Ваш домашний наставник. Сверхэффективный гипноз для начинающих


Структурно‑семиотические теории



страница12/103
Дата14.04.2019
Размер1,01 Mb.
ТипКнига
1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   ...   103

Структурно‑семиотические теории

Позже психоаналитические теории приобрели иное направление. Так, во Франции образовалось новое течение в области психоанализа – структурно‑семиотическое. По данной теории, мир и человек являются аналогами текстов и их суммы. Из этой трактовки вытекает следующий принцип: человек работающий (homo faber) превращается в человека, живущего в мире символов (homo signum symbolicum).



Образы

В гипнотических и других особых состояниях сознания появляются символические образы, которые являются особым языком, порожденным бессознательным. Понимание феноменов особых состояний сводится к расшифровке этих образов, то есть переводу языка символов на общепонятный язык сознания. Таким образом, психотерапевт выступает в роли переводчика.

Французский психиатр Жан Лакан (1901–1981) писал: «Бессознательное структурировано, как язык, и порождается им». Он попытался объединить психоанализ с такими науками, как энтология, филосо

фия, литература, антропология, лингвистика. Лакан выделял в человеческой психике три явления: реальное, воображаемое и символическое. Реальное само по себе непостижимо; Лакан определяет его как «вещь‑в‑себе». Человек не может воспринимать мир реальным, так как в сознании каждого существует свое собственное представление об окружающем мире, отличающееся от представления других людей. Воображаемое – это то, каким образом мы воспринимаем вещи и явления.


Даже когда нам кажется, что мы наблюдаем реальное, действительное, на самом деле это всего лишь наше представление, часто ошибочное. Воображаемое свойственно не только людям, но и животным, которые способны воспринимать целостные образы.
В процессе своего развития человек сталкивается с разными образами. Как пример можно привести так называемую стадию зеркала, когда ребенок впервые узнает себя в зеркале. Одновременно с радостным узнаванием своего зеркального Я происходит и отчуждение, потому что в отражении человеку видится идеал, к которому он будет стремиться всю жизнь.

З. Фрейд утверждает, что индивид завидует своему зеркальному Я, относится к нему с долей агрессии и испытывает неприятные чувства при виде своего отражения в зеркале.

Символическое – это третье явление человеческой психики, которое образуется под влиянием речи других людей. По утверждению Лакана, человек становится заложником речевого поля окружающих еще до своего рождения.

Под понятием «символическое» подразумевается система любого языка, любой порядок.


Дети, больные аутизмом, являются людьми, не принявшими условий окружающего мира.
Чем дальше проникает сознание одного человека в поле речи другого, тем сильнее происходит отчуждение от своего собственного Я. Иначе говоря, окружающие уже заранее присваивают словам и поведению ребенка именно то значение, которое они сами видят, не оставляя первому права выбора. И ребенок должен принять условия и согласиться именно с тем значением, которое другие припишут его поступкам. Если он не примет этих правил, то никогда не станет полноценным членом общества.
При неврозах пациент должен освободиться от символического порядка, при психозах же, наоборот, восстановить утраченный порядок.
Из всего вышесказанного следует, что мы и сами не в силах осознать, что именно хотим выразить словами, так как следуем установкам, внушенным с детства. Если рассмотреть особые состояния сознания с этой точки зрения, то можно определить их таким образом: это дискурсы, то есть речь, которую необходимо перевести на понятный окружающим язык. Обязанность психотерапевта состоит в оказании помощи пациенту в осознании его истинных желаний и отделении их от навязанных установок.

Лакан считал гипноз опасным оружием, так как с его помощью можно подчинять себе людей. А потому ученый призывал запретить исследования в области внушения и гипноза. Свою деятельность он относил к области психоанализа и отказался даже объяснять симптомы заболевания с помощью гипноза, тем более лечить людей посредством его.



Гено– и фенотексты

В 1996 году французский исследователь литературы и языка, титулярный член Парижского психоаналитического общества (SPP) Юлия Кристева (род. 1935) в работе «Семиотика» ввела термины «генотекст» и «фенотекст».

Генотекст – понятие абстрактное, означающее изначальную систему символов и знаков. Оно определяет способность различать Я и не‑Я, субъект и объект, отличать хорошее от плохого. Другими словами, это система, которая с рождения заложена в человеке и на которую не влияет речь другого, это бессловесный, или довербальный, уровень функционирования лич ности.

Генотексты – основа для фенотекстов. Это составленные по правилам языка, упорядоченные тексты, с помощью которых происходит общение и взаимодействие между людьми.


Особые состояния сознания наиболее сильно связаны с генотекстами, поскольку в условиях гипноза человек наиболее приближен к самораскрытию.
В качестве фенотекстов выступают обычные фразы, которыми люди обмениваются друг с другом, высказывания, которые помогают человеку выразить свои желания.

Когда пациент повествует о своих переживаниях, находясь в гипнотическом состоянии, он передает впечатления либо с помощью пересказа, либо имитируя чужую речь и интонации. Данный вид воспроизведения называется миметическим копированием, он подобен цитированию. Иначе говоря, человек совершает попытку повторить нечто значимое и для достижения этой цели применяет цитирование.

Главная цель психотерапевта – расшифровка «послания», то есть анализ рассказа пациента для того, чтобы понять причины проблем и патологий личности.

Французский философ‑семиотик Ролан Барт (1915–1980) был одним из таких исследователей. Он предложил метод текстового анализа. Ученый утверждал, что в каждом тексте заложен не один, а множеством смыслов. Главное – текст является постоянно меняющимся феноменом, который не подчиняется никаким системам и стандартам. В задачу психотерапевта входит не увидеть единственный смысл, а выделить всевозможные значения, отследить пути смыслообразования текста. Проведя подробный анализ проблем пациентов, Барт сделал вывод, что причиной патологий является также не одна‑единственная проблема, а их комплекс. А потому и в рассказах больных наблюдается большое количество смыслов.


Существует множество путей передачи текстов: имеется большое количество значений, цитат, символов, ассоциаций, с помощью которых больной описывает свои самочувствие и состояние.
В тексте Барт выделил пять кодов, то есть специфических значений, дающих представления об определенной структуре.

Коды являются чем‑то виденным ранее и отражают уже пройденный этап.

Акциональный (проэретический) код отражает поступки и действия субъекта, происходящие в действительности, например встречи, ссоры, разговоры.

Семный код отражает скрытые смыслы (коннотации) и символы, которые пациент может подразумевать в своем рассказе. Семный код образуют разные слова, имеющие ассоциативное значение.

Символический код является системой, имеющей антитезы, или противоположности.

Пациент видит лишь одну сторону проблемы, не видя ее решения. Цель, стоящая перед психотерапевтом, – понять смысл антитезы, то есть решить проблему больного.

Энигматический код (от enigma – «загадка») – вначале определяет загадку, под которой подразумевается проблема пациента, а потом ищет путь к ее разгадке. Но сложность состоит в том, что человек не всегда в силах точно ее сформулировать. Психотерапевту приходится опираться на возникающие ассоциации, чтобы решить проблему.

Последний, пятый, код – культурный (код референции), который помогает соотнести символы, содержащиеся в речи пациента, с объектами и явлениями из реального мира. Культурный код может обладать множеством значений: социальными, научными, географическими, политическими. Все это нужно для того, чтобы соотнести рассказ пациента с конкретным временем, людьми, местом.


Культурный код могут составлять символы, связанные с литературными традициями, историческими эпохами, областями знаний и искусства.
Особенность существования этих пяти кодов состоит в том, что они не проявляются в речи человека по отдельности, но всегда присутствуют все вместе, образуя замысловатое сплетение из пяти разных голосов. Первому коду, акциональному, соответствует голос эмпирии, второму – голос личности, третьему – голос символа, четвертому – голос истины, последнему – голос знания. Психотерапевту необходимо уметь отличать один голос от другого, а это очень сложно, потому что в речи больного они очень тесно переплетены друг с другом. В случае если врачу удастся различить все голоса, то он сможет определить загадку в четвертом, герменевтическом коде и решить ее, тем самым избавив пациента от проблемы.

В 1980 году финский философ и логик, профессор университета Флориды, член Американской академии наук и искусств, а также Академии Финляндии Карло Яакко Юхани Хинтикка (род. 1929) ввел понятие «возможные миры». Это особое состояние сознания субъекта, в котором он либо погружен в прошлое, либо воображает будущее. Разумеется, эти «путешествия» совершаются благодаря творческой фантазии, так как без нее невозможно думать о последующих событиях. Внушаемый погружается в такое состояние, если психоте рапевт использует соответствующие слова: «к счастью», «уже», «давным‑давно», «слишком», «все еще», «возможно», «наверное».


Эта процедура имеет сходство с чтением текста на иностранном языке: чтобы понять его, необходимо точно улавливать оттенки значений, нюансы.
Российский психолог, специалист в области фундаментальных и прикладных исследований познавательных процессов Борис Митрофанович Величковский (род. 1947) в 1986 году предложил делить текст на ментальные пространства, то есть такие области, в пределах которых текст будет иметь конкретный смысл, определенные категории времени и пространства. Проанализировать текст можно, поняв смысл, заложенный в каждом ментальном пространстве данного текста.

В ментальном пространстве заключена реальность, то есть представление конкретного человека о событиях, предметах и явлениях. Сюда могут входить мечты, воспоминания, восприятие себя и окружающих, ощущение пространства и места.

Как уже было сказано, у каждого есть свое понимание окружающего мира, поэтому одно и то же явление у разных людей имеет разный смысл.

Жозеф Делёз определил понятие «связь событий и предложений, их описывающих». Таким образом, чтобы понять суть явления, необходимо найти слова, которыми это явление можно охарактеризовать. Существует и противоположность смысла – бессмыслица, или парадокс, нонсенс, которую невозможно отделить от него, так как оба эти понятия едины. Ошибочно считать, что бессмысленное нелогично: логика в бессмысленном есть, но уловить ее рационально мыслящий субъект не в состоянии. А потому смысл символов, которые возникают в особых состояниях сознания, неоднозначен.


З. Фрейд выделял категорию первофантазмов, которые определяют в дальнейшем поведение человека. Его концепция имеет сходство с теорией К. Юнга об архетипах.
Если принять высказывания субъекта как текст, парадокс в данной системе рассматривается фонемой, а нонсенс – морфемой, то есть носителем отдельных значений. В свою очередь, как в любом языке образуются фразы, так и язык бессознательного основан на сочетаниях слов, или семантемах. Предложениями выступают фантазмы, то есть несуществующие конструкции, в которых осуществляются желания и мечты субъекта. Обычно фантазии есть у каждого человека, но в патологии они наполняют психическую реальность субъекта бессознательными желаниями, которые заменяют настоящую реальность. Ненормальные, патологические фантазмы наблюдаются у больных истерией, сексуальных извращенцев, психически невменяемых людей.

Самой известной формой фантазма является сновидение.





Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   ...   103


База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница