Православный брак БЕРЕЖЁТ -- СТЫДЛИВОСТЬ, Целомудрие



Скачать 12.89 Mb.
страница105/218
Дата01.06.2016
Размер12.89 Mb.
1   ...   101   102   103   104   105   106   107   108   ...   218

Православный брак БЕРЕЖЁТ -- СТЫДЛИВОСТЬ, Целомудрие. Обидно вот, что – что наши отцы духовники никогда об этих важных вещах -- Не говорят.
В чём заключается смысл христианства? В сердце. Чистое сердце. А что такое чистое сердце? Это сердце, которое -- не знает БЕЗСТЫДСТВА! Не знает -- ЗЛА! Не знает – гордыни! Не знает жадности, зависти и равнодушия к ближним! Сердце, которое никогда – НЕ ЗАБЫВАЕТ о Вездеприсутствии Бога!
Что такое любовь к Богу! Любовь к Богу – это ежеминутная БОЯЗНЬ оскорбить Вездесущего Господа. Степень любви – это степень ЗАБОТЛИВОСТИ! Как бы не оскорбить и НЕ ОГОРЧИТЬ своими делами, своим поведением, своими словами и намерениями -- Господа!
Это называется любить Бога! Все католические и протестантские толкования – только ОСКОРБЛЯЮТ Величие Божие. Это хамство – иначе, в угоду своим страстям и желаниям понимать любовь к Богу!
О ПОКАЯНИИ.

Записывание грехов – это показатель НЕНАВИСТИ ко греху и показатель потребности покаяния, потребности очищения. Кто не имеет этой потребности -- тот никогда и НЕ БУДЕТ -- СЛЕДИТЬ за своими грехами и записывать их, а будет чисто формально отделываться только общими -- названиями грехов. Надо научиться видеть факты.
Видеть ГРЕХИ и записывать их правильно, ЧЕСТНО – обвиняя только себя. Надо записывать не только грехи, но и ПОМЫСЛЫ, наши – ГРЕХОВНЫЕ намерения -- желания. Вот, тогда это будет искание постоянного -- самоочищения от грехов, которое есть самосовершенствование.
Если ты по настоящему трепещешь и имеешь Страх Божий – то этот Страх Божий и НАУЧИТ тебя по настоящему -- каяться. И как можно подробнее не формально и не сокращая ничего.
То есть – при настоящем Покаянии ПОЯВЛЯЕТСЯ потребность – ОБЕЗСЛАВИТЬ, ОБЕЗЧЕСТИТЬ самого себя. Даже маленький грешок – так расскажешь, чтобы ВЫРАЗИТЬ всю ТЯЖЕСТЬ ВИНЫ этого греха. Вот это будет -- настоящим Покаянием!
Иоанн Златоуст говорит, что Покаяние – это ДОБРОДЕТЕЛЬ и она приобретается годами, если сердце человек запачкал страстями. Молодые, им легче – они способны постигать эту науку и в полгода, если они поймут, что такое Покаяние и чистая совесть.
Состояние Покаяния и делание Покаяния – это две разные вещи. Движение сердца покаянное – это одно, а делание покаяния – другое.

Ненависть ко греху и оплакивание своего умения и желания любить этот грех, наслаждаться грехом – нужно сочетать одно с другим.


Когда мы каемся -- мы оплакиваем наши погрешности. Мы оплакиваем и наше тяготение, желание ко греху. И нашу беспомощность и неспособность -- избавиться от своих грехов без Благодати Божией. Вот всё это вместе взятое, и есть истинное ПОКАЯНИЕ.
Мы уже говорили, что Покаяние есть: ОСОЗНАТЬ -- грех перед собой и Богом, ОПЛАКАТЬ -- грех, исповедать священнику, ВОЗНЕНАВИДЕТЬ – грех. БОЯТЬСЯ – греха или того места, где был этот грех, или сторониться человека от которого идёт соблазн этого греха.
Бояться греха, и умолять, просить Бога – «Помоги! Огради!» Чтобы не впасть в этот грех -- во второй раз. Вот, всё это вместе взятое и является настоящим – ПОКАЯНИЕМ! Когда, что-то одно отсутствует – это уже не Покаяние.
А когда, мы понимаем, что без помощи Божией мы НЕ СМОЖЕМ -- избавиться от своих страстей и грехов, тогда мы выпрашиваем у Бога – «Господи, помоги!, Огради!, Исцели это пятно, которое остаётся на совести, на сердце! «Выскобли!» Чтобы никогда больше НЕ БЫЛО -- никакого влечения ко греху, -- вот это и есть Покаяние!
О СТРАСТЯХ.

Все страсти побеждаются -- большим ТЕРПЕНИЕМ, большими трудами. Так же, как поганая страсть тщеславия и самооцена, то есть, гордость – она побеждается только великими, большими трудами САМООСУЖДЕНИЯ и плача. «Господи, исцели и помоги!»


Феофан Затворник вот что пишет: «Возьми свою самую злую страсть, привычку, грех и начинай бороться -- против этого и ты натолкнёшься -- на прочие свои грехи, но не думай, что ты один справишься, без Божией помощи со страстями справиться -- НЕВОЗМОЖНО, поэтому, нужно умолять Господа, чтобы Он помиловал и помог -- избавиться от страстей.
Если человек – ПЕРЕСТАЛ бороться со страстями – он ПРЕДАЛ забвению свое спасение и подчинился Страстям. Он уже вне Спасения.
Епископ Феофан еще указывает: «Если у тебя есть ЧЕСТНОЕ -- Покаяние и смирение, то попроси близких тебе людей -- помочь тебе, и за это смирение, что ты смиряешься перед своими ближними и как бы публично каешься, Господь тебя быстро -- ИЗБАВИТ от этой страсти и привычки греха. Я не имею в виду пьянство, блуд или другие пороки, а такие грехи как: Ложь, Гнев, Лень, Ярость, Тщеславие, «Якание», Самохвальство. Эгоизм, Жадность, Зависть – которые нам необходимо обязательно искоренить.
И если будешь ЧЕСТНО -- каяться в своих страстях, то Господь непременно, незримо пошлет Свою благодатную помощь. А как это произойдет ты и сам не заметишь! Только Господь требует настойчивости и постоянства. Вся сила -- в вере, и настойчивости от веры и постоянстве от веры.
И надо помнить, что так называемой Общей исповедью, неправославной – ты никогда НЕ СМОЖЕШЬ -- ИЗБАВИТЬСЯ от своих страстей и грехов.
Потому что ОБЩАЯ исповедь – это грех, это чистый – ФОРМАЛИЗМ, пародия – на Исповедь и человеку не помогает, а только -- ВРЕДИТ. Общая исповедь устраивает только -- ХИТРЫХ, лживых, маловерных людей.
Исповедь должна быть такой, на которой нужно себя -- ОБЕЗСЛАВИТЬ, обезчестить, ПОДРОБНО -- пояснив каждый раз как -- ПРОИЗОШЕЛ грех, а не просто, формально и равнодушно ПЕРЕЧИСЛЯТЬ -- названия грехов. Кому нужно -- такое пустое Покаяние? Богу это – НЕ НУЖНО!
Только тогда, мы невидимо ПОЛУЧАЕМ -- помощь Благодатную, и из сердца грех ИЗГЛАЖИВАЕТСЯ – УХОДИТ само ЖЕЛАНИЕ -- совершать этот грех. Грех становится – ПРОТИВНЫМ – до степени ненависти, НЕПРИЯЗНИ к нему.
Вот, это и есть известие нам, что этот Грех Бог нам -- ПРОЩАЕТ. А пока мы НЕ ИМЕЕМ -- ненависти, а только жалеем о том, что мы сделали – это не есть извещение, что нам прощен наш грех.
У меня, в моей пастырской практике были -- блудницы, которые даже НЕ МОГЛИ себе представить, как они могут -- обойтись без любимой страсти, без любимого -- удовольствия. Но мучимые совестью и всё-таки веря в Бога они приходили ко мне и каялись в этой -- греховной БЛУДНОЙ страсти.
И через год или меньше – они совершенно ОСТАВИЛИ эту свою любимую страсть, и со страшной ненавистью и слезами -- вспоминали то, что было с ними раньше. И одна из таких особ сейчас монахиня и большая монахиня. И никто, даже и не догадывается, кем она раньше была, кто она такая.
У меня был больной вор И он НЕ МОГ -- не воровать. А Покаянием он стал -- чистым и честным человеком. Он ВЕРНУЛ -- людям ВСЕ, что украл у них и покаялся. И вот это есть доказательство, как можно искренно каяться. От настойчивости, постоянства и твердой решимости -- ИЗБАВИТЬСЯ от этой пагубной гибельной страсти воровства и упования на помощь Божию. Бог ему -- ПРОСТИЛ и избавил от этой тяжкой страсти. Сейчас он счастливый, очень честный человек.
Потому что Покаяние, оно не только ЛЕЧИТ человека, Покаяние ОБНОВЛЯЕТ – ПЕРЕРОЖДАЕТ, полностью ИЗМЕНЯЕТ к лучшему человека и человек СТАНОВИТСЯ – хорошим, честным, добрым! Вот, что такое – настоящее Покаяние!
Я бы хотел добавить несколько слов о Покаянии. Об этом пишут уже давно, но нет в обществе понимания и чёткого представления о механизме исполнения. В чем истинный смысл этой фразы. Это становится понятным на смысловом уровне.
Греческое слово: "Покайтесь" означает – ПЕРЕМЕНИТЕ МНЕНИЕ. Измените своё мнение -- и вы ИЗМЕНИТЕСЬ сами. Это и будет настоящее Покаяние.
К примеру, человек Матерился, сквернословил, но ПОНЯЛ, что Материться – НЕЛЬЗЯ. Раскаялся в этом грехе и стал следить -- за собой, чтобы НЕ МАТЕРИТЬСЯ – таким образом человек ИЗМЕНИЛСЯ, исправился -- ПЕРЕСТАЛ материться и сквернословить. Стал -- другим человеком.
Начало Покаяния -- начинается с языка. Пока язык - НЕ ОБУЗДАН, пока мы -- материмся, сквернословим, болтаем, пока мы людей – ругаем и оскорбляем – Покаяния НЕ БУДЕТ.
Язык дома, язык на работе, язык везде. Мы должны научиться говорить только -- ХОРОШИЕ слова, надо учиться -- НЕ БОЛТАТЬ, молчать и меньше говорить, а если говорить, то только -- по делу.
Скучно жить – не болтать, распустить свой язык. А к вечеру, у нас и молитвы из-за болтовни – НЕ БУДЕТ. У нас внутри такая тяжесть, такая усталость и всё это из-за нашей -- пустой болтовни.
Вот одна из причин, почему люди ПЛОХО -- молятся, НЕ МОГУТ -- молиться.
А опыт святых отцов давно показал, что если мы -- ПЕРЕСТАНЕМ болтать, перестанем -- злословить, то молитва -- БУДЕТ. За одно ВОЗДЕРЖАНИЕ -- на язык! И будут тогда уже – и признаки настоящего Покаяния.
Мы часто наблюдаем за большими, великими людьми: как они удивительно ЛЮБЯТ -- молчать, какие они скупые на слова. Они долго, медленно думают, и скупо СКУПО -- скажут. Это люди духовной жизни, люди огромного опыта и понимающие, что Бог Вездесущий.
Как-то Карпинскому, президенту академии наук я сказал: А всё-таки. Вы умеете молчать. К стыду своему, я, монах, а так молчать -- не умею, как вы!» А он мне знаете, как ответил? «А потому, что я имею перед собой мысль, что Бог на меня -- СМОТРИТ и меня СЛЫШИТ. Это заставляет меня -- молчать». Обыкновенный мирской человек, хотя и президент Академии наук, он оказался УМНЕЕ -- всякого монаха.
Признак делания духовного, признак духовной жизни – МОЛЧАНИЕ с неосуждением. Скупость -- на язык. От этого и БОЯЗНЬ -- осудить и боязнь о себе что-нибудь плохое или хорошее сказать, но основа при этом – молитва Иисусова. Основа всему молитва, но молитва -- без молчания уст, без неосуждения и не рассказывания о себе – пустое время провождение – ПОТЕРЯ времени.
Да, просите Бога, чтобы Бог вас – НАУЧИЛ молиться.
Но кроме этого и сами тоже СТАРАЙТЕСЬ -- всегда молиться. Молитесь краткими -- молитвами: Господи помилуй; Иисусовой, Богородичной, и читайте чаще молитву «Отче наш». Чтобы вы не делали – молитесь про себя. Куда бы вы -- ни пошли и не поехали – НЕ ЗАБЫВАЙТЕ молиться – вот и НАВЫКНИТЕ -- всегда и везде молиться.

ОТКРОВЕННЫЕ РАССКАЗЫ СТРАННИКА.

( ОТРЫВКИ ИЗ КНИГИ -- О САМОМ ВАЖНОМ. )
РАССКАЗ ПЕРВЫЙ.
Я по милости Божией человек-христианин, по делам великий грешник, по званию безприютный странник, самого низкого сословия, скитающийся с места на место. Имение мое следующее: за плечами сумка сухарей, да под пазухой Священная Библия; вот и все. В двадцать четвертую неделю после Троицына дня пришел я в церковь к обедне помолиться; читали Апостол из послания к Солунянам, зачало 273, в котором сказано: непрестанно молитеся. Сие изречение особенно вперилось в ум мой, и начал я думать, как же можно беспрестанно молиться, когда необходимо нужно каждому человеку и в других делах упражняться для поддерживания своей жизни? Справился в Библии, и там увидел собственными глазами то же, что слышал – и именно, что надо непрестанно молиться [1 Сол. 5, 16], молиться на всякое время духом [Еф. 6, 18. 1 Тим. 2, 8], воздевать молитвенные руки на всяком месте. Думал, думал, не знал, как решить.
Что мне делать, – подумал я, – где сыскать, кто бы растолковал мне? Пойду ходить по церквам, где славятся хорошие проповедники, авось там услышу себе вразумление. И пошел. Много слышал хороших проповедей о молитве. Но все они были наставления о молитве вообще; что есть молитва; как необходимо молиться; какие плоды молитвы; а о том, как -- преуспеть в молитве, никто не говорил. Была проповедь о молитве духом и о непрестанной молитве; но как дойти до такой молитвы, не было указано. Так слушание проповедей и не привело меня к желаемому. Почему, наслушавшись их и не получив понятия, как непрестанно молиться, я уже не стал слушать публичных проповеданий, а решился при помощи Божией искать опытного собеседника, который бы растолковал мне о непрестанной молитве.

Долго я странствовал по разным местам: все читал Библию, да расспрашивал, нет-ли где какого духовного наставника или благоговейного опытного водителя? По времени сказали мне, что в оном селе живет уже давно господин и спасается: имеет в доме своем церковь, никуда не выезжает и все Богу молится, да беспрестанно читает душеспасительные книги. Услышавши это, я уже не шел, а бежал в сказанное село; достиг и добрался до помещика.

– Какую имеешь до меня нужду? – спросил он меня.

Я слышал, что вы человек богомольный и разумный; потому и прошу вас, ради Бога, растолковать мне, что значит сказанное у Апостола: непрестанно молитеся, и каким образом можно непрестанно молиться? Желательно мне сие узнать, а понять никак не могу.

Барин помолчал, пристально посмотрел на меня, да и говорит: непрестанная внутренняя молитва есть беспрерывное стремление духа человеческого к Богу. Чтобы успеть в сем сладостном упражнении, следует чаще просить Господа, чтоб научил Он непрестанно молиться. Молись больше и усердней, молитва сама собою откроет тебе, каким образом может быть непрестанною; для сего потребно свое время.
Сказавши это, он велел накормить меня, дал на дорогу и отпустил. И не растолковал.

Опять я пошел; думал-думал, читал-читал, размышлял-размышлял о том, что сказал мне барин и не мог-таки понять; а хотел очень уразуметь, так что и ночи не спались. Прошел верст двести и вот вхожу в большой губернский город. Увидел там монастырь. Остановившись на постоялом дворе, услышал, что в этом монастыре настоятель добрейший, богомольный и странноприимный. Пошел к нему. Он принял меня радушно, посадил и начал угощать.

Отче святый! – сказал я, – угощение мне не нужно, а я желаю, чтоб вы дали мне духовное наставление, как спастись?

Ну как спастись? Живи по заповедям, да молись Богу, вот и будешь спасен!

Я слышу, что надо непрестанно молиться, но не знаю как непрестанно молиться, и не могу даже понять, что значит непрестанная молитва. Прошу вас, отец мой, растолковать мне это.

Не знаю, любезный брат, как еще растолковать тебе. Э! Постой, есть у меня книжка, там растолковано; и вынес святителя Дмитрия духовное обучение внутреннего человека. Вот, читай на этой странице.


Я начал читать следующее: «оные Апостольские словеса: непрестанно молитеся – должно разуметь о творимой умом молитве: ум должен всегда вперен быть в Бога и непрестанно ему молиться».

Растолкуйте мне это, каким образом ум всегда может быть вперен в Бога, не отвлекаться и непрестанно молиться.

Это весьма мудрено, разве кому сам Бог так даст, сказал настоятель. И не растолковал.

Переночевавши у него, и на утро поблагодаривши за ласковое станноприятие, я двинулся далее в путь, и сам не зная куда. Горевал о своем непонятии, да для отрады читал св. Библию. Шел так дней пять по большой дороге; наконец, под вечер, нагнал меня какой-то старичок, по виду как будто из духовных.

На вопрос мой он сказал, что он схимонах из пустыни, которая верстах в 10, в сторону от большой дороги, и звал меня зайти с ним в их пустыню. У нас, говорил, странников принимают, успокаивают н кормят вместе с богомольцами на гостинице.

Мне что-то не хотелось заходить, и я отвечал на приглашение его так: покой мой зависит не от квартиры, а от духовного наставления; за пищей же я не гонюсь, у меня много сухарей в сумке.



А какого рода ты ищешь наставления и в чем недоумеваешь? Зайди, зайди, любезный брат, к нам; у нас есть опытные старцы, могущие дать духовное окормление и наставить на путь истинный, при свете слова Божия и рассуждения св. отцов.
Вот видите, батюшка, около году тому назад, как я, бывши у обедни, услыхал в Апостоле таковую заповедь: непрестанно молитеся. Не умея этого понять, я начал читать Библию. И там также во многих местах нашел повеление Божие, что надо непрестанно молиться, всегда, на всякое время, на всяком месте, не токмо при всех занятиях: не токмо в бодрствовании, но даже и во сне. Аз сплю, а сердце мое бдит [Песн. песн. 5, 2]. Это очень удивило меня, и я не мог понять, как можно сие исполнить и какие к тому способы; сильное желание и любопытство возбудилось во мне; и день и ночь из ума моего сие не выходило. А посему я стал ходить по церквам, – слушать проповеди о молитве; но сколько их ни выслушал, ни в одной не получил наставления, как непрестанно молиться; все только говорено было о приготовлении к молитве или плодах ее и подобное, не научая, как непрестанно молиться и что значит таковая молитва. Я часто читал Библию и ею проверял слышанное; но при сем не находил желаемого познания. И так я до сих пор остался в недоумении и беспокойстве.
Старец перекрестился и начал говорить: благодари Бога, возлюбленный брат, за сие открытие Им в тебе -- непреодолимого влечения к познанию непрестанной внутренней молитвы. Познай в сем звание Божие и успокойся, уверившись, что до сего времени совершалось над тобою испытание согласия твоей воли на глас Божий, и даваемо было разуметь, что не мудростию мира сего, и не любознательностию внешнею достигают небесного света, непрестанной внутренней молитвы, но напротив, нищетою духа и деятельным опытом обретается оное в простоте сердца. А посему нисколько не удивительно, что ты не мог слышать о существенном деле молитвы, и познать науку, как достичь непрестанного действия оной.
Да и правду сказать, хотя не мало проповедуют о молитве, и много есть о ней поучений различных писателей, но поелику все их рассуждения основаны большею частию на умозрении, на соображениях естественного разума, а не на деятельной опытности, то более они и поучают о принадлежностях молитвы, нежели о сущности самого предмета. Иной прекрасно рассуждает о необходимости молитвы; другой – о ее силе и благотворности: третий о средствах к совершенству молитвы, то-есть о том, что для молитвы необходимо нужно усердие, внимание, теплота сердца, чистота мысли, примирение со врагами, смирение, сокрушение и проч. А что такое молитва? и как научиться молиться? – на сии, хотя и первейшие и самонужнейшие вопросы, весьма редко у проповедников сего времени можно находить обстоятельные объяснения; поелику они труднее для понятия всех вышеисчисленных их рассуждений и требуют таинственного ведения, а не одной токмо школьной научности.
Да что еще всего сожалительнее, что суетная стихийная мудрость заставляет измерять Божие мерилом человеческим. Многие о деле молитвы рассуждают совсем превращенно, думая, что приуготовительные средства и подвиги производят молитву, а не молитва рождает подвиги и все добродетели. В сем случае они плоды или последствия молитвы неправильно принимают за средства и способы к оной, и сим унижают силу молитвы. И это совершенно противно священному писанию: ибо Апостол Павел дает наставление о молитве в таковых словах: молю убо прежде всех (прежде всего) творити молитвы [1 Тим. 2, 1]. – Здесь первое наставление в изречении Апостола о молитве есть то, что он поставляет дело молитвы прежде всего: молю прежде всех творити молитвы.
Много дел благих, которые требуются от христианина, но дело молитвы должно быть ПРЕЖДЕ -- всех дел, потому что без нее – НЕ МОЖЕТ совершиться никакое другое дело благое. Не можно без молитвы -- найти путь ко Господу, уразуметь -- истину, распять плоть со страстьми и похотьми, просветиться в сердце светом Христовым и спасительно соединиться без предварительной, частой молитвы.
Я говорю частой, ибо и совершенство и правильность молитвы вне нашей возможности, как говорит и св. Апостол Павел: о чесом помолимся, яко же подобает, не вемы [Рим. 8, 26]. Следственно токмо частость, всегдашность оставлена на долю нашей возможности, как средство к достижению молитвенной чистоты, которая есть матерь всякого духовного блага. Стяжи матерь, и произведет тебе чад, говорит св. Исаак Сирин, научись приобрести первую молитву и удобно исполнишь все добродетели. А об этом-то и неясно знают и немного говорят мало знакомые с практикою, и с таинственными учениями св. отцов.
В сем собеседовании мы нечувствительно подошли почти к самой пустыне. Чтобы не упустить мне сего мудрого старца, а скорее получить разрешение моего желания, я поспешил сказать ему: сделайте милость, честнейший батюшка, объясните мне, что значит непрестанная внутренняя молитва, и как научиться оной: я вижу, что вы подробно и опытно это знаете.

Старец принял сие мое прошение с любовию и позвал меня к себе: зайди теперь ко мне, я дам тебе книгу св. отцов, из которой ты ясно и подробно можешь уразуметь и научиться молитве, при помощи Божией.


Мы вошли в келию, и старец начал говорить следующее: непрестанная внутренняя Иисусова молитва есть безпрерывное, никогда не престающее призывание Божественного имени Иисуса Христа устами, умом и сердцем, при воображении всегдашнего Его присутствия, и прошении Его помилования, при всех -- занятиях, на всяком месте, во всяком -- времени, даже и во сне. Она выражается в таковых словах: Господи, Иисусе Христе, помилуй мя!
И если кто привыкнет сему призыванию, то будет ощущать -- великое утешение, и потребность творить всегда сию молитву так, что уже без молитвы и быть не может, и она уже сама собою -- будет в нем изливаться.
Теперь понятно ли тебе, что есть непрестанная молитва? – Очень понятно, отец мой! Бога ради научите меня, как ее достигнуть! – воскликнул я от радости.

Как научиться молитве, о сем прочтем вот в этой книге. Сия книга называется Добротолюбие. Она содержит в себе полную и подробную науку о непрестанной внутренней молитве, изложенную двадцатью пятью св. отцами, и так высока и полезна, что почитается главным и первейшим наставником в созерцательной духовной жизни, и, как выражается преподобный Никифор, «без труда и потов в спасение вводит».

– Неужели она выше и святее Библии? – спросил я.

– Нет, она не выше и не святее Библии, а содержит в себе светлые объяснения того, что таинственно содержится в Библии, и не удоборазумно по высоте своей для нашего недальновидного ума. Я представляю тебе сему пример: солнце есть величайшее, блистательнейшее и превосходнейшее светило; но ты не можешь созерцать и рассматривать его простым, неогражденным глазом. Потребно известное искусственное стекло, хотя в миллионы раз меньшее и тусклейшее солнца, чрез которое мог бы ты рассматривать сего великолепного царя светил, восхищаться и принимать пламенные лучи его. Так и священное писание есть блистательное солнце, а Добротолюбие – то потребное стекло.


Теперь слушай – я буду читать, каким образом научиться непрестанной внутренней молитве. – Старец раскрыл Добротолюбие, отыскал наставление св. Симеона нового Богослова и начал: «сядь безмолвно и уединенно, преклони главу, закрой глаза; потише дыши, воображением смотри внутрь сердца, своди ум, т. е. мысль из головы в сердце. При дышании говори: „Господи Иисусе Христе, помилуй мя“, тихо устами, или одним умом. Старайся отгонять помыслы, имей спокойное терпение, и чаще повторяй сие занятие».
Потом старец все сие мне растолковал, показал сему пример, и мы еще прочли из Добротолюбия св. Григория Синаита, да и преподоб. Каллиста и Игнатия. Все прочтенное в Добротолюбии старец мне растолковал и своим еще словом. Я с восхищением внимательно слушал все, поглощал памятию и старался как можно подробнее все помнить. Так мы просидели всю ночь и не спавши пошли к заутрени.

Старец, отпуская меня, благословил и сказал, чтоб я, учась молитве, ходил к нему с простосердечным исповеданием и откровением, ибо без поверки наставника самочинно заниматься внутренним деланием неудобно и малоуспешно.


Стоя в церкви, я чувствовал в себе -- пламенное усердие, чтобы как можно прилежнее изучить внутреннюю непрестанную молитву и просил о том Бога, чтобы Он помог мне. Потом думал, как же я буду ходить к старцу на совет или на дух с откровением; ведь на гостинице больше трех дней жить не дадут, около пустыни квартир нет?.. Наконец, услышал, что версты за 4 есть деревня. Пришел туда искать себе места; и по счастию моему Бог показал мне удобство. Я нанялся там на все лето у мужика стеречь огород, с тем, чтобы и жить мне в шалаше на сем огороде одному. Слава Богу! – нашел спокойное место. И так стал жить и учиться, по показанному мне способу, внутренней молитве, да похаживать к старцу.
С неделю я занимался в уединении моем на огороде изучением непрестанной молитвы, точно так, как растолковал мне старец. Вначале как будто дело и пошло. Потом почувствовал большую -- тягость, лень, скуку, одолевающий сон, и разные помыслы тучею надвигались на меня. Со скорбию я пошел к старцу и рассказал ему мое положение. Он, любезно встретивши меня, начал говорить: это, возлюбленный брат, война против тебя темного мира, которому ничто в нас так не страшно, как сердечная молитва, и потому он всячески старается, чтобы помешать тебе, и отвратить -- от изучения молитвы. Впрочем, и враг действует не иначе, как по воле Божией и попущению, сколько это для нас нужно. Видно еще потребно тебе испытание к смирению; а потому еще и рано с неумеренным рвением касаться высшего сердечного входа, дабы не впасть в духовное корыстолюбие.
Вот я тебе прочту об этом случае наставление из Добротолюбия. Старец отыскал учение преподобного Никифора монашествующего, и начал читать: «если несколько потрудившись, ты не возможешь войти в страну сердечную так, как тебе было растолковано, то сделай, что я скажу тебе, и при помощи Божией найдешь искомое. Знаешь, что способность словопроизношения находится у каждого человека в гортани. Сей способности, отгоняя помыслы (можешь, если захочешь) и дай беспрестанно говорить сие: Господи Иисусе Христе, помилуй мя! – и понудься всегда произносить оное. Если некоторое время в сем пробудешь, то отверзется тебе чрез сие и сердечный вход без всякого сомнения. Это дознано по опыту».

Вот слышишь, как наставляют св. отцы в сем случае, сказал старец. А потому ты должен теперь с доверенностью принять заповедь, сколь можно более творить устную Иисусову молитву. Вот тебе четки, по коим совершай на первый раз хоть по три тысячи молитв в каждый день. Стоишь ли, сидишь ли, ходишь ли, или лежишь, безпрестанно говори: Господи Иисусе Христе, помилуй мя, – не громко и не спешно; и непременно верно выполняй по три тысячи в день, не прибавляй и не убавляй самочинно. Бог поможет тебе через сие достигнуть и непрестанного сердечного действия.


С радостию я принял сие его приказание и пошел в свое место. Начал исполнять верно, и в точности, как научил меня старец. Дня два мне было трудновато, а потом так сделалось легко и желательно, что когда не говоришь молитвы, являлось какое-то требование, чтобы опять творить Иисусову молитву, и она стала произноситься удобнее и с легкостию, не так уже, как прежде с понуждением.

Я объявил о сем старцу, и он приказал мне уже по шести тысяч молитв совершать в день, сказав: будь спокоен и токмо, как можно вернее, старайся выполнить заповеданное тебе число молитв: Бог сотворит с тобою милость.

Целую неделю я в уединенном моем шалаше проходил каждодневно по шести тысяч Иисусовых молитв, не заботясь ни о чем и не взирая на помыслы, как бы они не воевали; только о том и старался, чтобы в точности выполнить старцеву заповедь, И что же? – так привык к молитве, что если и на краткое время перестану ее творить, то чувствую, как бы чего-то не достает, как бы что-нибудь потерял; начну молитву, и опять в ту же минуту сделается легко и отрадно. Когда встретишься с кем-нибудь, то и говорить уже не охотно, и все хочется быть в уединении, да творить молитву; так привык к ней в неделю.


Каталог: media -> file
file -> Концепция экспорта образовательных услуг Кыргызской Республики на период 2016 2020 гг
file -> Педагогическое образование Ростовской области: концепция и стратегии развития
file -> Основные направления
file -> Защита прав детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. Опека и попечительство в отношении несовершеннолетних
file -> Муниципальное дошкольное образовательное автономное учреждение «Детский сад №208 общеразвивающего вида с приоритетным осуществлением познавательно – речевого развития воспитанников «Самоцветик» г. Орска»
file -> Тур Хейердал Фату-Хива Возврат к природе Прощай, цивилизация
file -> Порудоминский В. И. — Брюллов. Серия «Жизнь Замечательных людей»


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   101   102   103   104   105   106   107   108   ...   218


База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница