В. И. Вернадского В. В. Буряк Динамика культуры в эпоху глобализации: ноосферный контекст Монография


Консюмеризм в постэмоциональном обществе



страница29/38
Дата31.07.2022
Размер1,59 Mb.
#174507
ТипМонография
1   ...   25   26   27   28   29   30   31   32   ...   38
5.3. Консюмеризм в постэмоциональном обществе
Формирование потребностей в посткапиталистическом обществе зависит в основном от маркетинговых стратегий. Как отмечают многие исследователи, тотальный рекламный прессинг, кроме прямого «выбивания денег» из карманов потребителей, имеет побочные эффекты, приводит к снижению уровня эмоционального восприятия не только поднадоевшей рекламы, но ведёт также к формированию так называемого «постэмоционального общества». Степан Мештрович вводит социологический концепт «постэмоциональность» и считает, что благодаря этому понятию можно более точно понять суть постмодернистской ситуации в современном обществе [Mestrovic, 1997]. Согласно Мештровичу, современные западные общества, пройдя этап социокультурного постмодернизма, вступили в новую фазу своего развития, которая характеризуется тем, что «синтетические квази-эмоции стали основой для широко распространяющейся манипуляции собой, другими и культурной индустрией в целом» [Mestrovic, 1997: XI]. Автор показывает, что «постэмоциональные типы» способны ощущать широкий спектр эмоций без реальной вовлечённости в конкретное действие. В постэмоциональном обществе эмоции не исчезают. Скорее всего, появляются «новые гибриды интеллектуализированных, механических, массово воспроизводимых эмоций, возникающих на мировой сцене» [Mestrovic, 1997: 26]. Западный мир уже давно находится в состоянии утраты чувства сострадания к чужому горю (compassion fatigue) – Мештрович имеет в виду натовское вторжение на Балканы, что, собственно говоря, и является результатом дегуманизации и очевидным маркером трансформации «постэмоционального общества». Мештрович широко исследует роль эмоций в ходе конституирования современной социальной реальности. Его работа «Постэмоциональное общество» – это пример конструктивной проблематизации, когда показана важность коллективных эмоциональных инвестиций в формирование эффективной коммуникации, и в то же время автор формулирует принцип выстраивания и рационализации индивидуальных эмоциональных стратегий для оптимизации социальной жизни. В качестве теоретических источников он использует тексты таких разных авторов, как Дюркгейм и Бодрийар, Рисмен и Ритцер, Достоевский и Оруэлл.
В ходе исследования параметров постэмоционального общества Мештрович пытается доказать, что эпоха модерна фундаментально отличается от пост-современности, поскольку современное положение дел характеризуется постоянными колебаниями амплитуды от хаотичности к упорядоченности, в результате чего формируется новый гибридный мир, хотя внешне и рационально организованный, но содержательно гипер-эмоциональный. Моделью этого гибридного мира может служить рационально организованная квази-эмоциональная микрокультура, имеющая место в ресторанах быстрого питания МакДональдс. Получается, что предельная эксплуатация эмоций различными индустриями культуры приводит неизбежно к разрушительному эффекту, эмоциональному и психологическому истощению, а затем и отчуждению, поскольку в результате гипер-эксплуатации эмоции отделяются от содержания самой деятельности. Отчуждение эмоций ведёт к тому, что социальная солидарность становится проблематичной. Квази-эмоции становятся средством тотальной манипуляции и ведут к политической безответственности [Mestrovic, 1997: 150]. Теоретический конструкт «постэмоциональность», согласно Мештровичу, позволяет глубже понять природу таких высокоэмоциональных трагических событий конца 90-х годов XX века, как этнические конфликты на Балканах [Mestrovic, 1997: 33, 40]. Работа «Постэмоциональное общество» в тематическом и теоретическом отношениях зависит от предшествующих исследований общества потребления. Здесь нужно кроме прочих имён непременно упомянуть исследования Дюркгейма, Веблена, Рисмена, Миллса и Бодрийара. Текст Мештровича может быть прочтен под разными углами зрения и представлен или как социально-психологический диагноз, или как критический комментарий, а может быть, и как образец социокультурного теоретизирования.
Исследуя общие психологические эффекты жизни человека в современном обществе, Джон Шумейкер приходит к выводу о том, что совокупность условий современности позволяет привносить в человеческое существование новые силы, формируются новые процессы, включаются новые культурные мотивации, которые оказывают влияние буквально на все аспекты социального бытия и даже психического здоровья людей в обществе потребления. Постепенно происходит снижение и замещение естественных эмоциональных реакций квази-эмоциями, что в конечном счете ведёт к появлению «постэмоциональной культуры» [Schumaker, 2001: 26]. Роль эмоций и здоровья индивидуума в современном обществе потребления рассматривает Саймон Уильямс. Эмоции не являются самодостаточной сферой человеческого бытия, доказывает автор. Помимо эволюционных и генетических факторов становления эмоциональных состояний большую роль играют социальные события. Он проводит фундаментальные различия между «психо-нейро-иммунологической адаптацией» (psycho-neuro-immunological adaptation), психосоциальной адаптацией (psycho-social coping) и «социально-политической практикой» (socio-political praxis) для того, чтобы определить и объективно исследовать феномен «капитализации эмоций» в современном обществе потребления. Эмоциональные состояния граждан в постиндустриальном социуме балансируют на стыке биологических и социальных онтологий [Williams, 1998]. Отметим, что современный маркетинг уже давно привлекает социологов, психологов, этологов, антропологов для создания успешных торговых брендов и повышения прибыли. Социальные теоретики, в частности, представитель феминистской теории Мэгги О’Нилл, исследуя феномен деградации эмоциональных отношений в постиндустриальном мире, признаёт справедливость тезиса Теодора Адорно о всемогуществе культурной индустрии, и показывает, что «рост и сила культурной индустрии позволила создать и придать устойчивость тотально администрированному обществу, где пространство критического мышления и подлинных чувств постоянно сокращается (diminishing)» [O’Neill, 2000: 3]. Простые эмоциональные, а точнее, квази-эмоциональные реакции способствуют беспрепятственному усвоению рекламных месседжей и, следовательно, работают на максимализацию потребления товаров и услуг. Общество потребления из локального феномена, возникшего в рамках евроатлантической культуры, превратилось в глобальный феномен. Питер Стернс в своей работе «Консюмеризм в мировой истории: Глобальная трансформация желания» (2001) [Stearns, 2001] представляет фундаментальное и глубоко проработанное исследование консюмеризма как исторического явления, имеющего международное распространение. «Несомненно, консюмеризм является продуктом современности» [Stearns, 2001:1], утверждает одно из основных положений Стернса, с чего, собственно говоря, он и осуществляет анализ консюмеризма в историческом и глобальном контекстах.
Особенности происходящих глобальных трансформаций отражают динамику новых социокультурных явлений на локальном, региональном и глобальном уровнях. Кризисные тенденции в мировой экономике, исчерпанность энергетических ресурсов, дестабилизация материалистических ценностей должны послужить началом для глобальных сдвигов в отношении к феномену чрезмерного потребления и, возможно, могут дать импульс для формирования новой, постсовременной, постматериалистической системы ценностей. Трудно представить себе сегодня некую инстанцию формирования универсальных ценностей, которая устраивала бы всех акторов, на локальной, региональной или даже глобальной шкале. Учитывая турбулентные потоки желаний и ценностей в современном глобализированном обществе, механизмы потребления оказываются существенными в определении и переопределении аксиологических приоритетов. Постоянная диверсификация маркетинговых стратегий перенаправляет научные поиски, обнаруживая новые темы, включая: «диснейлендизацию», «голливудизацию», «макдональдизацию», «старбаксизацию» и др.

Каталог: wp-content -> uploads -> 2017
2017 -> Пояснительная записка к рабочей программе профессиональной подготовки водителей транспортных средств категории «В» в ооо «Учебный комбинат»
2017 -> Основная профессиональная образовательная программа
2017 -> Родительская семья как форвард процесса профессиональной социализации учащейся молодёжи в регионе
2017 -> Вопросы по нейропсихологии
2017 -> Холостова Е. И. Генезис, методологические основы и современная практика социальной работы // Отечественный журнал социальной работы. 2016. №3


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   25   26   27   28   29   30   31   32   ...   38




База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2022
обратиться к администрации

    Главная страница