Тёмные Боги Индо-европейцев (Гаврилов Дмитрий)



Скачать 270.66 Kb.
страница1/3
Дата01.06.2016
Размер270.66 Kb.
  1   2   3



Тёмные Боги Индо-европейцев


(Гаврилов Дмитрий)
Дмитрий ГАВРИЛОВ
(Иггельд, Круг Бера)
Мифологический образ темного бога в языческой традиции индоевропейцев.

Рудра, Шива

Ангхро-Майнью, Ариман

Аид, Плутон, Дит, Орк

Гермес Хтоний и Трофоний. Гермес и Локи

Ний, Чернобог

Велес

Геката, Макошь, Яга



Прежде нами были подробно рассмотрены архетипы Черного и Белого богов, которые cостоят в бинарной оппозиции. Идея их противостояния пронизывает всё традиционное мировоззрение [1].
Мы отметили, что такая оппозиция нашла отражение в противопоставлении типологических образов: Тьма - Свет, черное - белое, левое - правое, женское - мужское, низ - верх, плохое - хорошее и т.д. При этом отмечалось, что этический оттенок эти пары приобретают в период перехода социума от мифологического типа мышления к религиозному. В мифологическом мышлении язычника мир един. И хотя свет и тьма - различны, в особенности на физиологическом уровне, они составляют для язычника единое целое.
Идея единства и борьбы противоположностей пронизывает всё мифологическое мировоззрение, вплоть до возникновения мировых религий, отрицающих единство света и тьмы.
В ряде работ были выявлены основные свойства архетипа белого (светлого) бога и архетипа черного (темного) бога [2]:
Белый бог, как и Черный бог, - это прабоги, боги старшего поколения. При этом изначально они могут являться ипостасями Единого или Великой Матери, несущих и рождение, и смерть. Позднее такие прабоги часто отходят на второй план, сменяясь поколениями других, младших богов, отражающих появление новых социальных отношений и зарождение классового общества.

Белый и Черный боги - это соперники, первый обладает атрибутами белизны или Света, а второй - хтонический, темный персонаж. Кроме черноты под землей ему подчинена чернота на земле и чернота на небе.

Черный бог связан со смертью и миром мертвых, ему подчиняются менее значимые темные персонажи. Белый бог, напротив, противостоит миру мертвых и смерти.

Мир Черного бога символизируют животные - ворон, волк или пес, и змей (выезжающий из/из-за воды) - как ипостаси Черного бога или проявления, подвластные Ему. Белый бог зооморфически связан с благородными птицами, крупным скотом (бык или корова, тур, олень) и противостоит змею.

Иногда Белый бог обладает подчеркнуто светлым (зорким) взглядом, а Черный бог частично или полностью слеп в Свете Белом. Таков элемент символизма власти богов в явьем (явном) и навьем (не явном) мирах.

Белый бог, как и Черный бог, связаны с зарождением новой жизни и судьбой.

Блага в мире от Белого бога: Белый бог - просветитель, он добывает и дарит людям и иным богам знания; Белый бог активно преобразует мир. Вред в мире от Чернобога, он препятствует изменению мира Белым богом или работает, как подстрекатель своего светлого противника.

Иногда Белый бог ассоциируется с молодостью (а Черный бог - со старостью), и тогда их встреча - это испытание Белого Черным, а Света - Тьмой. В этом соперничестве с Черным богом Белый бог обретает целостность и снимает собственную ущербность, обретая Силу.

Белый бог участвует в творении Мира, либо препятствует порче мира. Чернобог в не меньшей степени задействован при создании Мира, либо портит только что созданный мир.

При соприкосновении Белого и Черного богов появляется время и движение. Царство любого из них - смерть и стагнация. Поэтому, поединок между ними необходим, как условие развития мира, поэтому, в конечном счёте, ни один из них не может окончательно победить.

В данной статье мы рассмотрим ряд образов темных богов, которые по нашему мнению можно разделить на два основных типа. Первый тип - образ разрушителя или трикстера, приводящего старый мир и отношения в нем к краху. Второй тип - образ бога магии, повелителя Дикой природы и охоты, властителя Иного мира или проводника в мир Иной и стража его. Зачастую образы смыкаются, но в любом случае тесно переплетены.
Рудра, Шива

На печатях, найденных при раскопках городов долины Инда (3-2 тысячелетия до н.э.) имеется изображение трехликого и рогатого божества, окруженного зверями, в котором можно усмотреть прототип будущего Шивы в его функции хозяина животных [3] и скотьего бога [4].


Обратившись к мифопоэтическому миру древних cоздателей и хранителей Вед, мы обратим внимание на ряд эпитетов Шивы-Рудры, и прежде всего на то, что он как раз Пашупати и хозяин скота [5], пастырь [6].
Имя скотьего бога у славян хорошо известно - это Велес, однако, вовсе не в ипостаси мирного пастуха, а хозяина Дикого мира, лесного сторожа - медведя.
Шива - Копаламалин - тот, кто с гирляндой черепов (и змей), Яростный (Угра), требующий человеческих жертвоприношений [7], и ходит он в шкуре убитого им тигра - убийцы людей и скота.
Тело Шивы-Рудры темно, ибо покрыто золой. Иссиня-черен Его живот, красна Его спина. Иссиня-черным Он окутывает враждебного, красным Он поражает того, кто ненавидит Его... [8] Шиве посвящен черный конь - cyavacva.
Любопытно толкование имени Рудры Топоровым В.Н. от rodas (земля). Символика земли и подземелья определяющие в образе Темного бога.
Все живое трепещет пред твоими (Шива) ужасными стрелами, что несут болезни и смерть [9].
Сонм мерзких тварей составляет свиту Рудры-Шивы (пишачи, виталы, праматхи и т.д.), это оборотни, и питаются они человечьим мясом.
Грозные чудовища рождены Шивой и представляют его воплошения - это Бхайрава (Ужас), посланное в наказание самому Брахме, химерический Киртимукха и Вирабхадра, подобный греческому гекатонхейру. В этой связи напомним, что Губитель и Ужасный так же хейти (прозвища) аса Одина. Более того, говорят, что Шива отрубил своим мечом Брахме пятый лик.
Обращаясь в молитвах к Шиве-Рудре просят его не приносить смерть ни большому, ни малому, ни выросшему, ни отцу, ни матери. Сущему и Губящему Тебе (Шива) я совершаю поклонение! - говорит Атхарваведа [10]. Хотя само имя Шива означает благой.
Третий глаз Шивы губителен даже для богов (что связывает его с гоголевским Вием и другими подобными индоевропейскими персонажами, например Балором и Ысбаддаденом из кельтских легенд). Им обратил он в пепел бога любви Каму, который пытался помешать медитации Шивы.
В Махабхарате есть эпизод, где Шива способствует убийству усыпленных врагов [11]. Не убей, о Рудра, рассвирепев, наших мужей! [12] В общем, он бог той внезапной неестественной смерти, что наступает не от старости.
Рудра-Шива свертывает все миры в конце времен, он - разрушитель мира [13], в том смысле, что возвращает все к Первоначалу.
Ангхро-Майнью, Ариман

В Авесте, священных текстах древних иранцев, в частности, Ясне повествуется о двух Властелинах, Лукавом - Ангхро-Майнью (в Гатах его не принято называть по имени, ибо он - повелитель тьмы и враг священного огня) и его противнике, т.е. об Ахура-Мазде, выступающем в ипостаси Спента Майнью:


. Два Духа, два близнеца в начале провозгласили от себя чистое и нечистое мыслей речей и поступков... 4. В первый раз, когда они пошли создавать жизнь и отсутствие жизни, и все, чем стоит наконец мир - где дурное, там виден был и Нечистый, Дух же Благой всегда пребывал неразлучен со святостью... [14]
Когда же встретились оба Духа, они положили начало жизни и тленности... [15]
Ахура Мазда сам говорит о себе: Мне дух Святейший имя (12), десятое - я Святость, одиннадцать - Святой я (8). [16]
Благой Дух или Священный Дух - эпитет Ахура Мазды в речах самого Зороастра:
Спросил Ахура-Мазду

Спитама-Заратустра:

Скажи мне, Дух Святейший,

Создатель жизни плотской.... [17]


Благой Ахура-Мазда... [18]
То есть, Ангхро-Майнью и Спента-Майнью - изначально близнецы и равные по праву первенства. Приблизительно к такому же выводу приходит И.В. Рак: Спента Майнью - авест. Святой дух. Дух-демиург, олицетворение созидательной мощи и благой сущности Ахура Мазды, с которым Спента Майнью отождествляется, как антипод Ангхро Майнью. В Ведах соответствия не имеет. Убедительной представляется версия, что образ Спента Майнью - теологическое введение Заратуштры, к которому пророк пришел путем собственных религиозных изысканий. Ахура Мазде противостоит Злой Дух Ангхро Майнью. Оба духа никем не сотворены и существуют от начала времен. В космогонии Гат Спента Майнью тождественен Ахура Мазде - изначальный брат-близнец Ангхро-Майнью, эта концепция получила дальнейшее развитие в зерванизме. В пехлевийских источниках Спента Майнью упоминается редко, обычно он тождественен Ормазду.
В среднеперсидской традиции мир тоже рождается в борьбе двух начал - Аримана и Ормазда, бывших авестийских Ангхро-Майнью и Ахура-Мазды.
И Он (Ариман) сотворил много дэвов и демонов, и творения разрушителя поднялись для устрашения. Ормазд, который увидел творения Злого духа... счел их недостойными хвалы [19]. Бундахишн - это среднеперсидское переложение утраченной части Авесты.
Еще в одном зороастрийском тексте встречаем: Ормазд - желающий добра, и он никогда не принимает зла и не одобряет его. Ариман - желающий зла, и он совсем не думает о добре и не принимает его. Ормазд, если он желает, может изменить творения Ахримана, Ахриман же, если он желает, может изменить творения Ормазда... [20]
Подробнее остановимся на символике Темного начала.
.

из всех самым великим

Владыкой и Главою

Ахура-Мазда будет -

На гибель Анхра-Манью

И Ярости кровавой,

И всех мазанских дэвов,

Всех дэвов на погибель

И грешников-лжецов... [21]
фрагад Видевдата называет Ангхро Майнью смертоносный и многопагубный. Кроме того, Ангхро Майнью - отец смерти.
.

Мы чтим недосягаемое

Божественное Хварно...
.

За это Хварно бились

И Злой Дух, и Святой,

И не могли достичь.

Гонцов отправил каждый

Из них тогда быстрейших:

Святой Дух - Мысль Благую

И Истину отправил

Вместе с Огнем, который

Есть сын Ахура -Мазды,

А Злой Дух - Мысль Злую

И Ярость кровожадную

Отправил вместе с змеем

Дахакой трехголовым,

И со Спитьюрой подлым,

Что Йиму распилил. [22]


Такую дай удачу,

Благая Ардви-Сура,

Чтоб одолел я Змея

Трехглавого Дахаку -

Трехпастый, шестиглазый,

Коварный, криводушный,

Исчадье дэвов, злой,

Могущественный, сильный,

Он сделан Анхра-Манью

Сильнейшим быть во Лжи

На гибель всего мира,

Всех праведных существ... [23]


Кроме змея Дахака Шахнаме называет сыном Ангхро Майнью волка.
В Младшей Ясне сказано, что: Доброму, исполненному блага Ахура-Мазде я приписываю все хорошее, и все лучшее - ему... [24] Хвала исполненному всех благ Ахура-Мазде содержится и в его туле имен, вообще характерной для Традиционных текстов индоевропейцев [25]. Все зло, соответственно, от губителя мира - Ангхро Майнью.
Землю создал Ахура-Мазда [26], он же Дух Святейший, создатель жизни плотской [27] В 1-ом фаргаде Видевдата рассказывается о том, как Ангхро Майнью портит земли, созданные Ахура Маздой, как в космогоническом, так и в этическом плане.
В 15-й главе Бундахишна сообщается, что по вине Ангхро Майнью Гайомарт выронил семя, из которого родились Машйа и Машйана - первые люди. Затем Ангхро Майнью совратил Машйу и Машйану с пути истины. Таким образом, Анхро Майнья причастен к созданию людей. Он, точно трикстер, инициировал создание нового мира, населенного теперь ими, нелюдимого прежде. И весь мир есть результат борьбы этих Двух - Темного и Светлого - начал.
Ангхро Майнью - это крайняя форма бога-разрушителя в первом из обозначенных нами типологических образов темного бога.
Аид, Плутон, Дит, Орк

Разные авторы, по свидетельству Диогена Лаэртского (2 в. н. э.), сопоставляли греческих и персидских богов: Аристотель в первой книге О философии считает, что маги древнее, чем египтяне, что они признают два первоначала - доброго демона и злого демона и что первого зовут Зевс и Оромазд, а второго - Аид и Ариман, с этим согласны также Гермипп (О магах), Евдокс (Объезд Земли) и Феомп (Истории Филиппа) [28].


Вряд ли древний эллин воспринимал властителя царства мертвых Аида как злое начало, но что-то позволило носителям Традиции провести такое сопоставление.
Аид несмирим, Аид непреклонен; но зато из богов, ненавистнее всех он и людям [29]
В сравнении с прочими богами-олимпийцами, что характерно, до нас почти не дошли гимны, посвященные Аиду, возможно, их было не так много.
Благое они (эллины) приписывают Зевсу Олимпийцу, дурное - Гадесу (т.е. Аиду)... [30]
Согласно Гесиоду Аид повелитель ушедших от жизни [31] , из той же поэмы известно о стороже дома Аида:
Сторожем пес беспощадный и страшный сидит перед входом.

С злою, коварной повадкой: встречает он всех приходящих,

Мягко виляя хвостом, шевеля добродушно ушами.

Выйти ж назад никому не дает, но, наметясь, хватает

И пожирает, кто только попробует царство покинуть

Мощного бога Аида и Персефонеи ужасной. [32]


Шлем Аида-владыки сумрак ночной сохраняет [33] Афина шлемом Аида покрылась, да будет незрима Арею[34]
Одно из имен Аида - Плутон. Это по свидетельству современников эпитет, связанный с богатством: имя же Плутона пошло от богатства ploаtoj, так как богатство приходит из-под земли. [35]
По орфической Традиции Аид - не данный в ощущениях, невидимый, незримый [36]. Согласно Орфическому гимну Плутону, он - хтонический Зевс, т.е. неявленная третья ипостась Зевса:
Дух, обитающий в доме подземном, таинственный мрачный

луг Тартарийский, покрытый густой, непроглядною тенью,

скипетродержец, хтонический Зевс, о, прими благосклонно

жертвы священные, благочестивые почести наши.

Ключник пречистый, Плутон богатей, подземелья властитель,

Что ежегодно с плодами достатка является к смертным;

Ты - и обитель бессмертных богов, и опора для смертных,

Трон утвердивший под мрачной страной, уходящей в глубины.

Неугомонный, Аид бездыханный, чьи действия слепы. [37]
О нем также в гимне сказано: был ты третейский судья громогласных и скрытых деяний.
В других вариантах перевода начала XX века есть еще более точные формулировки функций этого великого бога: Плутон, земными ключами всеми ты обладаешь; Отец единый дел непроявленных; проявлений - Судья святейший и вседержитель блестящеславный [38]. Не случайно, видимо, Вергилий именует Плутона immitis tyranni, то есть безжалостным тираном, ведь в царстве Аида терпят наказание многие, преступившие законы богов [39].
Власть Аида все уменьшается, поскольку умирающих становится все меньше, так как Асклепий исцеляет их [40] - сообщает Диодор Сицилийский.
В ужас пришел под землею Аид, преисподних владыка;

В ужасе с трона он прянул и громко вскричал, да над ним бы

Лона земли не разверз Посейдон, потрясающий землю,

И жилищ бы его не открыл и бессмертным и смертным,

Мрачных, ужасных, которых трепещут и самые боги.

Так взволновалося всё, как бессмертные к брани сошлися! [41]


Таким образом, если мощь небожителей зависит от почитания их живыми, то магическая сила темного Аида функционально связана с тем, много ли мертвых отошло в его владения. Т.е. как много погребальных обрядов и возлияний совершено в память об умерших и предках:
(5) Об Аиде говорят, будто он обучил, как совершать погребение, похоронные обряды и воздавать почести покойным, поскольку до него об этом совершенно не заботились. Вот почему считают, что этот бог - владыка мертвых, получивший с древних времен власть и заботу о них. [42]
:обитель Аида, где только тени умерших людей, сознанья лишенные, реют [43]
:умершие смертные память теряют в Аиде [44]
Однако, если тень напьется жертвенной крови, то вместе с этой жизненной влагой к ней возвращается и прежняя память.
:Выкопай яму, чтоб в локоть была шириной и длиною,

И на краю ее всем мертвецам соверши возлиянье -

Раньше медовым напитком, потом вином медосладким

И напоследок - водой. И ячной посыпь все мукою.

Главам бессильным умерших мольбу принеси с обещаньем,

В дом свой вернувшись, корову бесплодную, лучшую в стаде,

В жертву принесть им и много в костер драгоценностей бросить.

Старцу ж Тиресию - в жертву принесть одному лишь, отдельно,

Черного сплошь, наиболе прекрасного в стаде барана.

Славное племя умерших молитвой почтивши, овцу ты

Черную вместе с бараном над ямою в жертву зарежь им: [45]
По сведениям Аполлодора имели место схватки темного Аида и защитника смертных - Геракла. Первый раз Аид был побежден сыном Зевса, когда, совершив квест, тот отбил у навьего бога душу Алкесты и вернул Адмету [46], второй раз молодой Геракл вообще ранил древнего Аида в сражении под городом Пилосом, что обычно связывают с символической победой дорийцев над носителями микенской культуры [47].
Зато другой великий герой - Тесей - не выдержал проверку на Силу. Когда он явился к Аиду, чтобы добыть у него Персефону, Аид пригласил героя отведать угощения и присесть на горный трон Леты. Опустившись, Тесей оказался в плену коварного Аида, драконы кольцами обвились вокруг него [48] и Тесей врос в скалу.
Освобожден был Тесей тем же Гераклом, который совершал двенадцатый подвиг - ходил на Тот Свет, в страну Аида, за Кербером, закончив свой цикл инициаций [49].
Плутон-Аид сопоставлен Цицероном с римско-этрусским Дитом:
: вся земная природа и жизнь были посвящены отцу Диту, он же зовется у нас Богатый, как у греков Плутон, потому что и возвращается все в землю, и происходит все из земли. [50] Тот же автор отождествляет Плутона с римским Орком [51].
Цезарь отмечал:

.18. Галлы все считают себя потомками Дита и говорят, что таково учение друидов. По этой причине они исчисляют и определяют время не по дням, а по ночам: день рождения, начало месяца и года они исчисляют так, что сперва идет ночь, за ней день... [52]


Дит - это подземный пастырь из римской мифологии, соответствующий, вероятно, кельтскому Цернунну, может быть Тевтату, и пониманию славянами Велеса в его темной, подземной ипостаси - Ния, слепого Вия, старого Старика, встреча с которым - смертельно опасное испытание.
Древние считали мертвых жертвами, приносимыми на алтарь подземных богов, которым и посвящался локон отрезанных волос: [53]
С неба Ирида летит на шафранных крыльях росистых,

В утренних солнца лучах стоцветный след оставляя;

Встав над несчастной, она произносит: Прядь эту в жертву

Диту я приношу, и от тела тебя отрешаю!

Вымолвив, прядь срезает она и тотчас хладеет

Тело, и жизнь покидает его, развеяна ветром.


У Апулея в Метаморфозах [54] Дит сопоставлен с непосредственным начальником Харона, т.е. Аидом, навьим богом, в чьем царстве, как и в мире славянского Велеса, пасутся тени (души) умерших. Вот какие подробные инструкции получает Психея для сошествия в царство Орка-Дита.
:Возьми эту баночку, - и вручает ей, - и скорее отправляйся в преисподнюю, в загробное царство самого Орка. Там отдашь баночку Прозерпине и скажешь: Венера просит тебя прислать ей немножечко твоей красоты, хотя бы на один денек, так как собственную она всю извела и истратила, покуда ухаживала за больным сыном. Но возвращайся не мешкая, так как мне нужно тут же умаститься, чтобы пойти на собрание богов.
. Тут, больше чем когда-либо, почувствовала Психея, что настал ее последний час, так как ясно поняла, что без всякого прикрытия посылают ее на верную гибель. Чего же больше? Приказывают ей отправляться в Тартар, к душам усопших, добровольно, на собственных ногах. Не медля более, устремилась она к какой-то высочайшей башне, собираясь броситься оттуда вниз, так как считала, что таким путем лучше и успешнее всего можно сойти в преисподнюю. Но башня неожиданно издает голос и говорит: Зачем, бедняжка, искать тебе гибели в пропасти? Почему новые опасности и труды так легко удручают тебя? Ведь раз дух твой отделится однажды от тела, конечно, сойдешь ты в глубокий Тартар, но назад оттуда ни при каких условиях не вернешься. Вот послушай-ка меня.
. Неподалеку отсюда находится Лакедемон, знаменитый город Ахайи; по соседству с ним отыщи Тенар, скрытый среди безлюдных мест. Там расщелина Дита, и через зияющие врата видна дорога непроходимая; лишь только ты ей доверишься и переступишь порог, как прямым путем достигнешь Оркова царства. Но только вступать в этот сумрак должна ты не с пустыми руками: в каждой держи по ячменной лепешке, замешенной на меду с вином, а во рту неси две монеты. Пройдя уже значительную часть смертоносной дороги, встретишь ты хромого осла, нагруженного дровами, и при нем хромого же погонщика; он обратится к тебе с просьбой поднять ему несколько полешек, упавших из вязанки, но ты не говори ни единого слова и молча иди дальше. Вскоре дойдешь ты до реки мертвых, над которой начальником поставлен Харон, тут же требующий пошлины и тогда перевозящий путников на другой берег в утлом челне. Значит, и среди умерших процветает корыстолюбие: даже такой бог, как Харон, сборщик податей у Дита, ничего не делает даром, и умирающий бедняк должен запастись деньгами на дорогу, потому что, если нет у него случайно в наличии меди, никто не позволит ему испустить дух. Грязному этому старику ты и дашь в уплату за перевоз один из медяков, которые будут у тебя с собою, но так, чтобы он сам, своей рукой, вынул его у тебя изо рта. Это еще не все: когда будешь ты переправляться через медлительный поток, выплывет мертвый старик на поверхность и, простирая к тебе сгнившую руку, будет просить, чтобы ты втащила его в лодку, но ты не поддавайся недозволенной жалости.
. Когда, переправившись через реку, ты пройдешь немного дальше, увидишь старых ткачих, занятых тканьем; они попросят, чтобы ты приложила руку к их работе, но это не должно тебя касаться. Ведь все это и многое еще другое будет возникать по коварству Венеры, чтобы ты выпустила из рук хоть одну лепешку. Не думай, что потерять эти ячменные лепешки пустое, ничтожное дело: если одну хотя бы утратишь, снова света белого не увидишь. Преогромный пес с тремя большими головами, громадный и страшный, извергая громоподобное рычанье из своей пасти и тщетно пугая мертвых, которым зла причинить не может, лежит у самого порога, черных чертогов Прозерпины и постоянно охраняет обширное жилище Дита. Дав ему для укрощения в добычу одну из двух лепешек, ты легко пройдешь мимо него и достигнешь скоро самой Прозерпины, которая примет тебя любезно и милостиво, предложит мягкое сиденье и попросит отведать пышной трапезы. Но ты сядь на землю и возьми только простого хлеба, затем доложи, зачем пришла, и, приняв, что тебе дадут, возвращайся обратно; смягчи ярость собаки оставшейся лепешкой, заплати скупому лодочнику монетой, которую ты сохранила, и, переправившись через реку, снова вступишь на прежнюю дорогу и снова увидишь хоровод небесных светил. Но вот о чем я считаю особенно нужным предупредить тебя прежде всего: не вздумай открывать баночку, которая будет у тебя в руках, или заглядывать в нее, не проявляй любопытства к скрытым в ней сокровищам божественной красоты.
Кстати, вспомним современный нам славянский обряд положения монет на глаза покойнику. Уж не в уплату ли за вхождение в страну мертвых к Велесу? И что это за таинственные ткачихи, так похожие на славянских Ягишн и германских норн, указующих путь в Иной Свет где и состоится последняя инициация героя или героини?
Для полноты представления о мрачном царстве теней приведем описание из Вергилия: [55]
Шли вслепую они под сенью ночи безлюдной,

В царстве бесплотных теней, в пустынной обители Дита,


. Так по лесам при луне, при неверном свете зловещем,

Путник бредет, когда небеса застилает Юпитер

Темной тенью и цвет у предметов ночь отнимает.

Там, где начало пути, в преддверье сумрачном Орка

Скорбь ютится и с ней грызущие сердце Заботы,

. Бледные здесь Болезни живут и унылая Старость,

Страх, Нищета, и Позор, и Голод, злобный советчик,

Муки и тягостный Труд - ужасные видом обличья;

Смерть и брат ее Сон на другом обитают пороге,

Злобная Радость, Война, приносящая гибель, и здесь же




Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3


База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница