Универсалии культуры Выпуск iv



страница20/32
Дата31.03.2021
Размер3,2 Mb.
ТипМонография
1   ...   16   17   18   19   20   21   22   23   ...   32
Спор о методе

В ситуации консенсуса по поводу ценности классики в «долгие 1970-е» предметом бурных дискуссий стали теоретико-методологические принципы, которым необходимо было следовать, дабы не исказить смысл классического наследия. Очевидно, что задача эта – не исказить – в полноте своей невыполнимая, ибо современная рецепция традиции, от каких бы интеллектуальных групп она ни исходила, всегда содержит в себе в большей или меньшей степени элемент конструирования, «изобретения» (по Э. Хобсбауму) прошлого, того, что

Е. Шацкий называл «созданием для себя традиции»2. Тем более симптоматично в этом контексте признание одного из теоретиков национально-консервативного лагеря П. Палиевского, который во время дискуссии «Классика и мы» прямо заявил: «…вне той борьбы, которая проходит в современности, никакая интерпретация классики не является значительной и не является серьезной»3. Иначе говоря, модель переописания прошлого, которое надо восстановить вроде бы в его аутентичности, «очистив от лжи», задается и настоящим, современной расстановкой сил, современными интересами и притязаниями. В этом смысле в консервативной рецепции классики, как уже говорилось, можно обнаружить последствия посттравматического синдрома, вызванного покушением на классику в 1920-е гг. и произошедшим тогда же опрокидыванием устоявшейся системы ценностей. Во многом именно здесь корни неприятия традиционалистами интеллектуально-художественных явлений, связанных с революцией, – эстетики авангарда и аналитического инструментария, выработанного путем рефлексии авангардистского искусства (формализма).

По сути, «борьба за классику» есть борьба за метод ее интерпретации, за теоретико-методологические установки, которые могут адекватно передать смысл классического наследия. Важный эпизод этой борьбы – критика традиционалистами методологических установок ОПОЯЗа, а конкретно – попыток Ю. Тынянова, В. Шкловского, Б. Эйхенбаума формализовать представления о традиции и преемственности в культуре. Во-первых, «абсолютизированный рационализм» формального метода1, воспроизводящий рациональность авангардистского искусства, утверждал В. Кожинов, инороден классическому искусству, ибо исключает из оборота специфические для последнего категории («мера», «гармония», «снятие противоречий»2). Во-вторых, ОПОЯЗовские идеи «литературной борьбы», «канонизации» оцениваются скептически в силу того, что их авторы игнорируют существеннейшую с точки зрения традиционализма металитературную категорию «ценности». Ссылаясь на работу П.Н. Медведева (М.М. Бахтина) «Формальный метод в литературоведении», Кожинов высказывал предположение о подмене опоязовцами сущности предмета анализа: сконцентрировав внимание на проблеме рецепции современниками литературных текстов, на «литературном быте», «автоматизации» и «остранении», они, по мысли литературоведа, стали рассматривать не «историю литературы», а «литературную моду». Размышлять же о творчестве Пушкина как о явлении «истории литературы», с точки зрения Кожинова, следует, исходя из признания его высшей и несомненной ценностью национальной культуры: «Пушкин “входил” в моду и “выходил” из нее, но для истории литературы в собственном смысле его поэзия никогда не теряла своего живого величия. <…>

Литературу – в отличие от литературной моды – нельзя мерить тем эффектом, который она производит на современников.

В подлинных ее творениях всегда сохраняется объективная художественная ценность, готовая в любой момент ожить для читателей. И именно эта ценность – истинный и главный предмет историко-литературной науки»3.

Порождением «международного авангардизма» считалась и такая процедура истолкования текста, как интерпретация. Трактуя данное понятие, интеллектуалы консервативного плана выявляли в нем прежде всего негативные коннотации: интерпретация казалась им выражением субъективизма современной культуры, шаткости ее иерархических принципов и проницаемости границ, прихотливого интеллектуального произвола сосредоточенной лишь на себе самой нарциссической индивидуальности современного творца. Если совершенным воплощением и одновременно символом традиции для национально-консервативного лагеря была русская литературная классика XIX века, то интерпретация – антипод традиции, дитя радикальных авангардистских эстетических практик по «присвоению» и «использованию» классики, внедрению в нее чуждых классическому наследию смыслов. «Недавно мне довелось присутствовать на праздновании юбилея Чехова, – делился соображениями Вс. Сахаров. – И в этом юбилейном собрании один из выступавших сказал, что Чехов настолько велик, что может быть прочитан по-разному. Это очень интересная идея, хотя ясно, что она не чеховская и не пушкинская и всецело принадлежит современному сознанию. К ней можно добавить еще одну мысль: Чехов настолько велик, что имеет право быть прочитанным и понятым правильно. Ибо он никогда не писал и не думал по-разному, он был чрезвычайно цельной, твердой в своих принципах личностью… и потому думал и писал всегда одно»1 (разрядка автора. – А.Р.). В данном случае ретроспективно конструируемая цельность характера и психологии классика, писавшего «всегда одно», имплицитно противопоставлена не-цельности, раздробленности сознания современных интерпретаторов, проецирующих эту не-цельность на классический текст и в итоге «фальсифицирующих» традицию. Автор-классик здесь выступает авторитетной инстанцией, обеспечивающей нормативное («правильное») понимание произведения, задающей структуру коммуникативного акта, однонаправленную (от автора к реципиенту) и иерархизированную (сверху – вниз, где читатель «внимает» транслируемому сообщению.

Однако любое прочтение / истолкование художественного произведения есть, по сути своей, интерпретация, и в этом случае, как следовало из выступления Ю. Селезнева в дискуссии «Классика и мы», неприемлемым интерпретативным схемам необходимо противопоставить иные, адекватно трактующие классическое наследие. Именно этим, по Селезневу, и должны заняться традиционалисты: «Можно ли и нужно ли интерпретировать сегодня классику? Безусловно, и можно, и нужно, и даже необходимо. <…> … для того, чтобы мы сегодня забыли об этих временах («авангардистского погрома классики». – А.Р.), нужны были другие интерпретации и нужен был не мир с этими интерпретациями, а война, и война не на жизнь, а на смерть»1. Интересно, что у критиков национально-консервативной ориентации понятие «интерпретация» освобождается от унаследованных от авангардизма негативных родовых черт (волюнтаризма, рационалистичности, культивируемого субъективизма) и реабилитируется в тех случаях, когда в процессе анализа произведения код интерпретатора предположительно совпадает с кодом автора интерпретируемого текста. На самом деле, замечает А. Компаньон, такой подход, по сути, снимает вопрос об интерпретации: если мы знаем или можем узнать, что хотел сказать автор, если смысл текста приблизительно равен авторской интенции, то незачем и интерпретировать текст 2. Возникающий в данном контексте вопрос о достоверности реконструкции авторского кода решается традиционалистами в «интуитивистском» ключе предвосхищения, предпонимания главных – «авторских» – смыслов текста, гарантируемых «органическим» нахождением автора и интерпретатора в одной культурной традиции

Споры о теоретико-методологическом обосновании подходов к толкованию классики, об «интерпретации» как механизме смыслообразования были, по сути, вариантом «более или менее скрытой идеологической борьбы»3 между национально-консервативным и либерально-западническим лагерями. На психоэмоциональном уровне «война интерпретаций» некоторыми ее участниками переживалась как битва за сверхценности и идеалы, что отчасти обусловлено квазирелигиозным отношением к классическому наследию. «Интерпретация интерпретации, как мы понимаем, рознь, – пояснял Ю. Селезнев. – Одно дело, когда мы восстанавливаем истинное значение классики, когда мы сегодня по-новому понимаем себя через эту классику… и другое дело, когда мы пляшем на классике, когда мы превращаем великие, подлинно национальные шедевры, превращаем в сырье…»4. Надо оговориться, что в условиях снижения в 1970-е гг. экспансионистских агрессивных амбиций власти ощущение исходящей извне угрозы и мобилизационный тонус поддерживались во многом посредством активной эксплуатации метафоры войны, в данном случае – Третьей мировой (речь не столько о потенциальной возможности атомной войны, сколько о войне идеологической, духовной). Способы ведения идеологической войны, как явствовало из многочисленных контрпропагандистских изданий 1970-х гг., многообразны и изобретательны, и преследуют цель разложить советского человека изнутри, путем подмены ценностей. Так что, по логике национально-консервативного крыла отечественной интеллигенции, классика, кумулирующая ценности отечественной культуры, является одним из главных объектов атаки. «Мы вот говорим, что нынче время мирное, что сегодня нужно бы нам объединяться, что сегодня хватит бы нам воевать… Это так, время мирное. <…> Но мы не должны забывать, что сегодня идет война. <…> Третья мировая война идет при помощи гораздо более страшного оружия, чем атомная, или водородная, или даже нейтронная бомба. Здесь есть свои идеологические нейтронные бомбы <…> Так вот, я хочу сказать, что классическая, в том числе русская классическая литература, сегодня становится едва ли не одним из основных плацдармов, на которых разгорается эта третья мировая идеологическая война. И здесь мира не может быть…»1

При этом сама ситуация идеологической войны тоже «традиционализируется», т. е. обретает свою историю, опять-таки путем реинтерпретации сюжетов русской культуры. Я имею в виду предложенные В. Кожиновым и Ю. Селезневым версии смерти великих национальных поэтов – А.С. Пушкина и М.Ю. Лермонтова2. В одном и в другом случае речь ведется о заговоре космополитической (масонской) элиты с целью устранения гениальных творцов и мыслителей, определявших ход и направление национальной жизни3. Есть своя логика в выборе Ю. Селезневым, активно отстаивавшим необходимость «героизации» национальной традиции4, способа концептуализации пути Лермонтова: сюжету жизни поэта сообщался героико-мобилизационный импульс – по модели трагедии, куда вкрапляется семантика жития-мартирия. По мысли Селезнева, главной идеей задуманного фильма «Лермонтов» должно стать: «ОСОЗНАННОЕ САМОПОЖЕРТВОВАНИЕ РОССИЙСКОГО ГЕНИЯ В БОРЬБЕ С СИЛАМИ ЗЛА» (выделено Н. Бурляевым. – А.Р.)5.

Итак, разделяемое многими представителями советской интеллигенции нормализаторское описание 1970-х как эпохи, когда стало можно «верить в существование немеркнущих ценностей»6, находилось, тем не менее, в семантическом поле, создаваемом риторикой военного противостояния, где МЫ-сообществу, живущему внутри традиции, проникшемуся ее духом и охраняющему ее от посягательств, противостоит враг (условные и не названные впрямую ОНИ), подозреваемый в фальсификации существующей традиции (посредством ложных интерпретаций) или в желании отменить органичную национальной культуре традицию и насадить традицию чуждую. В любом случае, с точки зрения традиционалистов, стабильным опознавательным знаком противника является модус его деятельности – «модернизаторский», опасно релятивизирующий традицию и манифестирующий инновативность подхода к ней.



  1. Каталог: upload -> files
    files -> Методические рекомендации по организации исследовательской и проектной деятельности младших школьников
    files -> Дискурсивно-стилистическая эволюция медиаконцепта: жизненный цикл и миромоделирующий потенциал
    files -> Столяренко Л. Д. Психология
    files -> Примерная тематика курсовых работ
    files -> Социальная установка: понятие, структура, формирование Понятие аттитюда
    files -> Детство как предмет психологического исследования. Самоценность детства
    files -> 1974 Кокорина Наталья Петровна Некоторые вопросы клиники и социально-трудовой реабилитациии больных приступообразно прогредиентно-протекающей шизофрениии
    files -> Методические рекомендации по формированию содержания и организации образовательного процесса в общем образовании


    Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   16   17   18   19   20   21   22   23   ...   32


База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница