ст. 225); с нарушением правил охраны окружающей среды при производстве работ (ст. 246) и т.д.
Таким образом, можно сделать вывод, что неосторожность нередко истолковывается как такое субъективное состояние, при котором лицо сознательно игнорирует возможность наступления вредных последствий. Понятие неосторожности употребляется в двух смыслах. В одном смысле (субъективном) она означает сознательное допущение неоправданного риска, а во втором (объективном) - поведение, которое фактически включает в себя неоправданный риск, независимо от того, знал об этом риске исполнитель или не знал.
Неосторожность является особой формой вины, т.е. особая форма психического отношения виновного к вредным последствиям совершенного им действия или бездействия. Уголовным законом неосторожность рассматривается как менее опасная форма вины по сравнению с умыслом.В отличие от умышленной вины неосторожная вина возможна только при совершении преступлений с материальным составом, т.е. когда в диспозициях статей УК РФ предусмотрены общественно опасные последствия, являющиеся результатом тех или иных действий (бездействия) виновного.
Скачать 16,41 Kb.

Поделитесь с Вашими друзьями:




База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2022
обратиться к администрации

    Главная страница