Трунов М. В. Первыи год первый опыт



страница1/14
Дата17.02.2016
Размер1.34 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   14
Трунов М.В. - Первыи год - первый опыт
Все, что здесь сказано, просто.

Так просто, что даже стыдно настаивать.

Да, надо так мало вещей,

не нужны никакие хозяйственные новинки,

чудеса техники и

другие достижения - гордость технологии,

а вернее - игрушки для слаборазвитых детей,

которые так модны. Ничего не нужно. Только терпение. И скромность.

Мир в сердце. Тишина.

Внимание легкое, но неослабное.

Немного понимания, внимания к «Другому».

Ах, да!.. Я забыл. Нужна любовь.

Потому что без любви

вы будете просто очень ловки.



Фредерик Лебойе
УДК (373:613)-053.4 ББК 74.900.6

Т77


Трунов М.В. Т77 Первый год — первый опыт. М.: Издательско-консультационная компания "Статус-Кво 97", 2003. — 208 с.

ISBN 5-8107-0097-7


На протяжении последних двух десятилетий в нашей стране сложилось и наработало определенный опыт движение «сознательного родительства». В его основе лежит идея, что именно родитель способен стать лучшим врачом, воспитателем и учителем для своего ребенка. В отличие от бытующего в обществе «медикализи-рованного» подхода к беременности, рождению и уходу за ребенком первого года жизни, сторонники концепции «сознательного родительства» исходят из того, что ребенок еще в утробе матери, а уж тем более после рождения, во-первых, самостоятельная личность, требующая уважительного и внимательного отношения, во-вторых, физически вполне сформировавшееся существо, обладающее от природы мощными жизненными ресурсами. Важно поддержать их, не «задавить» естественные приспособительные механизмы. И никто не может почувствовать и понять потребности ребенка лучше, чем сами родители — если они, конечно, осознают свою ответственность за благополучие малыша и не стремятся переложить ее на врачей и педагогов.

Именно этой концепции посвящена данная книга.

ISBN 5-8107-0097-7

© Трунов М.В., 2003 © Издательско-консультационная компания "Статус-Кво 97", 2003


Около десяти лет назад вышла в свет наша совместная с Л.М. Китаевым книга «Экология младенчества. Первый год»1. Она оказалась довольно популярной и уже через год назрела потребность в повторном ее издании. Однако по некоторым обстоятельствам это не было осуществлено. Но и по прошествии столь длительного промежутка времени потребность в подобной литературе сохраняется. Предпринятая мною попытка подготовить, наконец, второе издание, с изменениями и дополнениями, привела к тому, что получилась совершенно новая книга, хотя некоторые разделы «Экологии младенчества» вошли в нее практически без изменения. Основная цель книги — дать общие представления о периоде первого года жизни в свете понятия о перинатальной2 культуре, то есть культуре деторождения и обращения с младенцем. Поэтому целесообразным оказалось не перегружать данную книгу практическими аспектами, а сосредоточиться на вопросах концептуальных, которые, в конце концов, практический аспект определяют. Практические же аспекты, связанные в основном с физической культурой первого года, после соответствующей переработки и дополнений предполагается издать отдельно.

На причинах, по которым первоначальный текст «Экологии младенчества» нуждался в существенной переработке и дополнениях, следует остановиться особо.


1 М.В. Трунов, Л.М. Китаев. Экология младенчества. Первый год. M., 1993.

' Перинатальный — букв, околородовой; перинатальный период — период времени, охватывающий последние месяцы беременности, роды и первое время после родов. Мы будем использовать этот термин в расширительном смысле, включая в него всю беременность, роды и первый год жизни ребенка.


Вопросы здоровья ребенка первого года жизни, грудного вскармливания, его раннего воспитания, так же как и многие другие вопросы родительства, всегда были и остаются интересными для семей с грудными детьми или ожидающих пополнения. Поэтому за прошедшее десятилетие обсуждаемые в книге темы не стали менее актуальными. Но сегодня мы имеем иного читателя, выросшего и сформировавшегося в иных условиях, нежели молодые родители восьмидесятых и начала девяностых годов.

Последнее десятилетие принесло много перемен в общественную жизнь нашей страны, и это отразилось в ценностных ориентирах, мировоззренческой позиции молодежи, сказалось на межличностных отношениях и отношениях между отдельным человеком и официальными структурами. Так или иначе, перемены затронули все сферы нашей жизни, коснувшись и отношения к периоду младенчества.

Эмоциональный фон «Экологии младенчества», ее тон во многом определялись чувством протеста против господствующего в то время отношения к начальным периодам жизни ребенка и его рождению. Оно всецело сводилось к ортодоксальному медицинскому подходу, отводя медицине главенствующее, если не всеобъемлющее значение в периоде беременности, при родах и в младенчестве. И хотя беременные женщины, матери и их младенцы по-прежнему играют роль пациентов, а медицинизированный подход в целом остается главенствующим, сегодня мы имеем несравненно больше свободы следовать или нет этому подходу.

Сегодняшним молодым людям едва ли знакомо, что значило иметь независимое мышление в советском обществе. Даже в такой, казалось бы, аполитичной области, как рождение ребенка и его воспитание в ранний период жизни. Им трудно представить, что, скажем, за обливание ребенка холодной водой можно было оказаться в милиции. А мама, несущая малыша в «рюкзаке-кенгуру», могла стать объектом рукоприкладства со стороны разъяренных представительниц старшего поколения. На матерей, родивших детей дома, порою смотрели как на поправших все человеческое. Степень возмущения и негодования по отношению к родителям, поступавшим не «как положено», иногда была столь высока, что против них разворачивались целые кампании как соседями, так и представителями органов здравоохранения.

Сегодня, к счастью, столь радикальное отношение к «инакомыслию» встречается редко, хотя обвинения в сектанстве и, мягко говоря, психической неполноценности раздаются до сих пор. Благодаря возросшей терпимости, а может быть, из-за всеобщего «по-фигизма» сегодняшние родители могут более или менее свободно следовать своим взглядам, имея даже «официальную» возможность некоторого выбора. Можно, например, выбрать родильный дом и врача и даже обговорить кое-какие условия ведения родов, хотя это и предполагает некоторые финансовые расходы. Раньше такие простые и естественные желания рассматривались как буржуазные предрассудки. Сегодня отца ребенка пускают в родильную комнату. А ведь десять лет назад на мужа, желающего быть вместе со своей женой при столь значимом семейном событии, смотрели как на последнего извращенца.

Родители восьмидесятых и начала девяностых восполняли пробелы в родительской грамоте по книгам Б. Спока и опусам отечественных педиатров, в основном аккуратно пересказывавших одни и те же глупости, бог весть каким образом ставшие «научными истинами» и превратившиеся в устойчивые социальные штампы. Сегодня большинство врачей по-прежнему твердо стоят на ортодоксальных позициях, но на книжных прилавках довольно богатый выбор книг, посвященных раннему возрасту, среди которых есть и хорошие. По крайней мере сегодня мы не можем говорить об информационном голоде, делающем детскую поликлинику единственным легкодоступным источником родительского вдохновения. Другими словами, есть много мнений и взглядов, над которыми можно размышлять и которые можно 'Сравнивать.

Еще одна важная перемена — это распространение практически на все сферы жизни коммерческих отношений. Естественно, что область деторождения и младенчества не осталась без их влияния, имеющего как положительную, так и отрицательную стороны.

Коммерциализация медицины (при всей уродливости данного явления в принципе) ведет к тому, что пациент становится еще и клиентом. А это предполагает и иное обращение, и некоторые уступки. Так, многое из того, что ранее считалось немыслимым кощунством (например, присутствие мужа на родах или так называемые «вертикальные» роды), за деньги становится нормальным и «научно обоснованным». Это расшатывает старые Догмы и позволяет прогрессивно мыслящим врачам проявлять творческий подход, не боясь подвергнуться обструкции со сто- роны более ортодоксальных коллег. Во всяком случае, отношения врача и бесправного пациента получают возможность превратиться в отношения партнеров, пусть хотя бы и связанных финансовым договором.

Следствие коммерциализации жизни — грудной малыш и чувства к нему родителей стали объектами бизнеса. Товары для младенцев, рекламируемые на телевидении и в популярных журналах, превосходят все мыслимые пределы по разнообразию и изощренности. Родителям активно внушается, что все это просто необходимо. Нередко можно видеть рядом с новорожденным огромное количество аксессуаров, средств для ухода чуть ли не за каждой частью тела, масел, присыпок, салфеток и т. д., которые ежедневно бездумно используются, причем отнюдь не на пользу ребенку. В обиход вошло понятие «детская косметика», которое десять лет назад могло бы быть воспринято не иначе как плоская шутка. В то же время это доставляет удовлетворение многим родителям, на чей извращенный нашей фетишизированной культурой ум и рассчитана соответствующая реклама. Они с удовольствием окружают младенца кричаще яркими, пахнущими парфюмом, мигающими и издающими электронные звуки игрушками, не понимая, что лишь тешат свое самолюбие, а вовсе не удовлетворяют реальные потребности ребенка.

Обилие предлагаемых товаров и реклама оказывают сильное влияние, создавая ложные представления о ребенке и его потребностях. И если раньше взгляды родителей формировались под воздействием науки, пусть даже и не лишенной заблуждений и догматизма, то теперь эти взгляды формируются с участием коммерции, для которой главное — опустошение кошельков родителей, а не здоровье и развитие детей. Эта тенденция несравненно более опасна, чем проявление недобросовестности и узколобости в науке, поскольку гораздо более лишает человека критического взгляда, превращая его в бездумного потребителя. Неудивительно, что сегодня рождение ребенка ассоциируется у молодой супружеской пары с большими финансовыми затратами. Иногда это ведет к ненужным беспокойствам и даже желанию отсрочить пополнение семьи.

Наконец, важной переменой является то, что количество родителей, следующих путем осознанного отношения к своей родительской миссии, не желающих становиться заложниками укоренившихся социальных штампов, готовых брать на себя ответствен- яость и критически мыслящих, за последнее десятилетие стало значительно больше. И если раньше их объединяли небольшие родительские клубы, то теперь мы можем говорить о фактически сформировавшемся родительском движении. Хотя это движение весьма неоднородно по своим взглядам, налицо единство целей и задач, которые ставятся и решаются уже большим числом родительских школ и центров, занимающихся подготовкой к родам, развивающих различные детские программы, утверждающих родительскую культуру. Появилось много хороших специалистов, появился и новый опыт. Развитие движения идет в сотрудничестве с прогрессивно мыслящими медиками, и это является весьма значимым положительным явлением.

Знамение нашего времени — возрождение духовных ценностей и религиозных традиций, на которых только и может существовать нормальное человеческое общество и которые составляют основание культуры. Но это лишь один полюс. На другом полюсе мы видим обратные процессы — преобладание материальных ценностей и духовное разложение. Родители так или иначе видят будущее своих детей, сопрягая его с понятием жизненного успеха, представление о котором может включать духовные ценности или содержать лишь стандартные штампы типа богатства и карьеры. Это — следствие того, как родители вообще видят своего ребенка. От этого зависят их действия в отношении него. Наша сегодняшняя действительность как никогда пропитаю, ложными извращенными ценностями, которые усваиваются молодыми людьми и в дальнейшем отражаются на их детях. Последствия отхода от духовных традиций, сопровождаемого утверждением примитивных представлений о свободе и счастье, сегодня начинают ощущаться очень остро. Далеко не все понимают, сколь сильно это сказывается на здоровье ребенка и его развитии.

При подготовке книги к изданию нельзя было не учесть как этих перемен, так и неизбежного за десяток лет изменения собственных взглядов, произошедших под влиянием нового опыта. Хочется надеяться, что этот новый опыт привел к более глубокому пониманию затрагиваемых в книге проблем.

Хочется выразить большую признательность всем, кто высказал свои замечания и дал ценные советы и рекомендации при подготовке книги. Всем родителям и их детям, с которыми случилось общаться и работать. Без этого не было бы нового опыта и нового понимания. Я благодарен Л.М. Китаеву за замечания, добавления и исправления в тексте, которые оказались очень полезными для изложения материала. Являясь сотрудником Центра семейного консультирования «Радома» и родительской школы «Драгоценность», я признателен за обмен опытом, советы и поддержку всем коллегам и особенно руководителям этих организаций, прекрасным специалистам и моим друзьям Галине Ефимовой и Юлии Постновой, всегда способствующим моей работе и начинаниям. *

Эта книга посвящена периоду младенчества, точнее, первому году жизни ребенка. Адресованных родителям книг, касающихся этапа новорожденное™ и грудного периода, издается много. Какие-то из них придерживаются точки зрения «офи-даальной», то есть в основном отражают взгляды на ребенка с точки зрения общепринятой медицинской практики. В других выражается личная точка зрения авторов по тем или иным вопросам, не всегда совпадающая с официальной. В каждой книге додержится какая-либо полезная для родителей информация, щрнн имеют возможность выбирать, сравнивать и следовать той иди иной точке зрения, либо выработать свою. Особенность данной книги в том, что в ней представлены не конкретные рекомендации на тот или иной случай, а изложена целостная концепция подхода к ребенку.

Эта концепция сложилась в результате собственного опыта работы в области пренатальной1 подготовки и с новорожденными и грудными детьми. Но это не только собственный опыт, которому уже более полутора десятков лет, но и обобщение опыта тех, кто стоял у истоков или вносил свой вклад в развитие родительского движения, к которому прижилось название «сознательное родительство». Движение это складывалось на протяжении почти двух десятков лет, и изначально представляло собой попытки найти альтернативу общепринятому медицинизи-Рованному отношению к ребенку (и к перинатальному периоду вообще).

Новые идеи относительно перинатального периода стали появляться естественным образом в среде родителей и у отдельных профессионалов, недовольных существующим положением вещей, поскольку последствия медицинизированного подхода слишком очевидны для непредвзятого взгляда. Осложнения беременности и родов, рост числа родовых травм, детская заболеваемость все это объясняется отнюдь не только несовершенством медицинского обслуживания. Важен принципиальный подход. Эти идеи стимулировались появлением научных данных о внутриутробном периоде жизни и о влиянии на состояние здоровья и психики ребенка запечатлеваний, происходящих в самое первое время после рождения.
Пренатальная — предродовая.
Первая брешь в ортодоксальном медицинском подходе к ребенку в нашей стране была пробита в 60—70-е годы семьей Б. П. и Л.Н. Никитиных, снискавших себе огромное количество последователей. Их книги пользуются большой популярностью и остаются очень актуальными. Результаты исследований известного физиолога профессора И.А. Аршавского позволили увидеть порочность многих методов медицинской практики и их некоторые социальные последствия. Большую роль сыграли идеи И.Б. Марковского, касающиеся проведения родов в воде и раннего обучения плаванию. Сегодня уже накоплен значительный практический опыт в родительских организациях и клубах, сформировались конкретные методики предродовой подготовки, проведения родов, рекомендации касательно раннего младенчества. Зародившись первоначально в родительской среде, новые подходы находят все больший отклик и в среде творчески мыслящих врачей, психологов и педагогов.

Сегодня можно говорить о цельной сформированной концепции и достаточно многочисленном родительском движении. «Сознательность» при этом понимается в следующем смысле. Во-первых, родители осознают и принимают на себя всю ответственность за своих детей. Это ни в коей мере не означает какого-либо сектантского замыкания на определенных догматах и отрицания достижений, которые, несомненно, имеют место и в отвергаемом в целом медицинизированном подходе. Это лишь понимание своей определяющей роли и ответственности за принимаемые решения. Во-вторых, возможно более ясное осознание своих действий по отношению к ребенку, то есть осмысленность принимаемых решений. Это означает отказ от бездумного следования стереотипам и стремление к возможно более профессиональному отношению к родительству (если только к родительст- ву уместно применять понятие профессионализма). Если говорить, например, о здоровье ребенка, то родительская компетенция вовсе не означает наличия специальных медицинских знаний, но предполагает умение распознать проблему именно как медицинскую и привлечь, если это необходимо, к ее решению соответствующих специалистов.

Главная задача развивающегося движения — переосмыслить суть возникающих проблем, понять по-иному смысл самого факта родительства, по-иному взглянуть на ребенка. А это означает преодоление стереотипов. Сделать это не всегда просто. Сила стереотипов иногда оказывается огромной, способной в практике свести на нет все наши умственные потуги. А значит, нужна вера. И если не обращение к религии, то хотя бы вера в то, что в человеческой жизни заключен какой-то смысл, непостижимый нашим ограниченным умом. Ребенок несет в себе этот смысл. И не являются ли многие проблемы результатом грубого диссонанса между этим сокровенным смыслом и смыслом, который мы привносим в роди-тельство и в отношение к ребенку сами по собственному неразумению?

«Сознательное родительство» смещает фокусы взаимоотношений родителей и ребенка. Ребенку присуща внутренняя программа развития, развертывающаяся и реализующаяся во взаимодействии с внешними условиями, в которых растет ребенок. Аналогично тому, как из семени развивается растение, черты которого будут зависеть от внешних условий. Мы не можем и не иораве менять эту программу, но воздействуем на ее развертывание через создание определенных внешних условий, поливая растение, разрыхляя и удобряя почву и т. д. То же и с ребенком. Задача родителей — в соответствии с разворачивающейся внутренней программой развития ребенка создавать на каждом этапе развития адекватные этому временному периоду внешние условия. Эти условия включают и чисто физические условия ухода, Питания, двигательной активности, так и модели поведения, Мышления.

Сформулировав задачу таким образом, мы, однако, сталкиваемся с необходимостью понять, какие же условия адекватны дан-Ному этапу, а какие нет. Самым общим ответом, очевидно, является такой: условия адекватные, если соответствуют сущности развивающейся программы и сокрытой в ней цели (если, конечно, мы изначально не считаем наше существование бессмысленным и бесцель- ным). А это — не больше и не меньше, как вопрос о сущности человеческого бытия, то есть вопрос, приводящий нас к духовному аспекту жизни, к той стороне нашей жизни, которая называется верой.

Но это и есть начало осознанности. Можно, конечно, не загружать свой ум неразрешимыми для него задачками. Но никак не избежать того факта, что каждый человек по существу является верующим. Только вера эта может проявляться различно. Даже в основании атеизма, как и в основании религии — вера. Наша вера, хотим мы того или нет, — в основе наших взглядов на мир, убеждений, мыслей, переживаний, поступков. И поэтому очевидно, что и в детях наших воздается нам, в конце концов, по нашей вере.

Духовный аспект — ведущий в концепции «сознательного ро-дительства». Родительство — это факт индивидуального бытия, который должен быть прожит и исполнен. Исполнен как миссия в отношении к другому человеческому существу, приходящему в мир посредством тебя и требующим твоей заботы и участия. Все другие цели и задачи — подчиненные, получающие осмысление только через призму этого духовного аспекта.

Это положение весьма существенно, поскольку предполагает целостность подхода. Даже самые простые рекомендации относительно ухода за новорожденным и грудным ребенком будут различаться в зависимости от того, каковы наши представления о ребенке, а значит, и о человеке вообще, что, в конечном итоге, определяет нашу духовную позицию. Вырывание же отдельных рекомендаций и методик из контекста целостного подхода или оценка их вне этой целостности не только бессмысленно, но и может оказаться опасным при практическом использовании.

Центральным понятием излагаемой ниже концепции является понятие перинатальной культуры, то есть культуры деторождения и обращения с младенцем как составной части родительской культуры и человеческой культуры вообще. Именно отсутствие этой культуры и замена ее медицинизациеи перинатального периода является, по нашему мнению, причиной часто отмечаемых негативных явлений в области детского и материнского здоровья, психических проблем у детей и подростков, да и многих других болячек нашего общества. Воссоздание перинатальной культуры — единственный, на наш взгляд, выход из порочного круга бездумного следования сложившимся стереотипам, ведущим к усилению проблем из поколения в поколение с тех пор, как это культурное здено было утрачено вместе с угасанием религиозного мировоззрения, развитием цивилизованности и торжеством «научного подходам к человеку.

Взгляды и практические рекомендации, изложенные ниже, не претендуют на то, чтобы выражать общую позицию всех, кто работает сегодня в области воссоздания перинатальной культуры. Это лишь собственная точка зрения. Тем более здесь не выражена позиция официальной медицины, а дана ей альтернатива. Поэтому книга эта не может служить руководством тем, для кого точка зрения официальной медицины на рассматриваемые проблемы щйедставляется единственно заслуживающей доверия.

Также отметим, что материал, изложенный ниже, не преследует цель дать родителям исчерпывающие методические рекомендации. Практика показывает, что его освоение в достаточном объеме требует специальных занятий с опытными инструкторами. Здесь ставилась задача лишь показать возможности, реализуемые на практике, и стимулировать тем самым творческий подход родителей к своим детям, предостерегая в то же время от чрезмерного энтузиазма в желании достигнуть каких-то сверхъестественных результатов. Следует всегда помнить, что каждый ребенок и так уникален, а его естественные потребности настолько элементарны, что без труда могут быть удовлетворены родителями. Главная проблема не в том, чтобы узнать, «что можно де-лавъ с ребенком», а в том, чтобы научиться понимать, «что ему H|acHO». Творческий подход к ребенку отталкивается не от бездумного следования многочисленным рекомендациям и правилам, из какого бы источника они не исходили, а от принятия родителями полной ответственности за своих детей и от доверия родительскому чутью.

Предвидится затруднение, которое может возникнуть у читателя, в руки которого эта книга попала случайно (хотя, по большому счету, едва ли что-то происходит случайно). Затруднение это связано с тем, что невозможно избежать того факта, что в какие-то вещи приходится просто поверить. На этом, очевидно, Нельзя настаивать, но и пускаться в длинные и пространные объяснения по каждому поводу также смысла не имеет. Отметим лишь, что для автора и его коллег, а также большого количества Родителей, прошедших путь переосмысления отношения к родительской миссии и к ребенку, все изложенное ниже — вопрос пра- ктического знания. Знания не академического, «кабинетного», но живого, которое неизбежно связано с глубинной внутренней позицией, а значит — с верой. И опыт подсказывает правильность этого пути, хотя никогда нельзя быть застрахованным от ошибок и заблуждений. Вера и должна порождать знание. А знание, не инициирующее веры, — пустое.


ПЕРИНАТАЛЬНАЯ КУЛЬТУРА И ПЕРИНАТАЛЬНАЯ ИНДУСТРИЯ

Каталог: users files -> books
books -> С. А. Беличева. Основы превентивной психологии
books -> В психологию целостной индивидуальности
books -> Руководство по самозащите Боевая машина 1 ocr djvu Ego «Боевая машина: Руководство по самозащите»
books -> Винокур В. А. Уловки в споре
books -> Евгений Васильевич Клюев Между двух стульев
books -> Методика диагностики основных параметров психического состояния тестом люшера
books -> Трунов М., Китаев Л. – Экология младенчества Серия “Школа сознательного родительства” Дорогие друзья!
books -> Образовательная программа для детей старшего дошкольного возраста
books -> Харун яхья август, 2000


Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   14


База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница