Учебное пособие может быть использовано студентами, аспирантами, изучающими психологические, социальные, педагогические науки, а также педагогами, психологами, социальными работниками. Л. М. Шипицына, 2007 Издательство



страница1/11
Дата10.02.2016
Размер2.51 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11

ББК 88.4 Ш63

Рецензенты:

Е. С. Иванов — доктор медицинских наук, профессор (Санкт-Петербургский государственный университет, кафедра специальной психологии);

С.Т. Посохова — доктор психологических наук, профессор (Институт специальной педагогики и психологии, зав. кафедрой психологии развития личности).

Шипицына Л.М.

Ш63 Психология детского воровства: Учебное пособие. СПб.: Речь, 2007. - 276 с.

ISBN 5-9268-0577-5

В учебном пособии выделены современные проблемы девиантного поведения детей и подростков; их причины, связанные с нарушением родительской привязанности и семейным неблагополучием. Основной акцент делается на психологических аспектах воровства как наиболее типичной и распространенной формы девиантного поведе­ния детей и подростков. Рассматриваются типология, причины воровства и их особенности с позиции возраста, а также в качестве патологического фактора. Представлены направления психокоррекционной работы и профилактики детского воровства, а также психологические рекомендации для педагогов и родителей.

Учебное пособие может быть использовано студентами, аспирантами, изучающими психологические, социальные, педагогические науки, а также педагогами, психологами, социальными работниками.

© Л. М. Шипицына, 2007


© Издательство «Речь», 2007
ISBN 5-9268-0577-5 © И. Могутова, иллюстрации, обложка, 2007

Оглавление

Предисловие

Глава 1. Девиантное поведение детей и подростков


  1. Причины девиантного поведения

  2. Особенности поведенческих реакций подростков на воздействия среды

Глава 2. Нарушение родительской привязанности - основа девиантного поведения ребенка

  1. Привязанность и ее формы

  2. Поведение привязанности

  3. Нарушение привязанности

  4. Материнская привязанность и ее нарушение

  5. Отцовская привязанность и ее нарушение

Глава 3. Семейное неблагополучие как причина детской девиантности

  1. Проблемная семья

  2. Некомпетентная семья

  3. Благополучная семья

Глава 4. Воровство как типичная форма девиантного поведения детей и подростков

  1. Понятие воровства

  2. Детское воровство

Глава 5. Причины детского воровства

  1. Импульсивность

  2. Психологическая неудовлетворенность

  3. Неразвитость нравственных представлений и воли

Глава 6. Возрастной аспект воровства

  1. Воровство в дошкольном возрасте

  2. Воровство в школьном возрасте

  3. Типология детского воровства

Глава 7. Воровство как форма психологической зависимости

Глава 8. Клептомания как патологическая форма воровства

Глава 9. Психокоррекция воровства

9.1. Основные направления коррекционной работы



  1. Игротерапия

  2. Сказкотерапия

Глава 10. Профилактика детского воровства

Приложения

Приложение 1. Рекомендации психолога родителям дошкольников

Приложение 2. Рекомендации психолога родителям школьников

Литература

ПРЕДИСЛОВИЕ

Предлагаемое учебное пособие — первая в нашей стра­не попытка системного изложения основных проблем пси­холого-педагогического, социально-психологического и клинико-психологического порядка в отношении наиболее распространенной формы девиантного поведения детей и подростков — воровства. Эта область в педагогике относит­ся к «стыдным» проблемам и упоминается лишь вскользь в исследованиях, связанных с поведением трудных подро­стков, либо не рассматривается вообще. В медицинской литературе описывается патологический аспект воров­ства — клептомания. Психологические механизмы воров­ства в разные возрастные периоды у ребенка, роль биоло­гических и социальных факторов, в частности, связанных с нарушением родительской привязанности и межличнос­тными отношениями в семье, — рассматриваются очень кратко в единичных работах. Это касается также вопросов профилактики детского воровства начиная с раннего воз­раста, а также применения различных форм и методов психокоррекционного воздействия с ворующим ребенком и нормализации семейных взаимоотношений.

Между тем основную долю среди преступлений под­ростков в последние годы составляют кражи (более 60%). Значительная часть подростковых преступлений прихо­дится на грабежи, хулиганство, разбои, угоны автомо­билей, умышленное уничтожение или повреждение иму­щества, убийство, мошенничество.

Отмечается высокая криминальная активность детей в возрасте до 14-15 лет. Количество общественно-опасных деяний, совершаемых несовершеннолетними, не достигшими возраста уголовной ответственности, прак­тически не снижается. Ежегодно органами внутренних дел осуществляется направление в специальные учебно-воспитательные учреждения закрытого типа (школы, колонии, училища) 6-8 тысяч несовершеннолетних, а требуется как минимум в 5 раз больше. Наиболее частой причиной направления подростков в такие учреждения является воровство, которое выявляется более чем у 95% контингента воспитанников.

Преступность среди несовершеннолетних во многом связана с неблагополучием в семье, ослаблением воспи­тательной функции школы или детского дома, недоста­точно эффективной работой по обеспечению занятости подростков.

Известно, что «преступниками не рождаются, пре­ступниками становятся». Сочетание неблагоприятных биологических, социально-психологических, семейных и других факторов искажает весь образ жизни детей и подростков, приводит к разным формам девиантного поведения.

Если абстрагироваться от множества конкретных мо­тивов, толкающих подростков на те или иные преступ­ления, то можно выделить фактор, общий, пожалуй, для всех: они все несчастливы. Спектр эмоций, конечно, мно­гообразен. Это и отчаяние, и разочарованность, и злоба, и обида, и зависть, и чувство неполноценности, и презре­ние к людям, и жажда реванша и многое другое, но все это несовместимо с состоянием счастья, душевной гар­монии, радости (в отличие от злорадства, которое часто сопутствует преступлению.) Иными словами, рост преступности несовершеннолетних свидетельствует о том, что все больше и больше детей в стране чувствуют себя несчастными.

В 1992-1993 гг. к психологам на консультации и психокоррекционные занятия вдруг стали ча­сто приводить детей, уличенных в воровстве. Их количество неук­лонно росло. Сначала такая «кри­минализация» в группах детей повергла психологов в панику, но постепенно к ней привыкли и стали говорить, что это устойчивая тенденция, с которой волей-неволей надо смириться. Но в 1994 г. число «детей-воришек», посе­щающих психолога, резко сократилось.

В чем же дело? Ведь преступность растет, и детская — в том числе. Очевидно, наступила относительная эконо­мическая стабильность, состояние шока прошло. При этом детское воровство вернулось в неблагополучные слои общества, где, собственно, всегда и обитало. Небла­гополучный слой общества увеличился, потому и возрос уровень детской преступности. Отсюда можно сделать два важных вывода. Первый: неблагополучный или мар­гинальный слой увеличился, за счет чего, естественно, увеличилась и детская преступность по стране. Но мар­гиналам несвойственно обращаться к психологам. Как и всерьез заниматься воспитанием детей. И второй вы­вод: случаи детского воровства часто наблюдаются в се­мьях, где родители — бизнесмены. Если в подобных се­мьях дети воруют (естественно, речь сейчас не идет о клептомании — серьезном психическом отклонении), то коррекционным мерам, которые в данном случае необ­ходимо принимать, неизбежно препятствует образ жиз­ни родителей. Образ жизни, который они не хотят и не могут изменить, потому что он обеспечивает им высокий уровень доходов. Конечно, они не учат детей воровать, но сами жизненные принципы, взятые на вооружение в этой среде, идут вразрез с наложением на воровство стро­гого табу.

В богатых семьях сегодня все чаще и чаще отмечают­ся нарушения морали, нравственности, да и просто ис­кажение понятий любви, совести и порядочности. Так, психологи констатируют, что сегодняшние дошкольни­ки гораздо хуже, чем дошкольники 1980-х, различают нравственные оттенки в поступках людей. По существу, у них две основные характеристики: «плохой» или «хо­роший». Более точное определение (злой, жадный, гру­бый, ленивый, вредный и т .д.) вызывает существенные трудности.

Это первые симптомы деградации. Динамика тут ясна: сначала перестают различать оттенки, а потом и основ­ные цвета. В то же время смены ценностных ориентиров, то есть ожидаемой трансформации, не происходит. В массе своей дети не становятся более расчетливыми, предприимчивыми, конкурентными, индивидуалиста­ми, превыше всего ставящими личный успех и благопо­лучие. Иными словами, не приобретают положительных черт, которых так ожидают их состоятельные родители.

Другой вариант. В семьях, где ребенок только лжет, родители воспринимают это как конец света, но если он украл или ворует... Такое не сравнить уже ни с чем. Любая катастрофа покажется обыденным явлением и бунт стихии — сущим пустяком. Никто иной, а родители в чрезвычайном положении, которое необходимо как-то исправить.

Они «кипятятся», «бушуют», «выходят из берегов». Однако вряд ли вся лавина отрицательных эмоций спо­собна сразу прекратить воровство. И мысль, что в семье растет преступник, не будет выходить из головы родите­лей. Мать и отец теряют покой, им стыдно посмотреть в глаза другим, и жизнь теряет свою привлекательность, неповторимость.

Они резко меняют былое отношение к ребенку. Он бу­дет выводить их из себя по пустякам. Они станут приди­раться «без повода», воспитывая его день и ночь, подчер­кивая, что он стал им неприятен, что они разочарованы в нем и не верят ему. Избрав такую тактику общения с ребенком, родители только толкают его продолжить этот путь, если он его в самом деле начал.

К сожалению, практика свидетельствует о том, что родители не всегда в состоянии предупредить возникно­вение отклонений в нравственном развитии ребенка. Некоторые из них не обладают необходимым уровнем психолого-педагогической подготовки, другие, в силу объективных причин (занятость на работе, частые коман­дировки, длительные болезни), не имеют возможности уделять достаточно внимания своим детям, общению с ними; наконец, третьи — вообще не желают заниматься воспитанием. Их забота о ребенке, в лучшем случае, огра­ничивается тем, что они одевают и кормят его. К тому же часто такие родители сами служат ярким образцом отри­цательного поведения. Дети в таких семьях не получают соответствующих их возрасту морально-этических знаний и имеют в результате этого пробелы или отклонения в си­стеме субъективных отношений. Некоторые из них уже в раннем возрасте, вследствие продолжительного пребы­вания в неблагоприятной социальной микросреде, при­обретают навыки аморального поведения и обладают определенным жизненным опытом отрицательного ха­рактера. Это, конечно, не означает, что ребенок, который воспитывается в неблагоприятной семейной обстановке, фатально обречен стать неполноценной, в нравственном отношении, личностью.

В связи с этим, запрещая какое-то действие, следует, во-первых, всегда давать доступную возрасту ребенка словесную оценку неодобряемому действию. Например, разъяснить, что нельзя брать без разрешения не только данную, конкретную вещь, но и все остальные вещи, при­надлежащие другим людям, так как это плохой посту­пок — кража. Надо стремиться выработать у ребенка не только правильную привычку, но и общее правильное отношение (в данном случае — отрицательное отношение к воровству в целом, а не просто привычку не брать чу­жие вещи).

Во-вторых, необходимо следить, чтобы ни один, даже самый незначительный проступок ребенка (совершен­ный им часто по неведению) не оставался незамеченным, не вызывал надлежащую реакцию окружающих. А. С. Макаренко писал по этому поводу, что первый случай детского воровства — это не воровство, это «взял без спро­су», а потом это делается привычкой, воровством.

Детские проступки, как правило, не так опасны для окружающих, как для самого ребенка. Если вовремя не остановить ребенка, совершившего первый (пусть даже очень незначительный) проступок, не разъяснить ему в доступной форме ошибочность его действий и не научить, как действовать правильно, у него может постепенно сформироваться неправильное отношение к окружаю­щей действительности, искаженное понимание основных нравственных ценностей, норм и правил поведения, при­нятых в обществе.

Таким образом, ранняя профилактика нарушений поведения детей должна, по существу, начинаться с пер­вых же дней жизни ребенка. Она заключается в правиль­ной организации систематического, целенаправленного воспитательного воздействия, которое осуществляется, в основном в семье.

Система общественного воспитания, включающая об­щеобразовательные школы, дошкольные и разнообраз­ные внешкольные учреждения, призвана компенсиро­вать недостатки семейного воспитания, обеспечить коррекцию отношений, личности. Школа, как ведущее и основополагающее звено этой системы, располагает на­учно-обоснованной методикой воспитания, высококва­лифицированными педагогическими и психологически­ми кадрами, необходимой материальной базой. Все это создает благоприятные возможности для осуществления профилактических мероприятий, направленных на пре­дупреждение девиантного поведения, и, в частности, дет­ского воровства.

Данное учебное пособие посвящено раскрытию раз­личных причин и форм нарушенного (девиантного) поведения у детей разного возраста. Среди них главный акцент сделан на особенностях типичной в наше время для детей и подростков формы девиантного поведения — воровства.

В современной возрастной и педагогической психологии данное явление изучено слабо, а как самостоятельное и актуальное — вообще не рассматривается. Для решения проблемы раннего детского воровства предлагаются в основном педагогические рекомендации или психотерапев­тические подходы. В литературе по детской психиатрии данный вопрос рассматривается в рамках проблемы патологии характера и преступного поведения.

Назрела необходимость в интеграции социально-педа­гогических и медико-психологических подходов, в ана­лизе и коррекции личности «ребенка-воришки».

Методологической основой психокоррекционной рабо­ты с воровством могут служить современные концепции о формировании детской привязанности, материнской и отцовской депривации, индивидуальном развитии ребен­ка и кризисах развития личности, а также о дисфункциональных семьях. Все эти концепции рассматриваются в первых главах книги. Вторая часть пособия посвящена изложению причин воровства детьми и подростками в разном возрасте и при патологии. В третьей части пред­ставлены профилактические и коррекционные меры при единичных и повторяющихся случаях воровства, а так­же рекомендации психолога по тактике поведения и от­ношения к детям с данной формой девиантного поведения.

Учебное пособие может быть использовано студента­ми и аспирантами педагогических, психологических, социальных специальностей, а также педагогами, вос­питателями, психологами, социальными работниками и просто родителями.

Глава 1 ДЕВИАНТНОЕ ПОВЕДЕНИЕ ДЕТЕЙ И ПОДРОСТКОВ

Состояние детской и подростковой преступности пред­ставляет собой одну из острейших проблем российского общества. При этом наблюдается тенденция увеличения количества правонарушений, совершенных детьми и подростками, проживающими в полных семьях. Так, согласно существующим статистическим данным, из числа осужденных несовершеннолетних доля воспиты­вающихся вне семьи составляет только 5,3%, в непол­ной семье воспитываются 38,9%, в полной семье — 55,9%. Потребность в неформальном, нерегламентированном общении с родителями у подростков выявляется не меньше, чем в общении со сверстниками. Проведен­ные исследования показывают, что общением с матерью удовлетворены только 31,1%, а с отцом — всего 9,1 % подростков. Ежегодно примерно 250 тысяч родителей подвергаются мерам административного воздействия за злостное невыполнение своих обязанностей по воспита­нию и обучению детей, в суды направляются материалы для возбуждения до 30 тысяч дел о лишении родительс­ких прав (А. А. Реан, 2004).

В психологической литературе девиантным называет­ся поведение, отклоняющееся от социально-психологичес­ких и нравственных норм, либо ошибочный антиобще­ственный образец решения конфликта, проявляющийся в нарушении общественно принятых норм или в ущербе, нанесенном общественному благополучию, окружающим и себе (Л. М. Злобин, 1973).

В качестве дополнительных признаков выделяются трудности коррекции поведения и особая необходимость в индивидуальном подходе со стороны воспитателей и вни­мании сверстников (Воспитание трудного ребенка..., 2001).

Несмотря на некоторые различия, большинство авто­ров главным критерием девиаций считают нарушение норм, принятых в том или ином обществе.

Следовательно, девиантное поведение — это система поступков, противоречащих принятым в обществе нор­мам. Это поведение может быть обусловлено как педаго­гической запущенностью, невоспитанностью, так и пси­хическими аномалиями: неадекватностью реакций, ригидностью, негибкостью поведения, склонностью к аффективным реакциям (Н. В. Вострокнутов, 1996).

Девиантное поведение несовершеннолетних имеет свою специфическую природу и рассматривается как резуль­тат социальных причин под влиянием различных воздей­ствий наличность ребенка, подростка, юноши (А. Е. Личко, 1985).

В числе разнообразных, взаимосвязанных факторов, обусловливающих проявление девиантного поведения, выделяются следующие:



  • индивидуальный фактор, действующий на уровне биологических предпосылок асоциального поведе­ния, которые затрудняют социальную адаптацию;

  • психолого-педагогический фактор, проявляющий­ся в дефектах школьного и семейного воспитания;

  • социально-психологический фактор, раскрываю­щий неблагоприятные особенности взаимодействия несовершеннолетнего со своим ближайшим окру­жением в семье, на улице, в учебно-воспитательном коллективе;

  • личностный фактор, который, в первую очередь, проявляется в активно-избирательном отношении ребенка к предпочитаемой среде общения, к нормам и ценностям своего окружения, к педагогическим воздействиям семьи, школы, общественности, а также в личных ценностных ориентациях и личной способности к регулированию своего поведения;

  • социальный фактор, определяющийся социальны­ми и социально-экономическими условиями суще­ствования общества.

Выявление негативных влияний затруднено, прежде все­го, потому, что они не выступают изолированно, а представ­ляют собой взаимодействие самых разнообразных факторов с разным негативным вкладом в развитие отклоняющегося поведения: человеческое развитие в целом обусловлено вза­имодействием наследственности, среды, воспитания и соб­ственной практической деятельности человека.

Истоки учебных неуспехов и нарушенного поведения лежат в педагогической и социальной запущенности, раз­личных отклонениях в состоянии физического и психи­ческого здоровья. Эта взаимосвязь была подмечена еще в прошлом веке, но актуальна она и сегодня. По большей части отклонения в поведении обусловлены не врожден­ными психическими и физиологическими дефектами, а представляют собой последствия неправильного воспита­ния в семье и в школе.

Нижняя возрастная граница отклонений в поведении очень подвижна, и причины отклонений глубоко индивидуальны. Уже в старшей группе детского сада воз­можно наблюдение суще­ственных отклонений. Среди них отсутствие контакта со сверстниками из-за неуме­ния разрешать конфликты «мирным» путем, стремле­ние нарушить коллективную игру, познавательную дея­тельность детей, если в ней не удовлетворяются личные интересы, отсутствие эле­ментарных навыков и привычек культурного поведения (вежливости, аккуратности, исполнительности и пр.), обидчивость, упрямство, вспышки озлобленности, вплоть до проявления агрессивного поведения и воров­ства.
1.1. ПРИЧИНЫ ДЕВИАНТНОГО ПОВЕДЕНИЯ

Традиционно причины девиантного поведения подразделяются на две группы:



  1. причины, связанные с психическими и психофизиологическими расстройствами;

  2. причины, связанные с социальными и психологическими проблемами.

По отношению к подросткам и молодежи в отдельную группу следует выделить причины, связанные с возрас­тными кризисами.

Остановимся более подробно на каждой из этих групп.



Причины, связанные с психическими и психофизиологическими расстройствами. По данным М. Раттера (1999), серьезными психическими отклонениями стра­дают от 5 до 15% детей. Если к этому числу добавить менее тяжелые нарушения и эмоциональные расстрой­ства эпизодического характера, становятся ясными раз­мер и суть проблемы. Лишь малая -часть этих детей по­падает на прием к психиатру. Раттер указывает, что широта проблемы говорит о том, что в ее решении долж­ны принимать участие педиатры и специалисты, не свя­занные с медициной, педагоги, психологи, социальные работники. Разумеется, они не могут поставить диагноз, но выделить симптомы и посоветовать, при необходимо­сти, родителям ребенка обратиться к врачу — могут. Среди симптомов психических и психофизиологических расстройств Раттер выделяет, прежде всего, следующие:

  • неадекватность поведения ребенка нормативам, со­ответствующим его возрасту и половой принадлеж­ности. Например, тревога при разлуке с близкими характерна для младенческого возраста, но весьма редка и поэтому ненормальна для подростков;

  • длительность сохранения расстройства. Кратковре­менные страхи, припадки, нежелание что-то делать могут испытывать большое количество детей. Но если эти и другие расстройства сохраняются дли­тельное время, это уже отклонение от нормы. То же относится и к колебаниям в поведении и эмоцио­нальном состоянии детей;

  • изменения в поведении ребенка, не характерные для него, особенно если их трудно объяснить только с точки зрения нормального развития и созрева­ния;

  • повторяемость негативных реакций. Например, ро­дители считают, что у ребенка появились ночные кошмары. Не следует обращать на это особого вни­мания, если об этом известно со слов ребенка. Дру­гое дело, если он просыпается ночью в слезах и это повторяется часто;

  • ряд симптомов, присутствующих одновременно. Как правило, один, существующий изолированно, симптом не должен вызывать беспокойства, в отли­чие от ситуации, когда имеют место несколько сим­птомов, особенно если они одновременно касаются разных сторон психической жизни.

Разумеется, все перечисленное следует оценивать в соответствии со средой, в которой живет и развивается ребенок.

Иногда психиатрический подход к проблеме отклоняю­щегося поведения рассматривается как наиболее объектив­ный. Так, широко распространена концепция акцентуаций характера, то есть временных изменений характера, сгла­живающихся или, наоборот, обостряющихся по мере взрос­ления (А. Е. Личко, 1985). Но этот подход не может быть единственным, объясняющим причины нарушения пове­дения. Девиантному поведению могут способствовать не сами психические аномалии, а, как считают многие уче­ные, психологические особенности личности, которые фор­мируются под их влиянием.

Психологи и психиатры располагают методиками для точной диагностики типа и тяжести отклонения. Они же совместно с педагогом могут выработать меры педагогической коррекции поведе­ния. Педагогам, даже если они считают себя осведом­ленными в медицине, ста­вить подростку диагноз ни в коем случае не рекоменду­ется. Если же учитель в силу профессиональной не­обходимости узнал диагноз, ему следует особо позабо­титься о сохранении конфи­денциальности для того, чтобы не усугубить и без того непростую ситуацию и не потерять доверие со стороны ребенка и его родителей.

Связи типов психических отклонений и акцентуации характера с определенными типами правонарушений не выявлено.

По данным В. В. Ковалева (1995), чаще всего совер­шают преступления подростки с остаточными явления­ми органического поражения головного мозга (33,1 % преступлений от общего числа, совершенных детьми с психическими отклонениями), следом за ними — имею­щие патологии характера (4,4%) и неврозы (2,6%).

Вопрос о влиянии психопатологии (в любом возрас­те) на поведение личности остается дискуссионным. Про­блема соотношения психических отклонений и антиоб­щественного поведения — одна из самых сложных и запутанных в психиатрии. В качестве наиболее распрос­траненных аномалий, сочетающихся с девиантным по­ведением, называют следующие: психопатия; алкого­лизм; невротические расстройства; остаточные явления черепно-мозговых травм и органические заболе­вания головного мозга; интеллектуальная недостаточ­ность. Люди, имеющие психические расстройства, про­являют сниженную способность к осознанию и контролю своих действий вследствие интеллектуальной или эмо­ционально-волевой патологии. В то же время отклоне­ния от медицинской нормы нельзя считать конкретны­ми причинами преступных действий, хотя в ряде случаев они сочетаются (В. В. Ковалев, 1995).

М. Раттером (1999) было осуществлено лонгитюдное 30-летнее исследование развития детей, состоявших на учете в специальных детских клиниках в 1920-х годах в США. Автор обнаружил, что судьба детей, которых при­водили в клинику с жалобами на асоциальное поведение, в общем-то, довольно печальна. Став взрослыми, они не только чаще подвергались арестам и заключениям, чем дети, составившие контрольную группу (родители кото­рых никогда не обращались в клинику с жалобами на своих детей), но также испытывали гораздо больше труд­ностей в браке, имели более низкий заработок, весьма однообразные социальные отношения, худшие профес­сии, гораздо чаще злоупотребляли алкоголем.

Из группы детей с асоциальным поведением только один из шести во взрослом периоде жизни отличался пси­хическим здоровьем; вместе с тем приблизительно в чет­вертой части случаев были выявлены психопатические расстройства личности. Эти последствия наиболее часто встречались у тех детей, асоциальное поведение которых было и частым, и разнообразным, проявлялось к тому же за пределами семьи или круга друзей ребенка. Дети, ко­торые, став взрослыми, приобрели психопатические личностные расстройства, в детстве значительно чаще про­являли агрессивность по отношению к незнакомым лю­дям или лицам, обладающим авторитетом (М. Раттер, 1999).

X. Ремшмидт (1994) в этиологии девиантного поведе­ния подростков выделяет легкие эмоциональные повреж­дения без признаков других психических заболеваний; выраженные эмоциональные нарушения, которые мани­фестируются страхами, тоской или насильственным спо­собом поведения.

Расстройства настроения в ряде случаев сочетаются с патологией влечений, например, патологическое пове­дение с периодическим неодолимым влечением к поджо­гам (пиромания) или воровству (клептомания). К этому же ряду расстройств влечений относятся склонность к побегам и бродяжничество. В целом синдром нарушен­ных влечений характеризуется импульсивностью, стой­костью, чужеродностью и неодолимостью. X. Ремшмидт (1994) говорит о чередовании состояний «усиления вле­чений и агрессии» и «абсолютной утраты влечений».

Причины, связанные с социальными и психологичес­кими проблемами. Наиболее общей причиной социально­го характера, как ни странно, является отношение обще­ства к подросткам. Известно, что проблемы подросткового возраста возникли только тогда, когда общество стало рас­сматривать подростков как особую группу людей и наде­лять их особыми правами. Приводятся данные историчес­ких исследований, в которых доказано, что вплоть до XVIII в. проблемы трудных подростков, детского и под­росткового возраста вообще не существовало ни в меди­цине, ни в философии, ни в педагогике. В Средние века дети включались во взрослый мир, начиная с семилетне­го возраста, и переходного, трудного возраста не существо­вало.

Только в XVIII в. были сформулированы основные осо­бенности детей как особой группы, требующей специаль­ного внимания. В этот период в обществе были определе­ны обязанности родителей по отношению к духовному и физическому благосостоянию своих детей и, как след­ствие, развился особый тип эмоциональных отношений в семье. Для детей было введено обязательное посещение школы. В последующем веке термин «контроль» по от­ношению к подросткам постепенно сменился на термин «социализация», и были определены ее основные направ­ления и критерии. Только после Первой мировой войны сформировался взгляд на родителей как на помощников и «слуг» детей. Как ни парадоксально, чем больше вни­мания общество уделяло подросткам и чем больше осо­бых прав оно им предоставляло, тем острее становилась проблема трудного возраста (Воспитание трудного ребен­ка..., 2001).

Среди причин, связанных с психологическими и со­циальными проблемами традиционно выделяют следу­ющие:


  1. дефекты правового и нравственного сознания;

  2. содержание потребностей личности;

  3. особенности характера;

  4. особенности эмоционально-волевой сферы.

Как правило, трудности в поведении подростка объяс­няются сочетанием результатов неправильного развития личности и неблагоприятной ситуации, в которой он ока­зался, а также недостатками воспитания. Среди наиболее часто встречающихся причин девиантности в подро­стковом возрасте ряд ученых называют незавершенность процесса формирования личности, отрицательное влия­ние семьи и ближайшего окружения, зависимость под­ростка от требований, норм и ценностей группы, к кото­рой он принадлежит. Кроме того, девиантное поведение у подростков зачастую является средством самоутверж­дения, протестом против действительности или требова­ний взрослых.

Следует отметить, что агрессивное противостояние «взрослым» нормам, ценностям и требованиям со сторо­ны взрослых, а также следование нормам и правилам референтной группы — наиболее распространенные причи­ны кратковременного трудного поведения. Они же находятся в числе наиболее легко преодолеваемых. Взрос­лым стоит лишь пересмотреть свое отношение к подрос­шим детям, и проблема решится сама собой. Проблема молодежной и подростковой субкультуры и попыток с их стороны отгородиться от влияния взрослых выделялась исследователями во все времена, поскольку она связана с возрастными изменениями подростков. В возрасте 13-17 лет подростки и молодежь очень подвержены влиянию «своих» групп. Так, среди причин, побудивших ребенка попробовать наркотики, чаще всего называется нежела­ние отстать от компании, «быть как все» (31 %). То же самое относится к передаче преступного опыта (Л. М. Злобин, 1973).

Одной из основных причин психологического харак­тера многие исследователи называют низкую самооцен­ку детей, особенно подростков. Самооценка, то есть оцен­ка человеком своих возможностей, качеств и места среди других людей, является важным регулятором поведе­ния. От самооценки, прежде всего, зависят взаимоотно­шения человека с окружающими его людьми, его кри­тичность, требовательность к себе, отношение к успехам и неудачам. Расхождения между притязаниями челове­ка и его возможностями ведут к психологическим сры­вам, повышенной конфликтности подростка, особенно со взрослыми, эмоциональным срывам и т. д. Подросткам в силу возрастных особенностей в некоторые периоды присуща неадекватная оценка своих возможностей и соб­ственной ценности как личности. Кроме поведенческих и эмоциональных срывов такая ситуация может приво­дить к депрессии и, как следствие, нежеланию посещать школу, снижению успеваемости, употреблению никоти­на, алкоголя, наркотиков, поиску поддержки среди «со­мнительных» друзей и иным отклонениям в поведении.

Одной из самых распространенных причин социаль­ного характера является влияние социального окруже­ния, в котором живет и развивается ребенок. Развива­ясь в социально неблагополучной среде, подросток усваивает ее нормы и ценности, даже если они противо­речат принятым в обществе, для ребенка они — наибо­лее правильные, поскольку он не имеет опыта жизни в иной социальной среде.

Причиной может стать и социально благополучная, но низкая по уровню материального обеспечения среда. Если у ребенка, воспитанного в такой среде, не сформи­рованы моральные нормы и ценности, навыки самосто­ятельного планирования жизни, он может преступить принятые в обществе нормы поведения — сначала в виде протеста против своих условий жизни, а затем нарушить закон с целью повышения материального уровня своего жизни (кражи, махинации и т. д.). Причиной может быть и социально, и материально благополучная среда. При несформированности моральных норм, отклонениях в развитии, конфликтах со взрослыми ребенок, воспиты­вающийся в благополучной атмосфере, может пустить­ся на «поиски приключений» или найти поддержку в неблагополучной среде и начать следовать ее законам и нормам.

Существуют концепции, в которых авторы перечис­ляют смешанные психофизиологические и социальные причины девиантности.



Так, В. Клайн выделяет шесть типов юных правона­рушителей с психотерапевтической точки зрения (цит. по: Воспитание трудного ребенка..., 2001).

  1. Он просто «валяет дурака». Есть подростки, пове­дение которых изобилует шалостями и неблаговид­ными поступками. Что имеется в виду? Поздние приходы домой, обман, школьные прогулы, безби­летное посещение кино. Такие подростки могут постоянно дразнить и обижать братьев и сестер, спустить соседу шину в автомобиле, подложить «дымовушку» на школьной дискотеке, попробовать наркотики. «Шутники» могут без разрешения, не имея прав, укатить на вашем автомобиле, «распи­сать» краской соседский забор или стену школьно­го здания.

  2. Враг родителей. Причиной плохого поведения та­ких подростков может быть и месть одному или обо­им родителям. С течением времени их враждеб­ность по отношению к ним перерастает в настоящую войну. Нередко враждебность сына-подростка об­рушивается на родителей как гром среди ясного неба. Они не понимают, что все эти годы он подав­лял в себе негативные чувства, а теперь они вырва­лись наружу.

  3. Испорченный ребенок. Такого ребенка зачастую на­зывают личностью с асоциальной направленностью. Ни в интеллектуальном, ни в эмоциональном разви­тии у него нет отклонений. Но в поведении у него есть явное отклонение — контакты с правонарушителями. Как правило, это свидетельствует о том, что ребенок вырос в неблагополучной семье. И теперь он живет по нормам своего порочного окружения. Он принял нормы преступного мира и подчиняется им.

  4. Органик. Это ребенок с мозговой травмой или задер­жкой умственного развития. Это «расторможен­ный» ребенок, у которого нарушения дисциплины объясняются ослабленным интеллектом и отсут­ствием способностей оценивать свои поступки. К несчастью, таких детей часто дразнят или мучают сверстники, потому что они не такие как все или кажутся беззащитными.

  5. Психотики. Это умственно неполноценные, боль­ные дети. Для них характерны галлюцинации, ма­ния преследования, всевозможные навязчивые мысли. Один такой четырнадцатилетний подросток застрелил отца и мать. Объяснял он свой поступок просто: «Мне пришлось это сделать. Они не давали мне застрелить директора школы».

  6. Дурное семя. Этот тип подростков называют еще первичными психопатами. Для них характерны хронические правонарушения в течение всей жиз­ни, здесь уже ничего не поможет. Это отклонение проявляется с самого раннего возраста, часто еще в дошкольные годы. Обычно такой ребенок постоян­но совершает асоциальные поступки, несмотря на то, что попадается и знает, что наказание неотвра­тимо. Бго не останавливает даже страх, и все дело в том, что он не в состоянии усвоить правила нор­мального, порядочного поведения. Он никого не может любить по-настоящему. У него нет чувства ответственности, ему нельзя доверять. Ему неведо­мы чувства стыда и вины. «Я кричу на него, — рас­сказывает отец, — я его наказываю, бью. Мне ско­ро предъявят обвинение, что я издеваюсь над ребенком. А ему все «как с гуся вода». Он как ни в чем не бывало опять принимается за свое».

Причины, связанные с возрастными кризисами. Воз­растной фактор определяет своеобразие поведения на разных этапах онтогенеза. Возрастная динамика часто­ты правонарушений проявляется следующим образом: возраст большинства преступников колеблется в преде­лах от 25 до 35 лет; количество преступлений неуклонно растет от 14 до 29 лет; максимум случаев совершения преступлений приходится на 29 лет; с 29 до 40 лет на­блюдается постепенное снижение; после 40 лет преступ­ления редки.

Очевидно, что о девиантном поведении имеет смысл говорить лишь по достижении определенного возраста, не ранее 6-8 лет. Как правило, маленький ребенок не может достаточно осознавать свое поведение, контроли­ровать его и соотносить с социальными нормами. Только в школе ребенок впервые и по-настоящему сталкивает­ся с принципиальными социальными требованиями, и только с началом со школьного возраста от ребенка ожи­дается строгое следование основным правилам поведе­ния.

Нарушения социального поведения на ранних этапах онтогенеза, вероятно, представляют собой проблемы психического развития ребенка или невротические ре­акции, носящие преходящий характер. Например, во­ровство ребенка пяти лет может быть связано с гиперак­тивностью, невротической потребностью во внимании и любви, реакцией на потерю близкого человека, задерж­кой в интеллектуальном развитии, невозможностью по­лучить необходимые питание и вещи.

С момента поступления в школу ситуация принципи­ально изменяется — начинается этап интенсивной соци­ализации личности в условиях возросших психических возможностей ребенка.



В младшем школьном возрасте (7-11 лет) нарушен­ное поведение может проявляться в следующих формах: мелкое хулиганство, нарушение школьных правил и дис­циплины, прогулы уроков, побеги из дому, лживость и воровство.

Развитие ребенка в школьные годы не всегда проис­ходит безболезненно. В возрасте от 7 до 17 лет растущий человек проходит несколько стадий возрастного разви­тия, на каждой из которых происходят значительные изменения физического и психологического состояния, меняются эмоциональные коммуникативные восприя­тия. Далеко не все дети при этом хорошо владеют свои­ми мыслями, чувствами и поступками. Часто ломка представлений и установок, изменение желаний и при­вычек происходит быстро. Ребенок не успевает осознать происходящие изменения и адаптироваться к ним, ре­зультатом чего становится появление неуверенности в себе, уменьшение доверия к другим людям, повышенная конфликтность или склонность к депрессии.

Таким образом, дети и подростки в течение школьно­го периода несколько раз оказываются в кризисных си­туациях (от греческого «сгл818» — поворотный пункт, решение, приговор). Соответственно, многие из них в эти периоды оказываются в разряде детей с трудностями в поведении. Возрастные кризисы рассматриваются как условные обозначения более или менее выраженных со­стояний конфликтности при переходе от одного периода возрастного развития к другому. Общей причиной кри­зисов при этом является несоответствие уровня развития личности реальным возможностям ребенка (в деятель­ности, общении, эмоционально-волевой сфере и др.).

Общеизвестно, что кризис при переходе от младшего школьного к подростковому возрасту связан с физиоло­гическими изменениями организма, отношениями, скла­дывающимися со взрослыми, и опережающим развити­ем интеллектуальной сферы по сравнению с личностным развитием.

Любой кризис несет в себе и конструктивное, и разру­шительное начало. Негативное развитие — только оборот­ная сторона позитивных процессов, происходящих в пе­реломные периоды. Разрушение прежних интересов, негативизм, оппозиционность — лишь способы, которыми Ребенок создает новую мораль и систему ценностей. От того, как взрослые отреагируют на негативные проявления, во многом будет зависеть качество изменений, происходя­щих с ребенком. Нельзя не замечать наиболее опасных негативных проявлений, поскольку они могут закрепить­ся и развиться, но нельзя и «перегибать палку» в излиш­ней строгости и тотальном контроле: это может привести к закреплению негативных проявлений и патологическим изменениям характера.

В.Н. Кудрявцев (1998) считает, что преступная карь­ера, как правило, начинается с плохой учебы и отчужде­ния от школы (негативно-враждебного отношения к ней). Затем происходит отчуждение от семьи на фоне семей­ных проблем и «непедагогических» методов воспитания. Следующим шагом становится вхождение в преступную группировку и совершение преступления. На прохожде­ние этого пути требуется в среднем 2 года. По имеющимся данным, 60% профессиональных преступников (воров и мошенников) начали этот путь в шестнадцатилетнем возрасте.

Одним из наиболее прочно связанных с расстройством поведения симптомов является серьезное отставание в усвоении школьных знаний. Создается впечатление, что сам факт неуспеха школьного обучения приводит детей к разочарованию и обиде, которые могут пре­вратиться в протест, агрессию и направленное против общества поведение. Интеллект многих детей с расстройствами поведения является нормальным, но среди тех, чьи показатели интеллектуального развития несколько ниже среднего, отмечается тенденция к увеличению вероятности агрессивного асоциального или противоправного поведения. Аналогичная картина наблюдается среди детей с органическим нарушением мозга.

Дети с нарушенным поведением часто происходят из се­мей, где применяются неадекватные средства воспитатель­ных воздействий и где антиобщественные формы поведения усваиваются из непосредственного семейного окружения. Очень часто у таких детей нет отцов, поэтому у мальчиков отсутствует адекватный образец мужского поведения для идентификации, им не хватает обеспечиваемого отцом опы­та мужских форм взаимоотношений. Среди таких детей наи­более часты случаи прогулов школы, а воровство обычно со­вершается совместно с другими детьми.

Нарушения поведения почти всегда характеризуют­ся плохими отношениями с другими детьми, которые проявляются в драках и ссорах, или, например, агрес­сивностью, демонстративным неповиновением, разру­шительными действиями или лживостью. Они также могут включать антиобщественные поступки, такие как воровство, прогулы школы и поджоги. Между этими раз­личными формами поведения существуют связи. Они проявляются в том, что те дети, которые в раннем школь­ном возрасте были агрессивными и задиристыми, с боль­шой вероятностью станут проявлять склонность к асоциальному поведению, став старше. С точки зрения этиологии сопутствующих нарушений дети с социальной дезадаптацией имеют очень много общих черт, однако группа таких расстройств является далеко не однородной.

Первое, что со всей оче­видностью бросается в глаза, — это тот факт, что синд­ром нарушенного поведения гораздо чаще встречается среди мальчиков. Это осо­бенно отчетливо проявля­ется в случаях антиобще­ственных поступков, где число мальчиков превосхо­дит соответствующее число, девочек.

Несмотря на рост женской преступности, ее относи­тельные показатели значительно ниже мужских, напри­мер женские преступления в России составляют 15% от общего числа зарегистрированных случаев.

Можно говорить о преступлениях, более свойственных женщинам или мужчинам. Такие деликты, как убийство детей, проституция, воровство в магазинах, чаще совер­шают женщины. Мужчины же чаще угоняют автомоби­ли, учиняют разбои, кражи, наносят телесные повреж­дения, убивают. Существуют и типично мужские преступления, например изнасилование.

Следует отметить, что социально-экономический кри­зис в России способствовал росту антисоциального поведения, в том числе и в детской возрастной группе. Обни­щание части населения, распад институтов общественного воспитания, изменение общественных установок — все это неизбежно приводит к тому, что беспризорный ребе­нок становится привычным героем городских улиц. Улич­ное хулиганство младших школьников (кражи кошель­ков и сотовых телефонов, вымогательство) сочетается с бродяжничеством, употреблением наркотических ве­ществ и алкоголя. Очевидно, что в подобных случаях дет­ское девиантное поведение закономерно переходит в про­тивоправное поведение в подростковом и взрослом возрасте.

Противоправные действия в подростковом возрасте (12-17 лет) являются более осознанными и произволь­ными. Наряду с «привычными» для данного возраста нарушениями, такими как кражи и хулиганство — у мальчиков, кражи и проституция — у девочек, приоб­ретают широкое распространение новые их формы — торговля наркотиками и оружием, рэкет, сутенерство, мошенничество, нападение на бизнесменов и иностран­цев. По статистике, большая часть преступлений, совер­шенных подростками, — групповые. В группе снижает­ся страх наказания, резко усиливаются агрессия и жестокость, снижается критичность к происходящему и к себе.

Таким образом, в подростковом возрасте в силу слож­ности и противоречивости особенностей растущих лю­дей, внутренних и внешних условий их развития могут возникать ситуации, которые нарушают нормальный ход личностного становления, создавая объективные пред­посылки для возникновения и проявления разных форм нарушения поведения.
1.2. ОСОБЕННОСТИ ПОВЕДЕНЧЕСКИХ РЕАКЦИЙ ПОДРОСТКОВ НА ВОЗДЕЙСТВИЯ СРЕДЫ

Подростковому возрасту свойственны специфические особенности реагирования на различные внешние воз­действия и нарушения поведения, которые могут быть и проявлением психического заболевания, но возможны и у подростков, не страдающих тяжелыми психическими заболеваниями. Чаще всего такие нарушения свойствен­ны подросткам с акцентуацией характера (А.Е. Личко, 1985). У многих подростков имеется явный диссонанс между физическим и социальным развитием. Некоторые стороны психического развития «не успевают» за уско­ренным физическим развитием, могут сохраняться дет­ские интересы и неустойчивость выражения эмоций, внушаемость, подверженность чужому влиянию, нераз­витое чувство ответственности и долга, причудливо пе­реплетающееся с внешней кажущейся «взрослостью».

Наиболее частые нарушения поведения в подростко­вом возрасте следующие:

Реакция протеста (оппозиции). Это одна из наибо­лее частых реакций в подростковом возрасте. Это непос­тоянная и преходящая реакция, характеризующаяся из­бирательностью и направленностью. Протестные формы поведения возникают у подростков в ответ на обиду, ущемленное самолюбие, недовольство требованиями или отношениями близких. Реакции протеста могут быть пассивными и активными. К реакциям пассивного про теста обычно относят отказ от еды, уходы, из дому, мутизм, суицидальные попытки, замаскированную враж­дебность, а также ряд нарушений соматовегетативных функций, особенно рвоту, энурез и эикопрез.

Реакции активного протеста проявляются в форме не­послушания, грубости, вызывающего, а иногда агрессив­ного поведения в ответ на различные психологические трудности (неправильные методы воспитания, устраше­ние, ущемление самолюбия, эмоциональная депривация, конфликтная ситуация в детском коллективе и др.). Та­кие формы реакций наблюдаются только в психотравмирующей ситуации, имеют четкую направленность против определенных лиц, явившихся источником отрицатель­но окрашенных переживаний, относительно кратковре­менные и не склонны к фиксации. Чаще наблюдаются у подростков с чертами эмоциональной возбудимости. Ак­тивные реакции протеста выражаются и в стремлении делать назло, причинять вред человеку, который обидел подростка, с помощью оговоров, лжи, кражи, вплоть до жестоких поступков и даже убийства животного, принад­лежащего этому человеку. Таким поведением подросток мстит обидчику. В отдельных случаях реакция протеста закрепляется и впоследствии распространяется на взрос­лых вообще. Тогда подросток проявляет протестную ре­акцию в разной обстановке, и сила его реакции не соот­ветствует раздражителю.



Своими, подчас немыми, утрированными поступками подростки как бы взывают о помощи. Они не умеют это выразить словами, такое выражение эмоционального состояния вообще несвойственно подросткам, но этот безмолвный призыв о помощи отчетливо звучит в каж­дом их поступке.

Реакция отказа. Она проявляется в отказе от обще­ния, игр, приема пищи, выполнения домашних обязанностей или школьных уроков и др. Особенно сильно ре­акция отказа выражается, если ребенок попадает в условия, где все разительно отличается от его домашних условий и где с ним чрезмерно строги, наказывают его и он лишен любви и заботы. Подросток переживает «поте­рю перспективы», испытывает чувство отчаяния, в его поведении отмечаются отсутствие стремления к контактам с окружающими, страх всего нового, пассивность, отказ от обычных желаний и стремлений («отказ от притязаний»), спонтанность, нередко бездумный характер: ответов. В некоторых случаях спонтанность подростка, снижение интереса к окружающему, бездумные ответы могут создавать впечатление умственной отсталости. Если ситуация меняется и подросток оказывается в бла­гоприятных для него условиях, то его поведение норма­лизуется.

Реакция имитации. Это изменение поведения, связан­ное с подражанием поведению окружающих, которые об­ладают авторитетом в глазах ребенка или подростка. В детском возрасте чаще всего имитируется форма поведе­ния родителей и воспитателей, в подростковом — формы поведения более старших подростков, особенно обладаю­щих так называемыми лидерскими качествами, а также взрослых, имеющих какие-либо качества идеала, создан­ного воображением подростка. Реакциям имитации при­надлежит важная роль в формировании характера и лич­ности в целом. Вместе с тем они могут становиться источником возникновения асоциального поведения (сквернословие, бродяжничество, хулиганские поступки, мелкое воровство), а также многих вредных привычек, таких как курение, употребление алкоголя, наркотиков и т.п. В отличие от взрослых, подростки еще не умеют использовать чужой негативный опыт. Они не осознают, что такое преступление, закон, тюрьма и все, с этим свя­занное. Подростки не знают и не боятся социальных по­следствий правонарушений. Склонность к возникновению социально отрицательных реакций имитации особенно велика у подростков с чертами эмоционально-волевой не­устойчивости.

Реакции компенсации и гиперкомпенсации. Это уси­ление тех личностных проявлений и возникновение та­ких форм поведения, которые маскируют ту или иную слабую сторону личности или являются средством «пси­хологической защиты» личности от переживаний соб­ственной неполноценности, связанных с сознанием ка­кого-либо физического или психического недостатка. При реакциях гиперкомпенсации защитные формы по­ведения приобретают гипертрофированный, а нередко карикатурный характер, в связи с чем могут стать ис­точником трудностей поведения и социальной дезадаптации. Проявления реакций компенсации и гиперкомпенсации крайне разнообразны, но мало изучены. Сюда могут относиться компенсаторные фантазии замещаю­щего характера, компенсаторные игры, бравада, нару­шения школьной дисциплины, самооговоры из стремле­ния завоевать недостающий авторитет и т. п. Реакции Данной группы чаще всего свойственны подросткам, ко­торым родители уделяют мало внимания и любви, сиро­там, детям, растущим в неполных или деформированных семьях, а также подросткам, страдающим комплексом неполноценности из-за физического дефекта, дефекта речи, подросткам-инвалидам и страдающим неврозами.

Реакция группирования со сверстниками. Эта реакция проявляется в стремлении подростков образовывать более или менее стойкие спонтанные группы, в которых устанавливаются определенные неформальные отношения, имеются свои лидеры и исполнители, происходит более или менее естественное распределение ролей, в основе которого чаще всего лежат индивидуальные особенности личности подростков. Склонностью подростков к группированию объясняют факт преобладания групповых правонарушений, совершаемых подростками. Повышенная склонность к объединению в группы с подростками, отличающимися асоциальным поведением, считается характерной чертой детей с так называемой педагогической запущенностью.

Делинквентное поведение. Обозначает различные проступки, провинности, нарушение общественных норм поведения, мелкое хулиган­ство и мелкое воровство.

От криминальных действий делинквентное поведение от­личается незначительностью правонарушений и обычно не влечет за собой уголовного наказания. Причинами такого поведения подростков обычно бывают недостатки воспитания. Безнадзорность, отсутствие семейного контроля и внимания родителей — это основа для делинквентного поведения в подростковом возрасте.



Реакция эмансипации. Это борьба подростка за свою самостоятельность, независимость, самоутверждение. Он хочет освободиться от контроля и опеки взрослых любыми способами. Чем больше подавляют и контролируют подростка, тем больше он хочет избавиться от внимания взрослых. Наперекор им он начинает поступать «по-своему», демонстрирует, что он уже «самостоятельный». Это вполне закономерная реакция для этого воз­раста, и со временем она проходит. Крайние формы она приобретает при неправильном поведении родителей — чрезмерной опеке или проявлении деспотизма и требо­ваниях беспрекословного подчинения. Если в младшем возрасте ребенок еще мог подчиняться такому давлению родителей, то в подростковом — возможны побеги из дому и бродяжничество.

Побеги из дому. Есть много причин для побегов под­ростков из дому, например когда с ними плохо обраща­ются в семье, унижают или бьют, когда родители — ал­коголики, в случае сексуального насилия со стороны отчима или отца. Побеги можно рассматривать как ре­акцию протеста на недостаточное внимание родителей или на их чрезмерные требования и деспотизм. Сбежав из дому, подростки расценивают свою новую жизнь как «свободу от семьи и школы». Таким образом они избав­ляются от надоевшей опеки учителей и родителей, от всех обязанностей и принуждений. В некоторых случа­ях побег из дому случается после того, как подросток совершил проступок и боится наказания взрослых. Иног­да подростки убегают из дому из-за недостаточного надзора или ради поиска развлечений, приключений и свободы. Убегают из дому и подростки, склонные к фан­тазерству и мечтательности, начитавшиеся книг о зна­менитых путешественниках и дальних странах.

Реакции увлечения. Большинству подростков свой­ственны различные увлечения и хобби. Они могут быть устойчивыми, например коллекционирование, занятия спортом, но могут быть и нестойкими, когда подросток увлекается то одним, то другим. У некоторых подрост­ков увлечения связаны со стремлением быть в центре внимания. Они участвуют в художественной самодея­тельности, в школьных спектаклях, публикуют свои сти­хи в школьной стенгазете и т. п. Некоторые избирают изысканные, необычные хобби, чтобы выделиться сре­ди сверстников. В большинстве случаев в этом нет ника­кой патологии, со временем эти увлечения проходят или сохраняются, но отрицательного воздействия на поведе­ние подростка не оказывают. Патологией являются чрез­мерно выраженные увлечения, когда из-за них подрос­ток забрасывает школьные занятия и все свое свободное время отдает им. Бывает, что ради реализации хобби под­росток совершает противо­правные действия, например мелкое воровство, спекуля­цию или может сойтись с асо­циальными личностями.

Реакции, обусловленные формирующимся сексуаль­ным влечением. Сюда относят различные виды мастурбации у подростков, раннее вступление в половую жизнь, беспорядочные половые язи, преходящие гомосексуальные действия и др. В их возникновении ведущая роль принадлежит повышенно­му но в то же время недостаточно дифференцированно­му половому влечению, реализовать которое в естествен­ных условиях подросток не может. По этой причине для удовлетворения сексуального влечения могут использо­ваться и сексуальные извращения.

Малолетняя проституция. Многие девочки после по­бега из дому становятся малолетними проститутками. Не имея возможности зарабатывать на жизнь, чаще всего они попадают под влияние асоциальных личностей, ко­торые приобщают их к пьянству и проституции. Быва­ет, что девочек из неблагополучных семей взрослый от­рицательный лидер вовлекает в подростковую группу, затем «пускает по рукам», а когда они ему надоедают, «продает» сутенерам или сам становится сутенером, и девочки безропотно соглашаются и на это, не требуя ни денег, ни хорошего отношения.

Многие крайние нарушения поведения подростков (за исключением тяжелых психических заболеваний) выз­ваны неправильным поведением родителей. Бывает, что родители не только некритичны к своим «методам» вос­питания детей, но чаще всего винят в этом самого ребен­ка или его сверстников, которые «втянули» его в плохую компанию. Большая часть вышеописанных поведенчес­ких реакций — компенсации, увлечения, эмансипации, группирования со сверстниками, имитации — свойствен­ны подавляющему большинству подростков и могут не принимать крайних форм.

Патологическим поведение становится, когда реакции распространяются за пределы той ситуации и микрогруппы, где они возникли, если они сопровождаются невротическими расстройствами и затрудняют или нарушают социальную адаптацию.

От того, как отвечает подросток на предъявляемые ему требования среды, какие способы и стили преодоления стресса у него проявляются и закрепляются, зависит развитие личности в подростковый период и ее дальнейшие перспективы.




КОНТРОЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ И ЗАДАНИЯ:

  1. Приведите определения «девиантного поведения» разных отечественных и зарубежных авторов и про­анализируйте их сходство и различие.

  2. Объясните роль разных факторов и их взаимодей­ствие в структуре девиантного поведения.

  3. Опишите классификации причин девиантного по­ведения детей (медико-биологического, психологи­ческого и социального характера).

  4. Дайте характеристику особенностей нарушений по­ведения в разные возрастные периоды развития ре­бенка.

  5. Объясните, в чем специфика подросткового возраста и с чем связаны наиболее частые нарушения поведения подростков.

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11


База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница