В. И. Вернадского В. В. Буряк Динамика культуры в эпоху глобализации: ноосферный контекст Монография


Р аздел 3. Социальное измерение глобализации



страница17/38
Дата31.07.2022
Размер1,59 Mb.
#174507
ТипМонография
1   ...   13   14   15   16   17   18   19   20   ...   38
Р аздел 3.
Социальное измерение глобализации

3.1. Специфика становления гражданского общества в глобализирующемся мире
В конце первого десятилетия двадцать первого века на перекрёстке, называемом «глобализация», встретились политические и технологические проекты. Формирование гражданского общества во многих странах мира и расширение глобализированных социальных сетей оказались ключевыми составляющими осуществления проекта – «глобальное гражданское общество». Философские и моральные идеалы, юридические практики и информационные технологии исторически обусловили особенности теоретических подходов и практик глобального гражданского общества. В последние годы граждане, использующие социальные сети, получили новые возможности высокотехнологичной коммуникации. Специфической особенностью современного этапа становления гражданского общества стало взаимодействие и взаимодополняемость интернетизированной мобильной телефонии и социальных сетей. Этот технологический симбиоз дал импульс для новейшей «коммуникативной революции». Демократические институты уже более двух тысяч лет эволюционировали независимо от технологий, но скорее посредством радикализации правовых идей, организационной работы и эволюции морально-этических идеалов. Идеология и осуществление практик гражданского общества были основаны на постоянном стремлении индивидуумов к легитимации общественных свобод, защите человеческого достоинства от произвола государственных институтов и чиновников.
Один из важнейших принципов реализации гражданских инициатив – создание условий для максимально прозрачных контрольных механизмов осуществления государственной власти. На планетарной шкале деятельность гражданских объединений координируется Центром изучения глобального управления [Global Civil Society, 2001].
Инструменты поднадзорности и контроля являлись прерогативой монархов, буржуазных, пролетарских, авторитарных и, тем более, тоталитарных государств. После начала информационной революции возникли новые возможности для государственного контроля, осуществляемого в отношении деятельности и коммуникации индивидуумов. Одновременно граждане получили шанс «быть услышанными», с одной стороны, и получать к тому же дополнительную жизненно важную информацию о действиях государственных чиновников. Затем появились дополнительные инструменты гражданского управления социально-политическими процессами с использованием межгосударственных связей и надгосударственных институтов, которые могут быть достаточно эффективными, отражать интересы свободных автономных личностей. Эти отдельные локальные инициативы постепенно интегрировались в стратегии глобального гражданского общества.
Успешность реализации гражданских инициатив в современном мире зависит от работы трёх значимых объективных факторов: глобальных многоуровневых трансформаций («глобализации»), технологической инфраструктуры для успешной гражданской коммуникации – планетарной информационной сети (интеграции Интернет с мобильной телефонией) и экспоненциального расширения национальных и транснациональных социальных сетей. Глобальные потоки труда и капитала, планетарная инфо-медийная сфера и гражданские инициативы, направленные на формирование демократической среды, особенно посредством социальных сетей, обеспечили предпосылки для ускоренного формирования глобального гражданского общества. Переход от работы в режиме Web 1.0 к коммуникации посредством технологий Web 2.0 сделал возможным эффективное функционирование social networking, то есть значительно усилились интерактивные взаимодействия внутри коммуникативного поля на глобальной шкале [Musser 2006]; [Shuen 2008]; [Rigby 2008].
Используя технологии социальных сетей, граждане объединяются на основе сходных ценностей, идеологических предпочтений и социокультурных целей. Социальные сети и социальные медиа востребованы не только для повседневной коммуникации «френдов», но также весьма перспективны для ведения бизнеса, поиска работы, аутсорсинга. Многообразие форм использования социальных сетей отражает книга Харта, Гринфилда и Хаджи [Hart, Greenfield, Haji, 2007]. Социальные сети могут использоваться не только для коммерческих целей или повседневной клубной коммуникации, но также необходимы для осуществления гражданских проектов [Kanter, Fine, Zuckerberg, 2010]. В цифровую эпоху необходимо так моделировать свою повседневную деятельность, чтобы социальные сети, маркетинговые стратегии, психологические и поведенческие паттерны помогали людям успешно достигать поставленную цель. Авторы книги «Эффект стрекозы» показывают способы продуктивного использования социальных медиа [Aaker, Smith, 2010]. Грамотное использование потенциала социальных сетей, в частности: блогосферы, ресурсов Linkedin и Twitter гарантирует успех, доказывает Дженет Фаут [Fouts, 2009]. Неудивительно, что средством для расширения социальных сетей является деловая активность. Это относится также к таким сетевым проектам, как Facebook, MySpace и YouTube [Schepp, Schepp, 2009].
Взаимодополняемость этих факторов: глобальности, информационных технологий и расширения сетевых сообществ, - создаёт позитивную динамику эволюции общественного контроля над государственными бюрократическими структурами и гарантирует устойчивость социально-экономического развития демократического общества. Использование государственными структурами социальных сетей для контроля и управления «массами» - также важная тема для понимания рисков и угроз формирования глобального гражданского общества.
Экономические, технологические, политические и социальные процессы в современном мире во многом определяются глобальными трансформациями, их направленностью, интенсивностью и скоростью. Весь этот сложный комплекс изменений часто обозначается словом «глобализация». За этим академическим и публицистическим клише скрывается, с одной стороны, упрощение сложнейших, порой разнонаправленных, противоречивых явлений, а с другой стороны – лоббирование интересов неолиберальных акторов планетарной унификации и стандартизации. Принятие «глобализации» как «природного» закона, социально-экономической неизбежности в ходе эволюции человечества ведёт к снижению социально-политической активности граждан. Формирование гражданского общества в одной отдельно взятой стране происходит в специфичных культурно-исторических и социально-экономических условиях, и некоторым образом уникально. Разумеется, что существуют инварианты гражданской деятельности, но не они определяют тактические действия групп и индивидуумов. Намного более сложен процесс создания глобального гражданского общества, поскольку требуется синхронизировать действия культурно и исторически различающихся общественных объединений. Это, пожалуй, одна из существенных причин, в силу которых «глобальное гражданское общество» скорее проект, чем реальность. Тем не менее, благодаря непрерывной планетарной циркуляции финансовых потоков, технологий, товаров, идей (в том числе, политических), культурных стереотипов, и существованию единого глобального информационного пространства, принципы, ценности и способы социальной активности граждан постепенно унифицируются. Это существенный «шаг» в направлении создания «глобального социума» со своими проблемами, нормами и практиками.
Современное общество – это результат тысячелетних культурно-исторических, социально-экономи­ческих процессов. Одной из актуальных проблем исследования феномена гражданского общества является изучение его трансформаций в условиях глобализирующегося мира. Здесь нужно исходить из историчности всякого социального явления, а именно таковым является гражданское общество. Следует изучить смысловые «трансмутации» термина «гражданское общество» и историческое конституирование понятия «гражданское общество». Очевидно, что общество (гражданское общество, в том числе) постоянно эволюционирует. Также изменяются методологические и концептуальные инструменты его анализа. Нужно отметить, что гражданское общество представляет собой неотъемлемую часть современного социума. В связи с этим нужно описать условия и факторы, влияющие на глобализацию гражданского общества.
В качестве наиболее значимого фактора выделим влияние информационных технологий на формирование коммуникативных практик гражданского общества. Для понимания перспективных стратегий и практик необходимо разместить гражданского общество на глобальной шкале. При этом учитывается постоянное расширение социальных сетей как инфраструктурной составляющей глобального гражданского общества. Основная проблема заключается в определении соотношения позитивного потенциала глобального гражданского общества и рисков его дальнейшего расширения. Также актуальной проблемой является выявление баланса между внутренней самоорганизацией гражданских объединений и внешними манипулятивными действиями по отношению к индивидуумам и общественным организациям. Необходимо выделение перспектив расширения глобального гражданского общества, установление возможностей перехода к авторитету негосударственных организаций как альтернативной легитимной формы социальной власти. Для успешной постановки этой проблемы следует решить несколько задач. А именно, показать исторический, социально-политический статус гражданского общества и его укоренённость в культурной традиции. Далее рассмотреть роль социальных сетей как инфраструктурной компоненты информационного общества, поскольку эти сети являются не только технологическим инструментом, но также позволяют развить коммуникативный потенциал продвижения идеи гражданского общества и демократии. Также необходимо раскрыть специфику построения собственно глобального гражданского общества. Цель исследования феномена глобального гражданского общества в условиях цифровой эпохи заключается в изучении способов проявления гражданского активизма посредством социальных сетей. Также необходимо изучить возможности построения правомочного, эффективного, легитимного и влиятельного глобального гражданского общества и показать, как в условиях глобализации происходит угасание национальной государственности.
Для этого уточним объект исследования. Гражданское общество является частью социальной деятельности свободных граждан и их ассоциаций. Здесь необходимо выделить две основные функции современного гражданского общества: а) обеспечение постоянного контроля гражданами действий государственно-административной системы и б) выдвижение проектов строительства нового, «прозрачного», справедливого и эффективного демократического общества. Общественно-политическим «ядром» гражданского общества являются консолидированные в неправительственные, некоммерческие, независимые организации гражданские группы (ассоциации граждан). Поэтому необходимо выделить механизмы контроля государства над обществом (в том числе, и гражданским), а потом рассмотреть действенные формы контроля гражданского общества над национальными государственными структурами и глобальными корпоративными игроками.
Наиболее важным направлением изучения институтов гражданского общества является исследование глобализированной информационной среды и сетевой активности (social networking) как основной детерминанты формирования глобального гражданского общества. Продуктивное взаимодействие между гражданскими объединениями и государством (чиновниками, презентирующими государственные властные структуры) может быть обеспечено благодаря социальному активизму и легитимности гражданской деятельности. Реализация инициатив создания глобального гражданского общества непосредственно зависит от продвижения идеи свободы слова и осуществления прав человека в глобализированных социальных сетях. Проекты и дискуссии относительно реальности новой «цифровой демократии» анализирует Мэтью Хиндмэн [Hindman, 2008]. Эффекты Интернет-коммуникации оказались ощутимыми не только в медиа-сфере, экономике, политике и образовании, но также в дальнейшей демократизации современных обществ.
Автор рассматривает перспективы цифровой демократии в трёх отношениях: как миф, как идеализированную утопию и как дистопическое будущее. В отличие от оптимизма журналистов и правозащитников, он доказывает, что информационные сети – это отнюдь не «территория свободы». А «власть предержащие» в онлайне мало чем отличаются от «властей» в оффлайне. Информационные сети только создают иллюзию гомогенного эгалитарного пространства. Видимо, в некоторой степени это так и есть. Однако так же справедливо будет утверждать, что киберпространство, скорее, «территория борьбы за свободу», как и реальное политическое пространство.
Гражданское общество имеет две ключевые функции: контроль государственно-административной системы со стороны гражданских объединений и формирование проектов для осуществления эффективного демократического общества. Поэтому сначала необходимо выделить и показать системы контроля государства над обществом, в том числе – и гражданским (это проблема «поднадзорности», которую поставил Мишель Фуко). Затем нужно указать на формы контроля граждан по отношению к деятельности государственных органов и чиновников. Неуклонно продолжается процесс глобализации международных отношений, что требует размещать тему формирующегося глобального гражданского общества в контексте глобальных политических межгосударственных инициатив [Baylis, Smith (eds.) 2001].
Гражданское общество как термин, концепт, идея, полит-технологический конструкт и социально-политический феномен изучается политической наукой, экономической теорией, правоведением, социальной теорией и социальной философией. Для эффективного изучения глобального гражданского общества многие авторы указывают на базовые объективные особенности этого многомерного предмета. Отмечается неравномерная распределённость в историческом времени активных гражданских инициатив, анализируются противоречивые теоретические рефлексии относительно социально-правового статуса гражданских объединений. Также указывается на необходимость новых (сетевых) практик гражданского общества, способы оптимизации взаимоотношений легитимной власти и объединений граждан. Должны быть изучены информационные аспекты формирования глобального гражданского общества. Особого внимания требует проблема продуктивного взаимодействия граждан с государственными институтами, организациями и чиновниками. Должны быть обсуждены проекты создания гражданскими объединениями прозрачных контрольных механизмов «вертикали власти».
Исследование тенденций развития идеи глобального гражданского общества предполагает изучение условий и векторов глобализации. Также, необходимо выяснить перспективы эволюции гражданского общества в направлении к глобальному гражданскому обществу. Для этого нужно выделить социально-политические параметры глобального гражданского общества, определить специфику минимизации национальной государственности и охарактеризовать особенности формирования позитивного государственного права. Необходимо осуществить исторический анализ феномена «гражданское общество», рассмотреть альтернативы его идентификации и понять место в глобализирующемся социуме, пронизанном интенсивными информационными потоками. Отдельно стоит вопрос об управляемости социально-политическими процессами. Здесь нужно учитывать многоуровневость глобализирующегося мира. В качестве регулятивов отношений между гражданским обществом и государством могут быть использованы такие инструменты как: анализ межгосударственных связей, способы применения международного права, мониторинг работы надгосударственных институтов, транснациональных гражданских социальных движений (отражающих интересы свободных автономных личностей). Слова «global» and «civil society» стали общим местом в публицистике и научной литературе последнего десятилетия [Anheier, Glasius, Kaldor, 2003].
Тем не менее, они служат для конкретизации и более точного понимания некоторых современных тенденций демократизации на глобальной шкале. Имеются различные истолкования «глобализации», «гражданского общества» и «глобального гражданского общества». Спектр этих интерпретаций весьма широк. Чаще всего к феноменальной проявленности глобального гражданского общества относят антиглобалистские протестные акции (Сиэтл, Прага и др.) и деятельность гринписовцев, направленную против транснациональных корпораций. И в том, и в другом случае контрагентом глобального гражданского общества является глобальный капитализм. Иная точка зрения заключается в том, что глобальное гражданское общество определяется, прежде всего, инфраструктурой, которая обеспечивает рост демократии в недемократических обществах. Это предполагает увеличение количества профессиональных ассоциаций, потребительских организаций и других негосударственных, некоммерческих групп, которые создают межгосударственные связи. Как отмечает Арне Хинтс, общепринятого и общезначимого определения «гражданского общества» пока что нет. Однако, считает он, есть некоторые характеристики, с которыми прямо и косвенно согласны большинство экспертов. Например, гражданское общество – это «открытое пространство для коммуникации» [Hintz, 2010:19].
Ресурс консолидации гражданских инициатив велик: Интернет, чаты, социальные сети, обмен студентами, энвайронментальные коммуникативные стратегии, борьба за права человека, развитие глобальных медиа. Тем не менее, представление том, что такое глобальное гражданское общество, существенно различается у активистов и экспертов. Здесь в большей степени работает интуиция, а не методы научного анализа. Нужно сделать поправку на существование гражданских групп на локальном (национальном), региональном и глобальном уровнях. Концептуально и эмпирически «глобальное гражданское общество» должно быть размещено в каком-либо социокультурном контексте, иначе оно превращается в социологическую абстракцию, риторическую фигуру и инструмент политической манипуляции [Anheier, Glasius, Kaldor, 2003: 3].
Для получения объективных результатов необходимо учесть интенсивность глобальных многоуровневых трансформаций, например, «индекс глобализированности» стран. Также большое значение имеет анализ культурного контекста в формировании локального исторически определённого гражданского общества [Anheier, Isar (eds.). 2009].
Особенно важным фактором развития гражданских структур является расширение высокотехнологичных социальных сетей. Противоречивые политические процессы конца 2010 и начала 2011 года в Северной Африке и на Ближнем Востоке показывают, что инфраструктура гражданской глобальной коммуникации оказывается иногда ключевым ресурсом для активизации триггеров фундаментальных политических трансформаций (феномен так называемых «твиттерных революций», «фейсбук-революций»). Особое значение Морли Виноград и Майкл Хэйс придают «гендерному сдвигу», поскольку фактически все молодые люди, основной «электорат будущего», являются сетевыми акторами [Winograd, Hais 2008]; [Winograd, Hais 2011]. Ключевыми факторами формирования глобального гражданского общества являются планетарные трансформации («глобализация»), социальные сети в информационном пространстве и гендерный сдвиг (mobilizing generation). Наиболее мощным системообразующим ресурсом социополитического действия становятся интернетизированные социальные сети.

Каталог: wp-content -> uploads -> 2017
2017 -> Пояснительная записка к рабочей программе профессиональной подготовки водителей транспортных средств категории «В» в ооо «Учебный комбинат»
2017 -> Основная профессиональная образовательная программа
2017 -> Родительская семья как форвард процесса профессиональной социализации учащейся молодёжи в регионе
2017 -> Вопросы по нейропсихологии
2017 -> Холостова Е. И. Генезис, методологические основы и современная практика социальной работы // Отечественный журнал социальной работы. 2016. №3


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   13   14   15   16   17   18   19   20   ...   38




База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2022
обратиться к администрации

    Главная страница