Внутренняя позиция матери ребенка раннего возраста с синдромом дауна



Скачать 433,73 Kb.
страница1/2
Дата14.02.2016
Размер433,73 Kb.
ТипАвтореферат
  1   2


На правах рукописи

ИНЕВАТКИНА СВЕТЛАНА ЕВГЕНЬЕВНА


ВНУТРЕННЯЯ ПОЗИЦИЯ МАТЕРИ

РЕБЕНКА РАННЕГО ВОЗРАСТА

С СИНДРОМОМ ДАУНА
Специальность 19.00.10 – коррекционная психология
АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата психологических наук

Москва – 2009

Работа выполнена в Учреждении Российской академии образования «Институт коррекционной педагогики»


Научный руководитель:

кандидат психологических наук, доцент

Айвазян Екатерина Борисовна

Официальные оппоненты:

доктор психологических наук

Баенская Елена Ростиславовна


кандидат психологических наук

Кошелева Анна Дмитриевна



Ведущая организация:

Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова



Защита состоится 22 октября 2009 года в 14.00 на заседании диссертационного совета Д 008.005.01 при Учреждении Российской академии образования «Институт коррекционной педагогики» по адресу: 119121, г. Москва, ул. Погодинская, д. 8, корп.1


С диссертацией можно ознакомиться в Учреждении Российской академии образования «Институт коррекционной педагогики»



Автореферат разослан «______» сентября 2009 года.

Ученый секретарь

диссертационного совета



Алле А.Х.


ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность исследования. В раннем детстве закладываются основы личности и формируется образовательный потенциал ребенка. Выявление нарушений в развитии ребенка раннего возраста и оказание ему своевременной психолого-педагогической помощи способны предупредить появление вторичных отклонений в развитии и обеспечить максимальную реализацию его возможностей. Поэтому развитие системы ранней помощи семье с проблемным ребенком является на сегодняшний день одним из приоритетных направлений модернизации системы специального образования (Е.Р. Баенская, Л.А. Головчиц, Е.Л. Гончарова, О.И. Кукушкина, Н.Н. Малофеев, Т.В. Николаева, О.С. Никольская, О.Г. Приходько, Ю.А. Разенкова, Е.А. Стребелева, Г.В. Чиркина, Л.И. Фильчикова, Н.Д. Шматко).

Разработка организационных моделей и методического обеспечения системы ранней помощи семье с проблемным ребенком предполагает необходимость учета специфики социальной ситуации развития ребенка младенческого и раннего возраста. Взаимодействие малыша с близким взрослым на этом этапе является основным фактором его благополучного психического развития (Л.С. Выготский, Н.Н. Авдеева, Е.Р. Баенская, А.Д. Кошелева, А.Н. Леонтьев, М.И. Лисина, С.Ю. Мещерякова, Р.Ж. Мухамедрахимов, О.С. Никольская, Г.Н. Рошка, Е.О. Смирнова, А.И. Сорокина, Д.Б. Эльконин, M.D. Ainsworth, J. Bowlby, D.W. Winnicott и др.).

В контексте психолого-педагогической практики это означает, что без активного участия родителей «особого» ребенка в коррекционно-развивающей работе даже самые качественные коррекционные мероприятия рискуют оказаться малоэффективными. В связи с этим отечественными специалистами проведен ряд экспериментальных исследований, в которых определены педаго­гические и организационные условия включения родителей в реали­зацию индивидуальных программ коррекционно-развивающего обу­чения, разработаны и апробированы формы взаимодействия семьи и системы кор­рекционной поддержки; определены задачи психологического консультирования семей; выявлены наиболее важные аспекты про­филактической работы с родителями по освоению эффективных и доступных форм взаимодействия с ребенком (Н.А. Александрова, О.С. Аршатская, Е.Р. Баенская, Т.А. Басилова, М.В. Браткова, И.А. Выродова, Л.А. Головчиц, О.Е. Громова, А.В. Закрепина, О.А. Копыл, С.Б. Лазуренко, И.Ю. Левченко, М.М. Либлинг, Э.И. Леонгард, З.В. Луковцева, Г.А. Мишина, Т.В. Николаева, О.С. Никольская, Т.В. Пелымская, О.Б. Половинкина, О.Г. Приходько, Ю.А. Разенкова, Л.И. Солнцева, Е.А. Стребелева, В.В. Ткачева, С.М. Хорош, Г.В. Чиркина, Е.В. Шереметьева, Н.Н. Школьникова, Н.Д. Шматко).

Однако опыт включения родителей в систему коррекционной помощи показал, что стратегии их поведения и степень активности, напрямую влияющие на эффективность коррекционного воздействия, характеризуются большим разнообразием. Это обстоятельство указывает на необходимость всестороннего изучения индивидуально-психологических факторов, обусловливающих различие в поведение родителей во взаимодействии с «особым» ребенком. В последние десятилетия в психологии появились работы, показывающие, что в ситуации рождения и воспитания ребенка-инвалида эмоциональное состояние родителей и детско-родительские отношения претерпевают специфические изменения (И.С. Багдасарьян, Е.Р. Баенская, А.Я. Варга, Е.М. Мастюкова, О.С. Никольская, Л.С. Печникова, А.М. Прихожан, Е.А. Савина, А.С. Спиваковская, В.В. Ткачева, О.Б. Чарова, Э.Г. Эйдемиллер, В.В. Юстицкий и др.). Однако вопрос о психологических механизмах этих изменений и факторов, лежащих в основе индивидуальной вариативности родительского поведения, изучен недостаточно.

Таким образом, развитие системы ранней помощи семье с проблемным ребенком требует проектирования и реализации экспериментальных научных исследований, направленных на изучение условий и факторов, обусловливающих индивидуальные особенности взаимодействия матери с «особым» ребенком.

Для разработки данной проблематики наиболее адекватным эвристическим инструментом представляется теоретический конструкт «внутренняя материнская позиция», определяемый как «форма отражения, принятия и освоения женщиной своей социальной позиции матери» (Е.И. Захарова). Данный конструкт позволяет изучать в целостности и взаимовлиянии ряд феноменов, регулирующих материнское поведение в детско-родительских отношениях: личностные смыслы материнства и их место в системе актуальных мотивов; эмоциональное отношение к материнству, к себе в роли матери и к ребенку; образ ребенка, образ себя в роли матери; представления о воспитании ребенка и отношениях с ним.

В данной работе, являющейся частью научно-исследовательской программы Института коррекционной педагогики РАО по изучению особенностей развития внутренней материнской позиции в условиях воспитания ребенка раннего возраста с различными отклонениями в развитии, экспериментальную группу составили матери и их дети раннего возраста с синдромом Дауна. Эта генетическая аномалия характеризуется высокой частотой в популяции: среди новорожденных частота ее появления составляет в среднем 1:600-1:900, а при возрасте матери, превышающем 45 лет, – 1:32. Кроме того, эта нозологическая группа может служить моделью для изучения развития внутренней позиции матери ребенка с умственной отсталостью, поскольку типичные характеристики ее социального опыта здесь проявляются с максимальной определенностью.

В первую очередь, ситуация рождения ребенка с синдромом Дауна, установление диагноза и известие об умственной отсталости могут рассматриваться как серьезный стресс, способный значимо изменять психологическое состояние матери. По мнению ряда исследователей, рождение ребенка с нарушениями в развитии, которые не оставляют надежды на его «выздоровление», часто переживается родителями как потеря здорового ребенка (D. Duncan, A.J. Solnit, M.N. Stark). Такое событие требует пересмотра представлений семьи о будущем, однако решение этой задачи затрудняется невозможностью прогнозировать ход психического развития ребенка с умственной отсталостью, доступ к образовательным и иным ресурсам и, в целом, социальные перспективы семьи (М. Селигман, Р.Б. Дарлинг).

Появление в семье ребенка с синдромом Дауна может изменить всю систему отношений матери – как внутри семьи, так и вне ее. Во-первых, особенности развития ребенка с синдромом Дауна (возможные соматические проблемы, сниженная познавательная активность, слабый отклик на коммуникацию, запоздалое развитие улыбки и контакта «глаза в глаза» и т.д.) могут затруднять взаимодействие матери с ребенком и формирование привязанности с ее стороны (Л.Ю. Панарина, О.И. Пальмов, J. Berger, C. Brown, R.N. Emde, C. Cunningham и др.). Во-вторых, увеличение потребности матери в поддержке может встречать различную реакцию со стороны членов семьи и ближайшего окружения. В-третьих, отношение общества к семье с ребенком, имеющим заметные для окружающих отклонения в развитии, зачастую оказывается противоречивым и «нагруженным» предубеждениями (Н.Н. Малофеев, М. Селигман, Р.Б. Дарлинг, B.A. Wright, E. Goffman). В этой связи возрастает потребность семьи в новых социальных контактах: большое значение может приобретать общение со специалистами, семьями, оказавшимися в сходной ситуации, ассоциациями и организациями, оказывающими помощь людям с нарушениями в развитии.

Таким образом, ситуация рождения и воспитания ребенка с синдромом Дауна характеризуется рядом особенностей, которые могут находить отражение как в специфике содержания и динамики развития внутренней позиции его матери, так и в характеристиках детско-родительского взаимодействия.



Цель исследования. Изучение развития внутренней материнской позиции у матерей, воспитывающих детей первых трех лет жизни с синдромом Дауна.

Объект исследования. Психологические особенности матери, регулирующие ее поведение в отношениях с ребенком с синдромом Дауна.

Предмет исследования. Структура, содержание, динамика и факторы развития внутренней материнской позиции у матерей, воспитывающих детей первых трех лет жизни с синдромом Дауна.

Гипотезы исследования.

  1. Ситуация рождения и воспитания ребенка с синдромом Дауна характеризуется рядом особенностей, которые могут проявиться в специфике содержания и динамике развития внутренней позиции его матери.

  2. Особенности развития внутренней позиции матери в ситуации рождения и воспитания ребенка с синдромом Дауна могут отражаться в характеристиках ее поведения в детско-родительских отношениях и взаимодействии с ребенком.

  3. Особенности поведения матери в детско-родительских отношениях и взаимодействии с ребенком раннего возраста с синдромом Дауна являются одним из факторов, определяющих актуальный уровень психического развития ребенка.

Задачи исследования:

  1. Анализ и систематизация литературных данных по проблеме исследования.

  2. Анализ структуры, содержания и особенностей внутренней материнской позиции матерей, воспитывающих детей младенческого и раннего возраста с синдромом Дауна.

  3. Анализ опыта воспитания здорового ребенка как фактора, обусловливающего особенности развития внутренней позиции матерей детей первых трех лет жизни с синдромом Дауна.

  4. Изучение динамики развития внутренней материнской позиции на протяжении первых трех лет жизни ребенка с синдромом Дауна.

  5. Изучение вариантов внутренней материнской позиции у матерей, воспитывающих детей младенческого и раннего возраста с синдромом Дауна.

  6. Исследование взаимосвязи между особенностями внутренней материнской позиции, характеристиками поведения матери в детско-родительских отношениях и актуальным уровнем психического развития ребенка.

  7. Определение направлений психологической помощи матерям, воспитывающим детей первых трех лет жизни с синдромом Дауна.

Методологическая основа исследования.

  1. Положения культурно-исторической теории развития личности человека о структуре социальной ситуации развития и «внутренней позиции» субъекта как движущей силе развития новых психических качеств (Л.С. Выготский, А.Н. Леонтьев, Л.И. Божович, Т.А. Нежнова, О.А. Карабанова).

  2. Положения о социальной природе вторичных нарушений в развитии детей и теория социальной компенсации, лежащие в основе современной дефектологии (Л.С. Выготский).

  3. Концепция генезиса общения в младенческом и раннем возрасте (А.В. Запорожец, М.И. Лисина).

  4. Концепция эволюции отношения общества и государства к людям с отклонениями в развитии (Н.Н. Малофеев).

  5. Положения о «внутренней материнской позиции» как форме отражения, принятия и освоения женщиной социальной позиции матери (Е.И.Захарова).

Методы исследования:

- теоретические методы: анализ, систематизация и обобщение литературных данных по теме исследования;

- эмпирические методы: цветовой тест отношений (А.М. Эткинд, Е.Ф. Бажин); тест «Эмоционально-ценностное отношение к материнству» (Г.А. Арина, Е.Б. Айвазян); модифицированная методика исследования самооценки Дембо-Рубинштейн; опросник PARI (Е. Шеффер, Р. Белл); методика диагностики нервно-психического развития детей первых трех лет жизни (Э.Л. Фрухт, К.Л. Печора, Г.В. Пантюхина); контент-анализ видеоматериалов взаимодействия матери и ребенка в ситуациях общения; интервьюирование матерей и специалистов, работающих с парами «мать – ребенок с синдромом Дауна»;

- методы обработки данных: количественный, качественный, статистический анализ. При статистической обработке данных использовались многофункциональный критерий углового преобразования Фишера, коэффициент ранговой корреляции Спирмена, непараметрический критерий Манна-Уитни, метод факторного анализа. Обработка данных проводилась с использованием статистического пакета Statistika 6.0.



Научная новизна исследования заключается в том, что впервые:

  1. Описаны особенности внутренней материнской позиции у матерей в ситуации воспитания ребенка с синдромом Дауна первых трех лет жизни, характеризующие образ ребенка, представления о воспитании и собственной самореализации в материнской роли.

  2. Определено влияние опыта воспитания здорового ребенка на внутреннюю материнскую позицию у матерей, воспитывающих ребенка с синдромом Дауна младенческого и раннего возраста.

  3. Описаны две линии развития внутренней позиции матери ребенка с синдромом Дауна в первые три года его жизни: динамика образа ребенка и динамика образа себя как матери.

  4. Выявлены факторы, обусловливающие индивидуальную специфику содержания внутренней материнской позиции у матерей с детьми с синдромом Дауна; описаны варианты внутренней материнской позиции матерей в ситуации воспитания ребенка с синдромом Дауна первых трех лет жизни, различающиеся содержанием эмоционального отношения к материнству, ребенку и себе в роли матери, ценностных ориентаций, представлений и ожиданий относительно материнства и детско-родительских отношений.

  5. Определена и описана взаимосвязь вариантов внутренней материнской позиции с уровнем активности участия матери в процессе реабилитации ребенка и особенностями ее поведения во взаимодействии с ребенком, оказывающими непосредственное влияние на психическое развитие ребенка.

  6. Сформулированы основные направления психологической помощи матерям, воспитывающим детей первых трех лет жизни с синдромом Дауна.

Теоретическая значимость исследования. Анализ своеобразия развития внутренней материнской позиции в условиях воспитания ребенка младенческого и раннего возраста с синдромом Дауна расширяет предметное поле специальной психологии, открывая новые пути поиска психологических механизмов развития вторичных отклонений в психическом развитии проблемного ребенка. Исследование внутренней материнской позиции как личностного новообразования в психике женщины расширяет представления о ее развитии во взрослом возрасте, что актуально для общей психологии. Изучение становления внутренней материнской позиции в первые три года жизни ребенка может внести вклад в психологию материнства, изучающую особенности формирования детско-родительских отношений и взаимодействия в паре «мать-ребенок».

Практическая значимость исследования.

  1. Полученные данные могут быть использованы при разработке содержания и методов психологической помощи семьям, воспитывающим детей младенческого и раннего возраста с синдромом Дауна, коррекции отклонений в развитии материнского отношения.

  2. Разработанная методическая схема может послужить основой для составления диагностической программы, направленной на раннее выявление отклонений в развитии внутренней материнской позиции и оценку эффективности психокоррекционных мероприятий, проводимых специалистами служб ранней помощи.

  3. Результаты исследования могут быть использованы для разработки учебных программ и пособий по подготовке и переподготовке психологов для системы ранней помощи семье с проблемным ребенком.

Достоверность и обоснованность полученных результатов обеспечиваются теоретическо-методологической обоснованностью исследования, использованием комплекса взаимодополняющих методов, их соответствием цели и задачам работы, сочетанием качественного и количественного анализа; репрезентативностью выборки, применением непараметрических методов вторичной математико-статистической обработки полученных результатов.

Апробация исследования. Работа обсуждалась на заседаниях лаборатории содержания и методов ранней помощи детям с выявленными отклонениями в развитии Учреждения Российской академии образования «Институт коррекционной педагогики», на заседании Ученого совета Института коррекционной педагогики, представлялась на V республиканской научно-практической конференции по инновационной работе (Саранск, 2005) «Управление качеством образования в условиях его модернизации»; на Всероссийской научно-практической конференции (Саранск, 2005) «Актуальные проблемы образования и педагогики: диалог истории и современности»; на II Всероссийских педагогических чтениях по вопросам коррекционной педагогики и специальной психологии (Москва, 2007); на VII республиканской научно-практической конференции по инновационной работе (Саранск, 2007) «Управление качеством образования в условиях его модернизации».

Организация исследования. Экспериментальная часть работы выполнена на базе лаборатории содержания и методов ранней помощи детям с выявленными отклонениями в развитии Учреждения Российской академии образования «Институт коррекционной педагогики» г. Москвы, специализированного Центра ранней помощи детям с синдромом Дауна «Даунсайд Ап» г. Москвы, Центра специального образования Самарской области, семей, воспитывающих детей младенческого и раннего возраста с синдромом Дауна г. Саранска.

Положения, выносимые на защиту.

  1. Ситуация рождения и воспитания ребенка раннего возраста с синдромом Дауна находит отражение в специфике содержания внутренней материнской позиции: представления о семейных отношениях и собственной самореализации в материнской роли отражают противоречивость системы социальных ожиданий, адресованных матери «особого ребенка»; образ ребенка и представления о его воспитании трансформируются в ходе взаимодействия семьи со службами ранней помощи.

  2. В основе индивидуальной вариативности внутренней материнской позиции в условиях воспитания ребенка раннего возраста с синдромом Дауна лежат различия эмоционального отношения к материнству, ребенку и себе в роли матери, которые, в свою очередь, обусловлены содержанием индивидуальных ценностных ожиданий и представлений, связанных с материнством.

  3. Внутренняя позиция матери ребенка с синдромом Дауна в первые три года его жизни выполняет функцию регуляции поведения матери в детско-родительских отношениях: смысл материнства и ценность ребенка посредством когнитивных и эмоциональных составляющих определяют специфику воспитательных стратегий матери, степень ее активности в реабилитации ребенка и особенности ее поведения во взаимодействии с ним, что, в свою очередь, отражается на уровне психического развития ребенка.

  4. Специфика содержания внутренней позиции матери ребенка с синдромом Дауна должна учитываться при проектировании программ психолого-педагогической поддержки семьи, воспитывающей ребенка раннего возраста с синдромом Дауна.

Структура и объем диссертации. Диссертация состоит из введения, 2 глав, заключения, списка литературы, включающего 213 наименований, приложений. Данные экспериментов представлены в 35 таблицах, 2 рисунках, 15 диаграммах.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Во введении обосновывается актуальность темы исследования, научная новизна, практическая значимость. Формулируются цель, гипотеза и задачи исследования, определяются объект, предмет и методы исследования, раскрываются положения, выносимые на защиту.

В первой главе «Изучение особенностей и факторов развития детско-родительских отношений в семьях, воспитывающих детей с отклонениями в развитии», приводятся результаты исследований, в которых доказана главенствующая роль детско-родительских отношений в развитии ребенка; рассматриваются особенности личности родителей и характеристики детско-родительских отношений в семьях, воспитывающих ребенка-инвалида; анализируются термины и определения, описывающие психологические структуры, регулирующие материнское поведение во взаимодействии с ребенком; обосновывается необходимость их изучения в условиях рождения и воспитания ребенка с отклонениями в развитии.

Практически все отечественные и зарубежные исследования развития детей доказывают, что основой формирования личности ребенка, всех видов его деятельности и отношений с окружающим миром является взаимодействие с матерью или другим значимым взрослым, а искажения детско-родительских отношений приводят к эмоционально-поведенческим расстройствам, нарушениям интеллектуального, моторного, психического и психосоматического развития ребенка (М. Айнсворт, Л.И. Божович, Дж. Боулби, Э. Берн, Д.В. Винникот, Л.С. Выготский, А.Н. Леонтьев, М.И. Лисина, М. Кляйн, М. Малер, З. Фрейд, Р. Шпиц, Д.Б. Эльконин Э. Эриксон, H. Harlow, M. Harlow, О. Kernberg, G. Kohut и др.).

Одной из причин изменений в детско-родительских отношениях может стать наличие у ребенка отклонений в развитии. Обобщая исследования, посвященные описанию вариативности детско-родительских отношений в семьях, воспитывающих детей с сенсорными нарушениями и интеллектуальной недостаточностью, можно выделить четыре основных типа родительских стратегий: 1) гиперопекающая стратегия – стремление оградить ребенка от проблем и трудностей; восприятие его как беспомощного, постоянно нуждающегося в опеке и защите; 2) авторитарно-отвергающая стратегия – требование неукоснительного выполнения всех заданий, упражнений и поручений; 3) гипопротекция – увеличение эмоциональной дистанции, холодность в отношениях, эмоциональное отвержение ребенка; 4) сотрудничество – конструктивная и гибкая форма взаимоответственных отношений родителей и ребенка в совместной деятельности; восприятие ребенка как здорового, но имеющего ряд особенностей, которые необходимо учитывать в процессе воспитания (Л.И. Аксенова, И.С. Багдасарьян, Н.В. Мазурова, Г.А. Мишина, Н.Н. Пронина, В.В. Ткачева, С.М. Хорош, Н.Н. Школьникова и др.). По данным отечественных исследований, наличие у ребенка отклонений в развитии в большинстве случаев оказывает негативное влияние на личность родителей, их эмоциональное состояние, которые характеризуются тревожностью, выраженными депрессивными реакциями, эмоциональной неустойчивостью в сочетании с ригидностью аффекта, повышенной чувствительностью к социальным критериям и внешним оценкам, повышенной возбудимостью и т.д. (М.Н. Гуслова, А.Р. Маллер, Л.С. Печникова, Т.К. Стуре, В.В. Ткачева и др.).

Эти данные обсуждаются в социально-историческом контексте, поскольку отношение родителей к ребенку, образ ребенка, представления о материнстве неразрывно связаны с социокультурными традициями и в различные периоды истории наполняются различным содержанием (Ф. Ариес, Э. Бадинтер и др.). Родительское отношение к детям с ограниченными возможностями здоровья формируется на основе нормативных, культурно-исторических позиций общества, проявляющихся в религиозных и философских традициях, ценностях обыденного сознания, политике и законодательстве государств в сфере образования (Н.Н. Малофеев).

С другой стороны, в основе вариативности родительского отношения к ребенку могут лежать индивидуально-психологические особенности матери, связанные с ее личной историей – спецификой собственного детского опыта, супружеских отношений, эмоционального и телесного опыта беременности и взаимодействия с ребенком в период после родов и т.д. (Е.Б.Айвазян, В.И. Брутман, А.Я. Варга, О.Р. Ворошнина, А.И. Захаров, Дж. МакДугалл, О.С. Никольская, Д. Пайнз, А.С. Спиваковская, Г.Г. Филиппова, И.Ю. Хамитова, Miller и др.). Также к числу основных факторов, обусловливающих характеристики материнского поведения во взаимодействии с ребенком с отклонениями в развитии, исследователи относят характер и степень нарушений у ребенка (Р.Ж. Мухамедрахимов, О.С. Никольская, О.И. Пальмов, Л.Ю. Панарина, Л.С. Печникова, K.E. Barnard, J. Berger, М.М. Briston, C. Brown, C. Cunningham, R.N. Emde, T.M. Fild, S.L. Harris, J.F. Kelly, M.D. Sloman, S. Springer, M. Vachon и др.).

Необходимость продолжения изучения взаимодействия в паре «мать-ребенок с отклонениями в развитии», а также обусловливающих его факторов, обосновывается результатами, полученными в ходе использования методических разработок в области ранней помощи семье с проблемным ребенком. В исследованиях, проведенных в отечественной дефектологии за последние 20 лет и посвященных изучению эффективности коррекционно-педагогической работы с детьми, имеющими различные отклонения в развитии, показана важная роль родителей и, в частности, матери в оказании ребенку своевременной помощи ( Н.А. Александрова, О.С. Аршатская, Е.Р. Баенская, Т.А. Басилова, М.В. Браткова, О.Е. Громова, А.В. Закрепина, А.А. Катаева, О.А. Копыл, Б.Д. Корсунская, С.Б. Лазуренко, И.Ю. Левченко, М.М. Либлинг, Э.И. Леонгард, З.В. Луковцева, Г.А. Мишина, О.С. Никольская, Т.В. Пелымская, О.Б. Половинкина, О.Г. Приходько, Ю.А. Разенкова, Л.И. Солнцева, Е.А. Стребелева, В.В. Ткачева, В.А. Феоктистова, С.М. Хорош, Г.В. Чиркина, Е.В. Шереметьева, Н.Н. Школьникова, Н.Д. Шматко). Дальнейшее развитие этого направления предполагает необходимость изучения психологических структур, регулирующих поведение матери во взаимодействии с ребенком-инвалидом, и разработки на основе полученных результатов программ психолого-педагогической помощи семье «особого» ребенка.

Для изучения психологической регуляции материнского поведения в детско-родительских отношениях разными авторами предлагались такие конструкты, как «родительское отношение», «родительская позиция», «привязанность матери к ребенку», «психологическая готовность к материнству», «пренатальные ожидания», «базовые качества матери» и т.д. (Н.Н. Авдеева, М. Айнсворт, Дж. Боулби, А.Я. Варга, Н.И. Ганошенко, Е.И. Исенина, С.Ю. Мещерякова, А.С. Спиваковская, K.E. Вarnard, P. Coleman, J.T. Grace, M. Leifer, L.K. Martell, R.T. Mercer, E.S. Nelson, O'Callaghan, R. Rubin, D.L. Sundre и др.). По мнению исследователей, психологические образования, описываемые данными конструктами, имеют сложную структуру, включающую мотивационные, эмоциональные, когнитивные и поведенческие компоненты, а от особенностей их содержания и уровня сформированности зависят характеристики родительского поведения во взаимодействии с ребенком.

В нашем исследовании для изучения психологических структур, определяющих поведение матери во взаимодействии с ребенком, выбран теоретический конструкт «внутренняя позиция», разработанный на основе культурно-исторического подхода к развитию психики человека (Л.С. Выготский) и теории деятельности (А.Н. Леонтьев). Внутренняя позиция определяется как система потребностей и стремлений, субъективно представленная в соответствующих переживаниях, которая, преломляя и опосредствуя воздействия среды, становится движущей силой развития у человека новых психических качеств (Л.И. Божович, Т.А. Нежнова, О.А.Карабанова и др.). Применительно к исследованию материнского поведения внутренняя материнская позиция – это форма отражения, принятия и освоения женщиной своей социальной позиции матери. Внутренняя материнская позиция имеет сложную структуру: она включает как реально действующие ценности, интегрированные в мотивационную структуру личности (мотивационный уровень), так и осознаваемые ценностные представления, включающие, во-первых, «ценностные стереотипы» – осознаваемые ожидания, предъявляемые человеку той или иной социальной группой или обществом в целом, то есть нормативные, социально желательные ценности, связанные с материнством; а во-вторых, рефлексивные представления о собственных ценностях, с той или иной степенью адекватности отражающие содержание реально действующих ценностей (когнитивный уровень). Точно так же можно выделить осознаваемый и легко предъявляемый в самоотчете пласт отношения к материнству и ребенку («декларируемое» отношение, содержание когнитивного уровня внутренней материнской позиции) – и феномены, подверженные действию защитных механизмов или трудностей рефлексии, и поэтому осознаваемых и озвучиваемых в значительно меньшей степени (содержание эмоционального уровня внутренней материнской позиции) (Е.Б. Айвазян). Соответственно, исследование внутренней материнской позиции может представлять собой, во-первых, анализ ценностно-смысловой сферы женщины и места в ней ориентаций, связанных с материнством и ребенком; во-вторых, изучение представлений о материнских функциях, анализ содержания образа ребенка, образа себя как матери и образа детско-родительских отношений; и, в-третьих, анализ эмоционального отношения к себе, ребенку и своему материнству. При этом феномены внутренней материнской позиции должны быть исследованы на неосознаваемом и на «декларируемом» уровне.

По нашим предположениям, внутренняя материнская позиция в условиях воспитания ребенка с отклонениями в развитии характеризуется рядом особенностей, обусловливающих характеристики взаимодействия в паре «мать – ребенок», которые, в свою очередь, находят отражение в актуальном уровне психического развития ребенка.

В качестве экспериментальной модели в нашем исследовании была выбрана ситуация рождения и воспитания ребенка с синдромом Дауна. Исследования психического развития ребенка с синдромом Дауна показали, что психомоторное, познавательное и личностное развитие детей раннего возраста с синдромом Дауна схоже с развитием нормально развивающихся детей, однако отмечается значительная замедленность при переходе на каждую новую ступень развития. Реакции ребенка на слуховые и зрительные раздражители менее четкие; обнаружено более позднее и медленное развитие речи; ребенок инертен, апатичен (А.В. Алехина, Р.Д. Бабенкова, Е.Ф. Давиденкова, С.Д. Забрамная, И.С. Либерман, Н.Б. Лурье, Е.Н. Самодумская, С.Б. Хацкель, Л.Г. Чикина, И.И. Штильбанс и др.).

В работах, посвященных феноменологическому анализу взаимодействия в паре «мать – младенец с синдромом Дауна», выявлены типичные особенности этой группы: у детей позже появляются контакт «глаза в глаза» с матерью и улыбка; нарушено проявление таких наиболее ранних и способствующих установлению контакта видов поведения, как цепляние и хватание; в ходе социального взаимодействия они менее инициативны, более уступчивы и их поведение слабо предсказуемо (Л.Ю. Панарина, О.И. Пальмов, J. Berger, C. Brown, R.N. Emde, C. Cunningham и др.).

В связи с этими особенностями социального поведения младенца с синдромом Дауна поведение матери в рамках взаимодействия характеризуется чрезмерно высоким уровнем стимуляции и низкой чувствительностью к сигналам ребенка (Р.Ж. Мухамедрахимов, О.И. Пальмов, Л.Ю. Панарина, K.E. Barnard, J. Berger, J.F. Kelly и др.). Таким образом, во взаимодействии матери с ребенком возникает «кольцо негативных взаимодействий», так как на активное, гиперстимулирующее поведение матери ребенок реагирует чрезмерной уступчивостью и пассивностью (Л.Ю. Панарина).

Можно предположить, что специфика взаимодействия матери с ребенком с синдромом Дауна обусловлена и психологическими характеристиками матери. Постановка ребенку диагноза «синдром Дауна» может вызвать у матери сильнейший стресс и привести к различным психическим проблемам, затрудняющим установление эмоционального контакта с ребенком. Однако специалисты – дефектологи, педагоги, психологи – отмечают, что налаживание детско-родительских отношений возможно даже при наличии у ребенка самых тяжелых нарушений. Следовательно, становится необходимым выявление и описание системы условий, стимулирующих развитие детско-родительского взаимодействия в ситуации рождения и воспитания ребенка с синдромом Дауна. В этом контексте необходимо систематическое и планомерное исследование феноменов детско-родительского взаимодействия, выявление факторов, обусловливающих его особенности, в частности, психологических особенностей матери, регулирующих ее поведение при взаимодействии с ребенком.

Во второй главе «Эмпирическое исследование особенностей внутренней материнской позиции в ситуации рождения и воспитания ребенка с синдромом Дауна младенческого и раннего возраста» представлена методическая схема исследования, дана подробная характеристика испытуемых: взрослых и детей, описаны результаты диагностики нервно-психического развития детей с синдромом Дауна младенческого и раннего возраста и исследования внутренней позиции их матерей.



Методическая программа исследования включала 3 блока и проводилась в два этапа:

1этап исследования:

1 блок методик - Цветовой тест отношений (А.М. Эткинд, 1980). Для ранжирования цветов предлагались 9 объектов: «Мой ребенок сейчас» и «Мой ребенок в будущем» (отношение к ребенку); «Моя семья», «Мой муж», «Второй ребенок» (отношение к внешним объектам); «Я как мать», «Я как женщина», «Я как жена» (система самоотношения) и «Идеальная мать» (отношение к собственным представлениям о материнстве). Для обработки, анализа и интерпретации данных использовался алгоритм, качественного анализа индивидуального случая (Е.Б. Айвазян). Методика направлена на исследование неосознаваемых эмоционально-смысловых феноменов внутренней материнской позиции.

Незаконченные предложения «Эмоционально-ценностное отношение к материнству» (Е.Б. Айвазян, Г.А. Арина). Методика состоит из 27 предложений, образующих 9 шкал, объединенных в 4 блока: 1) содержание смысловой сферы (шкалы «Смысл жизни», «Смысл семьи», «Смысл замужества» и «Смысл материнства»); 2) эмоционально-ценностное отношение к ребенку (шкалы «Отношение к ребенку сейчас», «Ожидания относительно ребенка в будущем»); 3) эмоционально-ценностное отношение к себе (шкалы «Отношение к себе в материнской роли», «Оценка себя глазами мужа», «Оценка себя глазами детей»). При анализе результатов этой методики были сопоставлены ответы, приписанные персонажу, синтезированному по данным теста MMPI (прием управляемой проекции, В.В. Столин, 1981), и ответы, в которых «прямо» предъявляется собственная позиция. Такое сопоставление позволяло изучить как ценностные ориентации, так и ценностные представления испытуемых (мотивационный и когнитивный уровень внутренней материнской позиции).

Методика исследования самооценки Дембо-Рубинштейн, модифицированная для изучения осознаваемого образа себя как матери и образа ребенка.

Опросник «Измерение родительских установок и реакций» – PARI (Е. Шеффер и Р. Белл). Направлен на изучение представлений о воспитании ребенка.

2 блок методик - Диагностика нервно-психического развития детей первых трех лет жизни (Э.Л. Фрухт, К.Л. Печора, Г.В. Пантюхина, 1987). Для детей первого года жизни уровень психического развития оценивался по следующим показателям: зрительные ориентировочные реакции; слуховые ориентировочные реакции; общие движения; движения руки; этапы развития речи; навыки и умения, действия с предметами; эмоции и социальное поведение. Для детей второго и третьего года жизни уровень психического развития оценивался по следующим параметрам: понимание речи; активная речь; сенсорное развитие; игра и действия с предметами; движения; навыки самообслуживания.

Контент-анализ видеоматериалов по взаимодействию матери и ребенка. Качество взаимодействия в различных ситуациях общения оценивалось группой экспертов лаборатории содержания и методов ранней помощи детям с отклонениями в развитии Института коррекционной педагогики (по схемам, разработанным Ю.А. Разенковой, Е.Б. Айвазян, И.А. Выродовой, Т.П. Кудриной, Г.Ю. Одиноковой); всего было проанализировано 417 эпизодов взаимодействия; характеристики взаимодействия в паре «мать-ребенок с синдромом Дауна» описаны Г.Ю. Одиноковой.

2 этап исследования:

3 блок методик - Интервьюирование матерей детей с синдромом Дауна. Проводилось через 2-3 года после 1 этапа исследования с целью сбора катамнестических данных, касающихся особенностей психического развития ребенка и самореализации матери в профессии или иных сферах.

Интервьюирование специалистов, работающих с парами «мать-ребенок с синдромом Дауна». Проводилось через 2-3 года после 1 этапа исследования с целью сбора информации, касающейся участия матери в лечебных, коррекционных и развивающих мероприятиях и ее отношения к ним.

В исследовании приняли участие 47 пар «мать – ребенок с синдромом Дауна» (далее группа ДС) и 92 пары «мать – нормально развивающийся ребенок» (далее группа НР). Группы ДС и НР уравнены по возрасту и социально-демографическим характеристикам матерей – образованию, занятости на момент исследования, семейному положению.



Возраст детей группы ДС – от 3 до 36 месяцев; возраст детей группы НР – от 2 до 36 месяцев. В целях изучения динамики развития внутренней материнской позиции в зависимости от возраста ребенка группы ДС и НР были поделены на три подгруппы: пары с детьми до одного года (12 пар в группе ДС и 44 пары в группе НР); пары с детьми от одного года до двух лет (18 в группе ДС и 24 в группе НР); пары с детьми от двух до трех лет (17 в группе ДС и 24 в группе НР).

В целях изучения опыта воспитания здорового ребенка как фактора развития ВМП, группы ДС и НР были поделены на две подгруппы: в «Подгруппу 1Р» вошли испытуемые с единственным ребенком (23 пары в группе ДС и 64 пар в группе НР); в «Подгруппу 2Р» вошли испытуемые с двумя и более детьми (23 пары в группе ДС и 28 пар в группе НР), при этом ребенок, принимавший участие в исследовании, - младший.

По уровню психического развития детей группа ДС была поделена на 2 подгруппы: «Подгруппа задержки» (17 пар, в которых дети имели отставание в психическом развитии на 2-3 эпикризных срока) и «Подгруппа выраженной задержки» (24 пары, в которых отставание детей в психическом развитии составляло 4-5 и более эпикризных сроков).

Все пары группы ДС получали педагогическую поддержку в учреждениях, осуществляющих раннюю помощь семье с проблемным ребенком: 19 пар (40,4%) – в специализированном Центре ранней помощи детям с синдромом Дауна «Даунсайд Ап», г. Москва; 17 пар (36,2%) – в лаборатории содержания и методов ранней помощи детям с выявленными отклонениями в развитии Учреждения Российской академии образования «Институт коррекционной педагогики», г. Москва, 11 пар (23,4%) – в других учреждениях (в Центре специального образования Самарской области, г. Самара, а также у специалистов г. Саранска). Помощь, оказываемая семье, была направлена на развитие возможностей ребенка, обучение матери навыкам ухода и воспитания ребенка с синдромом Дауна, на адаптацию ребенка в детском коллективе. Работа специалистов осуществлялась в индивидуальном порядке в форме надомной помощи, индивидуальных и групповых занятий; индивидуального или группового консультирования семьи. Объем участия в программах ранней помощи у семей, принимавших участие в исследовании, примерно одинаков.

Родители, воспитывающие нормально развивающихся детей, не имели опыта сотрудничества со службами ранней помощи.

В интервьюировании приняли участие 7 специалистов, работающих с данными семьями: специалисты Центра ранней помощи детям с синдромом Дауна «Даунсайд Ап», г. Москва, специалисты лаборатории содержания и методов ранней помощи детям с отклонениями в развитии Учреждения Российской академии образования «Институт коррекционной педагогики», г. Москва, специалисты Самарского центра специального образования и специалисты, работающие с семьями в г. Саранске.



Изучение особенностей содержания внутренней позиции матерей детей с синдромом Дауна проводилось путем сравнительного анализа результатов, полученных в группах ДС и НН.

Изучение актуального эмоционального состояния и эмоционального отношения к материнству позволило обнаружить, что эти составляющие внутренней материнской позиции не зависят только от ситуации рождения ребенка с синдромом Дауна. Актуальное эмоциональное состояние матерей, воспитывающих ребенка с синдромом Дауна, характеризуется благополучием в 65,3% случаев; в группе НН частота благополучного эмоционального фона – 55,4% (значимых различий нет). Эмоциональное отношение к материнству в исследуемых группах позволило выделить четыре варианта:

  • вариант I – «Позитивное эмоциональное отношение к материнству, ребенку и себе» (32,5% случаев в группе ДС, 35,8% в группе НН; значимых различий нет);

  • вариант II - «Общее амбивалентное отношение к материнству, ребенку и себе» (36,7% и 39,1% соответственно, значимых различий нет);

  • вариант III - «Амбивалентное отношение к материнству на фоне позитивного отношения к ребенку» (24,4% и 20,6%; значимых различий нет);

  • вариант IV - «Амбивалентное отношение к ребенку на фоне эмоционального принятия материнской роли» (6% и 4,3%, значимых различий нет).

Результаты изучения специфики образа ребенка и себя как матери, а также представлений о воспитании в структуре внутренней материнской позиции показали, что рождение ребенка с синдромом Дауна оказывает значительное влияние на систему ценностных ориентаций и ценностных представлений, связанных с собственной самореализацией и самореализацией ребенка.

Система ценностных ожиданий, адресованных ребенку с синдромом Дауна, в значительной мере трансформируется: значимым становится не только соответствие ребенка социальным требованиям, но и удовлетворение его внутренних, психологических потребностей. Можно сказать, что в восприятии матери ребенок из «объекта ухода» становится «субъектом общения и взаимодействия». Это изменение находит отражение в трансформации воспитательных стратегий: по сравнению с «нормой», они характеризуются демократичностью, ответственностью (заботливостью), заинтересованностью по отношению к ребенку. В целом, содержание ценностных ожиданий, адресованных ребенку, и представлений о его воспитании у матерей детей с синдромом Дауна даже более благополучны, чем «в норме». Скорее всего, это является результатом деятельности специалистов, работающих с их семьями.

Образ себя в материнской роли также имеет определенную специфику. В связи с появлением «особого» ребенка созданная в период беременности или даже до ее наступления модель самореализации в роли матери разрушается или отвергается, и в первые три года жизни ребенка новая модель, общая для данной категории женщин, не складывается (в результатах группы ДС, в отличие от группы НР, обнаружена очень высокая индивидуальная вариативность и менее выраженное действие фактора социальной желательности ответа). Можно предположить, что это происходит в силу противоречий, существующих между общественными ожиданиями, адресованными матери «особого» ребенка, и просветительской работы со стороны служб ранней помощи. Во-первых, специалисты служб призывают матерей к активной и ответственной позиции, а общество требует подчинения и зависимости от семьи, специалистов и обстоятельств. Во-вторых, службы призывают матерей к эмоциональному контакту с ребенком, насыщенному радостью и оптимизмом, а общество навязывает матери стереотип «тяжелой судьбы», в котором позитивные переживания невозможны. Очевидно, что отсутствие в социальном пространстве непротиворечивых представлений о необходимых материнских качествах и об адекватном материнском поведении создает для женщины необходимость нового ценностного самоопределения, а эта задача не всегда доступна для самостоятельного решения.

Исследование опыта воспитания здорового ребенка как фактора развития внутренней материнской позиции показало, что такой опыт не влияет на эмоциональное отношение к материнству, однако определяет специфику представлений о супружеских отношениях, лидерской позиции и ценностных материнских качествах. Так, при отсутствии опыта материнства обнаружена особая ценность супружеских и теплых детско-родительских отношений, которые переживаются матерью как источник счастья и благополучия. Также выявлена ценность ребенка и изменений, связанных с ним. Наличие опыта материнства соотносится с ценностью самореализации и саморазвития в активной деятельности матери, как в семье, так и в профессии.

Результаты, полученные в ходе изучения динамики развития внутренней материнской позиции у женщин, воспитывающих ребенка с синдромом Дауна, в первые три года его жизни позволяют утверждать, что возраст ребенка не определяет эмоциональное отношение к материнству, но находит отражение в следующих трансформациях образа ребенка и себя в материнской роли. Динамика образа ребенка, связанная с его возрастным развитием, заключается в увеличении расхождений между ценностно-смысловым и декларируемым уровнями. Ценностные ожидания, адресованные ребенку, становятся более индивидуализированными и дифференцированными (согласованность ответов внутри подгрупп снижается; содержание ценностных ожиданий формулируется более конкретно и детально). Напротив, декларируемые ценности, связанные с ребенком, стереотипизируются и обобщаются: иерархия ценностных ожиданий представлена практически так же, как «в норме» (снижаются частоты категорий, описывающих индивидуализированные характеристики ребенка).

Динамика образа себя в материнской роли, связанная с возрастным развитием ребенка, состоит в трансформации его ценностного содержания, в которой находит отражение изменение социальной ситуации развития. На втором году жизни ребенка повышается ценностный статус проблемных вопросов, связанных с выбором путей дальнейшей самореализации, а на третьем году – вопросов, связанных с зависимостью-независимостью в супружеских отношениях.

Изучение вариативности внутренней материнской позиции у матерей, воспитывающих детей младенческого и раннего возраста с синдромом Дауна позволило описать 3 варианта.

При I варианте внутренней материнской позиции позитивное эмоциональное отношение к ребенку и к себе в роли матери обнаруживается на фоне непротиворечивой структуры ценностных ориентаций, связанных с собственной самореализацией: испытуемые ориентированы на самореализацию в семье, а амбиции относительно профессиональной деятельности и стремления к лидерству не выражены. Содержание ценностных ожиданий, адресованных ребенку, и представления о воспитательных стратегиях напоминают результаты группы НР: ориентация на социальные достижения ребенка и авторитарность, строгость, контроль в воспитании. На декларируемом уровне картина ценностей, связанных с ребенком, скорректирована с учетом его особенностей и возможностей (фокус значимости сдвигается с социальной состоятельности ребенка на его внутреннее благополучие). Расхождение между содержанием эмоционально-смыслового и декларируемого уровней образа ребенка, возможно, обусловлено действием защитных механизмов, которые позволяют разрешить противоречие между желаемым образом и реальными возможностями ребенка, сохранить позитивное эмоциональное отношение к нему и благополучный эмоциональный фон за счет отказа учитывать особенности развития и перспективы ребенка.

В структуре II варианта внутренней материнской позиции амбивалентное отношение к материнской роли соотносится с конфликтом между значимыми устремлениями и возможностями их реализации: стремления к самореализации в лидерской и профессиональной роли переживаются как недоступные или неуместные. Разрешение этого конфликта, возможно, проецируется в будущее, а в настоящем возможность самореализации связывается с особой ролью «воспитателя» или «наставника», которая наполнена представлениями о равноправных и демократичных отношениях с ребенком. Амбивалентные переживания в эмоциональном отношении к ребенку также присутствуют на фоне неразрешенного конфликта: внутреннее благополучие ребенка и его социальные достижения одинаково высоко значимы, однако переживаются как взаимоисключающие, а наличие синдрома Дауна не удается ни игнорировать, ни принять.

При III варианте внутренней материнской позиции амбивалентное отношение к материнству сопряжено со специфическими представлениями о материнской роли: материнство, являясь способом самореализации и самоутверждения, воспринимается как деятельность, требующая усилий; отношение к ребенку не включает радости, а любовь к нему наполнятся смыслами страдания, заботы и самоотдачи. В связи с этим к себе предъявляются высокие, специфические и противоречивые требования, например, одновременно значимыми являются такие материнские качества, как «мягкость» и «твердость». Ценностные ожидания, адресованные ребенку, характеризуются снижением ценности тех качеств ребенка, которые являются труднодостижимыми из-за наличия у него синдрома Дауна (здоровье, интеллект, сходство со сверстниками) и повышением ценности качеств, реально достижимых для ребенка (личностное благополучие, самостоятельность, доброта). При данном варианте внутренней материнской позиции обнаруживаются признаки безусловного принятия ребенка и представления о воспитании, характеризующиеся отсутствием как авторитарности и строгости, так и гиперопеки и контроля. Отсутствие противоречий в содержании образа ребенка соотносится с позитивным эмоциональным отношением к ребенку.

Обнаруженная вариативность внутренней материнской позиции в группе ДС показывает, что ситуация рождения и воспитания ребенка с синдромом Дауна не является единственным фактором, определяющим особенности внутренней материнской позиции. Кроме того, полученные результаты позволяют предположить, что обнаруженные варианты внутренней материнской позиции не являются по своей природе статичными и неизменными, а представляют собой стадии развития внутренней материнской позиции.

Изучение внутренней материнской позиции как фактора развития взаимодействия в паре «мать-ребенок с синдромом Дауна» и психического развития ребенка осуществлялось путем поиска взаимосвязей между вариантами внутренней материнской позиции, параметрами материнского поведения в детско-родительских отношениях и уровнем психического развития ребенка.

Соотнесение данных, характеризующих поведение матери в рамках реабилитации ребенка, с результатами оценки развития ребенка показало, что в 100% случаев «отказа» матери от участия в реабилитации ребенка («передачи» функций воспитания ребенка бабушкам, няням, специалистам круглосуточного детского сада; формального отношения к посещению центров ранней помощи, отказа от посещений, игнорирования рекомендаций специалистов и т.д.), развитие детей характеризуется значительной глубиной отставания от возрастной нормы. «Отказ» от участия в реабилитации ребенка обнаружен в 33% случаев. При этом активного участия матери в реабилитации ребенка недостаточно для его благополучного развития: у испытуемых с активным участием в реабилитационных мероприятиях в 55% случаев ребенок относится к группе задержки, а в 45% случаев к группе выраженной задержки.

Результаты, полученные при сопоставлении уровня психического развития ребенка с характеристиками поведения матери во взаимодействии с ребенком, подтвердили наличие взаимосвязи между этими параметрами: у 94% детей, по результатам диагностики нервно-психического развития отнесенных к группе задержки, поведение матери характеризуется «позитивным контактом» (матери чувствительны к инициативам и сигналам со стороны ребенка; стимулируют и поддерживают контакт с помощью высказываний, прикосновений, позитивных оценок; предлагают разнообразные игры и т.д.). У 76 % детей, по результатам диагностики нервно-психического развития отнесенных к группе выраженной задержки, поведение матери характеризуется «негативным контактом» (матери игнорируют сигналы ребенка и его инициативы, не поддерживают диалог; затрудняются в подборе доступных игр и не принимают активного участия в играх; часто дают негативную оценку действиям ребенка и т.д.).

Характер взаимодействия матери в паре «мать – ребенок с синдромом Дауна» взаимосвязан с активностью матери в реабилитации ребенка: у 100% испытуемых с «позитивным контактом» наблюдается активное участие в реабилитации ребенка. При сочетании активного участия в реабилитации ребенка и «негативного контакта» во взаимодействии (в 26% случаев) поведение матерей характеризуется специфическими особенностями: мамы обучают ребенка «правильным» действиям с предметами и игрушками, «забывая», что эти навыки не имеют самостоятельной ценности, и обслуживают развитие у ребенка инициативности и активности, т.е. мамы сфокусированы на достижении ребенком нормативных показателей развития, но эта значимость имеет формальный характер. В результате дети находятся на более низком уровне развития, занимая пассивную позицию в общении и игре.

Сопоставление данных, характеризующих поведение матери в детско-родительских отношениях, с типом внутренней материнской позиции испытуемых (табл.№1) показало, что тип внутренней материнской позиции находит отражение в характеристиках поведения матери – как в ее активности по реабилитации ребенка, так и непосредственно во взаимодействии.

Таблица № 1



Каталог: files -> oogo -> File
files -> Программа курса предназначена для учащихся 9-11 класса и рассчитана на 128 часов. Периодичность занятий 1 раз в неделю по 4 учебных часа
files -> Предоставление максимально широкого поля возможностей учащимся, ориентированным на высокий уровень образования и воспитания, с учетом их индивидуальных потребностей
files -> Методические рекомендации по организации исследовательской и проектной деятельности младших школьников
files -> Программы
files -> Выпускных квалификационных работ
File -> Шипицына Л. М. ; «Необучаемый» ребенок в семье и
File -> Е. А. Игры с аутичным ребенком. Установление контакта, способы взаимодействия, развитие речи, психотерапия. М.: Теревинф, 2004. 136 с. Книга


Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2


База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница