Урок за уроком. М.: Ооо «тид «Русское слово рс»



страница22/23
Дата27.04.2016
Размер0.7 Mb.
ТипУрок
1   ...   15   16   17   18   19   20   21   22   23

Образ Чичикова

Чичиков — натура двойственная. Особенно явно это видно в момент встречи с блондинкой на дороге.

Вначале обратим внимание на портрет незнакомки.

Вся символика ее описания, все краски имеют одну легко различимую направленность: сравнение с только что снесенным яичком (яичко — начало жизни), преобладание одного, белого цвета — цвета невинности, дня, начала, соприкосновение с лучами солнца, источником и двигателем жизни и, наконец, полная проницаемость, прозрачность для лучей, для света, для взгляда, — так контрастирующая с затвердевшей корою старческой неподвижности и одеревенелости.

Какой же была на все это реакция Чичикова? Необычной, неожиданной для такого прозаического, расчетливого человека: он задумался, позабыл про все окружающее.

Чичикову суждено было во второй раз пережить эти ощущения. И притом острее, по-новому.

VIII глава. Бал у губернатора. Чичиков, возведенный общественным мнением в «миллионщики», утопает в блаженстве почитания и славы… И вдруг перед Чичиковым предстает знакомая блондинка.

Какова на этот раз реакция Чичикова?

«Чичиков так смешался, что не мог произнести ни одного толкового слова...» Модные фразеры, ловкие щеголи, которых любила изображать романтическая повесть, не терялись в подобных ситуациях и умели изъясняться с красавицами галантно и афористично. Но много ли было за подобными словами истинного чувства?

Выходит, что немота Чичикова выше потока красноречия этих романтических героев. По крайней мере, в ней есть доля истинного переживания.

Но рассказчик предостерегает: не преувеличивайте силу переживаний Чичикова — «Нельзя сказать наверно, точно ли пробудилось в нашем герое чувство любви, даже сомнительно, чтобы господа такого рода... способны были к любви». Но, как бы то ни было, рассказчик настаивает на необычности этого чувства, как бы приоткрывшего что-то неожиданное в этом персонаже: словно какая-то сила вырвала «на несколько минут Чичикова из будничного мельтешения, из потока пошлости и прозы, с которыми он был слит каждой клеткой своего существа».

Большинство персонажей поэмы живет и действует почти инстинктивно, безотчетно. Что они думают по поводу своих поступков и думают ли что-нибудь вообще, нам, как правило, не сообщается.

Иное дело — Чичиков. Интересно следующее место. После одной из своих неудач — увольнения с таможни за контрабанду, — Чичиков размышляет: «Почему ж я? Зачем на меня обрушилась беда? Кто ж зевает теперь на должности? — все приобретают. Несчастным я не сделал никого: я не ограбил вдову, я не пустил никого по миру… За что же другие благоденствуют и почему должен я пропасть червем?.. И что скажут потом мои дети? «Вот», скажут, «отец, скотина, не оставил нам никакого состояния!»

Все размышления, сопровождающие поступки Чичикова, — своего рода попытка уяснить их, дать себе в них отчет. У других персонажей поэмы подобного не встретишь. Им свойственно поступать как существам низкой духовной организации, чуть ли не как животным.

И, наконец, еще одно, совсем неожиданное отличие. «Страсть» Чичикова, овладевший им порок в определенном смысле уже, чем у других персонажей. Попробуйте определить в двух словах, в чем особенность Ноздрева, — едва ли вам это удастся. Ноздрев хвастлив и каверзен, «разбитной малый» и тонкий плут... Никак нельзя одним определением обозначить этот характер, и Гоголь не дает такого определения. Его фраза, что Ноздрев «был в некотором роде исторический человек», — не определение: эта фраза во многом ироническая и описательная.

А вот Чичикову автор находит возможным дать определение. «Справедливее всего назвать его: хозяин, приобретатель. Приобретение — вина всего; из-за него произвелись дела, которым свет дает название не очень чистых». Разумеется, и Чичиков очень сложен, гораздо сложнее и Ноздрева, и любого другого персонажа поэмы. И его характер одним определением не исчерпаешь. Чичиков вкрадчив, льстив; когда нужно, высокомерен, упорен, настойчив… да мало ли что еще можно сказать об этом удивительно многоликом и гибком человеке. Но все же его главную страсть или, как говорил Гоголь, «задор» можно обозначить довольно определенно — «приобретатель».

Из всех других персонажей первого тома поэмы только один строится на тех же основах, что Чичиков. Это Плюшкин...

Может быть, то, что мы сказали, делает Чичикова лучше остальных персонажей поэмы? Наоборот, хуже. Ведь он мог бы быть и другим человеком, его действия сопряжены с определенным осознанием, размышлением, и он далеко не так примитивен. А значит, с него и спрос другой.

Теперь нам будет понятно замечание молодого Чернышевского о Чичикове: «это характер самый трудный».

Но как раз трудностью и сложностью Чичикова предопределено не только его центральное место в первом томе поэмы, но и его предполагаемый жизненный путь в последующих томах... Ведь, имея за спиною прошлое, он мог иметь и будущее. Развиваясь во времени, он способен претерпевать изменения. Да и сосредоточенность Чичикова на одной «идее», определенность страсти облегчили бы исправление. Легче освобождаться от определенного «порока» (собственничества, например), чем от порочности вообще.

Гоголь в первом томе поэмы намекнул на будущее перерождение Чичикова и на тот назидательный урок, который получает в связи с этим его «страсть» — приобретательство. «И, может быть, в сем же самом Чичикове страсть, его влекущая, уже не от него, и в холодном его существовании заключено то, что потом повергнет в прах и на колени человека пред мудростью небес».

УРОК 76

ОБРАЗ ЧИЧИКОВА. АНАЛИЗ ХI ГЛАВЫ
…Он все же подлец какой-то странный...

И. Золотусский
ХОД УРОКА
I. Беседа по вопросам:

1. Какова роль ХI главы в композиции поэмы? (Биографию Чичикова Гоголь вынес в последнюю, ХI главу. Такое построение имело основание, ведь прошлое героя с сюжетом не связано. Поэтому Гоголь выносит биографию за рамки сюжета. А если говорить о сюжете поэмы, то он кончается в Х главе решением Чичикова бежать из губернского города. Биография Чичикова важна для мотивировки его поступков и черт характера. Знакомясь с ней, мы понимаем причины его поступков и суть его взглядов на жизнь.)

2. Зачем Чичиков скупал мертвые души?

3. Почему Гоголь называет его «приобретателем»? В чем его отличие от таких «накопителей», как Собакевич, Коробочка, Плюшкин? (Это человек новой, буржуазной формации — «приобретатель», хищник, хозяин. Он обладает такими чертами, которых нет у помещиков, — энергией, волей.

И он грозен тем, что развивается при дружном одобрении окружающих и при тайной зависти его силе. Ведь помещики являются расточителями человеческого достоинства, и кончают они «прорехой на человечестве». А Чичиков умирать не собирается.)
Слово учителя1

«Вспомните дорожную шкатулку Чичикова — это же поэма! Это поэма о приобретательстве, накопительстве, выжимании пота во имя миллиона… и чего там только нет! И сорванная с тумбы городская афишка... и похоронный билет (говорящий его трезвому уму: торопись, помни о смерти)... Та же куча Плюшкина, только не растрепанная... а приведенная в симметрию, где каждый предмет — к делу... Куча Плюшкина — это кладбище вещей, шкатулка Чичикова — походный чемодан делового человека».


4. Что роднит Чичикова с помещиками? В чем заключается «ядро» этого образа? (Чичиков интересен тем, что является «собирателем» черт всех персонажей помещиков: в деликатности он не уступит Манилову (вспомните проход в дверь), копит так же упорно, как Коробочка (вспомните его знаменитую шкатулочку), в бережливости не уступит Плюшкину, в собирании всякого хлама, кстати, тоже, прижимист, как Собакевич, торгует каждую копейку, да и сам, по определению автора, — «герой копейки», а солгать способен не хуже Ноздрева.

Но есть у Чичикова черта, которая делает его первым лицом — поразительная гибкость, цепкость, выживаемость в любых условиях, в любые времена. Зерно» этого героя — умение приспосабливаться, угадывать людей и подлаживаться к ним.

С Маниловым он приторно-любезен, с Коробочкой — мелочно-настойчив, с Ноздревым — напорист и трусоват, с Собакевичем торгуется так же неотступно, как и Собакевич с ним, Плюшкина покоряет своим «великодушием».

Итак, мы достаточно знакомимся с героем прежде, чем прочитаем его биографию. (Вспомним, что это второй герой, у которого есть биография!)

5. Почему же то и дело прогорает гоголевский герой, почему его аферы, сначала так возносящие его вверх, всякий раз лопаются, не удаются? Почему Чичиков потерпел неудачу в торге с Ноздревым?

Познакомимся с фрагментом статьи П. Вайля и А. Гениса «Русский Бог. Чичиков»: «Пройдоха Чичиков оказывается чересчур простодушным, чтобы обвести вокруг пальца Ноздрева, или Коробочку, или своего напарника-подельника из таможни. Он даже не удосужился придумать правдоподобную легенду, объясняющую покупку мертвых душ.

Маленький человек с маленькими страстями (кстати, примерно так говорил Лев Толстой о Наполеоне), Чичиков знает только одну цель — деньги. Но и тут он недостаточно последователен. Он остается в городе после оформления купчей, влюбляется в губернаторскую дочку.

Все оттого, что Чичиков на самом деле не столько ищет капитала, не столько ждет исполнения своих коварных планов, сколько надеется войти в человеческую жизнь — обрести друзей, любовь, тепло...»

С чем тут можно согласиться, а с чем — нет?

6. Что заинтересовало Гоголя в Чичикове, почему он сделал его героем? (Вспомним, что время, в которое создавалось произведение Гоголя — это первая треть ХIХ в., когда царское правительство, расправившись с декабристами, усиленно создавало бюрократический аппарат, когда в гору пошли напористые Чичиковы, способные делать деньги из чего угодно.

Но писателя интересует не простой «подлец». Он рисует человека, положительные задатки которого приобрели негативную направленность. Писатель подробно воспроизводит «формирование души» своего героя: в тех условиях, в которых он рос, усваивал отцовскую философию, ничего другого не могло получиться. И получилась не душа, а ларчик с бумагами, деньгами и прочим добром.

Гоголь пытается понять характер Чичикова: для этого он единственному персонажу дает историю жизни во всех деталях. Но как это сделать, если даже внешний облик героя схватить трудно?

«Не красавец, но и не дурной наружности», «не слишком толст, не слишком тонок», «нельзя сказать, чтобы стар, однако ж и не так, чтобы слишком молод» и так далее. Во всем умеренность, середина, безличность, то, что исключает человеческие страсти, движение души, но оставляет простор «копейке».)

7. Что сформировало характер героя? Через какие этапы развития прошел Чичиков?

8. Проверка индивидуального задания — сообщение на тему «Образ Чичикова» (по карточке 54).

9. Видел ли Гоголь ту силу, которая принесет спасение России? (Нет, не видел, отсюда и его тревожные вопросы: «Русь, куда же несешься ты? Дай ответ... Не дает ответа!» Свои тревожные раздумья он воплотил в образе птицы-тройки, которая несется неизвестно куда.)


II. Слово учителя.

И. Золотусский о финале пишет: «Комическое путешествие заканчивается трагически, и трагизм пронизывает заключительные строки «Мертвых душ» о летящей в неизвестность тройке. Она пока как бы еще без ума летит, абы куда летит, и Гоголь наслаждается самим ее полетом, вихрем движения, но вопрос «зачем?» все же не заглушается этим поднимающим пыль вихрем. И вовремя попадается ей на дороге фельдъегерь...

Гоголь помнит, кто едет в бричке, и куда едет, и где пролегает дорога. Это не конец, а начало ее, и апофеоз «быстрой езды» не ответ на вопрос: «Где выход? Где дорога?»

Перед этим финалом Чичиков засыпает, успокоенный своим удачным бегством из города, и будто бы во сне видит собственное детство — о нем рассказывает сам автор...

Этот-то рассказ о детстве Чичикова и дает потом разгон его тройке, подхватит ее как на крыльях и понесет к неведомому 2-му тому.

В этом отрывке особенно чувствуется контраст — необъятная Русь и «казенный экипаж» — символ бездушной, страшной государственной власти.


III. Домашнее задание.

1. Подумать над тем, почему Гоголь назвал «Мертвые души» поэмой.

2. Отметить в тексте поэмы наиболее яркие лирические отступления (главы V (отступление о метко сказанном русском слове), VII (о двух типах писателей; о бурлаках), ХI (о птице-тройке, о дороге, о Руси и ее богатырях, о выборе героя.) Какую художественную функцию они выполняют?

3. Индивидуальное задание — подготовить сообщение на тему: «Что означает гоголевский образ дороги?» (по карточке 55).




Карточка 55

Что означает гоголевский образ дороги?1

Образ дороги возникает с первых страниц поэмы. Образом дороги поэма и завершается.

Но какое огромное различие между первым и последним образом дороги! В начале поэмы это дорога одного человека, определенного персонажа - Павла Ивановича Чичикова. В конце это дорога целого государства, России, и даже больше — дорога всего человечества, на которой Россия обгоняет «другие народы».

Это образ метафорический, иносказательный, олицетворяющий постепенный ход всей человеческой истории.

Эти два значения, как две крайние вехи. Между ними располагаются множество других значений — и прямых, и метафорических, образуя сложный и единый гоголевский образ дороги.

Переход одного значения в другое — конкретного в метафорическое — чаще всего происходит незаметно. Вот отец Чичикова везет мальчика в город; пегая лошадка, известная у лошадиных барышников под именем Сороки, день-другой бредет по российским весям, въезжает на городскую улицу... Отец, определив мальчика в городское училище, «на другой же день выбрался в дорогу» — домой. Чичиков начинает свою самостоятельную жизнь. «...При всем том трудна была его дорога», — замечает повествователь. Одно значение образа — вполне конкретное, «вещественное» незаметно сменяется другим, метафорическим (дорога как жизненный путь).

Чичиков уезжает из города N. «И опять по обеим сторонам столбового пути пошли вновь писать версты, станционные смотрители, колодцы, обозы, серые деревни с самоварами, бабами и бойким бородатым хозяином... пешеход в протертых лаптях, плетущийся за 800 верст, городишки, выстроенные живьем...» и т. д. Потом следует знаменитое обращение автора к Руси: «Русь! Русь! вижу тебя, из моего чудного, прекрасного далека тебя вижу...»

Переход от конкретного к общему по-прежнему еще плавный, почти незаметный. Дорога, по которой едет Чичиков, бесконечно удлиняясь, рождает мысль о всей Руси. Тут даже не скажешь, что один конкретный образ переходит в другой, метафорический. Просто перед нами увеличивается масштаб: пространство, которое пересекает тройка Чичикова, бесконечно расширяясь, переходит в пространство всей страны, и это дает повод для вдохновенного монолога автора о Руси: «...И грозно объемлет меня могучее пространство...»

Известный русский ученый, теоретик литературы А. Потебня находил это место «гениальным». Потебню поразило, «как неожиданно обрывает занесшуюся мысль холодная действительность»; поразила та резкость, «с которой этим выставлена противоположность вдохновенной мечты и отрезвляющей яви».

И действительно: резкость перехода доведена Гоголем до высшей точки. Нет никаких фраз, подготавливающих переход, нет пояснений рассказчика, скажем, такого рода: «Но возвратимся к нашему герою...» или «А в это время с нашим героем происходило то-то и то-то». Просто один план «вдвинут» в другой: во вдохновенную речь поэта врывается грубая брань Чичикова и встретившегося ему фельдъегеря, — и мы, словно упав с неба на землю, видим перед собою не сказочно-незнакомое пространство России, а конкретную дорогу, ту, по которой едет тройка Чичикова...

Но затем, так же неожиданно, эта картина уступает место другой: словно и Чичиков, и его бричка, и скакавший навстречу фельдъегерь были всего лишь мимолетным видением.

И уже не Чичиков восхищается дорогой, не он покрепче закутывается в дорожную шинель, тесней и уютней прижимается в угол кареты. Не он дремлет, прижавши к углу своего соседа (Чичиков ведь, мы помним, находился в карете один: Петрушка с. Селифаном сидели на козлах.) Не Чичиков вдохновенно любуется наступившей ночью. «А ночь! небесные силы! какая ночь совершается в вышине!»

Кто же этот персонаж? Похоже, тот самый, который произносил глубоко-вдохновенную речь о Руси, словом, не кто другой, как автор. Но вот что интересно: сменив персонажей, сменив тон рассказа — прозаический, с просторечными репликами, на вдохновенный, возвышенно-поэтический, — Гоголь не изменил на этот раз характер центрального образа — образа дороги. Образ дороги не стал метафорическим — перед нами одна из бесчисленных дорог российских просторов, подобная той конкретной дороге, по которой мчится бричка Чичикова.

Гоголь в «Мертвых душах» развивает метафорический образ дороги как «жизни человека» и при этом находит свою оригинальную трактовку образа.

В начале VI главы рассказчик вспоминает о том, как в молодые годы его волновала встреча с любым незнакомым местом, с новыми людьми.

Теперь — иное. «Теперь равнодушно подъезжаю ко всякой незнакомой деревне и равнодушно гляжу на ее пошлую наружность...» 3десь речь идет о невозвратных потерях на «дороге жизни», где утрачивается что-то очень важное, значимое.



УРОК 77

ДУШИ ЖИВЫЕ В ПОЭМЕ ГОГОЛЯ.

(ИЗОБРАЖЕНИЕ НАРОДА.)

ЕДИНСТВО ЭПИЧЕСКОГО И

ЛИРИЧЕСКОГО В ПОЭМЕ.

МОТИВ ДОРОГИ
Русь! Русь! Вижу тебя из моего чуд-

ного, прекрасного далека тебя вижу...



Н. Гоголь
ХОД УРОКА
I. Лекция учителя с элементами беседы, которая сопровождается комментированным чтением страниц поэмы.

Объект изображения «Мертвых душ» — вся Русь в целом. Целью единого охвата взором всей Руси, как бы с птичьего полета, Гоголь пытался объяснить свое пребывание вдали от родины, изображение Руси из «прекрасного далека»: «Вот почему о России я могу писать только в Риме. Только там она предстает мне вся, во всей своей громаде». (Письмо Плетневу от 17 марта 1842 г.)

Для Гоголя Русь — это и Чичиков, и Собакевич, и Плюшкин, и губернатор, и русский поэт, автор поэмы, и Абакум Фыров, бывший крепостной Собакевича, и многие безымянные люди из народа, овеявшие поэму духом народной мудрости.

Перед читателем проходит общество всех слоев, всех основных групп населения, однако значительно преобладает в этой единой и пестрой картине изображение именно дворян и помещиков, хозяев страны в городе и в деревне. Помещики и чиновники выведены Гоголем на первый план потому, что его книга — обвинительный акт, а обвинение падает именно на них, хозяев страны, тех, кто отвечает за ее состояние.

Мы видели, что все они без исключения пошлы и никчемны. Ни тени добра, ни единой светлой мысли, ни единого человеческого чувства нет в них. Это — мир зла.

Но в «Мертвых душах» есть не только господа, но и подданные этих господ, работающий русский народ.

И если господа оценены однозначно, то обобщенный образ народа дан в двух контрастных оценочных планах. С одной стороны, мы видим юмор Гоголя в картинах, рисующих мужичков-недотеп. С другой стороны, крестьянская Русь освещена светом гоголевского сочувствия.

1. I глава. Чтение сцены с «двумя русскими мужиками», рассуждающими насчет крепости чичиковского колеса.

Какое чувство у читателя вызывают эти герои? (С одной стороны — комическое, с другой — от их слов веет «идиотизмом деревенской дикости».)

В дальнейшем эта тема «идиотизма» рабства, забитого, бесправного, безнадежного существования не раз всплывет в поэме.

2. Приведите примеры «идиотизма», к которому приводит бесправие. (Это Петрушка с его странным способом читать книги; это отчасти Селифан и его беседы с лошадьми (с кем же ему поговорить, как не с конями!). Правда, слугам Чичикова свойственна и та «себе на уме» скрытность крестьян, которая проявляется тогда, когда у них что-нибудь выпытывают господа. Тут-то они только прикидываются дураками.)

— Попытайтесь объяснить, почему чичиковские слуги названы Селифаном и Петрушкой. (В характеристике Манилова используется имя Селифан — «ни в городе Богдан, ни в селе Селифан», а потому возможно такое объяснение: рассуждения чичиковского Селифана о дружбе с «тонким приятелем» напоминают словоблудие Манилова.

Андрей Белый считал Петрушку двойником Чичикова. Петрушка — балаганная кукла, не способная мыслить, так и этот герой не выясняет смысл прочитанного, а интересуется процессом чтения.)

«Идиотизмом деревенской жизни» веет и от объяснения мужика, «бывшего поумнее», насчет Маниловки и Заманиловки, и от великолепной сценки в начале Х главы, когда целая толпа крестьян никак не может сдвинуть с места экипажи Чичикова и губернаторской дочки — чтение сцены с дядей Миняем и дядей Митяем.

4. Какова роль сцены с дядей Миняем и дядей Митяем? (Эта сцена усиливает изображение косности мужиков в поэме, их бестолковость и суетливость даются Гоголем по контрасту с «мертвыми» душами — народом из рассказа Собакевича.)

Но убожество крестьянского бытия для Гоголя является обвинением не народу, а господам и укладу общества, доведшим народ до «идиотизма».

Помещики и чиновники изображаются Гоголем сатирически, крестьяне — с добродушным и печальным юмором.

Часто рассказу о жизни народа у Гоголя сопутствуют пейзажные зарисовки. Русская природа как бы живет, творит и страдает вместе с народом, а помещикам до неё дела мало.

5. Найдем подтверждение этой мысли. (II глава. После городской суеты появляется печальная, но милая душе поэта, родная, рвущая сердце, жаждущее иной судьбы для нее, деревенская Русь (чтение со слов: «Едва только ушел назад город, как уже пошли писать по нашему обычаю чушь да дичь...»)

Далее в том же печальном тоне нарисована деревня Манилова... «Попадались вытянутые по шнурку деревни... Несколько мужиков, по обыкновению, зевали, сидя на лавках перед воротами в своих овчинных тулупах... Словом, виды известные...» Вот он, настоящий народный мир.

Но видит ли его Чичиков? Зачем ему видеть этот мир, когда он думает о мертвых, о скорой наживе?)

6. Темы народа и русской природы пронизаны самым высоким лирическим пафосом, например, в ХI главе. (Чтение со слов: «Русь! Русь! вижу тебя...»)

О простом русском народе Гоголь говорит с любовью и болью: вспомним девочку Пелагею, показывающую Чичикову дорогу от Коробочки; ребенок не различает, где правая и левая стороны. Но с какой задушевностью повествует о ней Гоголь! «Чичиков дал ей медный грош, и она побрела восвояси, уже довольная тем, что посидела на козлах».

7. Любовь Гоголя к народу проявляется и в концовке V главы, где говорится о русской народной речи — чтение со слов: «Выражается сильно русский народ...»

Идейной осью всей поэмы является размышление Чичикова о купленных им мертвых душах. «Разумеется, — пишет Г. Гуковский, — это мысли Гоголя (не единственный раз в книге)».

Важно и то, что это размышление следует сразу за знаменитым вступлением к VII главе, в которой Гоголь говорит о своем призвании быть поэтом суровой правды, то есть излагает центральную идею своей творческой программы.

В воображении Чичикова, Гоголя и читателей, пробегающих глазами список купленных «душ», встает целая галерея образов крестьянской Руси. Гоголь замечает, что его героем овладело «какое-то странное, непонятное ему самому чувство».

А ведь это не Чичиков! Это опять голос автора! В черновиках к VII главе есть строчки: «Но не мешает уведомить читателя, что это размечтался не Чичиков. Сюда несколько впутался сам автор и, как весьма часто случается, вовсе некстати. Чичиков, напротив, думал вот что» И всё-таки в окончательном тексте этого замечания нет!

Чичиков не способен мечтать вообще. Мечтать он может, но только в деловом плане. Кстати, не успел герой размечаться, в списке крестьян Собакевича он увидел Елизавету Воробей и вычеркнул ее («Фу-ты пропасть: баба! Она как сюда затесалась? Подлец, Собакевич, и здесь надул!») — вот здесь Чичиков настоящий.

Потом попалось имя Абакума Фырова. «Ты, брат, что? Где, в каких местах шатаешься? Занесло ли тебя на Волгу и взлюбил ты вольную жизнь, приставши к бурлакам?..» — Тут Чичиков остановился и слегка задумался. Над чем он задумался? Задумался ли он над участью Абакума Фырова или задумался так, сам собою, как задумывается всякий русский... когда замыслит об разгуле широкой жизни?»

Здесь опять начинает звучать лирический голос автора. Здесь-то появляется та поэзия, которая и сопровождает лирические размышления Гоголя на протяжении всей поэмы.

В противоположность пошлым и подлым людишкам «мертвого» мира господ перед нами живые, простые люди, хотя и загубленные своей лихой долей.

8. Чтение фрагмента VII главы со слов: «Смотря долго на имена их, он умилился духом и, вздохнувши, произнес...» до слов: «Там-то вы наработаетесь, бурлаки!..»

Какими чувствами окрашено это раздумье? (Голос писателя звучит в этой сцене эпически. В том, что размышление заканчивается картиной могучего веселья труда, «разгула широкой жизни», чувствуется надежда на лучшую долю народа.)

Однако общий замысел не позволил писателю развернуть тему народа. В систему участвующих в сюжете лиц могли быть включены только сниженные образы. Несправедливы упреки в адрес Гоголя в том, что он посмеялся над народом.

К концу поэмы все чаще возникает на ее страницах разговор о бунте, например, в рассуждениях городских чиновников о том, как Чичиков будет переселять в Херсонскую губернию своих крестьян и не случилось бы бунта. Комизм этого эпизода в том, что усмирять-то некого, как и переселять.

Есть в поэме эпизод о бунте живых крестьян, которые убили заседателя Дробяжкина. Но самое сильное звучание тема бунта имеет в «Повести о капитане Копейкине».

Неспокойно было в крепостническом государстве, и Гоголь показал это в поэме. Выразил он мечту свою и о богатыре в прекрасном лирическом размышлении «Русь, Русь! Вижу тебя, из моего чудного, прекрасного далека тебя вижу…»

Гоголь писал: «Пушкин находил, что сюжет «Мертвых душ» хорош для меня тем, что дает полную свободу изъездить вместе с героем всю Россию и вывести множество самых разнообразных характеров».

Значит, в поэме два путника и две дороги: ибо Чичиков мчится по российским дорогам с мыслью о покупке мёртвых душ; у автора — возникают свои, высокие мысли о России.


II. Проверка индивидуального задания — сообщение на тему: «Что означает гоголевский образ дороги?» (по карточке 55).

По ходу сообщения учащиеся могут выписать основные значения образа дороги в поэме.


III. Домашняя работа.

Подготовить выразительное чтение наиболее понравившегося отрывка поэмы «Мертвые души» с комментариями.




Турьянская б.и., гороховская л.н., комиссарова е.м., михеева г.и.
Урок 5 величие и бессмертие древнерусской поэмы.
Урок 9 г.р. державин. судьба и поэзия
Урок 14 контрольное сочинение по комедии
В.а. жуковский
Урок 23 а.с. грибоедов. становление личности писателя.
Урок 25 утро в доме фамусова.
Урок 27 софия — чацкий — молчалин.
Урок 29 прозрение героев.
Проблема ума в комедии
Тема любви в лирике а.с. пушкина.
Урок 42 комментированное чтение первой главы романа.
Тема поэта и толпы в лирике м.ю. лермонтова.
Тема любви в лирике м.ю. лермонтова.
Печорин и вера
Творческая зрелость
Сравнение «медного всадника» а.с. пушкина и «шинели» н.в. гоголя
Образ манилова.
Уроки 73—74 галерея образов помещиков в поэме гоголя
Урок 78 заключительный урок по поэме

Каталог: download -> version
version -> Пояснительная записка 4 1 Цели и задачи реализации основной образовательной программы основного общего образования 4
version -> Старший воспитатель
version -> Федерико Феллини Делать фильм
version -> 2011 год решением ООН был объявлен Всемирным годом молодёжи. Это год 65-летия Детского фонда ООН
version -> Обзор основных теорий
version -> Тема введение в клиническую психологию тема основные разделы клинической психологии
version -> Закономерности гуманизации образования Литература: Антология гуманной педагогики
version -> Издание осуществлено при поддержке Министерства иностранных дел Франции и Французского Культурного Центра в Москве Москва Центр психологии и психотерапии 1998 ббк 88. 2
version -> Рабочая программа по русскому языку, 5 класс


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   15   16   17   18   19   20   21   22   23


База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница