Учебное пособие для студентов высших учебных заведений


Тема 5.3. РЕЛИГИОЗНО-ПОЛИТИЧЕСКИЙ ЭКСТРЕМИЗМ В ДАГЕСТАНЕ



страница12/29
Дата13.02.2016
Размер6.58 Mb.
ТипУчебное пособие
1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   ...   29
Тема 5.3. РЕЛИГИОЗНО-ПОЛИТИЧЕСКИЙ ЭКСТРЕМИЗМ В ДАГЕСТАНЕ
Первые зачатки ваххабитского движения в Дагестане начали складываться в начале 80-х годов ХХ в. К 1982-1984 гг. советские и партийные власти республики при поддержке органов КГБ и МВД временно подавили это движение.

В начале 90-х годов ХХ века после распада СССР на территории Дагестана был создан и активно действовал ряд общероссийских и общедагестанских исламских, в том числе и радикальных партий и организаций.

Так, в 1990 г. в Астрахани возникла первая мусульманская партия – Исламская партия Возрождения (ИПВ), которая после развала СССР переросла в Общероссийскую исламскую партию Возрождения (председатель – Ахмед-Кади Ахтаев (1942-1998 гг.), врач, уроженец с. Кудали Гунибского района РД). Эта партия получила в народе название «ваххабитская». На базе данной партии в 1996 г. была создана просветительская организация «ал-Исламийа» во главе с тем же А.-К. Ахтаевым. Дагестанское отделение ИПВ возглавили известный ваххабитский идеолог Багаутдин Магомедов, уроженец с. Сантлада Цумадинского района Дагестана. Радикальное крыло ваххабитов во главе с Б.Магомедовым взяло курс на насильственные свержения конституционного строя в республике и создание единого исламского государства Дагестана и Чечни вне состава России.

Первый ваххабитский джамаат был создан в конце 70-х – начале 80-х гг. по инициативе Багауддина Магомедова и его брата Аббаса. Примечательно, что амиром «кавказского джамаата» был приглашен Ахмад-кади Ахтаев, имевший уже тогда авторитет богослова и образованного в светском плане человека, что было большой редкостью в те годы. Были созданы нелегальные группы молодежи, в которых велось обучение арабскому языку, Корану, хадисам, фикху, ваххабитской идеологии.

Ядро общин составила молодежь - переселенцы из горных селений с крепкими мусульманскими традициями. Молодежные мусульманские группы были созданы в селениях Кокрек, Ново-Саситли (Хасавюртовский район), Нечаевка (Кизилюртовский район), Ясная Поляна (Кизлярский район). В это время будущие предводители ваххабитского движения еще не порвали связей с суфийскими шейхами.

Важно отметить тот факт, что распространение ислама и обучение будущими лидерами ваххабизма велось, в основном, среди выходцев из их «родных» Цумадинского и Гунибского районов, которые впоследствии стали ядром ваххабитского джамаата.

На волне оживления ислама, охватившего Северный Кавказ на рубеже 80-90-х годов ХХ в., движение окончательно оформилось организационно и идейно. В 1989 г. Багаутдин Магомедов создал первую общину (джамаат) в г. Кизилюрт, куда он переехал к этому времени. Большинство учеников были цумадинцами. А. Ахтаев возглавил джамаат в селении Кудали Гунибского района Дагестана. Взгляды ваххабитов во многом разделял Хасбулат Хасбулатов (род. в 1948 г.), активно участвовавший в общественно-политической жизни Дагестана в 1991-1992 гг. Он встал во главе джамаата селения Губден Ленинского (ныне Карабудахкентского) района. В первой половине 90-х годов исламские джамааты появились в городах Махачкала и Кизилюрт, селениях Кванада, Сантлада, Тлондода, Хварши и Сильди Цумадинского района, переселенческих селениях Первомайское, Ново-Саситли, Октябрьское, Кокрек, Хасавюртовского района, Кироваул Кизилюртовского района, Ясная Поляна, Кардановка, колхозе «Вперед» Кизлярского района Дагестана. Важно отметить, что все перечисленные села заселены цумадинцами. Цумадинский район вообще отличается крепкими исламскими традициями, высоким уровнем исламского образования и сравнительно слабым распространением суфизма.

Три вышеупомянутых фактора сыграли, по мнению Абузагира Мантаева, основную роль в распространении ваххабизма среди цумадинцев, а так же кудалинцев и карамахинцев. В Астрахани выходцы из Цумадинского района образовали джамаат во главе с учеником Багауддина Айубом Астраханским. Примечательно, что ваххабизм получил распространение в первую очередь в районах с наиболее устойчивыми мусульманскими традициями.

Таким образом, были созданы опорные пункты ваххабитов в Кадарской зоне Буйнакского района, Цумадинском, Гунибском и Кизилюртовском районах.

Исламские политические партии и движения в Дагестане. В октябре 1990 г. в Москве была создана Исламская демократическая партия Дагестана (ИДП). Возглавил партию врач, выходец из Дагестана Абдурашид Саидов. По словам его организаторов, в середине 1990-х годов партия насчитывала до 5 тыс. членов. В Программе ИДП говорилось, что она «последовательно выступает в поддержку кардинальной перестройки в стране и в республике на принципах Исламского гуманизма,… видит свою главную цель в создании правового государства, где законы не противоречат религии, интересам и чаяниям народа».

В 1994 году произошел раскол и А.Саидов был оттеснен с поста председателя ИДП. Партия была переименована в Исламскую партию Дагестана (ИПД), а во главе ее стал Суракат Асиятилов, профессор ДГУ, председатель Комитета Народного Собрания РД по межнациональным отношениям, внешним связям, делам общественных объединений и религиозных организаций. На первоначальном этапе своей деятельности руководители ИПД ставили вопрос о «конфессиональном статусе Республики Дагестан», однако впоследствии вопрос этот больше не поднимался. Из всех религиозно-политических партий и их отделений ИПД больше всех лояльно относилась к органам государственной власти и управления республики.

В 1990 г. была создана исламская партия «Джаматуль муслимин» (ДМ) «Исламское общество» (председатель – Хасбулат Хасбулатов из с. Губден Карабудахкентского района). Несмотря на амбиции Х. Хасбулатова она оставалась большей частью просветительской организацией, деятельность которой ограничивалась Карабудахкенским и Буйнакским районами Дагестана.

Союз мусульман России (СМР) был создан на 1-съезде, который проходил с 31 августа по 1 сентября 1995 г. в Москве. В его работе приняли участие более 200 делегатов из более чем 40 регионов России. Съезд утвердил учредительные документы и состав руководящих органов - Генерального Совета, Исполкома и Председателя СМР. Штаб-квартира СМР находилась в Махачкале.

Председателем исполкома СМР был избран Надыршах Хачилаев, уроженец с. Кума Лакского района Дагестана. Основной опорой СМР было мусульманское население Дагестана. Союз выступал за урегулирование вопросов в рамках законов РФ и РД с учетом особенностей, традиций, культурного наследия и основных положений ислама. В декабре 1996 г. Н. Хачилаев стал депутатом Государственной Думы и стал претендовать на роль российско-мусульманского политика. В ходе беспорядков в мае 1998 г. сторонники братьев Хачилаевых захватили здание Правительства РД. Позже Н. Хачилаев был арестован, по решению суда амнистирован.



«Союз Мусульман России» (СМР) попытался играть в общественно-политическом движении, в религиозной и общественной жизни России, том числе и Дагестана, активную роль. К августу 1997 г. отделения СМР созданы и действовали в более пятнадцати регионах России в Дагестане, Ингушетии, Адыгее, Москве, Санкт-Петербурге, Башкортостане, Татарстане, Ставропольском и Краснодарском краях, Оренбургской, Челябинской, Тюменской, Кемеровской областях и др. К августу 1997 г. насчитывалось более 4500 активных членов СМР.

Как считали создатели СМР, интересы и чаяния проживающих в России около 20 млн. мусульман, как специфической культурно-цивилизационной общности, в полной мере не отражает ни одна общероссийская политическая партия или движения. Поэтому необходимо было создание собственной политической партии в лице СМР.

Создатели СМР считали, что в этом отношении они являются историческими приемниками действовавших до революций различных мусульманских движений и фракций в Госдуме (1907-1916 г.). «Союз Мусульман России» ставил перед собой несколько целей: национально-конфессиональное равенство, (отраженное в законе и в реальной жизни) и защита специфических интересов мусульманской «уммы» России; в конечном счете - это объединение разрозненных мусульманских общин и социальных групп на базе идей и нравственных ценностей ислама. Исходя из этих целей, СМР в своей общественно-политической деятельности старался решить ряд конкретных задач. Главная из них - достойное представительство СМР в структурах власти РФ - в Правительстве, Государственной Думе и др., созидание в перспективе мусульманской фракции в российском Парламенте. Другие задачи СМР - укрепление государственности на основе единства права и закона в России; защита прав человека и конфессиональных меньшинств; пропаганда духовных ценностей и нравственное просвещение на основе ислама и др. С лета 1995 г. по август 1997г. СМР провела 4-съезда и конференций. В год созывались 2-3 заседания Генерального Совета СМР. За это время было проведено несколько научно-практических конференции и круглых столов.

Председатель «Союза Мусульман России» Надир Хачилаев объявил, что с целью консолидации мусульманской уммы, для достижения прогресса в обеспечении ее прав и возможностей Союз мусульман России намерен на своей основе создать мусульманскую партию с жестской внутренней дисциплиной.

Определенную работу по пропаганде основ ислама, традиций и ценностей ислама проводило Махачкалинское отделение Союза Мусульман России (председатель - Саидбек Махачев). На состоявшейся 27 января 1998 г. второй конференции данного отделения, его участники обсудили общественно-политическую ситуацию в городе и республике, состояния мусульманской уммы, а так же пути и методы реализации решений, принимаемых СМР. Выход из сложившего в республике социально-экономического и нравственно-правового кризиса представители СМР видели в «усиления влияния ислама на общественное сознание и быт людей». Говоря о необходимости добавления к уже имеющимся юридическим нормам, показавшим себя недостаточными, еще и норм ислама, большинство докладчиков давали понять, что введением их приближается создание исламского государства в Дагестане. Большинство выступивших докладчиков предлагали ислам в качестве государственной идеи, вокруг которой следует объединиться дагестанскому обществу. Выступивший на конференции поэт и редактор газеты «Путь ислама» Адалло Али Мухаммад (Адалло Алиев) предложил создать шариатский суд в Союзе Мусульман России.

На конференции была демонстрирована готовность СМР к диалогу с представителями ваххабитских сил в Дагестане при условии отказа их представителей от экстремизма.

В 1995 г. было создано Общероссийское мусульманское общественное движение (ОМОД) «Нур» с целью защиты интересов и прав мусульман России и их представления в органах государственной власти. Дагестанское отделение «Нур» с середины 1996 г. возглавили А.Д. Дадаев, позже – М. Гаджиев. Разработанная «Нур» «Комплексная программа духовно-нравственного оздоровления общества» включала, в частности, пункт о подготовке почвы для введения в Дагестане шариатских судов, народу с государственными судами, хотя бы для рассмотрения дел по желанию подсудимых. Одним из сопредседателей ОМОД «Нур» являлся дагестанец, профессор Максуд Садыков. Дагестанское отделение «Нур» выпускает ежемесячное издание – газету «Нурул ислам» («Свет ислама», главный редактор - Магомед Гаджиев), на страницах которой пропагандируются идеология, культ ислама, ценности исламского образа жизни.

В ноябре 1998 г. было создано общероссийской политическое общественное движение «Рефах» («Благоденствие»). Наряду с политическим руководством, движение имело институт духовных наставников, среди которых Р.Гайнутдин – председатель Совета муфтиев России, а также председатели Духовных управлений мусульман азиатской части России, Татарстана, Ингушетии и Дагестана. В компании по выборам в Государственную Думу в декабре 1999 г. движение «Рефах» вошло в избирательный блок «Единство» и смогло через него провести в депутаты своих членов.

В конце 1999 г. в Дагестане было создано отделение ОПОД «Рефах» (председатель – А.М.Хархаров), которое было зарегистрировано в Министерстве юстиции РД в феврале 2000 г.

С 2000 г. все исламские политические партии Дагестана – Исламская партия возрождения, Исламская партия Дагестана, Джаматуль муслимин и дагестанское отделение ОПОД «Рефах» прекратили свою деятельность. Продолжают действовать дагестанское отделение ОМОД «Нур».

Министерством юстиции РФ 17 мая 2001 г. зарегистрирована общероссийская политическая общественная организация «Исламская партия России» (ИПР), лидером которого являлся Магомедгаджи Раджабов – банкир и предприниматель, председатель правления банка «Месед». В политике он известен как один из сопредседателей общественно-политического движения «Нур». Он считал, что «ислам как религия вмешает в себе все вопросы политической и общественной жизни человека». Целью новой партии объявлено «единение исламской уммы, поднятие духовного уровня нашего общества, и, конечно же, защита интересов мусульман». Позже она прекратила свою деятельность.

В 90-х гг. ХХ века в республике были созданы и зарегистрированы в Министерстве юстиции РД такие религиозные и общественные организации, как «религиозная организация «Союз исламской молодежи» (руководитель – Пахрудин Омаров, заведующий компьютерным отделом ДУМД), исламско-духовно-просветительское общество «Союз новообращенных мусульман» (руководитель – Магомедали (Дмитрий) Тверетинов), общественная организация женщин-мусульманок «Муслимат» (руководитель – Хадижат Шихалиева) и др. Все они вели активную исламско-просветительскую работу среди населения республики.

В разных районах и городах республики в 90-х гг. ХХ в. возникли 18 исламских благотворительных фондов. Большая часть этих фондов сейчас перестала действовать. Основная причина заключается в отсутствии финансовых и материальных средств. Наиболее активную деятельность проявляли Исламский благотворительный фонд им. шейха Хасана Афанди (руководитель – А.М.Хархаров), Общественно-благотворительный фонд им. Саида Афанди (руководитель – А.С.Ацаев), Общественно-благотворительный фонд им.Саида-Мухаммада Хаджи Абубакарова (руководитель – Х.А. Абубакаров) и др.

Наибольшая активность по созданию исламских партий, движений, организаций и фондов была проявлена в республике в начале 90-х гг. ХХ века. Религиозно-политическую обстановку в республике абсолютно изменили трагические события августа-сентября 1999 г., после которых все исламские партии религиозно-экстремистского направления были закрыты.


Как мы отметили выше, с конца 80-х годов ХХ в. на территории ряда городов и районов Дагестана и Чечни появились нелегальные формирования религиозно-политического фундаменталистского течения ислама, впоследствии названного ваххабизмом.

Расширение дезинтеграционных процессов на Северном Кавказе, в том числе и в Дагестане, обусловили ряд факторов, к которым относятся: распространение исламского фундаментализма в форме ваххабизма экстремистской направленности; политическая, финансовая и военно-техническая помощь из-за рубежа сторонникам этого, чуждого для северокавказских народов, религиозно-политического течения в исламе; распространение в регионе агрессивного национализма и сепаратизма.

Ваххабитская идеология распространялась в Дагестане через различные каналы: через передачи мусульманских клерикальных радиостанций, вещающих в том числе и на Дагестан; через ваххабитскую литературу; через туристов и студентов, обучающихся в исламских, в том числе и ваххабитских центрах стран Ближнего и Среднего Востока, Пакистана, Афганистана. Кроме того, в 90-х г.г. усилилась деятельность ваххабитских эмиссаров из-за рубежа во многих районах и городах Дагестана, в том числе и в Карамахинской зоне Буйнакского района, а также в соседней Чечне.

Интерес к фундаменталистскому, политизированному, радикальному исламу инициировался религиозными центрами исламских государств, в первую очередь Саудовской Аравией, Пакистаном, арабских стран Персидского залива, рассматривающих Дагестан в качестве плацдарма для утверждения своего духовного и политического влияния на Северном Кавказе и других мусульманских регионах России.

Специальные службы и неправительственные организации этих стран стремятся обеспечить благоприятные условия для оказания выгодного им воздействия на развитие политической и экономической ситуации в Дагестане и регионе в целом.

Одним из важных факторов геополитического характера распространения ваххабизма на Северном Кавказе является финансирование их деятельности извне, многочисленными международными исламскими центрами, зарубежными культурно-просветительскими и благотворительными организациями. Так в Дагестане до середины 1999 г. активно действовал ряд филиалов зарубежных исламских организаций, в их числе: международная исламская организация «Спасение» (штаб-квартира в Саудовской Аравии), «Саар Фаундейшн», «Таибат аль-Хайрия» (штаб - квартира в США), «Ибрагим аль-Хайрия» (штаб-квартира в Египте) и др.

Основным каналом распространения идеологии и практики религиозно-политического экстремизма на Северном Кавказе оставалась бесконтрольная долларовая экспансия ваххабитских центров и эмиссаров из Саудовской Аравии, Кувейта и других стран мусульманского мира. Свидетельство тому - секретное донесение службы контрразведки Российской Федерации, датированное ноябрем 1992 года: «Большую часть эмиссаров, финансируемых Исламской партией возрождения, составляют приверженцы ваххабитского толка ислама. В этом плане выделяются гражданин ОАЭ Сервах Абед Саах, организовавший в Кизилюртовском и Хасавюртовском районах издание, пропагандирующее ваххабизм, а также руководитель филиала Международной исламской организации «Спасение» (МИОС) на Северном Кавказе и в Азербайджане гражданин Алжира Зарат Аб-дель Кадир».

По оперативным данным спецслужб, только Дагестанскому филиалу этой организации Саудовская Аравия в 1999 г. выделила 17 млн. долларов. Эмиссары активно использовали структуры Махачкалинского исламского культурного центра. Серьезную активность проявляла и другая саудовская организация МИОС («Аль Игаса»), и ее лидер, некто Абдель Хамид Джафар Дагистани. По сведениям ФСБ России, он возглавлял русский отдел «Аль Игаса» в Саудовской Аравии, одновременно служил имамом мечети в Медине и с 1992 года выполнял на Северном Кавказе деликатные поручения одной из саудовских спецслужб. В 1994 году посольству Саудовской Аравии было заявлено о нежелательности его пребывания на территории России.

Достаточную поддержку исламистам оказывает и Анкара. Об этом наглядно свидетельствует разоблачение турецкого агента Исхака Касапа. Исламские организации Турции, среди которых «Тюркен диянат Вакфи», большое значение придают обучению северокавказской, в том числе и дагестанской молодежи. Министерство национального образования Турции ежегодно выделяет на эти цели миллионы долларов.

Основные угрозы связаны с нашими внутренними факторами. Это проблемы скорее российской «внутренней энтропии», усугубляемые недостатками, точнее, несовершенством конструкции политической системы: коррумпированность высшего чиновничества и крупных политиков, бюрократизм, «игры» в демократию при выборах в различные представительные органы, зависимость судебной системы, сосредоточенность политической жизни на должностных назначениях, казнокрадство и взяточничество. Сюда же относятся и нерешенные вопросы демографии, безработица, преступность, значительная социальная напряженность, вызванная ослаблением прежних социальных гарантий.

В 90-х годах ХХ в. общественно-политическая обстановка в Республике Дагестан была довольно сложной. Более того, под влиянием внешних и внутренних факторов в ней преобладающее значение имели негативные тенденции, пик которых пришелся на середину 1999 года, когда религиозно-политические экстремисты, обосновавшиеся в Чеченской Республики Ичкерия (ЧРИ) и Республики Дагестан (РД), при усиленной финансовой и идеологической подпитке со стороны иностранных государств предприняли активные действия по захвату власти в республике, в частности Цумадинском, Ботлихском, Новолакском районах и Карамахинской зоне Буйнакского района РД.

Этим событиям предшествовала бурная исламизация общественной жизни республики, начавшаяся практически после развала СССР. Однако активный рост общественного интереса к религии и ее влияния на все стороны жизни общества не привел, как ожидалось, к стабилизации общественно-политического положения, прогрессу в нравственной и духовной жизни мусульман, консолидации верующих, а, наоборот, стал фактором, вносящим элемент напряженности и разногласий среди мусульманской уммы.

К имевшемуся ранее в республике расколу по национальному признаку, прибавился активный и во многом противоречивый процесс идейной дифференциации в среде мусульманского духовенства, который привел к образованию идеологических противоречий между традиционным для Дагестана религиозным течением – суфизмом (тарикатизмом) и ваххабизмом. Последнее из них получило распространение в республике с начала 90-х годов ХХ в. при щедрой финансовой поддержке ряда мусульманских стран, заинтересованных в дестабилизации ситуации в Дагестане и отделению ее от России.

Преследуя указанную цель, религиозно-политическими экстремистами заранее было подготовлено идеологическое обоснование захвата власти в Дагестане, как единственный путь для преодоления кризиса, преступности и коррупции. Ссылка на то, что практически все лидеры национальных движений имеют незаконные вооруженные формирования, наличие на руках у населения огромного количества различных видов стрелкового оружия, позволяло экстремистам оправдывать свои действия перед населением и называть проводимую деятельность «борьбой против прогнившей коррумпированной системы, допускающей разгул криминального беспредела, разврат и массовое обнищание народа».

Подобные взгляды оказались близки и радикально настроенным лидерам ЧРИ, которые уже довольно продолжительное время, прикрываясь лозунгами о братстве народов Дагестана и Чечни и необходимости их совместного выступления против России, предпринимали тщательно организованные и хорошо продуманные попытки инициирования вооруженного конфликта на территории Дагестана, преследуя цели продемонстрировать дагестанским народам «агрессивную, имперскую» сущность национальной политики России на Северном Кавказе и неспособность местного руководства самостоятельно управлять республикой; создать негативное мнение о Дагестане как республике, якобы охваченной сепаратистским настроением и готовой к выходу из состава Федерации. За этими тактическими действиями стояли стратегические замыслы обеспечить выход Чечни к Каспийскому морю.

В качестве организационной силы по координации деятельности разрозненных дагестанских криминальных групп и чеченских незаконных вооруженных формирований выступил Конгресс народов Ичкерии и Дагестана (КНИД) во главе с Шамилем Басаевым.

Благодаря поступающей из-за границы финансовой помощи на территории ЧРИ была создана широко разветвленная сеть диверсионно-террористических баз и лагерей, основной контингент которых составляли иностранные наемники и инструктора. Именно через них осуществлялась и снабжение незаконных вооруженных формирований (НВФ) Чечни и Дагестана финансовыми средствами, оружием, обмундированием, радио-электронными средствами связи и т.д. Они же одновременно выполняли и функции миссионеров ваххабизма, способствуя проникновению и укоренению идей этого течения не только на территории Чечни и Дагестана, но и в других республиках Северного Кавказа. Ключевая роль в этом процессе принадлежит известному террористу, полевому командиру Хаттабу, непосредственно осуществляющему руководство всеми вооруженными формированиями ваххабитов ЧРИ и РД.

По имеющимся в правоохранительных органах РД оперативным данным, только в 1998 году КНИД из Королевства Саудовская Аравия (КСА) и Объединенных Арабских Эмиратов (ОАЭ) получил несколько десятков миллионов долларов для подготовки моджахедов и осуществления их вооруженного выступления, с целью свержения конституционных органов власти в Чечне и Дагестане и создания на их базе единого исламского государства.

За несколько лет, прошедших после окончания первой чеченской войны (1994-1996 гг.) инструкторами-преподавателями в лагерях Эмира эль-Хаттаба по подготовке боевиков в с.Сержень-юрт ЧРИ и мусульманском Институте ваххабитов в г.Урус-Мартане ЧРИ было подготовлено около 2 тысяч боевиков.

Основной тактический замысел реализации антиконституционных планов незаконных вооруженных формирований религиозно-политических экстремистов по свержению конституционной власти в Республике Дагестан заключался в захвате отдельно взятых приграничных с Чечней районов, введения там шариатской формы правления и создания плацдарма для дальнейшего продвижения вглубь Дагестана. При этом они возлагали большие надежды, как на поддержку своих идейных сторонников, так и местного населения, недовольного сложившимся в республике социально-экономическим положением и повсеместной коррупцией. К тому же, ситуация, образовавшаяся в Карамахинской зоне Буйнакского района РД, где в нарушение Конституции и законодательства РФ с июля 1998 года действовала т.н. «шариатская форма правления», с одной стороны свидетельствовала о слабости федерального и республиканского органов власти, а с другой придавала экстремистам уверенность в своих силах.

К важнейшим факторам распространения в Дагестане религиозно-политической экстремистской идеологии ваххабизма также относится изменение геополитической роли Республики Дагестан. После получения независимости закавказских республик - Азербайджана, Армении и Грузии и начавшейся политической нестабильности в Чечне и других республиках северо-западного Кавказа, именно Дагестан является ключевым субъектом геополитической ситуации на Юге России.

Новое геополитическое значение Дагестана ярко проявилось в ходе вооруженной интервенции бандформирований на территорию республики летом и осенью 1999 года. Россия, ранее сдававшая свои геополитические позиции сначала в Восточной Европе, а затем и на постсоветском пространстве, разгромила бандформирования, вторгшиеся в Дагестан и перенесла боевые действия на территорию Чечни с целью уничтожения центра международного терроризма.




Российская академия наук
Тема 2.1. сущность экстремизма, религиозно-политического экстремизма, терроризма
Тема 3.1. происхождение и сущность ислама
Тема 3.2. исламский радикализм
Тема 3.3. теологические разногласия между представителями религиозно-политического экстремизма и традиционного ислама
Тема 5.1. ислам в россии
Тема 5.2. религиозно-политический экстремизм в россии: сущность и специфика
Социальный состав, способы, методы и тактика действия террористических групп в северокавказском регионе.
Международный характер экстремистских и террористических группировок.
Финансирование экстремистских, террористических организаций.
Одним из активистов исламского радикализма в дагестане, на северном кавказе был ахтаев ахмад-кади (1942-1998).
Магомед тагаев.
Второй период истории религиозно-политического экстремизма в дагестане
Тема 5.4. религиозно-политический экстремизм в чечне
Тема 5.5. религиозно-политический экстремизм на северном кавказе и поволжье
Глобальный характер нальчикских событий.
Летом 2004 г.
Религиозно-политический экстремизм в северной осетии-алании.
Тема 6.1. зарубежный опыт законодательного регулирования противодействия религиозно-политическому экстремизму и терроризму
Тема 6.2 российский опыт законодательного регулирования противодействия религиозно-политическому экстремизму и терроризму
Тема 6.3. опыт и проблемы противодействия религиозно-политическому экстремизму в россии, на северном кавказе
Раздел vi. приложения
Приложение ii. мусульманское духовенство северного кавказа против религиозно-политического экстремизма
Курамухаммад рамазанов о ваххабитах. справка:
Приложение v. осуждают ли захват заложников, пленников международные исламские центры?

Каталог: storage -> files -> protivodeistvie%20terrorizmu
files -> Программа курса предназначена для учащихся 9-11 класса и рассчитана на 128 часов. Периодичность занятий 1 раз в неделю по 4 учебных часа
files -> Основная образовательная программа основного общего образования
files -> Переход на новые образовательные стандарты моу сош №12 г. Дербента рд
files -> Рабочая программа по курсу «Литературное чтение» 1 класса разработана по государственной программе Л. Ф. Климановой, В. Г. Горецкого, М. Г. Головановой, утверждённой мо РФ
files -> Учебно-методическое пособие для тренера-преподавателя, обеспечивающего процесс повышения квалификации учителей по курсу «Основы религиозной культуры и светской этики»
files -> Основная образовательная
files -> Развитие педагогического мастерства учителя
protivodeistvie%20terrorizmu -> Уроки профилактики наркомании в школе


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   ...   29


База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница