Универсалии культуры Выпуск iv



страница12/32
Дата31.03.2021
Размер3,2 Mb.
ТипМонография
1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   ...   32
Е.Е. Анисимова

Двенадцать спящих бутошников:

балладные пародии на журналистов в 18201830-е гг.
История отечественной журналистики, как и история русской литературы, зачастую предстает в виде прямой линии от одного крупного события к другому, от одного литературного генерала – к следующему. Между тем значительную роль в подобных процессах играют явления «культуры повседневности», зафиксированные в дневниках, письмах, воспоминаниях, дружеских посланиях, шутках, пародиях и эпиграммах. Именно они позволяют если не изменить, то оживить хрестоматийные представления как о самих литераторах и журналистах, так о взаимоотношениях между ними. Одним из таких явлений, возникших на пересечении литературы и издательского профессионального быта, стал цикл пародий на отечественных журналистов второй четверти XIX в., написанных на ритмы баллад В.А. Жуковского.

К числу пародийных баллад о ведущих русских журналистах второй четверти XIX в. можно отнести следующие тексты: «До рассвета поднявшись, извозчика взял…» (1822–1824) А.А. Дельвига, «Русская балладауР» (1825) А.Е. Измайлова, «Двенадцать спящих бутошников» (1831) В.А. Проташинского, «Барон Брамбеус» (конец 1830-х гг.) К.А. Бахтурина, «Двенадцать сонных статей», «Новая Светлана» и «Петербуржская Людмила» (1839–1840) М.А. Дмитриева. Пародии, в которых ведущие русские журналисты были представлены героями баллад Жуковского, вобрали в себя сразу несколько мощных культурных тенденций эпохи. Во-первых, показателен хронологический диапазон пародийных баллад. Именно «в 1820–1830-х гг. началось формирование массовой публики, готовой платить за периодику и книги и тем самым поддерживать литераторов. К 40-м годам подобная аудитория практически сформировалась <…>, и с этого времени можно говорить о возникновении в России литературы как социального института в современном понимании (т. е. определяемой рынком, с выделившимися ролями писателя, издателя, книготорговца, редактора, критика и т. д.)»1.

Профессионализация русской журналистики неизбежно сопровождалась ее массовизацией и коммерциализацией. С одной стороны, быстрый рост читательской аудитории привел к значительному расширению рынка печатной продукции. С другой – журналисты не были свободны в выборе материалов, так как должны были учитывать вкусовые предпочтения новых подписчиков – выходцев из демократических социальных кругов. Следствием этих тенденций стало усиление так называемого «торгового» направления в журналистике, представители которого ориентировались не на запросы образованной элиты, а на культурный горизонт «простонародья». По выражению Л.Я. Гинзбург, в это время вошли «в русскую журналистику характерные черты буржуазного сознания эпохи 1830–1840-х годов: холодный скептицизм, беспринципность, культ деловой инициативы и точных, практических знаний, понимаемых узко эмпирически»2.

Активизация периодики, когда «журнал приобрел характер и значение литературного факта», а «руководящая роль в литературной жизни переходит к журналистам – издателям, редакторам и присяжным критикам»3; рождает в конце 1820-х – начале 1830-х гг. феномен «журнальных войн», а вместе с тем и поток сатирико-эпиграмматических произведений. Возникают циклы пародий, стихотворных критик и фельетонов о Н.А. Полевом, О.И. Сенковском, Ф.В. Булгарине, М.Т. Каченовском, Н.И. Надеждине, А.А. Краевском, В.Г. Белинском, А.Ф. Воейкове и др. В этой войне участвуют виднейшие деятели литературного процесса – от Пушкина, Баратынского, Вяземского до третьестепенных поэтов и просто анонимов. Формируется полемическое пространство русской литературы, в котором одно из центральных мест занимает пародия.

Во-вторых, цикл балладных пародий стал частью истории «пародийного Жуковского»4, одного из самых пародируемых авторов XIX в., и сыграл важную роль в процессах деканонизации баллады и эволюции литературы5. Баллады поэта, которые были «на слуху» у всей просвещенной публики, стали предметом многочисленных споров и сделались основой арзамасского смехового «языка», стимулировали развитие пародии как характерного явления русского историко-литературного процесса 1810–1880-х гг. Сами прозвища арзамасцев выполняли роль конденсатора лейтмотивных образов, мотивов и даже отдельных знаковых лексем (например, «Вот», «Чу»). Баллады рождали разнообразные формы пародирования, такие как жанрово-стилевая, полемическая, фельетонная, стилизация, литературная сатира и т. д.

В пародиях на отечественных журналистов баллады Жуковского играли роль емких поэтических макетов, средневековые сюжеты которых трансформировались в анекдоты из русского издательского быта XIX в. Подобную направленность на текст-источник, а не против него Ю.Н. Тынянов называл «пародичностью»1. На руку такому использованию играла жанровая модель баллады, содержавшая ряд весьма пригодных для описания «журнальных войн» приемов. С одной стороны, динамичность ритмики и сюжетов баллады идеально подходила для воспроизведения кипучей деятельности журналистов. Не случайно самой распространенным пародийным зачином становятся первые строки «Замка Смальгольма» Жуковского:

До рассвета поднявшись, коня оседлал

Знаменитый Смальгольмский барон…2


До рассвета поднявшись, извозчика взял

Александр Ефимыч с Песков…3


До рассвета поднявшись, извозчика взял

Журналист наш Измайлов с Песков…4


До рассвета поднявшись, перо очинил

Нечестивый Брамбеус барон…5


С другой стороны, востребованной являлась нравственная проблематика баллады, особенно акцентированная Жуковским. В этой связи пародисты часто прибегали к археосюжету о продаже души дьяволу. Лейтмотивом пародийных текстов была зависимость журналистской деятельности от коммерческой и политической конъюнктуры, художественно приравненной пародистами к торговле душой.

Первой ласточкой в серии балладных пародий на журналистов явилась импровизация А.А. Дельвига «До рассвета поднявшись, извозчика взял…» (1822–1824), главным персонажем которой стал А.Е. Измайлов – издатель журнала «Благонамеренный». По литературному преданию, Дельвиг поспорил, что «не может быть ничего легче, как сочинить пародию на любое стихотворение»1, продемонстрировав это на примере баллады Жуковского «Замок Смальгольм». Выбор Измайлова в качестве объекта пародирования выглядит закономерным. Если в 1818–1821 гг. Дельвиг еще являлся постоянным автором «Благонамеренного», то «к 1822 г. положение дел меняется: лучшие поэты уходят из журнала Измайлова»2.

По наблюдению О. Проскурина, главным издательским принципом Измайлова было желание «приобрести наибольший доход при наименьших расходах. <…> Издатель рассчитывал получить материалы от вкладчиков по дружбе и по знакомству, уповая, так сказать, на их бескорыстную любовь к словесности»3. К числу покинувших издание авторов принадлежал и Дельвиг. В результате 1822–1824 годы стали временем взаимных полемических выпадов, критических статей, пародий между сотрудниками журнала и вышедшими из его состава авторами. В этом контексте и была написана пародийная баллада Дельвига, отразившая не только личные и деловые отношения пародиста с Измайловым, но и многие детали журналистского быта той поры.

Конфликт Измайлова с литераторами пушкинского круга был связан не столько с литературными вкусами редактора, сколько с его устаревшим подходом к изданию журнала в динамично развивающейся русской словесностью и печатью. «Благонамеренный» был основан как «домашнее предприятие», в котором «ход журнала полностью зависел от расторопности и от домашних обстоятельств редактора-издателя»4. В пародии акцентируется именно эта деталь журнального быта: о профессиональной деятельности редактора «Благонамеренного» сообщается «апофатически»:




Каталог: upload -> files
files -> Методические рекомендации по организации исследовательской и проектной деятельности младших школьников
files -> Дискурсивно-стилистическая эволюция медиаконцепта: жизненный цикл и миромоделирующий потенциал
files -> Столяренко Л. Д. Психология
files -> Примерная тематика курсовых работ
files -> Социальная установка: понятие, структура, формирование Понятие аттитюда
files -> Детство как предмет психологического исследования. Самоценность детства
files -> 1974 Кокорина Наталья Петровна Некоторые вопросы клиники и социально-трудовой реабилитациии больных приступообразно прогредиентно-протекающей шизофрениии
files -> Методические рекомендации по формированию содержания и организации образовательного процесса в общем образовании


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   ...   32


База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница