Учебное пособие для студентов выс­ших учебных заведений. М.: Тц «Сфера», 2001. 464с



Скачать 11,45 Mb.
страница125/150
Дата09.02.2020
Размер11,45 Mb.
#138886
ТипУчебное пособие
1   ...   121   122   123   124   125   126   127   128   ...   150
Связанные:
[Kulagina I.YU. Kolyucky V.N.] Vozrastnaya psiholo(BookSee.org)
[Kulagina I.YU. Kolyucky V.N.] Vozrastnaya psiholo(BookSee.org)

§ 3. Основные линии онтогенеза


Как было сказано выше, после окончания школы и на­чала самостоятельной жизни продолжается выбор жизнен­ного пути, завершающийся в конце периода окончатель­ным самоопределением. Основные линии онтогенеза обус­ловлены сформировавшимися в ранней юности типами жизненного мира (табл. I. 3).

Линии онтогенеза, связанные с гедонистической направ­ленностью личности (атавистические аналоги простого и лег­кого и простого и трудного жизненного мира), вообще не пред­полагают самоопределения; «выбор» предопределен самой ге­донистической установкой. В случае простого и легкого жиз­ненного мира она реализуется посредством паразитического существования. Одним из его вариантов является существова­ние за счет родителей. Неспособность к систематическому тру­ду, сформировавшаяся на предыдущих возрастных этапах, при­водит к неспособности самостоятельного обеспечения своей жизни. Попытки найти работу, совместимую с этой неспособ­ностью, обычно кончаются неудачей. Вспомним, как прохо­дила и чем закончилась служба у гончаровского Обломова:


«...Будущая служба представлялась ему в виде какого-то се­мейного занятия, вроде, например, ленивого записывания в тет­радку прихода и расхода, как делывал его отец.

Он полагал, что чиновники одного места составляли между собой дружную, тесную семью, неусыпно пекущуюся о взаим­ном спокойствии и удовольствиях, что посещение присутствен­ного места отнюдь не есть обязательная привычка, которой надо придерживаться ежедневно, и что слякоть, жара или просто не­расположение всегда будут служить достаточными и законными предлогами к нехождению в должность.

Но как огорчился он, когда увидел, что надобно быть по край­ней мере землетрясению, чтоб не прийти здоровому чиновнику на службу, а землетрясений, как на грех, в Петербурге не быва­ет; наводнение, конечно, могло бы тоже служить преградой, но и то редко бывает.

Еще более призадумался Обломов, когда замелькали у него в глазах пакеты с надписью нужное и весьма нужное, когда его за­ставляли делать разные справки, выписки, рыться в делах, пи­сать тетради в два пальца толщиной, которые, точно на смех, называли записками; причем все требовали скоро, все куда-то торопились, ни на чем не останавливались: не успеют спустить с рук одно дело, как уж опять с яростью хватаются за другое...

...Все это навело на него страх и скуку великую. «Когда же жить? Когда жить?» — твердил он.

...Он отправил однажды какую-то нужную бумагу вместо Ас­трахани в Архангельск. Дело объяснилось; стали отыскивать ви­новатого...

Обломов не дождался заслуженной кары, ушел домой и при­слал медицинское свидетельство.

В этом свидетельстве сказано было: «Я, нижеподписавшийся, свидетельствую, с приложением своей печати, что коллежский сек­ретарь Илья Обломов одержим отолщением сердца с расширением левого желудочка оного, а равно хроническою болью в печени, уг­рожающею опасным развитием здоровью и жизни больного, како­вые припадки происходят, как надо полагать, от ежедневного хож­дения в должность. Посему, в предотвращение повторения и усиле­ния болезненных припадков, я считаю за нужное прекратить на время г. Обломову хождение на службу и вообще предписываю воз­держание от умственного занятия и всякой деятельности».

Но это помогло только на время: надо же было выздороветь, — а за этим в перспективе было опять ежедневное хождение в дол­жность. Обломов не вынес и подал в отставку. Так кончилась — и потом уже не возобновлялась — его государственная деятельность».

И.А. Гончаров показывает, как сформировалась эта не­способность Обломова к каким-либо занятиям, требующим усилий:

«...Он учился, как и другие, как все, то есть до пятнадцати лет, в пансионе; потом старики Обломовы, после долгой борь­бы, решились послать Илюшу в Москву, где он волей-неволей проследил курс наук до конца.

Робкий, апатический характер мешал ему обнаруживать вполне свою лень и капризы в чужих людях, в школе, где не делали исключений в пользу балованных сынков. Он по необходимости сидел в классе прямо, слушал, что говорили учителя, потому что другого ничего делать было нельзя, и с трудом, с потом, со вздо­хами выучивал задаваемые ему уроки.

Все это вообще считал он за наказание, ниспосланное небом за наши грехи».
Другой вариант данной линии онтогенеза связан с за­мужеством (женитьбой) с целью обеспечения паразити­ческого существования за счет супруга (супруги). Этот ва­риант более характерен для девушек. Тем не менее, как показывает отмеченное немецкими социологами увеличе­ние количества браков совсем юных молодых людей со зре­лыми женщинами, он не так редок и у юношей.

При атавистическом аналоге простого и трудного жиз­ненного мира гедонистическая установка реализуется че­рез механизм терпения. Жизненный мир подконтролен принципу реальности, выступающему как отложенный принцип удовольствия. Здесь для обеспечения существова­ния, сведенного к удовольствиям и развлечениям, прихо­дится прибегать к той или иной активности, т.е. соответ­ствующей деятельности.

Одним из вариантов данной линии онтогенеза является существование за счет мелкого жульничества или участие в качестве простых (неответственных) исполнителей в кри­минальных структурах. Другой вариант — выполнение про­стой, не требующей ответственности работы. Это устрой­ство неквалифицированными подсобными рабочими, иног­да грузчиками (при не слишком обременительных нагруз­ках) и т.п. Для обоих вариантов обычно характерна та или иная степень алкоголизации. Чаще всего эти варианты со­четаются друг с другом: отсутствие устойчивых моральных принципов обусловливает стремление к легким противо­правным путям добывания денег и при трудоустройстве.

Еще один вариант рассматриваемой линии онтогене­за — вступление в брак, в котором ради реализации гедо­нистической установки необходимо выполнение тех или иных обязанностей, которые могут оказаться и обремени­тельными. Одним из примеров является героиня рассказа Чехова «Анна на шее».

Муж Ани, «немолодой и некрасивый, но с деньгами», заставлял ее кланяться при встречах всем нужным себе людям, которые ей были незнакомы:
«...Поклонись же, тебе говорю! — ворчал он настойчиво. — Голова у тебя не отвалится».

Аня кланялась, и голова у нее в самом деле не отваливалась, но было мучительно. Она делала все, что хотел муж, и злилась на себя за то, что он обманул ее как последнюю дурочку. Выходила она за него только из-за денег, а между тем денег у нее теперь было меньше, чем до замужества».

Весьма обременительны оказались и супружеские обязаннос­ти: «... Она боялась сказать что-нибудь против и натянуто улыба­лась и выражала притворное удовольствие, когда ее грубо ласка­ли и оскверняли объятиями, наводившими на нее ужас».
При перемене обстоятельств в благоприятную сторону эта линия онтогенеза легко меняется на ничем не обреме­ненное паразитическое существование. Получив на балу большой успех у сильных мира сего и поставив тем самым мужа в зависимое от себя положение, героиня чеховского рассказа резко изменила отношения с ним:
«После этого у Ани не было уже ни одного свободного дня, так как она принимала участие то в пикнике, то в прогулке, то в спектакле. Возвращалась она домой каждый день под утро... Денег нужно было очень много, но она уже не боялась Модеста Алексеича и тратила его деньги, как свои; и она не просила, не требо­вала, а только посылала ему счета или записки: «выдать подателю сего 200 р.», или: «немедленно уплатить 100 р.».

Совершенно перестала ее интересовать и нищенская жизнь отца и малолетних братьев. «А Аня все каталась на тройках, ездила с Артыновым на охоту, играла в одноактных пьесах, ужинала и все реже и реже бывала у своих. Они обедали уже одни. Петр Леонтьич запивал сильнее прежнего, денег не было, и фисгармонию давно уже продали за долг».


Отсутствие у представителей характеризуемых линий онтогенеза самоопределения как такового, четких жизнен­ных планов, а также способности к полноценной трудовой или учебной деятельности обусловливает и отсутствие же­лания получить образование, овладеть какой-либо профес­сией. При необходимости прохождения службы в армии они обычно сравнительно легко приспосабливаются к неустав­ным отношениям, являясь послушными исполнителями указаний «дедов».


Скачать 11,45 Mb.

Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   121   122   123   124   125   126   127   128   ...   150




База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2022
обратиться к администрации

    Главная страница