Учебное пособие для студентов выс­ших учебных заведений. М.: Тц «Сфера», 2001. 464с



Скачать 11,45 Mb.
страница16/150
Дата09.02.2020
Размер11,45 Mb.
#138886
ТипУчебное пособие
1   ...   12   13   14   15   16   17   18   19   ...   150
Связанные:
[Kulagina I.YU. Kolyucky V.N.] Vozrastnaya psiholo(BookSee.org)
[Kulagina I.YU. Kolyucky V.N.] Vozrastnaya psiholo(BookSee.org)

§ 2. Сенсорный уровень


Сенсорный уровень развития психики связан с преобра­зованием первоначально недифференцированной чувстви­тельности в дифференцированные ощущения. Как показал А.Н. Леонтьев, последние возникают при освоении живот­ными организмами все более сложных и многообразных сред обитания.

Среди других психических процессов ощущения выде­ляются своей парадоксальной специфичностью. Л.М. Веккер отмечает, что, с одной стороны, ощущение формиру­ется в пространстве нейрофизиологического субстрата и представляет собой упорядоченное множество состояний последнего, а с другой — дает «представление о свойствах объектов именно как собственных свойствах внеположенных по отношению к субъекту предметов».

Таким образом, характерной чертой ощущения являет­ся его двойственность, принадлежность одновременно и к физиологическим, и к психическим явлениям. В то же время уже в рамках психических процессов ощущения выступа­ют как явления, по существу примыкающие к эмоциям. Не случайно понятия «ощущать» и «чувствовать» нередко взаимозаменяемы: способность ощущать называется чув­ствительностью, органы ощущений — органами чувств. Можно сказать о чувстве горечи во рту и об ощущении радости и т.д. Известно понятие «эмоционального тона ощущений» (В. Вундт, П.В. Симонов, В.К. Вилюнас). Все это позволяет говорить о размытости границы между ощу­щениями и эмоциональными явлениями.

Ощущение можно рассматривать как психофизиологичес­кий процесс, состоящий из двух начал: 1) «отпечатка» раз­дражителя, «упорядоченного множества состояний» нейрофизиологического субстрата и 2) эмоционального эквивалента, выступающего в виде «чувственного представ­ления» (В. Вундт).

Независимо от того, является ли то или иное ощуще­ние контактным, дистантным или обонятельным, оно, с одной стороны, — отпечаток, носитель непосредственной материальной связи субъекта с объектом; с другой сторо­ны, как подчеркивает Л.М. Веккер, оно обладает «объект­ной специфичностью», которую вслед за В.К. Вилюнасом можно связать с вундтовскими слияниями «простых чувств». В то же время эмоциональное начало ощущения может рассматриваться не как его эмоциональный тон, а в качестве непосредственной составляющей. Согласно распространенным представлениям (У. Джемс, У. Мак-Дауголл, В.К. Вилюнас) в рефлекторных актах инстинктивного поведения между сти­мулом и реакцией возникает эмоция, которая и служит не­посредственным побуждением к действию. Данную трактов­ку можно с полным основанием распространить и на ощу­щения, которые, как известно, являются целостными реф­лекторными актами. В этом случае вундтовские «чувственные представления» отдельных специфических качеств раздражи­телей, появляющиеся при ощущениях, могут рассматриваться как первичные элементарные эмоции, возникающие в ре­зультате синтезирующего процесса в центральных и эффе­рентных звеньях соответствующих рефлексов.

Согласно В. Вундту, «простые чувства» образуют одно це­лое связное многообразие», которое может быть выражено в трех измерениях — возбуждение, напряжение и удовольствие, каждое из которых имеет как положительный, так и отрица­тельный вектор. В. Вундт приводит доводы, показывающие «непосредственное родство» чувственных тонов различных ощущений: «Нам кажется, что низкие тона соответствуют темным цветам и черному, высокие тона — светлым цветам и белому. Резкий звук, например звук трубы, и цвета из воз­буждающего ряда — желтый и светло-красный -- соответ­ствуют друг другу... Подобные же сравнения... делаем мы и тогда, когда различаем теплый и холодный цвета, или гово­рим: «резкий звук» и «насыщенный цвет» и т.д.».

Несомненная аналогия, даже взаимозаменяемость зву­ковых и цветовых ощущений хорошо показана В.Г. Коро­ленко в повести «Слепой музыкант». К этому можно доба­вить такую же аналогию вкусовых и обонятельных, зри­тельных и осязательных ощущений и т.д. Как известно, слепоглухие от рождения люди тем не менее обладают целос­тной картиной мира, основанной на имеющихся у них дру­гих ощущениях. Все это свидетельствует о взаимозаменяе­мости ощущений, что обусловлено наличием в них наряду с физиологическим эмоционального начала.

Общая структура жизнедеятельности на сенсорном уров­не может быть представлена следующим образом:

Актуализация потребности — фоновая (поисковая) актив­ность — S-E-R — достижение предмета потребности.

S-E-R (стимул — эмоция — реакция) представляет со­бой рефлекторный акт ощущения с соответствующими эффекторными звеньями. Связь между потребностью и ее предметом усложняется, теперь она включает фоновую активность и целостный рефлекс, развившийся из простей­шего «прарефлекса» предыдущего уровня. Меняется и ха­рактер фоновой активности. На данном уровне она опреде­ляется общей чувствительностью к тем свойствам среды, которые прежде обусловливали собственно активность. Прежняя собственно активная фаза становится фоновой активностью, ее составляющей. Центральной собственно активной фазой становится дифференцированное ощуще­ние с дополнительными эффекторными звеньями.

Отражательный аспект связи субъекта с объектом имеет двойственный характер: с одной стороны, непосредствен­ное взаимодействие с объектом (раздражители — рецепто­ры), а с другой -- психическое (эмоциональное) начало ощущения, появляющееся вследствие синтеза в централь­ном и эфферентном звеньях рефлекса. Результат отраже­ния соответственно предстает, с одной стороны, как не­посредственный «отпечаток» жизненно значимых свойств объекта в нейрофизиологическом субстрате (внутренний аспект), а с другой — как «чувственное представление» этих свойств (внешний аспект).

Отметим, что на сенсорном уровне связь субъекта с объек­том, оставаясь непосредственной, значительно отличается от непосредственного взаимодействия со средой, характерного для предыдущего уровня. Эта связь в несравненно боль­шей степени организуется психическим началом. Уже на уровне недифференцированной чувствительности можно констатировать обусловленность отражения биологической «смысловой связью» (А.Н. Леонтьев), в результате образова­ния которой «соответствующая потребность... как бы «узна­ет себя» в данном предмете-раздражителе, конкретизирует­ся в нем». На сенсорном уровне эта связь функционально оформляется как целостный рефлекторный процесс, который можно рассматривать в качестве основного общеорганизую­щего начала жизнедеятельности данного этапа филогенеза.

Между уровнем недифференцированной чувствительно­сти и сенсорным уровнем — уровнем дифференцирован­ных ощущений — лежит долгий путь эволюции. Отражени­ем этого пути являются многие современные животные, находящиеся на промежуточных уровнях развития. К ним относятся большинство кишечнополостных (в том числе гидры, медузы, некоторые актинии), низшие черви и ряд других беспозвоночных. Следует иметь в виду, что все ныне живущие животные в филогенетическом отношении пред­ставляют собой боковые ветви эволюционного развития, далеко не всегда совпадающие с выделенными уровнями психического отражения (рис. 1.4).

Рис. 1.4. Современные животные и уровни психического разви­тия в филогенезе

Тем не менее большая группа низших беспозвоночных — высшие (кольчатые) черви, иглокожие, двустворчатые моллюски, брюхоногие моллюски (улитки) и многие дру­гие в целом соответствуют сенсорному уровню психиче­ского. В наибольшей степени это относится к большинству видов кольчатых червей.

Двигательная активность кольчатых червей достаточно многообразна и сложна. Локомоция обеспечивается хоро­шо развитой мускулатурой, состоящей из так называемого кожно-мышечного мешка. Его внешний слой представлен кольцевыми волокнами, внутренний — продольными. При передвижении червь ритмично сокращает продольную и кольцевую мускулатуру, в результате чего попеременно вытягиваются и сокращаются отдельные сегменты.

У кольчатых червей впервые в эволюции появляются пар­ные конечности — параподии. На каждом сегменте имеются парные выросты, обычно снабженные опорными щетинка­ми. Специальные мышцы могут двигать их вперед или назад. Параподии также снабжены органами тактильной и хими­ческой чувствительности, имеющими вид щупалец. На го­ловном конце параподии служат ротовыми органами. У многих кольчатых червей, в том числе у дождевого, параподии редуцированы до невидимых невооруженным глазом пуч­ков щетинок, парно расположенных на каждом сегменте. Тем не менее в сочетании с сокращениями кожно-мышечного мешка они способствуют передвижению.

Органы чувствительности типичных представителей сен­сорного уровня психики как морфологически, так и функ­ционально дифференцированы слабо. К.Э. Фабри полагает, что первоначально они представляли собой рецепторные клет­ки с повышенной общей (нерасчлененной) чувствительнос­тью. Согласно принятым представлениям, все органы чувств в филогенезе возникли на основе органов осязания. У наибо­лее примитивных животных способностью осязания облада­ют все клетки поверхности тела. Затем (уже у кишечнополост­ных) появляются скопления специализированных осязатель­ных клеток — первичные органы осязания. Нередко они од­новременно выполняют и обонятельную функцию. Морфо­логическая и функциональная слитность органов осязания и обоняния является характерной особенностью большинства представителей сенсорного уровня развития психики.

В то же время основная жизнедеятельность (добывание пиши) животных данного уровня осуществляется с исполь­зованием только одного из органов чувств — осязания, реже обоняния или зрения. Органы зрения у этих животных либо отсутствуют вовсе, либо представляют собой лишь органы светочувствительности, позволяющие отличать свет от тьмы и определять расположение источника света.

Жизнедеятельность большинства кольчатых червей со­стоит главным образом из врожденных стереотипных про­грамм (заглатывание субстрата, содержащего пищевые ком­поненты, процеживание воды с мелкими животными и т.п.). Ее можно представить как постоянное повторение одного и того же рефлекторного акта ощущения (обычно осязательного), дополненного соответствующими эффек-торными звеньями (заглатывание, процеживание и т.д.). Легко видеть, что эта монотонная рефлекторная деятель­ность, практически лишенная ситуативности, является собственно активной фазой жизнедеятельности, отвечаю­щей психическому отражению максимально возможного для данных животных уровня.

Фаза фоновой активности связана у большинства коль­чатых червей с поиском субстрата, содержащего пищевые компоненты. В общем случае она не предполагает участия дифференцированных ощущений и, по всей вероятности, обычно осуществляется на основе недифференцированной или слабо дифференцированной чувствительности.

Отметим, что на данном уровне развития психики ос­новная часть жизнедеятельности представлена фазой соб­ственно активности, состоящей из однообразных рефлек­торных актов. Необходимость в поисковой активности воз­никает эпизодически, а в ряде случаев (например, у коль­чатых червей, проводящих весь свой жизненный цикл в иле, у дождевых червей в богатых перегноем почвах и т.д.) вообще может не возникать.




Скачать 11,45 Mb.

Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   12   13   14   15   16   17   18   19   ...   150




База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2022
обратиться к администрации

    Главная страница