Учебное пособие может быть использовано студентами, аспирантами, изучающими психологические, социальные, педагогические науки, а также педагогами, психологами, социальными работниками. Л. М. Шипицына, 2007 Издательство



страница3/11
Дата10.02.2016
Размер2.51 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11
Глава 3 СЕМЕЙНОЕ НЕБЛАГОПОЛУЧИЕ КАК ПРИЧИНА ДЕТСКОЙ ДЕВИАНТНОСТИ

Любой тип семейной дезорганизации изначально предрасположен к формированию личностных и поведен­ческих отклонений у детей, так как приводит к возник­новению психотравмирующих ситуаций для ребенка в семье.

Усугубляют семейное неблагополучие просчеты вос­питания в семье. Наиболее типичны из них следующие:


  • неприятие ребенка, его явное или скрытое эмоцио­нальное отторжение родителями;

  • гиперопека, когда ребенку не дают проявить эле­ментарную самостоятельность, изолируют от окру­жающей жизни;

  • непоследовательность и противоречивость воспита­ния, которая характеризуется разрывом между тре­бованиями к ребенку и контролем над ним, несогла­сованностью педагогических действий родителей, бабушки, что дезориентирует ребенка; непонимание закономерностей и своеобразия лич­ностного развития детей, и несоответствие требова­ний и ожиданий родителей возможностям и потреб­ностям детей;

  • негибкость родителей в отношениях с детьми, ко­торая выражается в недостаточном учете ситуации, в заданности и запрограммированности требований, в отсутствии альтернатив в решениях, в навязывании ребенку собственного мнения, в резкой смене отношения к ребенку в различные периоды , его жизни (недостаток заботы сменяется ее избыт­ком или наоборот);

  • избыток родительского раздражения, недоволь­ства, беспокойства, тревоги по отношению к детям что создает в семье эффект суматохи, хаотичности, всеобщего возбуждения;

  • тревожность и страх за детей, которые приобрета­ют навязчивый характер и лишают родителей жиз­нерадостности и оптимизма, заставляют их прибе­гать к постоянным запретам и предостережениям, что заражает детей таким же беспокойством;

  • авторитарность воспитания — стремление подчи­нить ребенка своей воле; категоричность суждений, приказной тон; навязывание своего мнения и гото­вых решений; стремление к строгой дисциплине и ограничению самостоятельности детей; использование принуждения и репрессивных мер, включая физические наказания; постоянный контроль дей­ствий ребенка;

  • гиперсоциальность, когда родители пытаются стро­ить воспитание по определенной (пусть и позитивной) заданной схеме, не учитывая индивидуальности ребенка, предъявляя к нему завышенные требования, без надлежащего эмоционального кон­такта, отзывчивости и чуткости.

Таким образом, по всей совокупности причин и факторов, ведущих к семейному неблагополучию в отношении ребенка, определяющими являются субъективные факторы и причины психолого-педагогического свойства то есть нарушения в межличностных внутрисемейных отношениях и дефекты воспитания детей в семье. Другими словами, патогенным фактором выступает не состав и структура семьи, не уровень ее материального благополучия, а сформировавшийся в ней психологичес­кий климат.

В основе эмоциональной привязанности ребенка к ро­дителям первоначально лежит зависимость от них, при­чем мать в этом отношении детям ближе, чем отец. Нару­шение эмоциональной связи ребенка с матерью является одной из главных причин девиантного поведения. Посто­янство материнской заботы служит предпосылкой возник­новения у ребенка чувства доверия к миру, которое необ­ходимо для нормального развития личности.

Очевидно, что разрыв или ослабление эмоциональной связи с матерью существенно деформирует индивидуаль­ное развитие ребенка. Прекращение эмоционального вза­имодействия с матерью порождает у него первичную тре­вогу, которая с течением времени усиливается. На фоне выраженного чувства тревоги протекает дальнейшее формирование личности ребенка. Соответственно и его развитие приобретает все более отчетливый дисгармо­ничный характер.

Наблюдение за детьми из неблагополучных семей сви­детельствует о том, что эти дети значительно отстают в физическом и психическом развитии от своих сверстни­ков из благополучных семей.

Дети из неблагополучных семей испытывают состояние сильного неудовлетворения своих основных психических потребностей. Некоторые исследователи счита­ют, что в неблагополучных семьях степень депривации, даже сильнее, чем в детских учреждениях интернатного типа.

Нарушение материнской привязанности, представля­ющее собой материнскую депривацию, вызывает у ребен­ка эмоциональные нарушения. Отсутствие отца ребенок переживает гораздо менее болезненно, чем отсутствие матери. Однако ребенок без отца не имеет примера регу­ляции поведения, страдает от недостатка авторитета и контроля. Родительская любовь способствует возникнове­нию и укреплению чувства собственного достоинства и самоуважения у человека. Ребенок, лишенный любви, чувствует себя неудовлетво­ренным, недостойным и униженным недоброжела­тельностью или невнимани­ем со стороны родителей, что вызывает осознанную враждебность. Безотчетная, немотивированная жестокость может проявляться по отношению к другим людям. Если эта бессильная агрессия направлена внутрь, она вызывает чувство вины, тревоги.

Изучение зависимости агрессивного поведения детей от характера наказаний, а также контроля родителями поведения своих детей показало, что жестокие наказания связаны с высоким уровнем агрессивности у детей (малолетние преступники, как правило, происходят из семей где физическая жестокость идет «рука об руку» с безразличием к чувствам детей), а минимальный контроль детей коррелирует с высоким уровнем асоциальности. Часто эти два типа воспитания (чрезмерная стро­гость наказания и отсутствие контроля: «эмоциональное отвержение» и «гипопротекция») встречаются в одной семьей. Первый тип в основном прослеживается по ли­нии отца, а второй — по линии матери.

Дети черпают знания о моделях девиантного, в том числе агрессивного и аддиктивного поведения, в основ­ном из трех источников. Во-первых, семья может одно­временно демонстрировать эти модели и обеспечивать их подкрепление. Вероятность асоциальных форм поведе­ния детей зависит от того, сталкиваются ли они с их про­явлениями у себя дома. Во-вторых, нарушенному пове­дению они также обучаются при взаимодействии со сверстниками, зачастую узнавая о преимуществах, на­пример, агрессивного поведения во время игр. И нако­нец, в-третьих, дети учатся асоциальному поведению не только на реальных примерах (поведение сверстников и членов семьи), но и на символических, предлагаемых в средствах массовой информации.

В основе тех проблем, которые осложняют и иска­жают отношения детей и родителей, лежит отсутствие желания понять друг друга. При проведении опроса учащихся старших классов было выявлено, что в способах реагирования на непослушание подростков дотируют запретительные и насильственные меры наказания.

Жизнь многих детей протекает в неполных семьях Они часто становятся свидетелями и участниками таких семейных событий или обстоятельств психотравмирующего характера, как распад родительской семьи, иногда без формального развода, проживание с отчимом или мачехой, жизнь в конфликтной семье и др. Все это, есте­ственно, негативно сказывается на воспитательном по­тенциале семей, способствует формированию разных нарушений поведения.

По экспертной оценке специалистов, несовершенно­летние правонарушители более чем в 2 раза чаще проис­ходят из неполной, чем из полной семьи (С. В. Дармодехин, 2001).

Согласно обобщенным за последние годы данным доля подростков-правонарушителей из неполных семей составляет от 32 до 47%, в их числе 30-40% подрост­ков, успевших пристраститься к алкоголю или нарко­тикам, 53% — занимающихся воровством (Л. М. Шипицына, 2005).

Существенно больше в неполных семьях педагоги­чески запущенных детей. Дети в неполных семьях в 2 раза чаще, чем в полных, остаются без всякого при­смотра, то есть материальные и другие проблемы жиз­недеятельности неполной семьи нередко приводят к безнадзорности детей со всеми вытекающими отсюда последствиями. В неполной семье значительно чаще возникают конфликты между матерью и детьми-под­ростками. Ребенок, воспитанный в такой семье, обыч­но недостаточно подготовлен к созданию собственной семьи и семейной жизни. Вероятность распада брака у воспитанных в неполных семьях значительно выше, чем у выросших в обычных (Воспитание трудного ребенка, 2001).

О детях, которых воспитывают одинокие матери, можно услышать удивительно противоположные мнения. Одни утверждают, что это всегда плохо, другие говорят, что это не имеет значения, третьи убеждают, что очень много успешных и выдающихся людей было воспитано одинокой матерью и, в сущности, это даже полезнее. По крайней мере, материнское воспитание еще никому не повредило. И всем известны примеры, когда некоторые женщины сознательно и обдуманно хотят иметь ребен­ка, но не хотят создавать семью и не признают совмест­ной жизни с мужем.

В неполных семьях, кроме отсутствия отца, имеются и другие проблемы: материальные трудности, суженный круг внутрисемейного общения, от которого немало за­висят воспитательные возможности. Женщина-мать, лишенная мужской поддержки, часто психологически травмирована, что отражается и на ее отношении к де­тям. Имитируя отцовскую строгость и требуя от детей дисциплины, некоторые одинокие матери больше забо­тятся о формальном послушании, успеваемости, вежли­вости и т. п., нежели об эмоциональном благополучии ребенка. Другие, напротив, прямо признают свое бесси­лие. Третьи чрезмерно опекают детей, особенно един­ственных, пытаясь оградить их от всех действительных и воображаемых опасностей. Хотя такое стремление кажется бескорыстным и даже жертвенным, оно крайне эгоистично и отрицательно сказывается на ребенке. Чрезмерно опекаемый, заласканный ребенок сплошь и рядом вырастает пассивным, физически и морально слабым или же начинает бунтовать. Как показывают психологические исследования, силь­ная зависимость от матери часто сочетается с чувством враждебности к ней. Иногда дети идеализируют отсутствующего отца и т. д.

Одинокий отец, который сам заботится о ребенке - большая редкость. Но все же такие бывают. Количество мужских неполных семей составляет примерно 6,5% от всех неполных семей. Судебная практика лишь в исклю­чительных случаях доверяет ребенка отцу, а не матери.

То, что мать может успешно вырастить и воспитать ребенка и без отца, — известно давно. Но существует опыт «одиноких отцов». В Англии отцы составляют 12% всех одиноких родителей. Одиноких отцов и оди­ноких матерей характеризует ряд общих особенностей: более ограниченная социальная жизнь, несколько бо­лее демократический стиль семейной жизни и наличие определенных трудностей при вступлении в новый брак. Наряду с этим у них есть свои специфические социаль­но-психологические трудности. Одинокие отцы получа­ют больше помощи со стороны друзей и родственников, зато у них в значительно большей степени, чем у одино­ких матерей, суживается круг социального общения. Если одинокие матери испытывают трудности с дисцип­линой детей, то отцы озабочены недостаточной эмоцио­нальной близостью с ними, особенно с дочерьми. Но хотя в обоих случаях неполная семья создает трудности (раз­ного порядка), отсутствие одного из родителей не исклю­чает возможности нормального развития ребенка и ка­кой-то компенсации недостающего отцовского или материнского влияния.

Изучение феномена се­мейного неблагополучия позволяет отметить, что в последние годы нарастает отчуждение между роди­телями и детьми.

В одних семьях воспи­тание детей ограничива­ется заботой об их мате­риальном благополучии. В других — критерием успешного воспитания считают адаптацию ре­бенка в обществе. В треть­их ценят, прежде всего, способность детей устанавливать контакты с другими людьми. В четвертых родители хотят воспитать чело­века, стремящегося к самосовершенствованию и т. д. Отношение родителей к проблемам воспитания детей отражает систему ценностей семьи, то, к чему она стре­мится и на какой основе складывается ее образ жизни. Поэтому за уровнем осознания своей ответственности за судьбы детей стоят культура и атмосфера семейной жизни. Соответственно, меры, направленные на усиле­ние ответственности родителей за воспитание и обуче­ние детей, в определенной мере влияют на весь уклад семейной жизни, помогают преодолеть ряд социальных проблем.

В зависимости от степени ответственности родителей воспитание и обучение детей можно выделить несколько типов семей: «проблемную», «некомпетентную», «благополучную» (Родители в ответе..., 2002). Рассмот­рим особенности каждой из них более подробно.


3.1. ПРОБЛЕМНАЯ СЕМЬЯ

Казалось бы, существование детей уже само по себе делает родителей более ответственными и заставляет принимать более разумные решения в кризисных ситуа­циях. Однако это далеко не так. В этом убеждает так на­зываемая «проблемная семья» или, точнее, «семья груп­пы риска». В обыденном сознании чаще всего к этому типу семьи относят неполную семью на том основании, что отсутствие одного из родителей является источником серьезных отклонений в поведении детей. Данные иссле­дований не обнаруживают подобной прямой связи. Они фиксируют, с одной стороны, жизненную неудовлетво­ренность родителя, в одиночку воспитывающего ребен­ка, низкую материальную обеспеченность подобной се­мьи, но, с другой, высокую степень самостоятельности ребенка, раннее проявление чувства ответственности. Серьезной предпосылкой отклонений в поведении детей неполная семья становится в том случае, если дети ис­пытывают дефицит внимания со стороны матери (или отца).

Работа с «проблемной» семьей, нацеленная на усиле­ние ответственности родителей, должна начинаться с выявления неблагополучных детей. Подобная диагнос­тика осуществляется социальными работниками, психо­логами и педагогами на протяжении достаточно длитель­ного времени и включает сбор информации, общение с детьми и родителями. В итоге она позволяет зафиксировать характер и виды отклоняющегося поведения и на этой основе выделить две группы подростков:


  1. нуждающихся в защите от семьи;

  2. нуждающихся в восстановлении утерянных кон­тактов с семьей и школой.

Технология работы с детьми, принадлежащими к первой группе, обусловлена, прежде всего, характером семейных проблем. В зависимости от них разрабатыва­ется план реабилитации, включающий широкий комп­лекс мер: от сокращения сроков пребывания ребенка в семье до помещения ребенка в центры детской реаби­литации на основе решения органа местного самоуправ­ления.

Комиссии по делам несовершеннолетних могут при­менять к родителям административные меры (объявить общественное порицание или предупреждение, нало­жить денежный штраф за причиненный ущерб и т. д.) в случае злостного невыполнения родителями обязанно­стей по воспитанию и обучению детей. В Уголовном кодексе Российской Федерации предусмотрены следую­щие специальные нормы уголовной ответственности родителей:



  • За вовлечение несовершеннолетних детей в совершение преступления путем обмана, угроз или иным способом.

  • За вовлечение несовершеннолетних в систематическое употребление спиртных напитков и одурманивающих средств.

  • За вовлечение в занятие проституцией, бродяжничеством или попрошайничеством.

  • За неисполнение или ненадлежащее исполнение обязанностей по воспитанию детей, если эти деяния соединены с жестоким обращением.

Работа с детьми, отнесенными ко второй группе, нацелена на восстановление утерянных контактов с семьей и школой. Она осуществляется психологами, педагогами социальными работниками, родителями, самими детьми. Если ребенок бросил школу, первостепенная задача — возвратить его. Учебные затруднения, вызванные прогу­лами, остро ощущаемый неуспех рождают агрессию, по­иск поддержки среди неустойчивой части подростков и стремление вновь бросить школу. В этом случае целесо­образно не настаивать на возвращении ученика в прежний класс, а по согласованию с родителями перевести его в профессиональное училище или вечернюю школу.

Участие школы в восстановлении семейных контак­тов преследует следующие цели:



  • формирование у родителей отношения к подрост­кам как к самоценным личностям, имеющим силь­ные стороны и необходимые возможности для дос­тойной жизни;

  • развитие заинтересованного взаимодействия, тре­бующего не столько дополнительного времени, сколько умения проявлять искренний интерес к нуждам ребенка и его состояниям;

  • освоение подростками навыков конструктивного взаимодействия с родителями (умение понимать родителей, умение вести себя достойно в конфликтных ситуациях с родителями и т. д.).

Сказанное позволяет еще раз подчеркнуть, что объективные неблагоприятные факторы формируют негативное или индифферентное отношение к детям в «семьях риска» не сами по себе, а во «взаимодействии» с социальной и моральной неустойчивостью родителей.
3.2. НЕКОМПЕТЕНТНАЯ СЕМЬЯ

Подобное определение подчеркивает неумение роди­телей взаимодействовать с детьми, их неспособность понять истинные потребности ребенка и создать воз­можности для их удовлетворения, неумение видеть пер­спективы развития ребенка, постоянное подчеркивание своего авторитета и т. д. Отсюда появление ряда соци­альных проблем, прямо или косвенно влияющих на от­ношение детей к родителям, окружающим, школе; дос­таточно низкий уровень ответственности детей за себя, свои поступки и их последствия. Можно заключить, что воспитательная некомпетентность имеет далеко идущие социальные последствия, в частности опасность превра­щения подобной семьи в «семью группы риска». Поэто­му работа по повышению родительской компетентности носит профилактический характер.

На основе анализа отношения родителей к своей под­готовке в области воспитания детей выделяются три группы семей (Родители в ответе..., 2002):

Первая группа. Родители из этой группы не ощуща­ют своей некомпетентности. Они уверены в том, как надо «воспитывать» и в хорошем знании себя и ребенка. Убеждены в праве «писать сценарий» его будущей жизни. В основе подобной позиции лежит опыт собственного детства, принятые тогда методы и формы воспитания; негативное отношение к «словесной педагогике»; понимание воспитания как манипулирования, кор­рекции поведения и отно­шения к переживанию как к тому, что не заслуживает внимания взрослых. Отсю­да скрытый или явный кон­фликт со школой, если пе­дагоги в той или иной мере критически оценивают от­дельные поступки ребенка или рекомендуют что-либо самой семье.

Представителей семей этого типа нельзя упрекнуть в пониженной ответственности за воспитание детей. Однако она базируется на стремлении родителей воспитывать детей по своему образу и подобию. Навязывание родителями своих ценностей и идеалов рано или поздно приводит к подавлению ребенка, нередко и к его сопротивлению, которое выражается либо активно (в форме конфликта), либо пассивно (в форме депрессивного состоянии).



Второй группа. Некомпетентность семей из этой труппы обусловлена «гиперсоциализирующим воспитанием» когда родители концентрируются на успехах детей, стремятся загрузить и перегрузить их всевозможными занятиями. При этом реальные возможности ребенка подчас переоцениваются или игнорируются. Недовольные родители начинают упорно бороться с «непослушанием», «неорганизованностью», «ленью» и другими недостатками детей. Вначале ребенок борется с отдельными стрессовыми событиями, затем сопротивление ослабевает, и из ребенка начинает «выплескиваться» то «дурное», с точки зрения родителей, которое до поры до времени сдерживалось - грубость, резкость, агрессивность.

Третья группа. Семьи, отнесенные к этой группе, ощу­пают свою неподготовленность к воспитанию детей. Для них характерно остро переживаемое чувство беспомощ­ности, подавленности, раздражения, сознание невозмож­ности найти «общий язык» с ребенком, повлиять на него. Осознание ответственности за сегодняшний и завтраш­ний день детей, тревога за их будущее, с одной стороны, и затруднения в установлении контактов по мере их взросления, с другой — становятся источником напря­женности, крайнего недовольства собой, интенсивного поиска выхода из складывающейся ситуации.

Представители третьей группы родителей, ощущая свою неуверенность, активно ищут пути повышения ком­петентности. Особенно остро эта проблема ощущается в молодых семьях. Стремление родителей разрешить кон­фликты, найти общий язык с детьми диктует потребность в практических знаниях. Но родители далеко не всегда знают, чего они хотят. Поэтому, прежде всего, необходим профессиональный подход, позволяющий определить об­щие вопросы, прямо или косвенно касающиеся проблемы ответственности родителей за воспитание детей.

Деятельность по повышению воспитательной компетентности родителей направлена на решение следующих задач:


  • определение места, которое занимает ребенок жизни родителей, насколько он ощущает свою бе­зопасность и защищенность;

  • достижение более глубокого взаимопонимания представителей разных поколений;

  • осознание родителями значимости своей родительской деятельности, появление родительской ответ­ственности не только за своих, но и за других детей

  • формирование оптимистического взгляда родителей на жизнь, на возможность решения проблем обучения и воспитания детей;

  • проявление родительской солидарности и сплочен­ности. Рост компетентности родителей и изменения в харак­тере взаимоотношений в семье являются мощным стиму­лом к саморазвитию, при этом семья может преодолеть опасности различных «рисков» и обогатить потенциал полноценного воспитания ребенка.


3.3. БЛАГОПОЛУЧНАЯ СЕМЬЯ

В семьях подобного типа дети — источник радости в жизни родителей. Они стимулируют здоровый образ жизни, предприимчивость, удовлетворенность жизнью. Такие семьи заинтересованы в высоком качестве знаний, получаемых детьми, и создают для этого необходимые условия с учетом материальных возможностей, которы­ми она обладает в данный момент.

Привычная ориентация администрации образователь­ного учреждения на работу с проблемной семьей оставляет в стороне семью благополучную на том основании что на успешно решает вопросы обучения и воспитания детей. Но благополучная семья — самый строгий заказчик и самый строгий «эксперт» в оценке деятельности школы. Семья подобного типа создает репутацию школы, формирует общественное мнение. В решение проблемы усиления ответственности родителей семья подобно­го типа может внести большой вклад.

Укрепляя и развивая контакты с «благополучной» семьей, школа расширяет свое влияние на «проблемные» семьи; предупреждает негативные тенденции в семье, связанные со снижением благополучия; создает условия для реализации прав ребенка, способствует его полноцен­ному развитию; содействует формированию потребнос­ти родителей в повышении своей общей и воспитатель­ной культуры.

Самое важное, что есть у ребенка, — это родители. Отдать ему большую часть самих себя, по-видимому, луч­ший способ решения его проблем. Не назойливая опека, а дружеское, горячее, живое участие, благодаря которо­му он почувствует, что родители — СВОИ люди. Только в этом случае у ребенка притупится чувство враждебно­сти и он сможет найти способ излить неизбежную агрес­сивность социально приемлемым образом.

Еще недавно считалось, будто детская преступность — наследственная болезнь. Некоторые социологи предло­жили использовать так называемое игровое поле и, к все­общему изумлению, доказали, что когда у ребенка появ­ляется возможность проявить свою потребность в активной деятельности, то сразу же резко падает и коэффициент преступности. Хорошо организованная семья способна предложить ребенку бесконечное количество вариантов выражения его активности без нарушения общественного порядка.

Только в том случае, если ребенок почувствует, что родители любят его и он по-настоящему любит их, он захочет быть таким, как они, и подражать им. Никакие призывы к ограничению желаний, разумеется, не воздей­ствуют на него. И если ребенок действительно захочет быть похожим на родителей и заслужит их расположе­ние, он станет понимать пользу контроля своих поступ­ков. Вот почему так важно, чтобы он был хорошего мне­ния о родителях. Иначе он останется непослушным. Не чувствуя опоры, поддержки и уверенности в себе, кото­рые дает ему родительская любовь, он вынужден будет красть то, что не может при­обрести естественным пу­тем. Вещи, которые ворует ребенок, сами по себе не име­ют для него никакого значе­ния, но они как бы олицет­воряют то другое, что ему отчаянно хочется иметь.

Дети в семьях, где не при­нято выражать свои чувства и где ценятся сдержанность и сила, испытывают дефи­цит любви, тепла и понима­ния. Типичная проблема в семьях бизнесменов — детс­кое домашнее воровство. Среди психотерапевтов существует метафора, что дети таким образом «воруют любовь». Это форма протеста против холодного, рационального мира взрослых. «Мои сыновья должны быть такими же сильными, как я, иначе они мне не нужны», — говорит настоящий мужчина, обратившийся в семейную консультацию по поводу воровства своего ребенка. При изучении неблагополучных семей, обладающих теми или иными криминогенными характеристиками и способствующих формированию у детей аморальных, а подчас и противоправных ориентации, было установле­но что около 75% родителей из них сами воспитывались в нравственно и социально неблагоприятных семейно-бытовых условиях, аналогичных тем, в которых затем оказались их дети.

Отношение к семье в ходе взросления ребенка меняет­ся. В процессе социализации группа ровесников в значи­тельной степени замещает родителей, или, как говорят некоторые специалисты, происходит «обесценивание» родителей. Перенос центра социализации из семьи в груп­пу ровесников приводит к ослаблению эмоциональных связей с родителями.

Имеются данные, что, хотя родители, как центр ори­ентации и идентификации, действительно отступают в этом возрасте на второй план, это все-таки относится лишь к определенным областям жизни. Для большинства мо­лодых людей родители, и особенно мать, остаются глав­ными эмоционально близкими лицами. Так, в психоло­гическом исследовании было показано, что в проблемных ситуациях наиболее эмоционально близким, доверенным лицом для подростка служит, прежде всего, мать, а затем в зависимости от ситуации, в разной последовательности отец, подруга или друг. Старшеклассники ранжировали, с кем они предпочли бы проводить свое свободное время — с родителями, с друзьями, в компании сверстников своего пола, в смешанной компании и т. д. Родители оказались у юношей на последнем (шестом) месте, у девушек — на четвертом. Однако отвечая на вопрос: «с кем бы ты стал советоваться в сложной житейской ситуа­ции?» и те и другие поставили на первое место мать. На втором месте у мальчиков оказался отец, у девочек — друг, подруга. Иначе говоря, с друзьями приятно развле­каться, но в трудную минуту лучше обратиться к маме. Это общая, нормальная тенденция поведения в подрост­ковом и юношеском возрасте. Однако проблема состоит в том, что многие так называемые «уличные дети» и «под­ростки группы риска» не имеют таких нормальных семей­ных отношений и таких нормальных родителей, к кото­рым они могли бы обратиться в сложных, проблемных жизненных ситуациях. Последние данные, полученные в ходе социально-психологических исследований совре­менной молодежи, подтверждают идею о важнейшей роли родителей и уровня семейного доверия в нормальном раз­витии личности — как в подростковом, так и в юношес­ком возрасте.

Как правило, семьи с высоким уровнем доверия отли­чаются следующими особенностями:


  • в них не бывает домашних краж или они случают­ся крайне редко;

  • дети сами рассказывают, на что они потратили или собираются тратить деньги;

  • дети открыто высказывают свои потребности в деньгах;

  • дети получают честные, исчерпывающие ответы на свои вопросы, связанные с деньгами, эта информа­ция не является закрытой;

  • дети рано узнают, как добываются деньги и чего они стоят;

  • дети не склонны скрывать свои дополнительные ис­точники дохода.

В исследовании «Преступность несовершеннолетних: тенденции и перспективы» М. Раттер и Д. Гидлер (1998) указывают на четкую связь между особенностями ран­него детского развития в семье и последующей степенью послушания индивида, но утверждают, что механизмы такого влияния семьи по-прежнему неясны. Авторы ис­следования отмечают корреляцию между социальными переменами и ростом преступности, вновь подчеркивая недостаточность знаний относительно механизмов этой связи. На примере несовершеннолетних исследователи приходят к заключению, что для преступного поведения существуют множественные причины, включая влияние семьи, групп сверстников, социального контроля и со­циального научения, биологических и ситуационных факторов. Поэтому абсурдно искать единственное объяс­нение или единую стратегию профилактики девиантного поведения детей и подростков и, в частности, его наи­более распространенной формы — воровства.

Таким образом, ранняя профилактика девиантного по­ведения детей должна, по существу, начинаться с первых же дней рождения ребенка. Она заключается в правильной организации систематического, целенаправленного воспитательного воздействия, которое осуществляется в основном в семье.


КОНТРОЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ И ЗАДАНИЯ:

  1. Объясните психолого-педагогические причины вызывающие семейное неблагополучие в отношении ребенка.

  2. Опишите модели девиантного поведения детей в семье и приведите конкретные примеры.

  3. Объясните, в чем особенности формирования девиантного поведения ребенка из неполной семьи.

  4. Дайте определение «проблемной семье» и опишите виды отклоняющегося поведения у детей в таких семьях.

  5. Объясните особенности «некомпетентной семьи» и дайте классификацию нарушений в воспитании детей в подобных семьях.

  6. Объясните, почему в «благополучных семьях» мо­гут быть неблагополучные в поведении дети?

1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11


База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница