Высшее образование


Искаженное психическое развитие



Pdf просмотр
страница43/65
Дата06.10.2019
Размер0,83 Mb.
#79243
1   ...   39   40   41   42   43   44   45   46   ...   65
4.6. Искаженное психическое развитие
Для изучения ряда закономерностей искажения психического развития показателен дизонтогенез при так называемом синдро­
ме
раннего детского аутизма,
отличающемся от всех вышеописанных аномалий развития наибольшей сложностью и дисгармоничностью как клинической картины, таки психологической структуры нарушений.
Клинико-психологическая структура раннего детского аутизма как особой аномалии развития была почти одновременно очерчена
93

Л. Каннером [Kanner L., 1955], Г.Аспергером [Asperger H., 1944] и С. С. Мнухиным (1968). Л. Каннером выделена типичная для этого состояния основная триада симптомов первый — аутизм с аути- стическими переживаниями, второй — однообразное поведение с элементами одержимости и особенностями двигательных расстройств и третий — своеобразные нарушения речи. В вопросе об этиологии раннего детского аутизма единства мнений нет. Л. Каннер расценивал ранний детский аутизм как особое болезненное состояние Г.Аспергер — как патологическую конституциональную структуру, ближе к психопатической. Большинством отечественных исследователей [Симеон Т.П., 1948; Сухарева Г.Е.,
1965; Юрьева ОП Вроно МС, 1975; Башина В.М., 1980], а также рядом зарубежных исследователей [Bender L., 1961; Clar­
ke А. Ми др ранний детский аутизм рассматривается в основном в рамках
патологии шизофренического
круга:
как начальный период детской шизофрении, реже — тяжелой формы шизоидной психопатии. В этих случаях речь идет она следственной патологии с невыясненными патогенетическими механизмами, как это имеет место при шизофрении. Ряд исследователей предполагают возможность и
органического
происхождения
синдрома раннего детского аутизма [Мнухин С. С,
1968; Bender L., 1961; Исаев ДН, 1982; Каган В.Е., 1981; Лебе­
динская К . С , Никольская ОС, 1991], его связь с внутриутробным поражением нервной системы и локализацией в стволовых отделах мозга. В зарубежных исследованиях, особенно в рамках психоаналитического направления, в формировании синдрома раннего детского аутизма значительная роль отводится хронической психо- травмирующей ситуации [Bettelheim В, 1967; и др, вызванной нарушением аффективной связи ребенка с матерью, холодностью последней, ее деспотическим давлением, парализующим эмоциональную сферу и активность ребенка. Клинико- психологическая структура стойких форм раннего детского аутизма различного генеза имеет общие радикалы, выраженные в большей или меньшей степени. Поэтому их изучение, поиски психолого-онтогенетических закономерностей правомерны, несмотря на различие этиологии. В этом плане существует бесспорная аналогия с другими аномалиями развития, этиология которых также имеет широкий диапазон, включающий наследственные и экзогенно-органические причины. Аутизм, как это видно из названия синдрома, является основным, стержневым образованием, во многом определяющим кли- нико-психологическую структуру этой аномалии развития. Он проявляется в отсутствии или значительном снижении контактов с окружающими, уходе в себя, в свой внутренний мир, напол-
94

ненность и характер содержания которого зависят от уровня интеллектуального развития, возраста ребенка, особенностей течения заболевания. Слабость либо отсутствие контактов наблюдается по отношению как к близким, таки к сверстникам. Аутичный ребенок, будучи дома сродными или в детском коллективе, большей частью ведет себя так, как будто находится один он смотрит мимо, не отзывается на зов, не обращает внимания на действия других. Он играет один или около детей, нередко разговаривает сам с собой, а чаще молчит. Все его проявления вовне, даже игра, скупы, а в тяжелых случаях ограничиваются бедным набором стереотипных движений и мимики. Ребенок тщательно скрывает свой внутренний мир от окружающих, часто ни о чем не рассказывает и не отвечает на вопросы других. Нередко только по косвенным признакам, случайным звукам, а иногда неожиданным фразам близкие могут догадаться о его переживаниях, игре, фантазиях, страхах.
Дети-аутисты предпочитают неодушевленные предметы одушевленным, так как плохо ориентируются в признаках живого, в тоже время сверхсильно ориентируются на некоторые из них. Обращают на себя внимание отсутствие эмоционального резонанса на окружающую ситуацию, нередкие холодность и безразличие даже к близким, часто сочетающиеся с повышенной ранимостью, пугливостью, чувствительностью к резкому тону, громкому голосу, малейшему замечанию в свой адрес. Но иногда коротким высказыванием, одной фразой такой ребенок неожиданно может обнаружить тонкое понимание какой-либо ситуации. Характерна болезненная гиперестезия к обычным сенсорным раздражителями тактильным, температурным, свету, звукам. Обычные краски действительности для такого ребенка чрезмерны, неприятны, травмирующи. Поэтому окружающая среда, нормальная для здорового ребенка, для аутичного — источник постоянного отрицательного фона ощущений и эмоционального дискомфорта. Человеческое лицо особенно часто бывает сверхсильным раздражителем, отсюда избегание взгляда, прямого зрительного контакта. Ребенок, как в скорлупу, уходит в свой внутренний мир от чрезмерных раздражителей. Болезненная гиперестезия и связанный с ней эмоциональный дискомфорт способствуют возникновению чувства неуверенности и становятся благоприятной почвой для возникновения страхов. Как показали данные специальных экспериментально-психо­
логических исследований [Лебединский В. В. и др, 1972], страхи занимают одно из ведущих мест в формировании аутистического поведения этих детей. Как правило, дети сами не жалуются на страхи. Но при налаживании контакта выясняется, что многие обычные окружающие предметы и явления (определенные игрушки, бытовые предметы, шум воды, звук ветра, некоторые люди
95

вызывают у них постоянное чувство страха. Страхи, пережитые в прошлом, сохраняются длительно, иногда годами, и нередко становятся причиной поведения, воспринимаемого окружающими как нелепое. Наполненность окружающего мира предметами, которых ребенок боится, часто неожиданно раскрывается в процессе игротерапии. Выясняются и более сложные формы страхов смерти ив тоже время жизни, боязнь окружающего в связи с ощущением своей несостоятельности. Чувство страха вызывает все новое — отсюда стремление к сохранению привычного статуса, неизменности окружающей обстановки, перемена которой нередко воспринимается как нечто угрожающее, вызывая бурную реакцию тревоги на самые незначительные попытки изменения привычного существования режима, перестановки мебели, даже смены одежды. С состояниями страхов связаны различные защитные действия и движения, носящие характер ритуалов.

Каталог: books
books -> Учебное пособие Нижний Новгород 2011 год
books -> Учебное пособие может быть использовано студентами, аспирантами, изучающими психологические, социальные, педагогические науки, а также педагогами, психологами, социальными работниками. Л. М. Шипицына, 2007 Издательство
books -> Сборник материалов III международной научно-практической конференции Екатеринбург 2011 ббк 448-951. 663. 1
books -> Учебное пособие Нижний Новгород 2011 год
books -> С. А. Беличева. Основы превентивной психологии
books -> Елена Петровна Гора учебное пособие
books -> Учебно-методический комплекс по дисциплине «Практическая полиграфия»
books -> Ливанова Е. Ю. «Роль практики в формировании профессиональных компетенций выпускника вуза»
books -> Игорь Иванович Кальной, Юрий Аскольдович Сандулов Философия для аспирантов


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   39   40   41   42   43   44   45   46   ...   65




База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2022
обратиться к администрации

    Главная страница