Ваш домашний наставник. Сверхэффективный гипноз для начинающих



страница4/103
Дата14.04.2019
Размер1,01 Mb.
ТипКнига
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   103

Ученые или шарлатаны

Люди, владеющие искусством гипноза, всегда вызывали интерес и приковывали к себе внимание окружающих. Кроме того, умение гипнотизировать легко приносило успех и делало его обладателя известным и популярным. Сегодня уже никого не удивляет лечение внушением, однако не так давно, даже в XIX веке, гипноз был синонимом колдовства. Эта глава посвящена нескольким личностям, обладавшим даром внушения и ставшим благодаря ему известными во всем мире.



Граф Сен‑Жермен

Граф Сен‑Жермен (1710–1784) был таинственным и загадочным человеком, имеющим множество имен, ни одно из которых не было подлинным. Он умел предсказывать будущее и читать прошлое людей, совершал, по свидетельству очевидцев, и многие другие чудеса.


Графа Сен‑Жермена считали основателем масонства, но прямых доказательств этому нет. Кроме того, сами масоны отрицали его участие в организации этого движения.
В середине ХVIII века граф Сен‑Жермен приехал в Париж, где выполнял различные поручения при дворе короля Людовика ХV.

Граф умел очень ловко улаживать запутанные дела короля, чем и снискал его благосклонность.

Не было ни одной интриги, в которой не принимал бы участия Сен‑Жермен.

Неизвестно даже происхождение графа: был ли он дворянином от рождения, или же самозванцем.


Входя в состояние транса, Сен‑Жермен описывал картины далекого прошлого, повествуя о своей жизни в Древних Египте, Греции, Иудее, Риме.
Он сменил множество имен: граф Цароги, кастильский граф де Мелгара, принц Ракоци, маркиз Монфера, Салтыков, Уэлдон, граф Белламар и т. д. Также невозможно было понять, каков его возраст: все и всегда видели его молодым и красивым.

А некоторые дамы утверждали, что СенЖермен бывал в салонах их бабушек.

Сен‑Жермен не стремился рассеять туман таинственности, который напускали его обожатели и враги, напротив, он сам поддерживал их, демонстрируя свои мистические способности.

Тем не менее граф был еще и всесторонне развитым человеком: прекрасно рисовал, музицировал, был видным ученым; его интересовали алхимия и теософия. Благодаря своему уму и различным талантам он пользовался расположением монарха и его фаворитки, мадам Помпадур, особенно после того как предсказал итог войны.

Приезжал Сен‑Жермен и в Россию, возбудив и здесь споры о себе. Ходили слухи о его участии в дворцовом перевороте, в результате которого Екатерина II стала императрицей России.
В России от Екатерины II граф Сен‑Жермен получил одно из своих многочисленных имен – граф Салтыков.
Пребывая в гипнотическом состоянии, Сен‑Жермен прорицал грядущее, повествовал о прошлом и раскрывал секреты настоящего. Все предсказания Сен‑Жемена сбывались, и это не давало его врагам права назвать его шарлатаном.

Уже упоминалось, что граф был очень красив, а потому являлся объектом обожания не одной дамы. Тому же способствовали его обаяние и шарм. Одевался граф со вкусом, не допуская в наряде излишней броскости. Также Сен‑Жермен был чрезвычайно эрудирован: разговаривал на английском, итальянском, испанском, португальском, французском, немецком, русском, шведском и датском языках.

Обладал граф и потрясающей памятью: ему стоило лишь пробежать глазами текст, чтобы наизусть прочитать несколько страниц. Он имел способность читать письма, не распечатывая их, равно владел обеими руками и мог одновременно писать два документа.

Еще одно увлечение графа – музыка. Он очень любил скрипку, сочинил множество музыкальных композиций.

Интересовался Сен‑Жермен и гуманитарными, и естественными науками, сочетая их. Так, создав люминесцирующие краски, граф нашел им применение в живописи. Кроме того, Сен‑Жермен занимался алхимией; поговаривали даже, что он открыл способ превращать простые металлы в золото, научился увеличивать жемчужины и создавать алмазы потрясающей чистоты.
Доподлинно не известно, как погиб граф. Одни источники утверждают, что он умер в 1784 году, однако есть сведения о появлении Сен‑Жермена после указанной даты. Кое кто уверен, что граф жив и поныне.


Граф Александр Калиостро

Еще один человек, прославившийся благодаря искусству гипноза, – это магистр тайных наук Александр Калиостро. Как и жизнь предыдущего героя, история его жизни окружена слухами и догадками, которые зачастую противоречат друг другу. Мы не можем точно сказать, был ли он обманщиком и авантюристом или же ученым‑мистиком. Как бы то ни было, в книге, посвященной гипнозу, нельзя не упомянуть об этом человеке.

В возрасте 34 лет граф приехал в Лондон, где не мог остаться незамеченным, благодаря своему поведению и роду занятий. Куда бы ни поехал Калиостро, всюду он брал с собой алхимическую печь, пробирки и колбы, каббалистические книги, рунические письмена, черепа и прочие магические символы. Вероятно, Калиостро лгал, утверждая, что он раскрыл секрет изготовления бриллиантов, хотя есть свидетели того, как он это делал. Вполне возможно, что он с помощью гипноза заставлял зрителей думать, что они видят, как граф создает драгоценности.
Его настоящее имя – Джузеппе Бальзамо. В своей автобиографии он заявил, что не знает ни места, ни даты своего рождения, но воспитывался в городе Медине в Аравии. Однако некоторые источники утверждают, что родился граф Калиостро в 1743 году в респектабельном районе Палермо. Продолжительное время он жил в Египте, где и осваивал тайны магии.
Также граф Калиостро довольно хорошо разбирался в некромантии, излечивал многие болезни, умел предсказывать будущее, магическим способом находить сокровища, зарытые под землей. И конечно, граф владел искусством гипноза. Именно воздействием на чужое сознание можно объяснить многие виденные очевидцами чудеса.
Во время сеансов Калиостро погружал зрителей в первую стадию гипнотического сна, а потому все действия и слова графа принимались на веру. Его предсказания воспринимались зрителями как неоспоримая истина, а после выхода из транса в памяти не оставалось никаких ясных воспоминаний.
Больных граф также врачевал гипнозом. Главное – необходимо было точно установить, чем болен человек, а затем оказать воздействие на его психику и «подарить» выздоровление.

Популярность Калиостро можно объяснить особенностями времени, в которое он жил. XVIII век интересен тем, что наука и оккультизм не были строго отделены друг от друга.

Существовало множество наук, большую часть которых составлял мистицизм: хиромантия, алхимия, астрология, некромантия, спиритизм. Всем этим, не скрываясь, увлекались праздные люди в известных салонах. Ученые равно хорошо разбирались и в мистике, и в различных точных и естественных науках. Открытия одновременно и пугали, и завораживали, научные теории сплетались с немыслимыми гипотезами.
Вражда Калиостро и Роджерсона даже привела их к дуэли, которая, впрочем, не состоялась. Первый желал провести дуэль на ядах, однако Роджерсон был против. В результате ученый отказался от поединка.
В эпоху Просвещения появилось большое количество ученых, алхимиков, мистиков, которые хотели сделать собственное открытие. Зачастую эти «открытия» были на грани смехотворного, но любые, даже лженаучные гипотезы находили почитателей.

Правда, в отличие от Сен‑Жермена, Калиостро не смог расположить к себе русскую императрицу Екатерину. Тогда он переключился на Потёмкина, которого так привлекли опыты магистра, что он даже сам в них участвовал.

Что касается врачевания, то им граф Калиостро в России не прославился, так как здесь уже был весьма популярен лейбмедик Роджерсон, враждовавший с Калиостро.
Следует заметить, что принимал он только людей, которые действительно верили в его дар врачевателя. Со скептиками же он предусмотрительно старался не общаться. Калиостро понимал, что больные, считающие чудесные исцеления не более чем мистификацией, не смогут вылечиться, так как для успеха любой магии необходима вера и самовнушение. Только убедив самого себя в том, что врач его вылечит, человек сможет избавиться от недуга, пусть даже лечение и является самообманом.
Не снискав славы врача в России, Калиостро занялся лечением в Европе, и в первую очередь во Франции, где он пользовался огромным успехом. Узнав о чудесном целителе, к его дому шли многочисленные больные, калеки, слепые, хромые. И многих Калиостро действительно излечивал. Но, как уже говорилось ранее, граф использовал гипноз, то есть внушал больным мысль об их скорейшем выздоровлении.

Деятельность Калиостро продолжалась недолго, так как была замечена духовными властями. Магистром занялась Церковь, и папа Пий VI, уличив его в ереси, приговорил к сожжению на костре. Однако казнь была заменена пожизненным заключением с условием, что Калиостро публично отречется от своих убеждений и покается.

Публичное покаяние совершилось 7 апреля 1791 года. Пока недавно блистательный, пользующийся успехом маг и целитель каялся, все его каббалистические амулеты, книги и пентаграммы сжигали. После этого Калиостро был заключен в подземелье тюрьмы Сан‑Лео. В августе 1795 года граф скончался – великого мага задушили тюремщики.

Парацельс

Врач Парацельс (1493–1541), настоящее имя которого Филипп Ауреол Теофраст Бомбаст фон Гогенгейм, первый применил термин «магнетизм».


Парацельс жил в ХVI веке, когда не было четкого разделения между оккультными и естественными науками, а в медицине часто прибегали к магическим и мистическим заклинаниям, снадобьям и т. п.
Родиной Парацельса является швейцарский город Швиц, учился в университете итальянского города Феррары. Там он получил степень доктора медицины. После университета Парацельс много путешествовал (побывал во Франции, Шотландии, Англии, Португалии и Испании, России, государствах Восточной Европы и Северной Африки, был в Палестине и Константинополе), продолжая обучаться, получать новые знания и умения. Деятельность и сфера интересов Парацельса чрезвычайно многообразны: он писал книги, проводил алхимические опыты, увлекался астрономией, познавал секреты человеческого сознания. Благодаря тому что Парацельс долго путешествовал, он все время узнавал что‑то новое, на основе приобретенных знаний строил собственные научные теории и гипотезы. Парацельс – автор многих научных трудов.

К самым известным работам доктора Парацельса относятся «Парамирум», «Хроника Каринтии», «Лабиринт заблуждающихся медиков», «Великое врачевание ран» и др.

В своих книгах Парацельс описал свой взгляд на болезни, борьбу с ними, кроме того, дал определение первоматерии и магнетизму. Парацельс – первый в мире врач, который попытался объяснить магнетические явления.
Парацельс не отделял людей от природы: человек находится в зависимости от окружающего его мира и является микрокосмосом в Макрокосмосе Вселенной.
Обратимся к термину «магнетизм». Это слово в переводе с финикийского означает «то, что передается другому». Так, магнит обладает способностью притягивать, а магнетизмом называется само это явление. Магнитная сила наполняет всю Вселенную и способна переходить не только от звезд к человеку, но и от одного человека к другому.

Парацельс считал, что космическое тело делится на семь основных элементов: воду, землю, небо, воздух, ртуть, соль и серу. Все, что есть в природе, состоит из этих элементов. В организме человека существует такой же установленный порядок, при его нарушении развиваются болезни. Отсюда вытекают задачи медицины: восстановить утраченную гармонию.


Сейчас, в XXI веке, теория магнетизма ни в коем случае не может считаться верной, но в ХVI веке она нашла своих последователей.
В результате исследований свойств магнита Парацельс сделал вывод: если магнит притягивает к себе предметы, то так же он может вытянуть из человека болезнь.

Необходимо заметить, что Парацельс наделял чудесными свойствами не столько сам металл, прикладываемый к телу пациента, сколько силу внушения, веру в выздоровление. Не имеет значения, чем проводится лечение, магнитом или простым камнем: если человек сильно верит в то, что лечение будет действенным, его состояние, несомненно, улучшится. По словам самого ученого, «все равно, истинная эта вера или ложная, она чудеса будет творить всегда».


Парацельс занимался алхимическими опытами. В частности, он пытался создать искусственного человека – гомункула. Для этого сперму следовало намагнетизировать и поместить в лошадиный навоз.

В результате вырастет ребенок, практически не отличающийся от рожденного женщиной.


Опыты Парацельса возбудили недовольство Церкви. Им всерьез заинтересовалась инквизиция, и врачу грозила смерть на костре.

Предотвратила сожжение неожиданная гибель Парацельса: он скончался от удара камнем в голову.



Месмер

Франц Месмер являлся поклонником Парацельса, сторонником и продолжателем теории магнетизма. Родился в 1734 году и прожил необычную, яркую жизнь. Месмер был весьма эрудированным человеком с широким кругом интересов: имел глубокие познания в философии, праве, теологии, занимался искусством, в частности музыкой, владел несколькими иностранными языками.

Месмер, так же как и Парацельс, считал, что звезды оказывают влияние на организм человека.

Свои взгляды он изложил в докторской диссертации «О влиянии планет на человеческие организмы», где и привел, с его точки зрения, неоспоримые доказательства.


Месмер активно занимался алхимией, оккультизмом и астрологией, несмотря на то что в XVIII веке это было запрещено.
Месмер начал свою деятельность с операций над металлами, которые обладали магнитными свойствами, а закончил разработкой теории животного магнетизма. Опираясь на работы Парацельса, Месмер дополнил их и уточнил некоторые положения. Интерес к магнетизму у Месмера появился после рассказа одного пастора, который с помощью магнита вылечил больную женщину.

После этого Месмер стал фанатиком магнетизма: начал применять магнит при лечении всех заболеваний. Свои лечебные сеансы он проводил, прикладывая магнит к телу больного.

Случай помог магнетизеру заметить, что флюиды излучает не только металл, но и сами люди, причем целительные магнетические флюиды могут передаваться от одного человека к другому. Это знаменательное открытие произошло по чистой случайности: на один из сеансов Месмер пришел без магнита, забыв его дома, и решил провести манипуляции без него, делая вид, что магнит находится у него в руках. Врач безмерно удивился, когда пациент уснул и без воздействия магнита. Из этого Месмер сделал вывод, что лечить людей можно и без использования магнита, лишь силой внушения. Так он отказался от применения металла. Впоследствии врач проводил сеансы, используя лишь гипнотические пассы. Они представляли собой различные прикосновения к телу пациента, тем самым снималось напряжение, исчезала боль.
Сеансы Месмера пользовались огромной популярностью. Многие люди чувствовали после них облегчение.
В ходе сеанса Месмер вызывал у больного конвульсии, называя их исцеляющим кризом.
В 1775 году Месмер сделал интересное открытие: он впервые заявил о том, что магнетизм присутствует не только в железе, но и в шерсти, бумаге, шелке, воде, дереве и даже хлебе. Впоследствии это было доказано научным путем.
В современной науке их называют терапевтическим кризом. После него больной чувствовал значительное облегчение, а по прошествии какого‑то времени выздоравливал окончательно.
Многие внешние атрибуты Месмер позаимствовал у легендарного графа Калиостро: камзол, богато расшитый золотом, большое количество перстней…
О благоприятном исходе заболевания в случае криза люди знали и раньше; Месмер же сделал открытие, признав, что успех лечения психических заболеваний зависит от правильного применения магнетизма. Сеансы с несколькими пациентами Франц Месмер очень тщательно подготавливал, чтобы вся атмосфера, антураж заставляли поверить в мистическую природу происходящего: в комнате, где проходили сеансы, царил полумрак, ее стены покрывали каббалистические узоры и пентаграммы, пол был устелен мягкими коврами, делающими шаги гипнотизера неслышными. Одежда Месмера также подбиралась в соответствии с таинственной обстановкой.

Во время сеанса немаловажное значение имела музыка: под звуки симфоний Моцарта, с которым гипнотизер состоял в дружеских отношениях, маэстро пристально смотрел в глаза пациентам, произносил таинственные фразы и касался каждого своим жезлом. В помещении находился дубовый чан, в который укладывались бутыли с намагниченной водой. В крышке бака имелись круглые отверстия, из которых выходили прутья. Больные должны были встать в одну линию, взяться за руки, касаясь друг друга коленями и бедрами. Некоторые из людей впадали в оцепенение, кто‑то начинал истерически хохотать и биться в конвульсиях. По завершении же сеанса многим становилось лучше, болезненные симптомы исчезали.


Не все люди могли участвовать в сеансах Месмера. Для бедных предназначалось намагниченное дерево возле дома ученого. Следует отметить, что дерево вылечило большое количество страждущих. Для действия магнетического флюида достаточно было ступить под сень растения.
Подобные магнетические сеансы принесли Месмеру не только успех и популярность, но и зависть коллег. Многие врачи открыто объявляли его шарлатаном и обманщиком, считая сеансы дешевыми фокусами. Чтобы избежать нападок своих недоброжелателей, врач покинул Австрию и переехал жить в Париж. Там Месмер продолжил проводить свои опыты и лечебные сеансы и в скором времени стал популярен в столице Франции.
Вполне вероятно, что Месмер сделал попытку объяснить действие внушения; позже он писал, что «человек обладает свойствами, аналогичными свойствам магнита», а сам магнит является «моделью механизма Вселенной».
В 1779 году Месмер опубликовал свою главную книгу под названием «Мемуары об открытии животного магнетизма». Этот труд сыграл важную роль в развитии терапевтических знаний. В книге магнетизер пишет, что «животный магнетизм существенно отличается от магнита». Также он выдвигает предположение, что в основе действия магнита лежит какой‑то принцип, который не имеет способности воздействовать на нервы.

Следует отметить, что Месмера интересовала лишь физиологическая сторона гипноза, психологической же его стороне магнетизер внимания не уделял. Так, когда его ученик и последователь маркиз де Пюисегюр заявил о своем открытии провоцированного сомнамбулизма, Месмер не придал этому никакого значения и даже подверг критике.

Психология, по мнению Месмера, была лишь продуктом воображения.
Когда последователи Месмера пытались предложить изучить явление магнетизма, их не только не воспринимали всерьез, но даже лишали ученого звания.
Месмер основал ложу «Гармония» – ассоциацию, которая распространяла знания о магнетизме.

Несмотря на то что Месмер был при жизни очень популярен, другие ученые не принимали его взглядов и отказывались считать магнетизм наукой.

В 1784 году Людовик XVI, король Франции, решил подвергнуть проверке факт существования магнетических флюидов. Была созвана комиссия из профессоров. Они‑то и постановили, что магнетический флюид всего лишь выдумка экзальтированного фантазера, заставляющего аудиторию поверить в воображаемый факт. Но на этом дело не закончилось: один из членов комиссии, директор ботанического сада Антуан Лоран де Жюсье заявил, что магнетизм существует и является опасным для человека. Месмеру пришлось переехать из Парижа в Швейцарию, где он продолжил свои опыты и умер в 1815 году.

Явление животного магнетизма интересовало многих людей. Отчасти это объяснялось оригинальностью методов лечения, таинственной природой выздоровления.


Последние годы жизни Франц Месмер провел в бедности и умер в одиночестве, хотя и оставил после себя множество последователей.


Маркиз Арман де Пюисегюр

Когда Франц Месмер умер, оккультные науки, в том числе теория животного магнетизма, достигли пика популярности. В Европе появилось огромное количество «целителей», магов и магистров, обещающих быстрое выздоровление при любых болезнях. Чаще всего это были обычные шарлатаны, не выходящие за пределы банальных фокусов, впрочем, среди них были и настоящие последователи магистра.


Анри Пюисегюр лечил людей не ради какой‑либо выгоды для себя, более того, он считал, что врач должен проявлять участие в самом больном, и лишь тогда возможно выздоровление. Так, поселившись в Бюзанси, он лечил пациентов совершенно бесплатно.
Один из учеников Месмера – маркиз Арман Мари Жак де Пюисегюр. Он родился в 1751 году в родовом поместье своей семьи Бюзанси близ небольшого французского городка Суассон в департаменте Арденн. Ученый продолжил изучение феномена магнетизма и сделал важное открытие в данной области, обнаружив, что для возникновения криза вовсе не обязательно прикасаться к больному – можно находиться и в нескольких десятках сантиметров от него и ограничиться гипнотическими пассами.

Также необходимо сказать, что, являясь последователем теории Месмера, Пюисегюр был не согласен с рядом гипотез своего учителя. Так, разногласия были по поводу психологических факторов в гипнозе. Месмер признавал только физиологию, в то время как его ученик предложил лечить людей с помощью гипноза, но учитывая качества характера пациента. Выше уже упоминалось об открытии ученым сомнамбулизма. Погружая больного в глубокий сон, гипнотизер расспрашивал его о недуге, который его тревожил. Пребывая в этом состоянии, пациент сам себе ставил диагноз, то есть называл болезнь, которой он страдал.



Аббат Ж. Фариа

Фариа – предшественник так называемого эстрадного гипноза, который в наши дни пользуется успехом.


Аббат Фариа – самый загадочный и таинственный гипнотизер в истории. Аббат большое внимание уделял внешней стороне гипноза, так как полагал, что психологическое воздействие на сознание осуществимо лишь тогда, когда больной буквально очарован гипнотизером. Роль же врача в лечении священник сводил к минимуму, считая, что выздоровление происходит благодаря внутренней уверенности больного, то есть полностью зависит от него.

Фариа вводил людей в транс не так, как было описано выше. Так, например, он погружал человека в гипнотический сон, прямо глядя на него и отдавая приказ спать. Иначе говоря, аббат применял в гипнозе словесный метод. Словесная команда сочеталась с нажатием на плечи больного для того, чтобы тот сел. Если же больной не входил в состояние транса, аббат брал в руки распятие, на которое пациент смотрел, не отрывая взгляда, до тех пор пока не засыпал.


Аббат Фариа – прототип Эдмона Дантеса, узника замка Иф, героя романа Дюма. В «Графе Монте‑Кристо» описывается не выдуманная, а реальная история. В книге он назван итальянским прелатом, хотя сам Фариа родом из Индии.
В 1819 году Фариа написал книгу «О природе ясновидящего сна», в которой были изложены его воззрения. Помимо этого, аббат открыл курсы, на которых проводил сеансы гипноза.

Жозеф Филипп Делёз

Жозеф Филипп Делёз (1753–1835), натуралист Парижского ботанического сада, являясь последователем Пюисегюра, также изучал магнетизм.


Делёзом были изданы и другие книги на тему о магнетизме: «В защиту животного магнетизма» и «Практическое руководство по животному магнетизму».
Как и его предшественник, Делёз при проведении своих гипнотических сеансов не забывал учитывать психологический аспект. В 1813 году он опубликовал книгу «Критическая история животного магнетизма». Это один из важнейших трудов в описываемой области. Делёз считал, что при проведении гипнотических сеансов большую роль играет умиротворяющая атмосфера, то есть отсутствие любых внешних раздражителей. Также неоднократно подчеркивалась важность уверенности гипнотизера в собственных умениях и силах, которая невольно переходит и к пациенту.

Именно этому фактору сеанс обязан своей успешностью.

Следует сказать, что в воззрениях магнетизера было много ошибочных убеждений.

Например, он считал, что воображение играет небольшую роль в достижении нужного результата, а последнее непосредственно зависит от веры пациента в силу и умение врача, в успех лечения. Кроме того, сам больной, по мнению Делёза, принимает пассивное участие в процессе гипноза, то есть целитель обязан целиком и полностью контролировать происходящее. Вмешательство же пациента приведет лишь к уменьшению действенности гипноза, так как он будет определенным образом сопротивляться силе гипнотизера.





Александр Бертран

Все больше и больше ученых интересовались сомнамбулизмом. Так, выпускник Политехнической школы врач Александр Бертран (1795–1831) видел очевидную связь между сомнамбулизмом и обычным сном. Он полагал, что восприятие больным слов гипнотизера можно объяснить тем, что первый, засыпая, думает о враче. Поэтому в состоянии сна пациент слышит слова гипнотизера, а значит, подвергается внушению.

В 1823 году Бертран (псевдоним – Библиофил Жакоб) написал «Трактат о сомнамбулизме», где подробно изложил свою позицию по отношению к этому явлению.
Позже взгляды Бертрана развивали последователи нансийской школы.


Луи Жозеф Жюль Шарпиньон

Магнетизеры отводили очень важную роль физическому состоянию не только пациентов, но и самих врачей. Например, врач и магнетизер‑флюидист Луи Жозеф Жюль Шарпиньон (1815–1881) считал, что если доктор болен, то эффект сеанса будет прямо противоположным ожидаемому. Болезненное состояние гипнотизера может передаться больному и отрицательно отразиться на самочувствии последнего. Поэтому врач обязан следить за собственным физическим и психологическим состоянием. Также Шарпиньон протестовал против проведения слишком большого числа сеансов, утверждая, что это негативно отражается на здоровье пациента. В продолжение болезни сеансы, конечно, должны проводиться достаточно часто, однако после выздоровления их следует отменить, так как они будут утомлять человека, делать его вялым и пассивным.

Были проведены наблюдения и отмечены самые разнообразные реакции больных, в том числе действия по нанесению вреда собственной жизни, вплоть до самоубийства.
В дальнейшем было постановлено, что врачи, прежде чем заняться гипнозом, должны пройти курс психоанализа.




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   103


База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница