Без руководства Иисусову молитву -- проходить опасно



Скачать 12.89 Mb.
страница122/218
Дата01.06.2016
Размер12.89 Mb.
1   ...   118   119   120   121   122   123   124   125   ...   218

Без руководства Иисусову молитву -- проходить опасно.

Страшная эта молитва, не любит её сатана, мстит всем, кто её совершает. Без руководства Иисусову молитву проходить опасно. Если хочешь начать, то начни с небольшого. Возьми четки, по четочкам 100 молитв Иисусовых в день с поклонами, хочешь земными, хочешь поясными, все равно.


Бесы не любят -- Иисусовой молитвы.

Иисусова молитва есть необходимейшее оружие в деле нашего спасения. Но кто берется за нее, должен ожидать -- искушений и приготовиться к борьбе внутренней, к борьбе с помыслами. Бесы не любят Иисусовой молитвы и всячески мстят человеку, бьющему их этим бичом. Но хотя молитва Иисусова и дает человеку труд, она же несет с собою и высокие утешения.
Крест Христов и имя Иисусово -- гонит врагов, и потому так важно и необходимо творить непрестанно молитву Иисусову: «Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя, грешную!» Один подвижник, Паисий (Величковский), основал монастырь в Бессарабии под названием Нямецкий. Кроме общежития, на некотором расстоянии от монастыря была поставлена келья для подвизавшихся в безмолвии иноков. Однажды к Паисию явились бесы говорили ему: «Убери ты этих иноков, что они за самочинники, живут отдельно, пусть живут вместе с вами в монастыре!» – «Да чем они вам мешают?» – спросил Паисий. «Они нас жгут», – отвечали бесы. Жгут, они бесов -- непрестанной Иисусовой молитвой, которая есть пламень огненный на супостатов. Необходимо всегда поражать врага этим оружием, и как пес, которого ударяют палкой по голове, отстает от человека, так и враг, опаляемый и бичуемый именем Иисусовым, убежит от нас, если мы будем -- творить молитву. У святых она была самодвижущаяся, то есть совершалась в сердце беспрерывно, а мы, грешные, хотя по силе своей будем совершать сию молитву, и Господь -- не оставит нас и спасет от сетей врага.
Псаломское слово, троекратное повторение слов: «Обышедше обыдоша мя, и именем Господним противляхся им» (Пс. 117, 11), вполне понимают -- все делатели молитвы Иисусовой, хотя бы им этого никто не растолковывал. Они понимают, что это говорится -- про молитву Иисусову. Это одно из самых ясных мест о молитве Иисусовой, коих много в Псалтири... Можно ли потерять молитву Иисусову тому, кто достиг уже внутренней молитвы? – Да, я думаю, что можно от нерадения при окружающей суете. А бывает, что Господь по неведомым нам судьбам Своим отнимает -- молитву, как это было со схимонахом о. Клеопою, он 2 года чувствовал в себе потерю сердечной молитвы, после чего она опять возвратилась к нему. Может быть это Господь послал ему для испытания его веры. Поэтому, в таких случаях -- не надо отчаиваться...

Томительное, часто безотрадное состояние, предваряющее получение молитвы Иисусовой внутренней, не бывает обязательно с каждым. Ибо царь может сразу обогатить нищего. Но общий порядок стяжания молитвы Иисусовой тот, что достигают ее трудами и скорбями, в число которых имеет себе место -- томительное состояние духа... Это надо просто -- ПОТЕРПЕТЬ.


В Казани, когда я был на военной службе, митрополит С.–Петербургский Антоний прислал мне только что вышедшую в печать книгу: «Откровенные рассказы странника». Я прочитал ее и говорю себе: «Вот ещё есть какой путь спасения, самый краткий и надежный – молитва Иисусова. Надо принять это к сведению.

Достал я себе четки и начал молитву Иисусову. Вскоре НАЧАЛИСЬ -- разные звуки, шелесты, шатания, удары в стену, окно и проч. Бесовские явления. Их слышал не только я, но и мой денщик. Мне стало страшно одному ночевать, я стал звать к себе денщика. Но эти страхи не прекратились, и я через 4 мес. не выдержал и бросил занятия молитвой Иисусовой. Потом спрашивал о. Амвросия об этом, он мне сказал, что не надо было бросать. Вот так я поступил в Скит: в миру не дал мне враг заняться этой молитвой, вот и думал, займусь ею в монастыре. А здесь враг -- поднял на меня братию, хоть уходи из Скита.
Молитва Иисусова -- отгоняет вражеские помыслы.

Изгоните все образы из головы и из сердца вашего, чтобы там был только один образ Христа. Но как этого достигнуть? Опять же молитвой Иисусовой!

На днях приходил ко мне один наш скитянин-схимник.

-- В уныние прихожу я, авва, так как не вижу в себе перемены к лучшему, а между тем ношу высокий ангельский образ. Ведь Господь строго взыщет с того, кто инок или схимник только по одежде. Но как измениться? Как умереть для греха? Чувствую свое полное бессилие...

-- Да, отвечаю, – мы современные банкроты, и если Господь будет судить по делам, то мы, конечно, не имеем ничего доброго. -- Но есть ли надежда на спасение?

-- Конечно, есть! Произносите всегда -- Иисусову молитву, и все предоставьте воле Божией.

-- Но какая же польза от этой молитвы, если в ней не участвует ни ум, ни сердце?

-- Громадная польза. Эта молитва имеет множество подразделений, от простого произношения этой молитвы до молитвы -- творческой, но нам хотя бы на последней-то ступеньке быть – и то спасительно. От произносящего эту молитву -- БЕГУТ вражеские силы, и такой рано или поздно, но все-таки спасается.

-- Воскрешен! – воскликнул схимник, – больше не буду унывать.

И вот повторяю: произносите молитву хотя бы только устами, и Господь никогда не оставит вас. Для произношения этой молитвы не требуется изучения каких-либо наук.


Действие этой молитвы -- покрыто величайшими тайнами. Не в одном говорении слов "Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя, грешнаго" она состоит, но доходит до сердца и таинственно водворяется в нём. Через эту молитву мы входим -- в общение с Господом Иисусом Христом, молимся Ему, сливаемся с Ним -- в одно целое. Эта молитва -- НАПОЛНЯЕТ душу покоем и радостию среди самых тяжелых испытаний, среди тесноты и суеты житейской.
Заметьте, что не о неверах и безбожниках я сейчас говорю; не о тех, что тоскуют, когда они потеряли Бога, не о них говорю. Нет, теряют смысл жизни -- верующие души, вступившие на путь спасения, души, находящиеся под действием Божественной благодати. Не знают они, что это состояние временное, переходное, которое надо -- ПЕРЕЖДАТЬ. Пишут: "Впадаю в уныние, что-то темное обступает меня".
Я не говорю, что такая скорбь законна, не говорю, что эта скорбь – удел каждого человека. Это не наказание – это Крест, и этот Крест -- надо понести. Но как же понести его? Где поддержка? Иные ищут этой поддержки и отрады у людей, думают найти покой среди мира – и не находят. Отчего? Оттого, что не там ищут. Покоя, света и силы надо искать -- в Боге, через молитву Иисусову. Станет тебе очень тяжело, мрак обступит тебя – стань перед образом, зажги лампадочку, если она не была зажжена, стань на колени, если можешь, и так скажи: "Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя, грешного!" Скажи раз, другой, третий, так скажи, чтобы не одни уста произносили эту молитву, а доходила бы она до сердца. Сладчайшее имя Господа, и мало-помалу уходят тоска и скорбь, просветлеет на душе, тихая радость воцарится в ней.

Понять чудное действие молитвы Иисусовой может только тот, кто на опыте познал его. Какой-нибудь человек никогда не пробовал меда и станет расспрашивать, что это такое, как ему объяснить? Скажешь ему: "Он сладкий, приготовляется пчелами, вынимают его из улья, режут на части..." – и все же он не поймет. Не проще ли сказать: "Хочешь узнать мед, так попробуй его. Пробовал? Сладко?" – "Сладко". – "Знаешь ли теперь, что такое мед?" – "Знаю". Понадобилось ли прибегать к каким-нибудь научным объяснениям? Попробовал человек и сам понял. Так и с молитвой Иисусовой. И многие, познав ее сладость и значение, всю жизнь -- отдавали ей, чтобы сродниться с нею, слиться с сладчайшим именем Господа Иисуса Христа.


Для занятия этой молитвой уходят люди в монастырь. Правда, в настоящее время монастыри, особенно женские, поставлены в такое положение, что все время уходит на исполнение послушаний: на хлопоты, на работу. Трудно монахиням, а все-таки проникаются они молитвой постепенно и навыкают ей. Помню, поступая в монастырь, я вообразил, что там только и знают, что вот так (Батюшка молитвенно возвел руки). Ну, когда поступил, оказалось совсем другое. Мало молитвы, мало труда молитвенного, на одной молитве не проживешь, нужен еще и труд послушания. Если труд молитвенный и исполнение послушания чередуются, сменяя один другое, так и хорошо, и этим путем легко достигнуть спасения.
Молитву постичь может только тот, кто удалил из сердца -- Мирские привязанности; только в сердце, свободном -- от пристрастия к миру, может -- вселиться Господь.
Я долго не мог понять, что такое соединение ума с сердцем. В сущности говоря, это значит соединение всех сил души воедино для устремления их всех к Богу, что невозможно при разъединенности их. Этот закон единения и усматриваю не только в этом случае – в молитве Иисусовой, а везде. Например, когда на войне с врагом не будет у нас сплоченной силы, то враг, нападая то на один отряд, то на другой, вскоре победит всю армию, уничтожая один отряд за другим. Подобно этому и солнце, светя на землю, не может ничего зажечь, ибо лучи его рассыпаются по всей поверхности земли и, в частности, какого-нибудь места. Но если мы возьмем стекло увеличительное, и этим стеклом сосредоточим все лучи в одной точке, то подложенное туда дерево, бумага или еще что-либо воспламеняются. В таких беседах с вами я не ограничусь этим, я пойду далее. Это такой узел, что сколько его не развязывай, он все будет узлом. Молитва Иисусова не имеет пределов... Ум, когда упражняется в чтении Св. Писания и молитве, очищается от страстей и просветляется. Когда же погружен только в земное, то он становится как бы неспособным к пониманию духовного.
Я знал 2-х братьев, один был врачом, а другой профессором в Духовной Академии (ныне митрополит Антоний Петербургский). Два брата избрали себе разные дороги, и после многих лет разлуки сошлись вместе и начали беседу. Беседа коснулась и духовной стороны. Все, что ни говорил врач, было понятно профессору Академии, а что говорил профессор, не мог понять врач, не то чтобы не хотел, нет, не мог, как ни старался, – и попросил брата начать разговор о чем-нибудь другом. Поэтому необходимо упражняться -- в духовном и побеждать все страсти, пока они еще не глубоко укоренились в нас. Страсти легко побеждать в помыслах, но когда они перейдут -- в слова и дела и укоренятся, то очень трудно, почти невозможно...
Может ли Иисусова молитва быть в человеке страстном?

Может, может, но вот как: в первый период молитвы Иисусовой страсть, действуя в человеке побеждает его, а во второй период при всяком возбуждении страсти человек -- побеждает страсть.

Страсть остается в человеке до самой смерти, и бесстрастие может быть только относительное. Это мы можем видеть из того, что многие подвижники, как например, преп. Иаков, проведя всю жизнь в подвигах, впадали в грех. Кто трудится в молитвенном подвиге, тот несомненно ощущает в себе движение страстей, но в человеке, достигшем внутренней молитвы, страсть -- подобна покойнику, она уже не может властительски терзать его, и чем молитва сильнее действует в человеке, чем она более утверждается в сердце подвижника, тем все ТИШЕ и тише -- действуют страсти, они как бы спят. Я помню, в Казани был блаженный Николушка. Он говорил, обращаясь к людям доброй жизни: «А что, как покойнички-то? Спят?» Я тогда не понимал смысла этих слов, и понял их только здесь, в Скиту, и удивился глубине смысла их. Он именно называл страсти -- покойниками. Покойник лежит, значит, он существует, а не исчез, ибо мы его видим. Так и страсть в проходящем молитвенный подвиг и достигшем уже внутренней молитвы, подобна -- покойнику.
Нужно всегда иметь память о Боге.

В этом-то все и дело, чтобы всегда иметь -- память о Боге. Для этого и молитва Иисусова. Но не удивляйтесь, что всё забываете, надо только стараться. Ведь не сразу вы в университет пошли, а сначала азбуку выучили, так? Как авва Дорофей говорит, что он смотрел на книги как на зверя, а потом очень пристрастился -- к чтению книг. Сначала читал, не духовные, а светские книги, а потом перешел и на духовные. Да, так всегда бывает... Был схимонах Клеопа в Соловецком монастыре. Он 40 лет провел в уединение на одном необитаемом острове, куда из монастыря ему привозили пищу и ездил духовник. Потом он изъявил желание возвратиться в монастырь. Никто не знал, как он подвизался, какие ужасы претерпевал от бесовской силы, в чем состоял его подвиг. Когда он возвратился, о. Архимандрит при духовнике его опросил: «В чем заключалась твоя деятельность, и много ли ты преуспел, скажи мне и твоему духовному отцу?» Он отвечал, что в Иисусовой молитве. Все акафисты, все службы, все-все заменял он Иисусовой молитвой: «И начинаю понимать, чуть-чуть разбирать начальные буквы этого алфавита». Вот какая глубина.
Значение Иисусовой молитвы -- в жизни христианина.

Иисусова молитва приближает нас -- ко Христу.

«Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя, грешную», – должна взывать ко Господу каждая верующая душа, Господь ждет, что мы призовем Его, и радуется этому призыванию. Творящий Иисусову молитву непременно спасется, Господь не попустит ему погибнуть. Он готов помочь всякому, и если мы иногда замечаем, что Господь как будто оставляет нас, то причина этого кроется в самом же человеке.


Молитва Иисусова имеет громадное значение в жизни христианина. Это есть кратчайший путь к достижению Царствия Небесного; хотя этот путь долгий и, вступив на него, мы должны быть готовы к скорби. Не малое значение имеют и другие молитвы; и человек, проходящий Иисусову молитву, слушает в церкви молитвословия и песнословия, совершает келейные правила; но Иисусова молитва -- БЫСТРЕЕ всех других молитв ПРИВОДИТ человека -- в ПОКАЯННЫЙ настрой и показывает ему -- его НЕМОЩИ и ГРЕХИ, следовательно, скорее приближает к Богу. Человек начинает чувствовать, что он -- величайший грешник, а то Богу только и нужно.
Враг всячески старается отклонить христианина от этой молитвы, ее он больше всего боится и ненавидит. Действительно, человека всегда творящего эту молитву, сила Божия сохраняет невредимым от сетей вражеских; когда же человек вполне проникается этой молитвой, то она отверзает ему райские врата, и хотя бы он на земле не получил особых даров и благодати, душа его будет дерзновенно вопиять: "Отверзите мне врата правды" (Пс. 117, 19). И вот враг внушает различные помыслы для смущения неразумных; говоря, что молитва требует сосредоточенности, умиления и т.д., а если этого нет, то она только прогневляет Бога; некоторые слушают эти доводы и бросают молитву на радость врагу.
Начинающий молитву Иисусову подобен гимназисту, поступившему в первый класс гимназии и одевшему форму. Можно думать, что он впоследствии и кончит гимназию, а может быть и в университет пойдет. Но вот проходят искушения первого же урока; например, по арифметике ученик не понял, и помысл ему говорит: "Первого урока не понял, тем более не поймешь второго, а там, гляди, вызовут; лучше скажись больным, да посиди дома". Если же у ученика есть богатые родственники, то тут искушения еще больше, тот же соблазнительный голос говорит: "У тебя дедушка и дядюшка богатые, чего тебе учиться; у них погости". Слушает эти речи гимназистик, перестает учиться, теряет зря время; а прошло несколько лет – вырос балбес и никуда не годный. Время ушло, какое тут учение, – и исключают его из гимназии. Так и тут может случиться. Не нужно внимать искусительным помыслам, надо гнать их от себя, и не смущаясь продолжать молитвенный труд. Пусть незаметны плоды этого труда, пусть человек не переживает духовных восторгов, умиления и т.д., – все-таки бездейственной молитва остаться не может. Она тихо совершает свое дело.
Один инок, 22 года проходящий молитву Иисусову, впал в уныние оттого, что не видит никаких благоприятных результатов своего труда. Он пошел к Старцу и высказал ему свое горе.

-- Вот, отче, 22 года совершаю я Иисусову молитву и не вижу никакого толку.

-- А какой же ты хочешь видеть толк? – вопросил его Старец.

-- Как же, отче, – продолжал инок, – я читал, что многие, совершая эту молитву, стяжали духовную чистоту, имели дивные видения, достигали полного бесстрастия. А я, окаянный, искренне сознаю, что я самый великий грешник, вижу всю свою скверну и, размышляя о сем, идя по дороге от монастыря к Скиту, часто трепещу, чтобы не разверзлась земля и не поглотила бы такого нечестивца, как я.

-- А ты видел когда-нибудь как матери держат на руках своих детей?

-- Конечно видел, отче; но как ко мне-то это относится!

-- А вот как: если ребенка потянет к огню, и даже будет плакать, чтоб его ему дали – позволит ли мать обжечься ребенку ради его слез? Конечно, нет; она его унесет от огня. Так и Господь поступает, чадо мое. Он благ и милостив и мог бы, конечно, дать человеку какие угодно дары; но если это не делает, то для нашей же пользы. Покаянное чувство -- всегда полезно, а великие дары в руках человека неопытного могут не только принести вред, но и окончательно -- ПОГУБИТЬ его. Человек может -- ВОЗГОРДИТЬСЯ; гордость -- хуже всякого порока: "Бог гордым противится" (1 Петр. 5, 5). Всяк дар надо выстрадать, а потом уж владеть им. Конечно, если царь дает дар, то нельзя его бросить ему в лицо обратно; надо принять с благодарностью, но и стараться употреблять -- с пользою. Бывали случаи, что великие подвижники, получив особые дарования, за гордость и осуждение других, не имеющих таких даров, ниспадали в глубину погибели.
-- А все-таки хотелось бы от Бога гостинчика, – продолжал инок, – тогда и трудиться было бы и спокойнее и радостнее. -- А ты думаешь это не милость Божия к тебе, что искренне сознаешь себя грешником и трудишься, совершая молитву Иисусову? Продолжай поступать также, и, если Богу будет угодно, Он даст тебе и сердечную молитву. Через несколько дней после этой беседы по молитвам о. Льва совершилось чудо. В один воскресный день, когда тот инок по послушанию подавал пищу братии и, ставя миску на стол, произнес по обыкновению: "Примите, братия, послушание от меня убогого", – он почувствовал в своем сердце что-то особенное, точно какой-то благодатный огонь вдруг подпалил его, – от восторга и трепета инок изменился в лице и пошатнулся. Братия, заметив это, поспешили к нему.

-- Что с тобой, брат? – спрашивали его с удивлением. -- Ничего, голова заболела.

-- Не угорел ли ты? -- Да, верно угорел; помогите мне, Господа ради, дойти до моей кельи.

Его проводили. Он лег на кровать и совсем забыл о пище, забыл все на свете; и только чувствовал, что сердце его пламенеет любовью к Богу, к ближним. Блаженное состояние! С тех пор молитва его стала уже не устной как прежде, а умно-сердечной, т.е. такой, которая никогда не прекращается, и о которой Священное Писание говорит: "Аз сплю, а сердце мое бдит" (Песн. 5, 2).

Впрочем, не всегда Господь посылает умно-сердечную молитву: некоторые всю жизнь молятся устной молитвой, с ней и умирают, не ощутив восторгов сердечной молитвы; но и таким людям не следует унывать; для них духовные восторги начнутся в будущей жизни и никогда не кончатся, а все будут увеличиваться с, постигая все больше и больше совершенства Божии, в трепете произнося: "Свят, Свят, Свят".
Приобретение внутренней молитвы -- необходимо. Без нее НЕЛЬЗЯ -- войти в Царство Небесное. Внешняя, умная молитва недостаточна, ибо она бывает и у человека, в которым присутствуют страсти. А внутреннюю -- получают немногие. Вот некоторые и говорят: «Какой же смысл, творить молитву? Какая польза?» Великая, ибо Господь, давая молитву молящемуся, дает человеку молитву или перед самой смертью, или даже после смерти. Только, не надо ее оставлять. Был у нас в Скиту иеромонах Михаил. Он творил молитву. Когда он скончался и все ушли из его кельи, я обратился к нему и говорю: «Батюшка, Батюшка, помолись ты за меня». И вдруг я вижу: он улыбнулся. Сначала я испугался, а потом ничего. И это была такая улыбка, которую я никогда не забуду... Он читал Псалтирь. Я подошел к аналою, взял Псалтирь и развернул, где у него была закладка, т.е. где он кончил. Последний псалом в жизни он читал 117-й. Там говорится: «Отверзите мне врата правды: вшед в ня исповемся Господеви» (Пс. 117, 19). Так может говорить душа, обретшая внутреннюю молитву... Св. Пророку Давиду была открыта тайна троичности Лиц Бога, так что св. пророк Давид знал и про молитву Иисусову.
Ступени Иисусовой молитвы.

Совершая молитву Иисусову, мы можем не ощущать святых восторгов в этой жизни, но зато в полной силе ощутим их в будущей.



Молитва Иисусова разделяется -- на три, даже на четыре ступени.

Первая ступень – молитва устная; когда ум часто отбегает и человеку надо употреблять усилие, чтобы собрать рассеянные мысли. Это молитва трудовая, но она дает человеку покаянное настроение.

Вторая ступень – молитва умно-сердечная; когда ум и сердце, разум и чувства заодно; тогда молитва совершается беспрерывно, чем бы человек ни занимался: ел, пил, отдыхал, – молитва все совершается.

Третья ступень – это молитва творческая, которая способна передвигать горы одним словом. Такую молитву имел, например, преподобный пустынник Марк Фракийский. К нему однажды пришел для назидания один инок. В разговоре Марк спросил: "Есть ли у вас теперь такие молитвенники, которые могут и горы передвигать?" (Мф. 17, 20; 21, 21; Мк. 11, 23). Когда он это говорил, гора, на которой они были, содрогнулась. Св. Марк обратясь к ней как к живой, сказал: "Стой спокойно, я не о тебе говорю".
Наконец, четвертая ступень, это такая высокая молитва, которую имеют -- только Ангелы, и которая дается разве -- одному человеку на все человечество.
Покойный батюшка о. Амвросий имел умно-сердечную молитву. Эта молитва ставила его иногда вне законов природы. Так, например, во время молитвы он -- отделялся от земли. Его келейники сподобились видеть это. Последние годы Батюшка был как бы болен и все время полулежал в постели, так что не мог ходить в церковь. Все службы, кроме обедни, совершались у него в келье.

Однажды совершали всенощную, Батюшка полулежал, один келейник стоял впереди у образа и читал, а другой позади Батюшки. Вдруг этот последний видит, что о. Амвросий садится на кровати, затем поднимается на десять вершков, отделяется от кровати и молится в воздухе. Ужаснулся келейник, но пребыл в безмолвии. Когда пришла его очередь читать, то другой, встав на место первого, сподобился того же видения. Когда закончили службу и келейники пошли к себе, то один сказал другому.

-- Ты видел? -- Да.

-- Что же ты видел? -- Видел, что Батюшка отделялся от кровати и молился на воздухе.

-- Ну, значит, это правда, а то я подумал, что мне только это кажется.
Хотели они спросить о. Амвросия, да побоялись: Старец не любил, когда говорили что-нибудь о его святости. Возьмет бывало, палку, хлопнет ею в совопросника и скажет:

-- Дурень, дурень, что грешного Амвросия об этом спрашиваешь? – и больше ничего.

Эта необходимейшая молитва почти всюду оставлена, особенно в женских монастырях. Исполнители ее кое-где как свечи догорают.
Прежде молитву Иисусову проходили не только монахи, она была обязательна и для мирских (например, известный исторический деятель Сперанский – издатель законов, упражнялся в творении Иисусовой молитвы, и был всегда радостен, несмотря на многоразличные труды свои).

Теперь же даже монахи недоверчиво относятся к этому подвигу. Один, например, говорит другому:

-- Слыхал? -- Что?

-- Да о. Петр начал совершать Иисусову молитву. -- Неужели? Ну, верно с ума сойдет.


Есть пословица: "Нет дыма без огня". Действительно, бывали случаи, что и с ума сходили -- люди; но от чего? Да брались за эту молитву -- САМОВОЛЬНО, без благословения, с большим -- САМОМНЕНИЕМ и, начав, сейчас же ХОТЕЛИ -- попасть в святые; лезли на небо -- напролом, как говорится; ну и обрывались.
Все рабы Божии и в монастыре и в Скиту проходят молитву Иисусову, только трудовую, т.е. 1 ступени.

Впрочем, и на этой ступени есть до 1000 подразделений, проходящие эту молитву поднимаются, так сказать, с одной линейки на другую. Но человек не может определить сам на какой линейке он стоит; считать свои добродетели было бы фарисейской гордостью. Надо считать себя стоящим ниже всех и стремиться получить от Бога те дары, которые несет Иисусова молитва, – это покаянное чувство, терпение и смирение.


Игнатий (Брянчанинов), был послушником в Оптином Скиту, спросил одного инока: "Скажи отче, на пользу моей души, – самодвижная ли у тебя молитва?" Тот, видя, что вопрос предложен не из любопытства, оказал: "Слава Господу, сподобившего меня сего дара, с которым я теперь никогда не расстаюсь; но получил его внезапно, точно молния озарила меня однажды после многих лет трудовой молитвы".
Есть в Скиту иноки, которые по 40 лет совершают молитву, но она у них все еще трудовая; мысли расходятся. Некто спросил у о. Амвросия: "На каком слове в молитве Иисусовой делать ударение? Не на слове ли Иисус?" – "Это великое слово Господа, – отвечал Старец, – но для нас, немощных, полезнее делать ударение на слове "грешный"". Низшая ступень Иисусовой молитвы есть простое произношение ее, высшая – молитва творческая, способная и горы передвигать. Конечно, между низшей и высшей ступенью разница огромная. Святые достигали вершины этой молитвы, которая открыла им врата Рая. Преподобный Серафим – творец Иисусовой молитвы, достиг высокой славы: минуя все чины ангельские, он сподобился восхвалять Бога в чине серафимском. С ними взывает он ныне ко Господу: Свят, Свят, Свят.
Каталог: media -> file
file -> Концепция экспорта образовательных услуг Кыргызской Республики на период 2016 2020 гг
file -> Педагогическое образование Ростовской области: концепция и стратегии развития
file -> Основные направления
file -> Защита прав детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. Опека и попечительство в отношении несовершеннолетних
file -> Муниципальное дошкольное образовательное автономное учреждение «Детский сад №208 общеразвивающего вида с приоритетным осуществлением познавательно – речевого развития воспитанников «Самоцветик» г. Орска»
file -> Тур Хейердал Фату-Хива Возврат к природе Прощай, цивилизация
file -> Порудоминский В. И. — Брюллов. Серия «Жизнь Замечательных людей»


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   118   119   120   121   122   123   124   125   ...   218


База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница