В. А. Савельев Проблемы получения и утраты информации в ходе расследования преступлений Монография



страница1/12
Дата02.06.2016
Размер3.1 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12
Министерство сельского хозяйства Российской Федерации
ФГБОУ ВПО «Кубанский государственный аграрный университет»

В. А. Савельев

Проблемы получения и утраты информации

в ходе расследования преступлений

Монография

Краснодар


КубГАУ
2015

УДК 343.98

ББК 67.99(2)94

С12
Рецензенты:

А. В. Руденко – заведующий кафедрой криминалистики
и правовой информатики Кубанского государственного
университета, д-р юр. наук, профессор;

А. В. Гусев – профессор кафедры криминалистики Краснодарского
государственного университета МВД РФ, канд. юр. наук, доцент
Савельев В. А.

С12 Проблемы получения и утраты информации в ходе расследования преступлений: монография / В. А. Савельев. – Краснодар: КубГАУ, 2015. – 240 с.

ISBN 978-5-94672-721-1

В монографии рассматриваются проблемы, связанные с возникновением, изменением, преобразованием и сохранением криминалистически значимой информации в ходе расследования преступлений. Отражены особенности формирования доказательственной информации на стадии возбуждения уголовного дела, а также на первоначальном этапе его расследования. Дана характеристика основных форм утраты криминалистически значимой информации и методов, нейтрализующих противодействие расследованию краж чужого имущества, а также способов обеспечения защиты информации в компьютерных системах. Проведен анализ специфики отражения информационных проблем расследования в криминалистической теории документоведения.

Издание предназначено для студентов юридических вузов (бакалавров, магистров) и аспирантов, также может быть полезна работникам органов предварительного расследования и экспертам-криминалистам.

УДК 343.98

ББК 67.99(2)94

© Савельев В. А., 2015

© ФГБОУ ВПО «Кубанский

государственный аграрный


ISBN 978-5-94672-721-1 университет», 2015

Введение

Одной из основных задач криминалистической деятельности является расследование и раскрытие преступлений, она может быть решена путем исследования и познания обстоятельств совершения преступления, подлежащих установлению.

В связи с этим наука криминалистика рассматривает событие преступления как один из материальных процессов действительности и результат изменений в окружающей среде.

Данные изменения находят свое отражение в сознании человека и выступают как процесс возникновения информации.

Поэтому актуальным является решение проблем, связанных с возможными путями получения, преобразования, сохранения, утраты и искажения информации, ее исследования и оценки как в ходе отдельного акта криминалистической деятельности (оперативно-разыскные мероприятия, следственные действия, назначение и проведение экспертиз), так и при расследовании уголовного дела в целом.

Представляется, что субъект такого информационного познания должен знать:

– закономерности изменений (отражений) объективной реальности;

– закономерности возникновения и исчезновения информации;

– понятие, содержание, структуру (уровни), источники (их информационное поле) и виды криминалистической информации;

– информационные аспекты преступной деятельности и преступления;

– информационные процессы в механизме преступления;

– информационные основы расследования преступлений;

– этапы получения и способы преобразования криминалистической информации;

– основные и специфические формы утраты и искажения информации в ходе расследования преступлений;

–  способы нейтрализации утраты информации;

– криминалистические и нетрадиционные методы восстановления утраченной информации в ходе расследования преступлений.

Кроме того, необходимо уметь:

– воспроизводить ретроспективную информационную модель криминального события;

– выделять и фиксировать элементы механизма преступления;

– определять и классифицировать источники (носители) криминалистической информации, их информационные поля;

– составлять структурную схему преступления и его информационного отражения в источниках (носителях) информации;

– формировать поэтапную информационную модель расследования преступления;

– осуществлять построение поискового портрета преступника;

– применять методы нейтрализации противодействия расследованию и восстановления утраченной информации.

Наряду с общеметодологическими рекомендациями совершенствования информационной модели расследования преступлений автор счел возможным внести предложения по повышению эффективности формирования криминалистически значимой информации в ходе расследования краж чужого имущества, обеспечения защиты компьютерной информации. В работе также нашла отражение специфика выделенных информационных проблем в криминалистической концепции документоведения. Автор надеется, что монография окажется полезной студентам, магистрантам, аспирантам при изучении курсов «Проблемы криминалистики», «Процессуальные и криминалистические проблемы расследования преступлений», «Проблемы методики расследования особо опасных преступлений», «Проблемы получения и утраты информации в ходе расследования преступлений», «Доказывание по уголовно-процессуальному законодательству Российской Федерации», «Юридическая психология». Также сможет оказать существенную помощь при подготовке курсовых, дипломных и диссертационных исследований по юриспруденции.

Глава 1. Гносеологические основы закономерности возникновения информации в ходе расследования преступлений


§ 1. Познание сущности информации
как одна из тенденций развития науки криминалистики

Составную часть любой деятельности человека, важнейший компонент его сознания составляют элементы познания. Последние наряду с чувственным восприятием окружающей действительности включают в себя многообразную мыслительную деятельность, позволяющую проникнуть в сущность события, установить между объектами и явлениями взаимосвязи и причинно-следственные отношения. Элементы познания предполагают взаимодействие с объектами познания, воздействие на них и изменение условий их существования.

Взаимодействие человека с окружающим миром основывается на познании общих закономерностей, проявляющихся в любой деятельности во всех областях теории и практики. Эти закономерности имеют единую основу – теорию познания (гносеологию). Теория познания или гносеология – раздел философии, интерпретирующий природу познания и его возможности, отношение знания к реальности, выявляющий условия достоверности и истинности познания. Термин «гносеология» происходит от греческих слов gnosis – знание и logos – понятие, учение и означает «понятие о знании», «учение о знании»1.

Теория познания (гносеология) изучает познавательную деятельность человека безотносительно к предмету этой деятельности и поэтому раскрытые ею законы отражения объективной действительности в сознании людей имеют всеобщее значение2. Они действуют во всех областях познавательной деятельности и одинаково применимы как к познанию общих закономерностей развития природы и общества, так и к познанию любых частных закономерностей, в том числе и в сфере уголовного процесса3.

Согласно с гносеологическим закономерностям деятельность органов уголовного судопроизводства в основном имеет ретроспективный характер. Именно уникальная способность сознания человека «снимать», преодолевать однонаправленность временных процессов действительности, осуществлять так называемую инверсию (возврат) времени проявляется в ретроспективном познании4. Ретросказание или ретроспективное познание заключается в возможности реконструкции, восстановления информационной структуры объекта прошлого, ее выявления и фиксации посредством декодирования сохранившейся информации в результате взаимодействия этого объекта с окружающей действительностью. Таким образом, только на основе тщательного исследования таких последствий преступления («изменений среды», «сигналов», «следов») субъект познания осуществляет их мысленное реконструирование в информационную модель произошедшего события. По мере возможности он корректирует и интерпретирует ее в своем сознании до тех пор, пока не получит достоверную информационную картину о произошедшем.

Особую роль в качестве методологической основы криминалистического доказывания выполняют важнейшие принципы современной научной гносеологии – принцип отражения, деятельности, развития1.



Принцип отражения позволяет установить все обстоятельства, имеющие значение по конкретному уголовному делу с помощью информации, оставившей следы на предметах материального мира и в сознании людей.

Принцип деятельности указывает на то, что доказывание существует как «специфическая человеческая форма активного отношения к окружающему миру, содержание которой составляет целесообразное изменение и преобразование этого мира на основе освоения и развития наличных форм культуры»2.

Принцип развития позволяет рассматривать доказывание как переход от неизвестного к известному, переход от незнания к знанию. Однако в научной литературе нет единства мнений среди авторов относительно того, как определять познавательную деятельность, которую осуществляют органы судопроизводства.

Большинство ученых считает, что эта деятельность должна именоваться процессом доказывания по уголовному делу3.

Другие отмечают, что наряду с процессом доказывания по уголовному делу, существует еще и уголовно-процессуальное познание4. Есть и те, кто выделяют криминалистическое понятие доказывания (криминалистическое познание)5. Они считают, что криминалистическое понятие доказывания, являясь более широким, детальным, конкретным, включает следующие элементы:

– отыскание (выявление);

– интерпретация обнаруженных следов, их дешифровка;

– закрепление (фиксация), удостоверение;

– проверка;

– оценка;

– использование доказательств в ходе производства следственных действий и судебном разбирательстве;

– обоснование соответствующих выводов при формулировании промежуточных и итоговых решений по делу.

Мы разделяем точку зрения ученых, признающих, что познание и доказывание понятия не тождественные1.

Имеет место также позиция отдельных ученых, заключающаяся в том, что в уголовном процессе наряду с доказыванием существует еще и такой метод познания, как непосредственное восприятие отдельных фактов, действий, событий2. В частности, А. Р. Белкин пишет, что ряд фактов, входящих помимо события преступления в состав предмета доказывания, доступен для непосредственного восприятия их следователем и судом3.

Действительно, познание и доказывание по уголовному делу не являются тождественными, однако не следует считать, что познание и доказывание существуют самостоятельно и независимо друг от друга. Как правильно отмечает О. В. Левченко, познание и доказывание имеют отличия по объему деятельности, по субъектам и оформлению результатов такой деятельности4.

На наш взгляд, при методологическом подходе к решению проблемы соотношения познания и уголовно-процессуального доказывания обнаруживается, что категория «познание» шире понятия «уголовно-процессуальное доказывание». В обоснование этого могут быть приведены следующие аргументы.

Во-первых, согласно этимологическому толкованию, термин «познание» означает приобретение знания, постижение закономерностей объективного мира1. Доказывание же есть подтверждение какого-нибудь положения (приобретенного знания) фактами или доводами2. Если субъекты, занимающиеся познанием, могут ограничиться в некоторых случаях получением знания исключительно «для себя» (например, при выдвижении версий по делу), то, осуществляя уголовно-процессуальное доказывание, они должны не только сами убедиться в наличии или отсутствии каких-либо фактов и обстоятельств, но и обязательно сделать это знание достоянием других лиц, чтобы оно стало знанием «для всех»3.

Вместе с тем, представленный критерий отграничения познания и доказывания не является настолько универсальным, чтобы только по нему определять существующую разницу между этими двумя видами деятельности. Скорее всего, он указывает именно на этимологические различия категорий. Криминалистическое познание лишь в определенных случаях остается деятельностью по получению знаний без их дальнейшего использования в обоснование принимаемых решений по делу. Такими ситуациями в рамках производства по делу следует признавать мыслительные операции по выдвижению и построению версий. Как указывает А. М. Ларин, версию можно приблизительно определить как конкретные мысли о подлежащих выяснению обстоятельствах уголовного дела4. Поэтому справедливо утверждать, что именно на этапе образования версий по делу находит свое проявление этимологический критерий разграничения познания и доказывания. В дальнейшем же после прохождения этапа по построению и выбору версии осуществляемое познание характеризуется также тем, что получаемые знания становятся доступными для субъектов и участников уголовно-процессуальных отношений. Соответственно необходимо и целесообразно выделять и другие критерии несовпадения доказывания и познания по уголовному делу.

Во-вторых, познавательная деятельность субъектов уголовного процесса может быть направлена на выявление любых обстоятельств объективной действительности, которые имеют отношение к расследуемому уголовному делу, но не относятся к предмету доказывания (ст. 73 УПК РФ).

Познание можно рассматривать как процесс получения, преобразования и сохранения любых сведений (информации) о событии, объекте, явлении. В результате формируется мысленная информационная модель события (преступления), которая затем переходит в концептуальную (версию).

Понимание сущности информации как одной из тенденций развития науки криминалистики возможно, как мы полагаем, на фоне анализа ее актуальных проблем. К ним, в самом общем виде, мы относим следующие:

1. Преподавание и изучение криминалистики осложнены слабой разработкой общетеоретических проблем, что объясняется рядом причин. Криминалистика как наука прошла трудный путь развития. При исследовании предмета науки обычно не рассматривались закономерности преступлений. Предмет криминалистики зачастую был смещен в сторону теории доказательств. По существу верной является трактовка криминалистики как науки прикладной следственных действий и методики расследования преступлений. Теоретические изыскания велись преимущественно в рамках криминалистической тактики и методики и только с середины 70-х годов стали формироваться общетеоретические концепции поведения преступника, следственной ситуации, алгоритмизации расследования и др.

2. Современный этап развития криминалистики характеризуется бурным ростом научных исследований. Вместе с тем остается актуальной проблема формирования общей теории науки, единая концепция которой пока не выработана1.

3. Криминалистика занимает особое место в системе наук, поскольку исследует взаимодействие как материальных объектов, так и людей2. В отличие от смежных юридических наук криминалистика изучает не только социальные явления в сфере уголовно-правовых отношений, но и органическую и неорганическую природу – объект познания естественных и технических наук. Специфика познаваемого комплекса объектов обусловливает необходимость активного использования в криминалистике данных иных наук.

Все сказанное свидетельствует об интегративной природе криминалистики, концепция которой была предложена Р. С. Белкиным в 1994 г.3 Это не означает, что криминалистика – конгломерат сведений, заимствованных из других наук. Данные иных наук криминалистика использует не механически, а творчески, адаптируя их к решению своих задач. Криминалистика – самостоятельная наука, поскольку имеет специфические объекты, предмет, методологию и задачи исследований.

4. Одним из основных вопросов криминалистики, имеющих не только теоретическое, но и большое практическое значение, является ее система. Как только криминалистика утвердилась в качестве самостоятельной науки и учебной дисциплины вопрос о ее системе стал предметом дискуссии4. Все учебники по криминалистике преимущественно построены по традиционной четырехчастной системе, однако внутренняя компоновка материала в них разная. В ряде вузов уже несколько лет успешно функционирует пятичастная система учебного курса. Особо выделяется в этой системе структура учебника под редакцией В. А. Образцова, включающая «общую» и «особенную» части. Отмеченное дает основания поставить вопрос о целесообразности структурной перестройки не только учебного курса криминалистики, но и курса науки.

5. Криминалистическая методика тесно связана с криминалистической техникой и криминалистической тактикой.

Наиболее острая дискуссия в криминалистической литературе ведется по поводу содержания, структурных элементов криминалистической методики расследования отдельных видов преступлений и ее общих положений.

Несколько сложнее выглядит решение проблем, касающихся методик расследования конкретных видов преступлений. Дискуссия об их структуре, классификации и других важных сторонах продолжается и в настоящее время1.

6. В теории криминалистики процесс расследования условно делят на три этапа: начальный, последующий и заключительный. Основанием для данного деления послужила направленность процессуальных действий, совершаемых на этих этапах.

7. По конкретным видам преступлений разработаны рекомендации по определению круга последовательности и тактики производства следственных действий и оперативно-разыскных мероприятий. В основном они предназначены для первоначального и последующего этапа расследования, и получили название частных методик.

8. Изученный криминалистами опыт расследования преступлений привел к необходимости определенной систематизации и типизации сведений, содержащихся в частных криминалистических методиках. Систематизированная соответствующим образом информация позволяет следователю по его усмотрению производить важные для расследования операции по определенной, заранее разработанной схеме, представленной, например, в виде криминалистического алгоритма.

9. Включаясь в процесс расследования на любой его стадии, следователь всегда стоит перед необходимостью оценить исходную информацию, определить ее содержание, структуру, форму, связи ее элементов и т. д.

Использование информационного подхода при решении криминалистических задач в процессе расследования преступлений в настоящее время – это не дань моде, а необходимость, обусловленная возможностями современных информационных технологий.

Прежде всего следует отметить почти полную аналогию предмета теории передачи информации и предмета криминалистики. Так, предмет теории передачи информации определяется как система операций по передаче, распоряжению, преобразованию, хранению и непосредственному использованию сведений. То же самое можно сказать и о предмете криминалистически значимой информации. Данная аналогия не случайна, она определяет значимость теории информации, всех ее ответвлений и приложений, в том числе технических для криминалистики.

10. Полагаем, что общая структура экспертно-криминалистического анализа в уголовном расследовании и доказывании может быть наиболее полно и строго научно представлена лишь с позиции информационного подхода. В самом широком смысле процесс следообразования, характерный для любого преступления, может и должен рассматриваться как информационный. Любой след является отражением одного объекта на другом, а весь процесс следообразования заключается в передаче и преобразовании информации в виде физического сигнала. При этом между передатчиком и приемником информации существует причинно-следственная связь расследования и судопроизводства1.

Выделенный ряд проблем науки криминалистики позволяет предполагать о возникшем феномене изменения информационной составляющей ее предмета.

Происходящие в настоящее время в мире процессы глобализации наряду со все более ускоряющимся развитием научно-технического прогресса неизбежно ведут к количественным и качественным изменениям преступности. В ее структуре все больший вес приобретает экономическая преступность, «подпитывающая» все иные виды преступности, и прежде всего наиболее опасные – терроризм, сепаратизм, бандитизм2.

Преступность становится все более мобильной и агрессивной. Преступники и преступные сообщества с успехом осваивают достижения научно-технического прогресса, активно используя в своей деятельности современные средства связи, возможности Интернета, компьютерных технологий транспорта и т. п. С нарастающим размахом они действуют в сфере криминального бизнеса, связанного с оборотом наркотиков, оружия, с сокрытием доходов от налогов, с «отмыванием грязных денег» и, наконец, с коррупцией, приобретшей в ряде стран системный характер.

В этих условиях общество и государство вынуждены искать и реализовывать меры контроля над преступностью и борьбы с ней, адекватные ее нарастающей угрозе. Очевидно, что такие меры должны быть направлены на комплексное решение в своей основе взаимосвязанных правовых, организационных, научно-технических, учебно-методических и тому подобных проблем. Роль криминалистики в этом отношении уникальна, поскольку она в пределах своего предмета, как никакая другая правовая наука, непосредственно причастна к решению всех названных проблем. В связи с этим логично предположить, что в перспективе будут продолжены исследования содержания и структуры, криминалистического обеспечения раскрытия и расследования преступлений, определение его задач, познавательной и деятельной роли, места в системе криминалистики и значения, в частности, в формировании связи криминалистической науки и практики.

Требуют дальнейшего осмысления проблемы предмета и природы криминалистики, ее задач, особенно социальных функций, в том числе связанных с формированием общественного мнения о достижениях криминалистики, возможностях и реальных потребностях практики их использования в борьбе с преступностью.

Российская криминалистика как «наука о закономерностях механизма преступления, возникновения информации о преступлении и его участниках, собирания, исследования, оценки и использования доказательств и основанных на познании этих закономерностей специальных средствах и методах судебного наследования и предотвращения преступлений» (Р. С. Белкин) за время своего существования прошла большой и сложный путь. От заимствования достижений зарубежной криминалистики XIX – начала XX в., через накопление эмпирического материала, разработку технико-криминалистических средств и рекомендаций по тактике отдельных следственных действий, методик расследования отдельных видов преступлений криминалистика перешла к обобщениям: созданию частных криминалистических теорий, а затем к изучению закономерностей возникновения, собирания, исследования и оценки доказательств, к созданию общей теории криминалистической науки.

Необходимо подчеркнуть, что именно развитие общей теории криминалистики привело к существенному изменению, уточнению самого предмета этой науки.

Содержание науки определяется ее задачами, которые принято делить на главные, специальные и конкретные. Задачи эти, в свою очередь, обусловлены социальными функциями криминалистики в условиях развития демократии – необходимостью укрепления законности и правопорядка, усиления охраны прав и законных интересов граждан.



Главная задача науки криминалистики – способствовать борьбе с преступностью, разрабатывая в первую очередь криминалистические средства и методы установления истины в судопроизводстве, раскрытии, расследовании и предупреждении преступлений.

Специальные задачи данной науки – изучение объективных закономерностей, составляющих основу предмета криминалистики, развитие ее общей теории и частных теорий; разработка технико-криминалистических средств, тактических приемов и методических рекомендаций по собиранию, исследованию и использованию доказательств; разработка криминалистических средств и методов предотвращения преступлений.

Дальнейшее развитие науки, изменения в социальной жизни общества, и прежде всего в экономике, ставят перед учеными-криминалистами и представителями других наук криминального цикла конкретные задачи1. Они возникают на определенных этапах развития общества и определяются изменившимися социальными условиями его развития, а также новыми потребностями правоохранительных органов. Таковы, например, задачи по разработке и внедрению в практику: технико-криминалистических средств обнаружения и экспресс-анализа наркотических веществ; тактики нового следственного действия «контроль и запись переговоров»; методик расследования незаконного получения кредита, лжепредпринимательства, легализации доходов, полученных преступным путем, и т. п. В последние годы весьма актуальной стала задача создания методики расследования проявлений терроризма.

Важной специальной задачей науки криминалистики является разработка криминалистических средств и методов предупреждения преступлений, в частности, на основе изучения материалов уголовных дел, в которых выявлены причины конкретных преступлений и условия, способствовавшие их совершению.

Задачи криминалистики могут относиться как ко всей этой науке в целом (общетеоретические задачи), так и к одному из ее разделов – технике, тактике или методике.



Перед криминалистикой ставится задача удовлетворения потребностей оперативно-разыскной, экспертной, следственной и судебной практики. В связи с этим она изучает особенности личности преступника и жертвы, акты их поведения до, во время и после совершения преступления, опыт расследования отдельных видов преступлений; особенности применения научно-технических и тактических приемов и средств, используемых при проведении различных следственных и судебных действий.

В конце XX в. криминалистика уже имеет собственные предмет и объекты изучения, методы и средства познания, собственную методологию, а также систему науки и учебной дисциплины. В ней сложились четыре взаимосвязанных раздела: общая теория криминалистики; криминалистическая техника; криминалистическая тактика; криминалистическая методика.

Системность является одним из основополагающих условий, принципов существования и дальнейшего развития криминалистики – юридической науки специального, прикладного характера, которая исследует закономерности преступного поведения и преступной деятельности, механизм их отражения в источниках информации. Кроме того, предметом ее изучения являются особенности деятельности по раскрытию, расследованию и предупреждению преступлений, разработка на этой основе средств и методов раскрытия, расследования, предупреждения преступлений с целью надлежащего применения материальных и процессуальных правовых норм. Как было отмечено в криминалистической литературе, этот принцип означает такой подход к предмету познания, при котором криминалистика в целом, отдельные ее разделы и подразделы, изучаемые ею объекты и явления рассматриваются как элементы, т. е. как взаимосвязанные части целого. Данный принцип позволяет рассматривать в единой системе научные знания, отражает действие такого всеобщего закона развития науки, как закон непрерывности накопления научного знания. Реализация этого принципа обеспечивает и поступательное развитие науки, так как позволяет увязывать имеющиеся знания с новыми и ожидаемыми, способствует действию законов развития науки1.

Значительный вклад в развитие криминалистики на этом этапе внесли: Г. Н. Александров, Р. С. Белкин, А. Н. Васильев, А. И. Винберг, И. А. Возгрин, В. П. Колмаков, И. Ф. Крылов, И. М. Лузгин, Н. П. Макаренко, С. П. Митричев, С. М. Потапов, А. Р. Ратинов, В. И. Рохлин, Н. А. Селиванов, С. С. Степичев, В. Г. Танасевич, С. И. Тихоненко, Б. И. Шевченко, А. Р. Шляхов и Н. П. Яблоков.

Действительно, в числе специальных признаков, определяющих любую область знаний как науку, преобладают признаки, характеризующие науку с позиций ее системности. Не является исключением и криминалистика. Ключевым признаком выступает представление системы криминалистических знаний не в произвольной последовательности, а в логически построенной, дающей представление об исходных теоретических концепциях, принципах, понятиях и терминах, которые образуют научно-практический потенциал криминалистики. Таким образом, можно говорить о системе криминалистики как о базовом структурном каркасе этой области научного знания.

Структура системы криминалистики весьма подвижна, любые изменения неизбежно отражаются на дальнейшем развитии криминалистики, возможностях практического использования составляющих ее научных знаний. Поэтому не случайно в криминалистической и иной научной литературе справедливо отмечается открытость системы науки и, в частности, науки криминалистики для пополнения ее новыми знаниями, получаемыми в ходе познания криминалистикой своего предмета и объекта1.

В последние годы предпринята попытка наряду с указанными выделить еще один раздел в системе криминалистики – «Криминалистические вопросы организации раскрытия и расследования преступлений»2. На взгляд авторов другого учебника, это по существу «ничего не дает криминалистической науке и практике и не получило пока широкого признания»3.

Напротив, можно утверждать, и как аргументированно полагает В. Д. Зеленский, что «опасения на этот счет не совсем оправданы и выделение самостоятельного раздела криминалистики «Организационные основы расследования» (он должен идти вслед за общей теорией) нисколько не колеблет общей направленности и значения криминалистики как науки»4. Данное учение об организационных основах расследования имеет целью разработку рекомендаций, направленных на повышение эффективности (производительности и качества) труда следователя. «Обоснованию этого, выработке средств и методов, направлений достижения цели служат организационные основы выявления, расследования и предупреждения преступлений…»5.

Российским и зарубежным научным сообществом криминалистика признана как правовая и прикладная наука, а в дальнейшем – Р. С. Белкиным и его учениками определена как синтетическая наука1.

В своих последних трудах («Курс криминалистики», «История отечественной криминалистики», «Криминалистика: проблемы сегодняшнего дня»), Р. С. Белкин подвел итог более чем столетнему периоду становления криминалистической науки и его третьему этапу развития, а потомкам – в последних своих работах изложил свое научное завещание о путях ее дальнейшего развития.

В частности, автор отметил, что в криминалистике утвердился ситуационный подход к реализации в практике разрабатываемых ею рекомендаций. На этой почве возникла такая частная теория, как криминалистическая ситуалогия2. Ситуалогия напрямую связана с теорией криминалистического моделирования3. Среди новых криминалистических научных концепций, имеющих все основания именоваться частными криминалистическими теориями, ученый назвал еще три: теорию криминалистического прогнозирования4, криминалистическое учение о механизме преступления5 и теорию временных связей и временных отношений в процессе расследования6.

Анализ потребностей следственной и экспертной практики, недочетов этой практики позволяет утверждать о несомненной значимости рекомендаций, содержащихся в этих частных криминалистических теориях.

Вместе с тем приведенные репрезентативные данные, полученные в этом исследовании, указывают, что на пути активного внедрения достижений криминалистики в следственную практику стоят определенные «барьеры», проявляющиеся в следующем1.

Это прежде всего сложившиеся консервативные стереотипы практической деятельности. Практика стихийно противодействует нововведениям, стремясь сохранить привычное статус-кво, привычный образ действий. Этому способствуют и сложившиеся стереотипы мышления следователей. Нежелание и в какой-то степени боязнь нового, непривычного, прикрываемые ироничным отношением к рекомендуемым новинкам, характерны для многих следователей. В немалой степени в этом повинна и сама наука. Так, В. П. Бахин назвал три причины такой ситуации: сложность поиска и выделения рекомендаций в тексте работ по данной тематике; неконкретность рекомендаций, сложность их восприятия; суть проблемы и возможность ее разрешения.

Вышеизложенное Р. С. Белкин сводит к следующему. Все публикации по частным криминалистическим методикам разнообразны по объему, степени детализации и форме изложения: от специально посвященных конкретной методике публикаций, нередко весьма внушительных размеров, до нескольких страниц в учебнике или статье.

Возникает естественный вопрос насколько может быть усвоена эта «книжная методика» рядовым следователем в условиях дефицита времени и экстремальной ситуации?

Криминалисты, осознавая справедливость отрицательного ответа, давно нашли выход: разработки на основе «книжных методик» лаконичных, четких и ясных алгоритмов действий следователя, выбора вариантов в зависимости от следственных ситуаций2. «Алгоритмизация – не дань моде, а возврат к интуитивно-содержательному существу алгоритмов как руководство к действию, могущих быть жесткими и ослабленными, пригодными для безмашинного применения самими следователями и другими субъектами уголовного судопроизводства»1. Поэтому связь теории науки криминалистики с практикой, осуществляемая путем разработки специальных криминалистических алгоритмов и программ образует одну из основных тенденций ее развития.

Главной ролью криминалистики в условиях развития процессов интеграции и дифференциации знаний является «проводка» собственных достижений и научных положений других наук и техники, к нуждам уголовного судопроизводства.

Синтез научных знаний – естественных, гуманитарных и технических – стал ярко проявляться в комплексных криминалистических исследованиях. Комплексность исследований получила широкое распространение в криминалистике и судебной экспертизе и определилась как тенденция развития современной криминалистической науки2. Так, например, происходит интеграция знаний при составлении «комплексного» портрета. С учетом анализа информации, полученной при расследовании, целесообразно выделить пять блоков, которые и составят основу «комплексного» портрета разыскиваемого человека. Это криминалистическая информация; информация о навыках и привычках человека, проявившихся в разнообразных (материальных и идеальных) следах на месте преступления; составление психологических и психиатрических портретов разыскиваемого человека; естественно-научная информация (например, данные судебной медицины, биологии, химии и т. д.); организационно-информационный блок3.

Некоторые положения криминалистики по своей теоретической и практической значимости находятся далеко за пределами данной науки. Среди них можно назвать идентификацию и диагностику, криминалистическую экспертизу, криминалистическую тактику и др. Они широко используются в судебной экспертизе, судебной медицине, теории оперативно-разыскной деятельности, оружиеведении, судебном автороведении, материаловедении, почвоведении, стоматологии, одорологии, ДНК-анализе, взрывотехнике, видео-фоноскопии.

Криминалистика в настоящее время перешла в новое качество и трансформировалась в систему универсальных знаний. Сегодня достижения науки реализуются не только в оперативно-разыскной, экспертной, следственной и судебной деятельности по установлению преступников, следов применения орудий и средств преступлений, ее рекомендации находят применение в других сферах человеческой деятельности.

Однако существующая криминалистическая наука и ее разработки обеспечивают пока только уголовное судопроизводство, не охваченными остаются гражданский, арбитражный, конституционный и административный процессы. На наш взгляд, перед учеными-криминалистами встает исторический вопрос расширения предмета науки, а именно познание закономерностей механизмов правонарушений, т. е. не только преступлений, но и гражданско-правовых и административных проступков, а также закономерностей возникновения информации и самих правонарушений. Важное значение в ходе производства по делам об административных правонарушениях приобретают тактико-криминалистические рекомендации при осуществлении досмотра: личного, вещей, транспортных средств, а также осмотра места совершения правонарушения1.

Технико-криминалистические методы и средства собирания и исследования материальных носителей информации, их оценки и использования найдут еще более широкое применение в гражданском, арбитражном и административном судопроизводстве. «Тактические приемы допроса, разрабатываемые криминалистикой, применяются в гражданском судопроизводстве лишь с учетом специфики, особенностей этого вида судопроизводства»1. В практику расследования уголовных дел, в частности, для фиксации вербальной криминалистически значимой информации, более активно будут внедряться средства аудио- и видеотехники: «…в соответствии с требованиями ст. 81 УПК РФ вещественные доказательства – видеозаписи следственных действий подлежат оставлению при деле…»2.

В целом для криминалистической тактики актуальной и перспективной остается тенденция расширения системы следственных действий, в числе которых могут оказаться некоторые из оперативно-разыскных мероприятий. Вместе с тем чрезвычайно важной остается проблема взаимосвязи развития криминалистической тактики и тактики оперативно-разыскной деятельности, использования результатов последней в процессе доказывания.

Очевидна возрастающая роль криминалистики в дальнейшем совершенствовании уголовно-процессуального законодательства, в частности по вопросам доказательств и доказывания, соотношения прав и обязанностей сторон в уголовном процессе. В этой связи более интенсивным будет процесс освоения криминалистической тактикой современных достижений других наук, например, психологии и логики, а также информационных технологий и средств компьютерной техники. На этой основе непременно будет совершенствоваться система тактических приемов и комбинаций расследования, а также вся организация этого процесса.

Проблемы криминалистической методики непосредственно связаны с изменениями уголовного законодательства, которое в последнее десятилетие претерпело коренные изменения, но по-прежнему не отличается устойчивостью. Поэтому необходимо не только совершенствовать методики расследования «устоявшихся» категорий преступлений, но и разрабатывать новые – по их новым видам, появляющимся в Уголовном кодексе РФ. Среди них особо следует выделить преступления, совершаемые в сфере экономики, а также с использованием информационных технологий1. Совершение таких преступлений зачастую характеризуется неординарными интеллектуальными возможностями и чрезвычайно разнообразными способами действий преступников. Их выявление, обобщение и анализ – одна из задач, которая предопределяет постоянную перспективу развития криминалистической методики и в целом криминалистики.

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12


База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница