Убийство издревле считалось преступлением против человека и осуждалось



страница1/10
Дата05.06.2018
Размер0.72 Mb.
ТипЗакон
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   10

Введение

Убийство издревле считалось преступлением против человека и осуждалось


как моралью, так и системой норм и правил, имеющих силу закона. Запрет
на убийство был одним из первых табу в человеческой культуре. Во многом
это объяснялось необходимостью продолжения рода и укрепления общества.
Свобода убийства угрожала человечеству истреблением, поэтому сначала
убийство было осуждено и запрещено в локальных сообществах - родах,
племенах и т.д. По мере становления более крупных человеческих
сообществ, вплоть до государственных объединений, табу на убийство
приобрело форму закона, обязательного для всех членов сообщества.
Известно, что первые законоуложения (как написанные, систематизированные
совокупности норм и правил поведения, а также запретов) формируются на
основе общепринятых норм морали, формализиуемых и закрепляемых в
законах. Убийство трактуется как преступление практически во всех
законодательных системах - древних и современных. Посягательство на
чужую жизнь может быть оправдано моралью и законом лишь в исключительных
случаях. Для разных обществ, культур, политических систем, эти случаи

В последние годы в Российской Федерации все заметнее наблюдается справедливое смещение приоритетов в сторону необходимости максимально полной защиты личности. Наивысшей социальной ценностью является жизнь человека. Уголовное законодательство устанавливает ответственность за преступления против жизни, здоровья, свободы и достоинства личности. В законодательстве всех стран убийство признается наиболее тяжким преступлением.

Статьей 2 Конституции Российской Федерации провозглашено, что человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Защита прав и свобод человека и гражданина составляет обязанность государства, которую оно осуществляет различными способами, в том числе и с помощью уголовно-правовых мер. УК РФ признает охрану прав и свобод человека и гражданина от преступных посягательств одной из своих задач. О степени приоритетности этой задачи можно судить по тому, что в Особенной части УК РФ преступлениям против личности отведено первое место. Особенная часть УК РФ начинается разделом VII - "Преступления против личности", состоящим из пяти глав (гл.16-20). В свою очередь Глава 16"Преступления против жизни и здоровья" начинается со ст.105 УК РФ -"Убийство". По смыслу ч.5 ст.15 УК РФ убийство является особо тяжким преступлением, за совершение которого возможно наказание не только в виде лишения свободы на определенный срок, но и пожизненное лишение свободы и смертная казнь. По данным судебной статистики, в общем количестве уголовных дел, рассматриваемых ежегодно на территории Российской Федерации, доля дел об убийстве составляют 75-80%.

Отмечается рост числа убийств, ответственность за которые предусмотренач.2 ст.105 УК РФ - убийства с квалифицирующими признаками, среди которых наиболее часто встречаются: убийство двух или более лиц, убийство, совершенное общеопасным способом, и убийство по найму.

1.2. История Опыт истории неопровержимо свидетельствует и о том, что лишение жизни одним человеком другого имело место во все времена и у всех народов.

Разделение различных видов убийств (посягательств на жизнь человека) была закреплена еще в римском праве.

Впервые в памятниках русского права упоминается об убийстве как о преступлении, подлежащем наказанию, в договоре великого князя Олега (911 год).

Некоторую особенность в рассматриваемом аспекте представляли положения Русской Правды - правового акта отечественного права. Русская Правда Ярослава (1016 г.) дает более полную картину ответственности за убийство.

Дети великого князя Ярослава в 1050 г. ограничили власть родственников над виновным в убийстве, а затем заменили кровную месть выкупом - головщиной. Введенная головщина не содержала в себе элемента уголовного наказания: убийце предоставлялось право самому уладить дело с родственниками убитого, заплатив названную ими сумму.

Русская Правда действовала на Руси до XIV в., но она не была закостеневшим документом, изменения в нее вносились княжескими грамотами и договорами князей с другими государствами и городами.

Значимый след в истории российского права оставило Соборное уложение 1649 г., принятое во время царствования Алексея Михайловича. В нем получили развитие нормы, имеющие прямое отношение к убийству.

Впервые предусматривалось разграничение деяний на умышленные и неосторожные, вводились понятия необходимой обороны и крайней необходимости, среди сообщников различались инициатор преступления, исполнитель, пособник и укрыватель. На первое место по тяжести убийства ставилось посягательство на жизнь государя: любое лицо, схватившееся в присутствии царя за рукоять сабли, наказывалось отсечением руки, а за убийство, покушение, приготовление и даже обнаружение умысла на убийство особы государя предусматривалась тяжкая смертная казнь.

Хотя преступления в Соборном уложении не были систематизированы, в нем четко выделялись отягчающие обстоятельства убийства: совершение преступления в присутствии государя, на государевом дворе, в церкви.

К тяжким относились убийства родителей, законных и незаконных детей, родственников, господина, мужа. В качестве тяжких выделялись убийства, совершенные ратными или служивыми людьми, а также сопряженные с разбоем или кражей. Все эти убийства наказывались смертной казнью. К менее тяжким убийствам относились совершенные в драке или по пьяному делу - они наказывались тюрьмой.

Более жесткими, чем Соборное уложение 1649г., были законы, утвержденные Петром I - Воинский артикул (1715г.) и Морской устав (1720г.). Предусматривалось, что все убийцы и намеренные к убийству будут казнены смертью. Смертная казнь распространялась не только на оконченное убийство, но и на покушение, приготовление и обнаружение умысла совершить это преступление. По воинским Артикулам Петра I особо тяжкими признавались убийство за вознаграждение и путем отравления, не смягчалась меpa наказания за убийство в состоянии опьянения. Артикул различал умысел, неосторожность и случай, в том числе и при убийстве, подробно регламентировал право на необходимую оборону, предусматривал крайнюю необходимость.

Поскольку все убийства наказывались смертной казнью, различие состояло только в способе ее исполнения. За убийство при отягчающих обстоятельствах применялось колесование или повешение, а в остальных случаях виновному отсекалась голова. К убийствам при отягчающих обстоятельствах относились: отцеубийство, детоубийство, убийство по найму или священника, с применением яда, совершенное особо мучительным способом, солдатом офицера, на дуэли, мирных жителей во время военных действий. Убийство по неосторожности наказывалось тюрьмой, штрафом.

Во времена правления Екатерины II дважды создавались комиссии -в 1754 и 1766 гг. - для подготовки Уголовного уложения. В основе работы этих комиссий лежали положения Наказа для руководства при составлении нового Уложения, который считался одним из наиболее популярных законодательных памятников. В эти годы комиссиями был подготовлен проект Уголовного уложения, которое, однако, не было введено в действие.

В Уголовном уложении была предпринята попытка сформулировать понятие умышленного убийства, убийства по неосторожности, а также случайного убийства.

Свод уголовных законов 1832 г., вступивший в силу с 1 января 1835 г., более конкретно давал определение понятия убийства. А именно: "Насильственная смерть, причиненная другому человеку нанесением ран, ушиба или отравления, почитается смертоубийством" (ст. 330).

Период 1845-1917 гг. охватывает действие двух кодифицированных уголовных законов: Уложения о наказаниях уголовных и исправительных 1845 года и его последующих редакций и Уголовного уложения 1903 года.

В уголовном законодательстве России XIX -начала XX века (свод уголовных законов 1832 года и Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1845 года в редакции 1885 года, Уголовное уложение 1903 года) был учтен опыт не только предшествующего российского нормотворчества по проблемам преступления и наказания, но и положение уголовных законов других стран (Австрия, Франция, Германия, Испания, Бельгия и др.). Уложение о наказаниях уголовных и исправительных было утверждено 15 мая 1845 г. и введено в действие с 1 мая 1846 г., а Уголовное уложение было утверждено 22 марта 1903 г., но полностью так и не было введено в действие. Поэтому Уложение о наказаниях уголовных и исправительных фактически действовало до 1917 г., причем в 1885 г. оно было введено в действие в новой редакции, с учетом прогрессивных нововведений судебной реформы 1861-1864 гг.

В Уголовном уложении фактически были повторены квалифицирующие признаки убийства, только был исключен общий квалифицирующий признак о предумышленности убийства и включены дополнительно два квалифицирующих признака: убийство священнослужителя во время службы, а также члена караула, охраняющего императора, либо часового военного караула.

Повторным признавалось убийство, если оно было совершено в течение пяти лет после отбывания наказания за убийство без смягчающих обстоятельств. Была введена новая норма ответственности за убийство главы иностранного государства, которое наказывалось каторгой без срока (ст. 453-456).

Если сравнивать Уложение о наказаниях 1845 г. и Уголовное уложение 1903 г. с Уголовным кодексом Российской Федерации 1996 года, можно отметить, что в указанных уголовно-правовых актах нет принципиальных расхождений в квалификации преступлений против жизни человека.

В них мы находим такие нормы, как:

- убийство при отягчающих обстоятельствах;

- убийство без отягчающих и без смягчающих обстоятельств;

- убийство матерью новорожденного ребенка;

- убийство в состоянии сильного душевного волнения;

- убийство при превышении пределов необходимой обороны;

- лишение жизни по неосторожности;

- доведение до самоубийства.

Сразу же после Великой Октябрьской социалистической революции РКП (б) и Советское правительство пустили на слом все судебные учреждения и юридические институты царской России.

Первым законом, в котором были кодифицированы уголовно-правовые нормы, устанавливающие ответственность за преступления против жизни, явился УК РСФСР 1922 г., введенный в действие с 1 июня 1922 года.

В основе структуры кодекса лежало разграничение преступлений по объекту посягательства. Если объектом преступления выступала только жизнь человека, то преступление признавалось убийством. В тех же случаях, когда наряду с жизнью преступление посягало и на другой объект, оно было отнесено в УК к соответствующим главам.

С 1 января 1927 г. был введен в действие утвержденный 22 ноября 1926 года следующий Уголовный кодекс РСФСР, который оставил без существенного изменения ответственность за умышленное убийство.

В нем были изменены лишь санкции: устанавливался высший предел наказания, а не низший, как это было в УК РСФСР 1922 года.

За годы действия УК РСФСР 1926 г., особенно в послевоенные годы, после принятия указов Президиума Верховного Совета СССР от 4 июня 1947 г. "Об уголовной ответственности за хищение государственного и общественного имущества" и "Об усилении охраны личной собственности граждан", санкции которых предусматривали наказание до 20-25 лет лишения свободы, выявилось несоответствие наказания за эти преступления наказанию за преступления против жизни, прежде всего за убийства, максимальная санкция за которое предусматривала 10 лет лишения свободы.

Это несоответствие в судебной практике пытался поправить Верховный Суд СССР. В частности, Президиум Верховного Совета СССР 30 апреля 1954 г. принял Указ "Об усилении уголовной ответственности за умышленное убийство" следующего содержания: "В связи с ходатайствами граждан и общественных организаций о применении смертной казни к убийцам в целях усиления охраны жизни граждан Президиум Верховного Совета СССР постановляет: распространить действие Указа Президиума Верховного Совета СССР от 12 января 1950 г. "О применении смертной казни к изменникам Родины, шпионам, подрывникам-диверсантам" на лиц, совершивших умышленное убийство при отягчающих обстоятельствах".

Вместе с тем практика ставила вопрос о дальнейшем совершенствовании законодательства об убийствах. В частности, возникал вопрос о недостатках ч.1 ст.136 УК РСФСР, которой устанавливались отягчающие обстоятельства умышленного убийства.

Правильное разрешение этого вопроса было очень важным, так как отнесение тех или иных обстоятельств, при наличии которых совершаются убийства, к отягчающим и оказывающим влияние на их квалификацию определяет направленность борьбы с этими преступлениями.

Несмотря на внесенные в УК РСФСР 1960 г. бесчисленные поправки, он тем не менее слабо отвечал требованиям времени.

Этот кодекс исходил из классовых начал советского уголовного права, из приоритета идеологии социализма (коммунизма) и приверженности всех уголовно-правовых институтов командно-административной системе и централизованной экономике.

В настоящее время наше общество живет совсем в другую эпоху, и, соответственно, уголовное законодательство должно быть адекватным нынешним социально- политическим и экономическим процессам.

Проблема обеспечения безопасности личности в современных условиях обусловлена многими факторами, в том числе крайне неблагоприятным влиянием социальной среды, экономическими проблемами, угрожающими физическому существованию более чем трети граждан России. В этом повинны не только экономические кризисы, но и как следствие этого - кризис различных сторон социально-культурной жизни, в которой постоянно растет число особо опасных преступлений, представляющих опасность для всего общества.

Таким образом, сама жизнь потребовала разработки нового Уголовного кодекса, основанного на совершенно иных исходных началах, на отказе от старой идеологии и признании новой идеологии приоритета общечеловеческих ценностей относительно всех других, решительного поворота к проблеме уголовно-правовой охраны прав и свобод человека как основополагающей идее уголовного законодательства.

3. Отличиепреступлений, причиняющих вредздоровью, отсмежных составовпреступлений

Рассматривается проблема соотношения и отличия преступлений, причиняющих вред здоровью, от смежных составов преступлений.

При анализе норм, позволяющих отграничивать один состав преступления от другого, следует учитывать их законодательную конструкцию, помнить о том, что законодатель использует несколько технико-юридических приемов для осуществления уголовно-правовой охраны здоровья человека. Во-первых, закон формирует общие составы преступлений, в которых здоровье составляет основной объект (нормы гл. 16 УК РФ), во-вторых, законодателем создаются специальные составы преступлений, в которых здоровье выступает в качестве дополнительного объекта1, например, грабежа, разбоя, бандитизма и т. д.

Убийство наиболее близко соприкасается с составом умышленного причинения тяжкого вреда здоровью, повлекшего по неосторожности смерть потерпевшего (ч. 4 ст. 111 УК РФ). Отграничение этих составов преступлений представляет собой не только теоретический, но и практический интерес, поскольку многие признаки названных преступлений близки между собой, что нашло свое отражение в юридической литературе. С. В. Бородин по этому поводу отмечал, что «порой трудно провести грань между убийством и тяжким телесным повреждением, тем более, если последнее вскоре, часто сразу после случившегося приводит к смерти»

По мнению Э. Ф. Побегайло, психологический механизм совершения этих преступлений по существу одинаков. Все дело в умысле и последствиях3. Рассматривая убийство и причинение тяжкого вреда здоровью с социологических позиций, некоторые авторы отмечают, что между этими преступлениями «меньше того, что их различает, а больше общего, ибо объектом насилия является человек». По их мнению, такое насилие, когда вопрос решается на грани жизни и смерти, одинаково неотвратимо может привести к наступлению смерти4.

В Уголовном кодексе РФ составы убийства и умышленного причинения тяжкого вреда здоровью находятся в одном разделе «Преступления против личности» и в одной главе «Преступления против жизни и здоровья». Общность рассматриваемых преступлений определяется тем, что у них общий родовой и видовой объекты посягательства — отношения, обеспечивающие безопасность личности, ее жизнь и здоровье. Отличие рассматриваемых составов преступлений состоит в непосредственном объекте. Если непосредственным объектом убийства (ст. 105 УК РФ) является жизнь человека, то умышленного причинения тяжкого вреда здоровью (ст. 111 УК РФ) — общественные отношения, обеспечивающие защиту здоровья другого человека; в ч. 4 ст. 111 УК РФ жизнь другого человека выступает в качестве дополнительного объекта.

С объективной стороны умышленное причинение тяжкого вреда здоровью характеризуется деянием, выражается в причинении тяжкого вреда здоровью потерпевшего и является его первичным последствием. Вторичное последствие такого деяния состоит в смерти потерпевшего. Последствием как обязательным признаком ч. 1–3 ст. 111 УК РФ является умышленное причинение тяжкого вреда здоровью. Содержание этого критерия раскрывают Медицинские критерии определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека, утвержденные приказом Министерства здравоохранения и социального развития РФ от 24 апреля 2008 г. № 1945. Между первичным последствием и наступлением смерти должна быть установлена причинная связь, что влечет квалификацию преступного деяния в соответствии с ч. 4 ст. 111 УК РФ, если это вторичное последствие субъектом не предвиделось, но по характеру причиненного вреда могло и должно было предвидеться.

Отличить умышленное причинение тяжкого вреда здоровью от убийства можно и по субъективной стороне, а также характеру психического отношения виновного к деянию и его последствиям. Для рассматриваемых преступлений характерна умышленная форма вины.

Определенную сложность вызывают вопросы разграничения убийства, совершенного с косвенным умыслом, и умышленного причинения тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни в момент его причинения и приведшего к смерти. В такой ситуации следует проанализировать интеллектуальный и волевой моменты умышленной формы вины. При решении вопросов о том, предвидел и допускал ли преступник смерть потерпевшего либо безразлично относился к ее наступлению, причиняя тяжкий вред здоровью, либо предвидел наступление смерти, но легкомысленно рассчитывал ее предотвратить, либо не предвидел такую возможность, хотя при необходимой внимательности и осмотрительности должен и мог это предвидеть, следует проанализировать все обстоятельства, характеризующие совершенное деяние.

Если при умышленном нанесении, к примеру, проникающего ранения в части тела потерпевшего, не относящиеся к числу жизненно важных, преступник, как правило, предвидит и допускает возможность причинения любого вреда здоровью, но не предвидит возможности наступления смерти, хотя есть основания считать, что он должен был и мог это предвидеть, то данное деяние направлено на причинение вреда здоровью. Если же телесные повреждения наносились в жизненно важные органы потерпевшего, к тому же с использованием орудия совершения преступления или способом, который свидетельствовал о предвидении виновным неизбежности или возможности причинения потерпевшему смерти, то содеянное следует рассматривать как убийство.

Материалы проведенного нами исследования свидетельствуют о том, что мотивация причинения вреда здоровью может быть различной. При этом более распространенным является причинение вреда здоровью на бытовой почве, когда, с одной стороны, ненадлежащим образом был организован досуг и свободное время граждан, а с другой — употреблялись спиртные напитки и наркотические средства. Это позволяет говорить о том, что причинение вреда здоровью имеет свою специфику, проявляя себя в рамках криминального насилия. «На практике, — пишет Н. Ф. Малышев, — порой невозможно отличить убийство от тяжкого телесного повреждения». Анализируя латентность убийств, автор отмечает: «таким образом, около 10 % умышленных убийств укрывается»6.

В целях обеспечения правильного применения законодательства, предусматривающего ответственность за умышленное причинение смерти другому человеку, Пленум Верховного Суда РФ в своем постановлении от 27 января 1999 г. № 1 «О судебной практике по делам об убийстве» дает судам следующие разъяснения: необходимо разграничивать убийство и умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшего смерть потерпевшего, имея в виду, что при убийстве умысел виновного направлен на лишение потерпевшего жизни, а при совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 111 УК РФ, отношение виновного к наступлению смерти потерпевшего выражается в неосторожности.

При решении вопроса о направленности умысла виновного следует исходить из совокупности всех обстоятельств содеянного и учитывать, в частности, способ и орудие преступления, количество, характер и локализацию телесных повреждений (например, ранение жизненно важных органов человека), а также предшествующее преступлению и последующее поведение виновного и потерпевшего, их взаимоотношения. Следует отметить, что в правоприменительной практике возникают сложности при разграничении умышленного причинения тяжкого вреда здоровью, повлекшего смерть потерпевшего, и покушения на умышленное убийство. Это усугубляется тем, что объективная сторона указанных преступлений одинакова. При квалификации содеянного в практической деятельности учитывается, прежде всего, разрыв во времени между причинением вреда здоровью и наступлением смерти потерпевшего. Такая позиция представляется спорной, так как время наступления смерти для квалификации значения не имеет. В юридической литературе по этому поводу отмечается, что «величина разрыва во времени между причинением телесного повреждения и наступлением смерти может зависеть от жизнеспособности организма потерпевшего, своевременности медицинской помощи, других обстоятельств, которые не зависят от действий преступника и не меняют характера его вины».

Отличается от покушения на умышленное убийство и по содержанию умысла. Необходимость этого определяется тем, что в судебной практике иногда допускаются ошибки — покушением на убийство признаются действия, совершенные с косвенным умыслом, когда виновный не преследовал цели совершить его. Пленум Верховного Суда РФ в постановлении от 27 января 1999 г. № 1 «О судебной практике по делам об убийстве» специально подчеркнул, что покушение на убийство возможно лишь с прямым умыслом. Следовательно, при разграничении покушения на убийство и причинения тяжкого вреда здоровью решающее значение приобретает установление вида умысла на совершение преступного деяния. Содержание умысла виновного определяется способом совершения преступления, характером и локализацией телесных повреждений, причинами прекращения виновным преступных действий, его последующим поведением и т. п.

Если в уголовном деле отсутствуют данные о наличии у обвиняемого прямого умысла на причинение смерти потерпевшему при причинении тяжкого вреда здоровью и установление безразличного отношения виновного к возможным последствиям, то рассматривать его действия как покушение на убийство не представляется возможным. Из этих же соображений должен решаться вопрос и об отграничении покушения на убийство от умышленного причинения средней тяжести вреда здоровью (ч. 1 ст. 112 УК РФ). Если суд приходит к выводу о том, что имело место не покушение на убийство, а причинение вреда здоровью, то применение ст. 111 или 112 УК РФ зависит от степени его тяжести8.

Для разграничения преступлений, причиняющих вред здоровью при совершении грабежа и разбоя, сопряженных с применением насилия, не опасного или опасного для жизни и здоровья (п. «г» ч. 2 ст. 161, ч. 1 ст. 162 УК РФ), необходимо правильно установить объект преступного деяния. В данном случае разграничение следует проводить по объекту посягательства. Объектом причинения вреда является здоровье потерпевшего лица, что определяется направленностью умысла преступника, а при совершении грабежа или разбоя имеется посягательство на два объекта: конкретную форму собственности, являющуюся основным объектом, и здоровье лица, подвергшегося нападению. В случае причинения смерти при разбое содеянное требует дополнительной квалификации. В постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» по этому поводу отмечается: «Если во время разбойного нападения совершается убийство потерпевшего, содеянное им следует квалифицировать по п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ, а также по п. «в» ч. 3 ст. 162 УК РФ (п. 22)».

С объективной стороны разграничение рассматриваемых преступлений осуществляется по характеру действий преступника. Отличительной особенностью причинения вреда здоровью и разбоя является момент окончания рассматриваемых преступлений. В первом случае умышленное причинение тяжкого, средней тяжести или легкого вреда здоровью признается оконченным с момента наступления последствий, указанных в диспозиции ст. 111, 112 или 113 УК РФ. Разбой согласно п. 6 указанного выше постановления Пленума Верховного Суда РФ считается оконченным с момента нападения на лицо в целях хищения чужого имущества, совершенного с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия. Причинение вреда здоровью и разбой отличаются и по субъективной стороне, направленности умысла при применении насилия. Их анализ отражает внутренний процесс, который происходит в психике лица при совершении

Анализ уголовно-правовых норм, предусматривающих ответственность за причинение вреда здоровью, приводит к мысли о необходимости совершенствования уголовного законодательства в данной области с целью конкретизации признаков рассматриваемых составов преступлений, что позволит ограничить судебное усмотрение при квалификации содеянного.





Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   10


База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница