Учебное пособие для студентов выс­ших учебных заведений. М.: Тц «Сфера», 2001. 464с



Скачать 11,45 Mb.
страница132/150
Дата09.02.2020
Размер11,45 Mb.
#138886
ТипУчебное пособие
1   ...   128   129   130   131   132   133   134   135   ...   150
Связанные:
[Kulagina I.YU. Kolyucky V.N.] Vozrastnaya psiholo(BookSee.org)
[Kulagina I.YU. Kolyucky V.N.] Vozrastnaya psiholo(BookSee.org)
17 сентября. Жених, подарки, шампанское. Лиза жалка и тяжела, она должна бы меня ненавидеть. Целует...

19 сентября. Я спокойнее... Шлянье без цели, 5 1/2 у них. Она тревожилась. Лиза лучше, вечер, она говорит, что любит.

20, 21, 22, 23, 24 сентября. Непонятно, как прошла неделя. Я ничего не помню; только поцелуй у фортепиано и появление са­таны, потом ревность к прошедшему, сомнения в ее любви и мысль, что она себя обманывает... В день свадьбы страх, недове­рие и желание бегства. Торжество обряда. Она заплаканная. В карете. Она все знает и просто... Ее напуганность. Болезненное что-то... Ночь, тяжелый сон. Не она...

26, 27, 28, 29, 30 сентября. В Ясной. Я себя не узнаю. Все мои ошибки мне ясны. Ее люблю все так же, ежели не больше... Нын­че была сцена. Мне грустно было, что у нас все как у других. Сказал ей, она оскорбила меня в моем чувстве к ней, я заплакал. Она прелесть. Я люблю ее еще больше. Но нет ли фальши».


Мы полагаем, что влюбленность, не становящаяся соб­ственно любовью, отсутствие в связи с этим гармонии в основанных на ней семейных отношениях очень часто свя­заны с возникновением влюбленности вследствие сильно­го желания полюбить. Пример А.С. Пушкина и Л.Н. Толсто­го — это один из вариантов данного феномена, когда силь­ное желание любви и женитьбы вызвано близостью конца «возраста любви». Но обычен и другой вариант, когда че­ловек испытывает особо сильное желание полюбить в на­чале или в середине молодости. Э. Фромм отмечает, что нередко влюбленность связана с чувством одиночества и отчужденности. Так или иначе, несмотря на общую сензитивность молодости к выбору спутника жизни и созданию семьи, по-видимому, у каждого человека бывает еще и более узкий период, своеобразный пик «времени любви». И в это время любовь, возникающая вследствие острого ее жела­ния, выбирает один из объектов, имеющихся на данный момент. Естественно, он редко отвечает возможности ста­новления сущностного чувства.

Необходимо отметить, что одна из главных задач моло­дости — создание семьи — решается не всеми. Довольно много людей так и не реализуют благоприятные возмож­ности этого периода и остаются без спутника жизни. Пере­ступив рубеж 28—30, для некоторых 35 лет, они по причи­нам, указанным выше, уже не в состоянии начать совмест­ную жизнь с другим человеком.

Некоторые остаются одни из-за повышенных требова­ний к тем или иным качествам жены (мужа), другие слиш­ком застенчивы, неконтактны, третьи отличаются неужив­чивым характером, у четвертых преградой на пути к браку стоят симбиотические отношения с эгоистичной матерью...

Социологи связывают возросшее в последние десятиле­тия количество женщин, предпочитающих не создавать семью, с повышением их материальной независимости. Но это лишь способствующий данному явлению фактор, пер­вопричина же заключается в субъективных и объективных трудностях нахождения спутника жизни.

Распространено мнение, что при приближении к верх­ней границе молодости лучше создать семью неудачно, чем не создавать совсем. Сторонники этого не лишенного логи­ки взгляда полагают, что, приобретя даже неудачный опыт семейной жизни, человек как бы продлевает сензитивный период к созданию семьи за границы молодости, стано­вится способным к браку и в период зрелости. Конечно, такое простое решение подходит далеко не каждому: не­удачный брак и при отсутствии детей может иметь непред­сказуемые тяжелые последствия.

Что касается линий онтогенеза, отвечающих духовно-нрав­ственной и сущностной направленности личности, то здесь нередко семья не создается вследствие именно несостоявшей­ся встречи с духовно близким, созвучным себе человеком. Иногда причиной является безнадежная неразделенная лю­бовь (влюбленность), что обычно характерно для лиц с доста­точно выраженной застревающей тенденцией характера.

Ярким примером неудавшейся любви, оказавшей силь­ное влияние на большую часть последующей жизни, была первая любовь М.М. Пришвина — к В.П. Измалковой. В 1905 г., в возрасте 32 лет, он пишет в дневнике:

«Что было бы, если бы я сошелся с той женщиной. Непре­менное несчастье: разрыв, ряд глупостей. Но если бы (то было бы чудо) мы устроились ...да нет, мы бы не устроились.

Я люблю тень той женщины... Я по привычке всегда ищу ее глазами в петербургской толпе, но никогда не нахожу...

Через год после нашей встречи в Париже я сошелся с кресть­янкой, она убежала от мужа с годовалым ребенком... Я научил ее читать, немного писать, устроил в профессиональной школе, так как не ручался за себя. Она выучилась, но продолжала жить со мной, у нас был ребенок и умер. Теперь скоро будет другой... Я привык к этой женщине... Но, кажется, я никогда не отделаюсь от двойственного чувства к ней: мне кажется, что все это не то, и одной частью своей души не признаю ее тем, что мне нужно...»

Вот еще несколько дневниковых записей писателя раз­ных лет, касающихся В.П. Измалковой:
1907 г. «Она мне сказала тогда: я люблю не ее. А между тем я не оставляю ее до сих пор. Не помню ее земного лица, но что-то люблю...

Замечательно то, что все образованные развитые женщины мне почему-то неприятны... Чем выше духовный мир женщины, тем сильнее это отталкивание во мне...

... Я хотел найти в ней то высшее, себя, в чем бы я мог возвра­титься к себе первоначальному. В этом и было мое безумие... Она сама мне говорила об этом; поймите, что в действительности я одна, а та другая есть случайность. Это то лучшее, что останется с вами всегда...

И вот это лучшее действительно со мной. Это то, что помогает мне писать, что вдохновляет меня... Но она и бич мой. Отдаваясь ему все более и более, я теряю вкус к тому, что казалось тайной во Фросе... Одно я питаю за счет другого. Вот так и произошло разделение».

1914 г. «1 января... Близко-близко я подступал к счастью, и вот, кажется, только бы рукой взять его, да тут-то как раз вместо счастья — нож в то самое место, где счастье живет. Прошло сколь­ко-то времени, и привык я к этому своему больному месту: не то чтоб помирился, а так иначе стал все понимать на свете...»

1935 г. «28 августа. Снилось мне, что я будто бы и с Ефросинь­ей Павловной и Петей сняли комнату внутри квартиры, где жи­вет и она. И мне очень хорошо... Она живет как бы невидимо и мне предстоит встреча, только встреча и больше ничего, потому что вся жизнь отдана этой встрече.

Давно я не видал таких снов — откликов моей личности на встречу с ней почти 40 лет тому назад: ведь сорок лет из года в год непременно снилось».
Вторая главная сторона жизни— профессиональная дея­тельность — у людей с духовно-нравственной и сущнос­тной направленностью личности, как отмечалось выше, практически всегда сопряжена с интересом к выбранно­му делу. Несмотря на то что она по объективным причи­нам может быть не связана с собственно призванием, пред­назначением человека, которое далеко не всегда откры­вается ему, широта круга интересов и общая направлен­ность на духовно-нравственные ценности обычно опре­деляют круг возможных профессий именно с точки зре­ния интереса к ним.

Профессиональная деятельность при рассматриваемых линиях онтогенеза зачастую является самой главной, оп­ределяющей стороной жизни. В одних случаях это связано с доминированием в иерархии ценностей соответствующего мотива, как это было, например, у Пушкина, Есенина и Л. Толстого, в других во многом может стать следствием нереализованности мотива обретения спутника жизни, что проявилось у М.М. Пришвина.



Дружеские связи в своем истинном, сущностном прояв­лении характерны именно при духовно-нравственной и сущ­ностной направленности личности. Есть немало примеров такой истинной дружбы, возникшей в юности или молодо­сти и продолжавшейся всю жизнь. Из известных личностей назовем Гете и Шиллера, Пушкина и Пущина, Герцена и Огарева, Маркса и Энгельса, Фета и Полонского.

Этот ряд, конечно же, может быть продолжен, для нас же важно отметить, что эти и многие другие примеры дружбы известных людей показывают главные особенности дружбы как непреходящей сущностной связи с миром. В дружбе определя­ющим является именно созвучие двух людей, сущностность их отношений. Все остальное — регулярность или редкость обще­ния, степень исповедальности, открытости и т.д. не имеет ре­шающего значения. Это уже частные особенности, они зави­сят от индивидуальных характеристик и внешних обстоятельств.

Специфика дружбы, ее характерность для духовно-нрав­ственной и сущностной направленности личности опреде­ляются также тем, что она возникает на основе той или иной значимой для обоих участников дружбы деятельнос­ти, сущностной стороны их жизни. Это или общее призва­ние (Гете и Шиллер, Фет и Полонский), или обществен­но-политическая деятельность (Герцен и Огарев, Маркс и Энгельс), или какая-либо другая значимая сторона жиз­ни, например, оставшиеся навсегда дорогой частью души связанные с дружбой годы отрочества и юности, как у Пушкина и Пущина. Дружба, являясь для ее участников сущностной связью с миром, в то же время не возникает на пустом месте, поскольку необходимое для нее созвучие есть созвучие именно в той или иной сущностной стороне жизни.


Скачать 11,45 Mb.

Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   128   129   130   131   132   133   134   135   ...   150




База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2022
обратиться к администрации

    Главная страница