Учебное пособие для студентов выс­ших учебных заведений. М.: Тц «Сфера», 2001. 464с


§ 6. Доминирующие мотивы и варианты линий онтогенеза



Скачать 11,45 Mb.
страница42/150
Дата09.02.2020
Размер11,45 Mb.
#138886
ТипУчебное пособие
1   ...   38   39   40   41   42   43   44   45   ...   150
Связанные:
[Kulagina I.YU. Kolyucky V.N.] Vozrastnaya psiholo(BookSee.org)
[Kulagina I.YU. Kolyucky V.N.] Vozrastnaya psiholo(BookSee.org)

§ 6. Доминирующие мотивы и варианты линий онтогенеза


Закономерности и условия доминирования у человека различных по содержанию мотивов рассмотрены в концеп­ции основателя гуманистической психологии А. Маслоу. Согласно А. Маслоу, в каждом человеке заложены от при­роды так называемые «инстинктоидные» базовые потреб­ности, проявляющиеся в определенной иерархической последовательности (рис. 1.9). В основании иерархической пирамиды потребностей лежат наиболее значимые, жиз­ненно необходимые, которые вместе с тем представляют более низкие уровни мотивации. Продвигаясь вверх по иерархическим ступеням этой пирамиды, человек рас­тет, развивается как личность. Но каждый вышележащий базовый уровень мотивации может проявиться лишь тогда, когда удовлетворены потребности нижележащего уровня.

Рис. 1.9. Иерархия потребностей (по А. Маслоу)

Самый низший (и самый значимый) базовый уровень составляют физиологические (органические) потребности. От их удовлетворения зависит физическое выживание. К ним от­носятся потребности в кислороде, сне, пище и питье, нормальной (для физического выживания) температуре, отдыхе при высоких физических нагрузках и т.п. Если та или иная физиологическая потребность не удовлетворяется, то она становится доминирующей и все потребности вышележа­щих уровней перестают быть значимыми, отходят на задний план. Согласно А. Маслоу, хронически голодный человек неспособен к творческой деятельности, отношениям при­вязанности и любви, стремлению к карьере и т.д.

Следующий от основания пирамиды уровень включает потребности безопасности и защиты, связанные с долговре­менным выживанием. Это потребности в защите от стихий­ных бедствий, от хаоса и беспорядков, от болезней; потреб­ности в законности, в стабильности жизни и т.п. Не являясь собственно биологическими, они тем не менее примыкают к самому нижнему базовому уровню мотивации, будучи в целом близким аналогом инстинктивной потребности са­мосохранения у животных. Эти потребности становятся ак­туальны тогда, когда достаточно удовлетворены и отходят на задний план физиологические потребности.

Третий уровень мотивации представлен потребностями принадлежности и любви. Они проявляются при удовлетворении потребностей двух предыдущих уровней. Человеку не­обходимы отношения привязанности и любви с членами своей семьи (отношения супругов, родителей и детей, братьев и сестер и т.д.), отношения дружбы, духовной близости, в том числе в группе (с товарищами по интересам и коллега­ми по работе и т.д.). Кроме того, он нуждается в привязан­ности к отчему дому, месту, где вырос, и т.п. Эти потребно­сти, выделенные А. Маслоу как особый уровень мотивации, перекликаются с понятием психосоциальной тождественно­сти в концепции Э. Эриксона. Как и психосоциальная тож­дественность, реализация потребностей данного уровня яв­ляется, согласно А. Маслоу, основной предпосылкой психи­ческого здоровья.

При достаточном удовлетворении потребностей в при­надлежности и любви их актуальность снижается и возни­кает следующий, четвертый уровень мотивации — прояв­ляются потребности в уважении и самоуважении. Потреб­ности в самоуважении направлены на обретение уверен­ности в себе, на достижения, свободу и независимость, компетентность. Потребности в уважении (другими людь­ми) связаны с мотивами престижа, статуса, репутации, признания, славы, оценки. Удовлетворение потребностей этого уровня порождает чувство собственного достоинства, осознание своей полезности и необходимости. Неудовлет­ворение ведет к пассивности, зависимости, низкой само­оценке, чувству неполноценности.

При достаточной степени удовлетворения потребностей четырех перечисленных уровней возникает потребность в самоактуализации. А. Маслоу понимает ее как «стремление человека к самовоплощению, к актуализации заложенных в нем потенций. Это стремление можно назвать стремлени­ем... к идентичности».

Человек испытывает «неудовлетворенность оттого, что он занимается совсем не тем, к чему предрасположен. Ясно, что музыкант должен заниматься музыкой, художник — писать картины, а поэт — сочинять стихи, если, конечно, они хотят жить в мире с собой. Человек обязан быть тем, чем он может быть. Человек чувствует, что он должен со­ответствовать собственной природе».

Таким образом, в основу представлений А. Маслоу о мотивации положена «концепция удовлетворения», пред­полагающая проявление закона угасания потребности при ее удовлетворении на всех базовых уровнях мотивации. «Че­ловек, удовлетворив свою базовую потребность, будь то потребность в любви, безопасности или в самоуважении, лишается ее. У нормального здорового... человека нет... по­требности в безопасности, любви, престиже или самоува­жении, за исключением тех редких моментов, когда он оказывается перед лицом угрозы... Человека, не удовлетво­ренного в какой-либо из базовых потребностей, мы долж­ны рассматривать как больного или по меньшей мере «не-дочеловеченного» человека... Кто сказал, что нехватка любви менее пагубна для человека, чем нехватка витаминов?»

Распространение закона угасания потребности при ее удовлетворении на все базовые уровни мотивации, вклю­чая потребности в принадлежности и любви, связано с трактовкой А. Маслоу последних как эгоистических, обус­ловленных тем или иным дефицитом, нуждой (в утеше­нии, общении, самоутверждении и т.п.). А. Маслоу выде­лял два вида любви: дефициентную (дефицитарную) и бытийную. При дефициентной любви человек «любит по­тому, что нуждается в любви, тоскует о ней, жаждет ее, потому, что ему недостает любви и он обречен на стремле­ние восполнить этот дефицит». Другой вид любви возника­ет, согласно А. Маслоу, на уровне потребности в самоакту­ализации, у «людей, удовлетворивших свои потребности в безопасности, любви, уважении и самоуважении и потому не мотивированных этими потребностями». «Самоактуали­зированный индивидуум не испытывает дефициентной нужды... Он любит, потому что любовь присуща ему, пото­му что любовь — такая же неотъемлемая часть его суще­ства, как доброта, честность и искренность... Любовь для него — не только аспект становления, но и аспект бытия, и потому ее можно назвать высшей любовью, любовью на уровне бытия, или любовью к бытию другого».

Мы не можем согласиться с делением А. Маслоу любви на низшую, эгоистическую и высшую. Любовь независимо от ее вида и происхождения всегда является сущностным мотивом человека, она всегда «неотъемлемая часть его су­щества», всегда (по определению) соединяет существа их сутью и потому несовместима с эгоизмом, направлена на бытие другого. Если это не так, то это не любовь. Если любовь связана лишь с нуждой в чем-то для себя, то ее можно определить как то или иное духовное иждивенче­ство, но никак не любовь.

Нельзя согласиться и с тем, что любовь (по А. Маслоу — бытийная любовь) — привилегия лишь самоактуализиро­ванных людей. Редкий человек не имеет хотя бы одной сильной привязанности, хотя бы одного сущностного мотива. Это может быть не только любовь к человеку, но и привязан­ность к родным местам, к отчему дому, к четвероногому питомцу; чувство дружбы, увлеченность чем-то и т.д. В связи с этим данный уровень мотивации, связанный, как было показано выше (§ 3 настоящей главы), с духовно-нравствен­ными ценностями, в аспекте развития личности, безуслов­но, занимает более высокое положение, чем уровень по­требности в уважении и самоуважении.

Напомним, что в отличие от потребностей первых двух уров­ней мотивации, а также потребностей в уважении и самоува­жении, сущностные потребности и мотивы принципиально ненасыщаемы: потребность и мотив (предмет потребности) смещены на содержание деятельности, неразрывно слиты с ним. Вследствие этого на них не распространяется закон угаса­ния потребности при ее удовлетворении — все сущностные отношения непреходящи. Кроме того, поскольку им всегда свойственна разделенность (единение сутью), связанные с ними мотивы не могут быть эгоистичными.

В любви мужчины и женщины, как и во всех других сущностных связях с миром, безусловно, имеет место удов­летворение своей собственной потребности, своей собствен­ной нужды. В этом смысле сущностная мотивация не отли­чается от мотиваций других уровней. Но своя нужда, своя потребность сливается здесь с сутью объекта отношения, т.е. с предметом потребности, мотивом. Бытие любимого человека, его нужды становятся сущностной частью свое­го собственного бытия. Как и во всех других сущностных отношениях, в любви человека к человеку направленность на себя, на свое «Я» неотделима от направленности на объект, слита с ней. Сливаясь с сутью объекта и расширяя свое «Я», человек остается эгоистичным, но лишь в том смысле, что служение бытию другого, всемерная забота о нем становится его собственной потребностью. Как отме­чает сам А. Маслоу, в любви происходит «укрепление ин­дивидуальности обоих партнеров... слияние двух «Я» озна­чает не ослабление, а укрепление каждого из них».

В связи с вышеизложенным, заметим также, что невоз­можно любить, не испытывая потребности в любви, нуж­ду в ней. Если «любовь присуща» человеку, если «любовь — неотъемлемая часть его существа», он не может не нуж­даться в ней. Любовь без потребности в ней, «любовь-дар» (К.С. Льюис) — это снисхождение, прихоть, все что угод­но, но ни коим образом не любовь. Любовь невозможно разделить на «любовь-нужду» и «любовь-дар», эти два ее компонента нераздельны. Другое дело, что человек может нуждаться в утешении, защите от одиночества, самоутвер­ждении и т.п. и использовать любовь другого человека для удовлетворения этих потребностей. Но это уже совсем дру­гие мотивационные отношения, с потребностью в любви они ничего общего не имеют.

Несмотря на отмеченные и некоторые другие противо­речия, концепция А. Маслоу получила широкую извест­ность и признание благодаря своей гуманистической на­правленности. Центральное место в ней занимают пред­ставления о свойственной человеку потребности в самоак­туализации — высшем, отвечающем собственно человечес­кой сущности уровне мотивации.

Что представляет собой этот уровень? Прежде всего отме­тим, что самоактуализация, т.е. «самовоплощение», реали­зация своего потенциала, имеет статус не потребности и соответствующего ей мотива, а цели. Это частный случай жизненного замысла, а воплощение жизненного замысла в реальность, как было показано Ф.Е. Василюком (см. § 3 на­стоящей главы), осуществляет воля. Участие в самореализа­ции волевых процессов однозначно позволяет рассматри­вать ее как цель. Мотив, на который направлен жизненный замысел, мы определили выше как обретение способности быть самим собой и в согласии с миром. Практически такое же представление о данной мотивации мы находим у А. Мас­лоу: «Человек... должен соответствовать собственной приро­де, если он хочет жить в мире с самим собой».

А. Маслоу дал развернутую характеристику самоактуали­зированных людей. Многие из отмеченных им черт случай­ны, иногда неточны и даже ошибочны. Тем не менее ему удалось выделить и главные, существенные особенности, не оставляющие сомнений в том, что речь идет о людях сущно­стного жизненного мира. Ниже эти главные качества приве­дены в формулировках самого Маслоу. Они тем более инте­ресны, что А. Маслоу, судя по некоторым положениям своей теории (в частности, широкой трактовке концепции удов­летворения), не был носителем сущностной формы жизни. Однако несомненен его глубокий интерес исследователя к самоактуализированным людям. Глубокий интерес, предпо­лагающий в том числе интуитивное познание предмета ис­следования, и позволил ему выделить эти главные черты.

А. Маслоу особо подчеркивает креативность самоактуа­лизированных людей. «Креативность — универсальная характеристика всех самоактуализированных людей... Креа­тивность самоактуализированного человека сродни креатив­ности ребенка, еще не испорченного влиянием культуры. Креативность — фундаментальнейшая характеристика че­ловеческой природы, это потенциал, данный каждому че­ловеку от рождения... Креативность не ищет себе подтверж­дений, она необязательно проявляется в музицировании, стихосложении или занятиях живописью. Это скорее осо­бый способ мировосприятия, особый способ взаимодействия с реальностью... Ее следы можно обнаружить в любой дея­тельности самоактуализированного человека, даже в самой обыденной, в самой далекой от творчества в обычном по­нимании этого слова. Чем бы ни занимался креативный человек, что бы он ни делал, во все он привносит прису­щее только ему отношение к происходящему, каждый его акт становится актом творчества. В этом смысле звания творца может заслужить любой самоактуализированный сапожник, портной или кондитер».

Очень точно описанная Маслоу всеобщность проявле­ния творческого начала, связанная с особым отношением ко всему окружающему, вытекает из генерализации сущ­ностных мотивационных отношений. Для людей с сущнос­тной формой жизни, как отмечалось выше (§ 3 настоящей главы), жизнь в целом выступает как единая целостная сущ­ностная связь с миром. Отсюда всеобщность проявления творческого начала, которое в других формах жизни харак­терно только для ее отдельных (сущностных) сторон.

«Самоактуализированный индивидуум... объединил ча­стности в общее, поднялся на уровень наджитейской це­лостности... Здоровый человек в каждом своем поступке одновременно и эгоистичен, и альтруистичен... Долг не от­меняет для него удовольствия, работа не мешает игре — напротив, обязанность становится удовольствием, а рабо­та превращается в игру, когда человек, добродетельно ис­полняя свой общественный долг, находит в нем наслажде­ние и счастье... Психическая жизнь этих людей целостная и единая, ее невозможно расчленить на отдельные сферы, их когнитивные процессы существуют в неразрывном... единстве с их влечениями и эмоциями». Совершенно оче­видно, что речь здесь идет о сущностной целостности, о целостности человека с сущностной формой жизни.

«Поведение самоактуализированного человека высоко­нравственно. Это люди с твердыми моральными устоями... как правило, причины их поступков кроются в самой деятельности и в переживаниях, связанных с этой деятельнос­тью. Они умеют получать удовольствие от самого процесса, умеют чувствовать самоценность деятельности». Здесь отме­чена связь сущностных сторон жизни с духовно-нравствен­ными ценностями.

«Самоактуализированные люди обладают удивительной способностью радоваться жизни. Они не перестают удивлять­ся, поражаться, испытывать восторг и трепет перед много­численными и разнообразными проявлениями жизни... Для такого человека закат солнца, пусть даже он видит его в со­тый раз, будет так же прекрасен, как и в тот день, когда он увидел его впервые... Даже повседневность становится для него источником радости». Радость бытия — производное эмоцио­нальное состояние от сущностных мотивационных отноше­ний (предметных чувств), в которых человек становится са­мим собой и в согласии с миром. В сущностной форме жиз­ни, представляющей собой единую целостную сущностную связь с миром, радость бытия проявляется наиболее часто.

«Самоактуализированным людям чужда всякая поза... они терпеть не могут позеров. Ханжество, лицемерие, неиск­ренность, фальшь, притворство, желание произвести впе­чатление — все эти качества совершенно не свойственны им. Они не хотят казаться лучше, чем они есть...»

Человек с сущностным жизненным миром самодоста­точен, он не нуждается во внешних эффектах. Его общая сущностная мотивация делает эгоистические мотивы не только незначимыми, но и противоречащими его сути.

«...У самоактуализированного человека... необходимость выбора не вызывает амбивалентного отношения, сомне­ний или колебаний; в чем бы ни состоял выбор, он делает его легко и свободно. Стоит лишь раз окунуться в атмосфе­ру... приятия жизни, испить любви к ней во всех ее прояв­лениях и тут же очень многие из ныне существующих про­блем покажутся вам несущественными, неважными. Не­верно было бы заявить, что они находят свое решение, скорее они отступают, уходят в небытие в тот момент, когда человек понимает, что это надуманные проблемы... То, что среднестатистический индивидуум воспринимает как му­чительный конфликт, то, что обрекает его на муки ценно­стного выбора — для самоактуализированного человека даже не вопрос». Здесь очень четко выражена незначимость слож­ности внутреннего мира, характерная для сущностной фор­мы жизни. Внутренний аспект жизненного мира становит­ся как бы простым.

«Каждого из этих людей можно назвать индивидуали­стом, но каждый из них в то же время является глубоко социальной личностью, личностью, идентифицирующей себя со всем человечеством... Эти люди сумели приблизить­ся и к своей человеческой, общевидовой природе и к сво­ей уникальной, индивидуальной природе».

«Самоактуализированного человека отличает глубочай­шее чувство идентификации с человечеством, симпатия и любовь к людям... Можно сказать, что самоактуализиро­ванный человек ощущает себя членом большой семьи, вос­принимает людей как своих братьев... Он остро чувствует свою принадлежность к человеческому роду, свое родство с миром». В «как бы простом» и «как бы легком» жизнен­ном мире сущностное единение с миром включает в себя идентификацию со всеми людьми Земли. Ее хорошо выра­зил в «Планете людей» А. де Сент-Экзюпери. Как и всякая идентификация, она не растворяет индивидуальность, а, наоборот, раскрывает и развивает ее.

Таким образом, высший, собственно человеческий, по А. Маслоу, уровень мотивации соответствует сущностному жиз­ненному миру. В то же время как принятая Маслоу по­следовательность предшествующих ступеней мотивации, так и положенная в ее основу концепция удовлетворения не могут быть приняты полностью. Согласно Маслоу, моти­вы, связанные с духовно-нравственными ценностями и отличающиеся неэгоистической направленностью, могут появиться лишь в самой верхней части иерархической пи­рамиды, при условии удовлетворения потребностей всех нижележащих ступеней. На практике же сущностные мо­тивы в той или иной степени проявляются почти у всех людей, но при доминировании несущностных побуждений они не определяют общее содержание жизни.

В связи с этим представляется невозможным дать ту или иную иерархическую структуру мотивации, которая была бы применима для всех людей. Иерархия мотивов человека определяется типом его жизненного мира, и лишь дина­мика развития последнего может привести к принципи­альным мотивационным перестройкам.

Соответственно рассмотренным в § 3 настоящей главы типам жизненного мира можно выделить 4 различных вида направленности личности, для каждого из которых харак­терна своя иерархическая структура уровней мотивации:



Скачать 11,45 Mb.

Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   38   39   40   41   42   43   44   45   ...   150




База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2022
обратиться к администрации

    Главная страница