Т. О. Гордеева, мгу, ф-т психологии Мотивация достижения: теории, исследования, проблемы



страница5/5
Дата10.02.2016
Размер0,84 Mb.
1   2   3   4   5
В последние годы удалось также раскрыть неоднородность феномена внешней мотивации (работы Э.Диси и Р. Райана). Нам представляется, что феномен внутренней мотивации также не является однородным и требует более детального рассмотрения. В частности, можно выделить два типа внутренней мотивации достижения: (1) связанной с собственным желанием выполнять деятельность в силу интереса к ней и внутреннего удовольствия от ее выполнения ("Я делаю это дело, потому что хочу, мне это нравится и интересно делать") и (2) связанной с собственным желанием субъекта выполнять деятельность, которая, однако, служит средством удовлетворения других его потребностей ("Я делаю это, потому что мне нравится это дело, так как благодаря ему я достигаю некоторых важных для меня результатов"). Внутри внешней мотивации соответственно можно также выделить два типа характерных мотивов: связанных со стремлением к достижениям по причине (1) внешних требований исходящих от других людей ("Я делаю это, потому что должен(жна), другие этого от меня требуют") (экстернальная регуляция по Э. Диси) и (2) требований исходящих от самого субъекта ("Я делаю это дело, потому что должен(жна) это делать, и это мое решение").
В связи с этим нам кажется продуктивным предложенное Д.А. Леонтьевым (1999) различение специфических и неспецифических по отношению к определенной деятельности потребностей. Например, в случае учебной деятельности, внутренняя мотивация может запускаться как специфическими по отношению к ней потребностями (такими как потребность в самоактуализации, развитии своих способностей, любопытством и потребностью в познании), так и неспецифическими (потребность в любви и признании, поддержании статуса среди сверстников и т.п.). Соответственно мотивация второго типа может быть обозначена как внутренне-внешняя, поскольку она запускается мотивами, внешними по отношению к содержанию исполняемой деятельности, но которые тем не менее исходят от самого субъекта и побуждают его проявлять усилия, сопоставимые, или даже превосходящие усилия исходящие от собственно специфических потребностей. Стимуляция субъекта по отношению к деятельности может быть специфичной и неспецифичной по отношению к содержанию выполняемой им деятельности. Так, например, если мы попытаемся сформировать у ребенка мотивацию учебной деятельности, пытаясь заинтересовать его учебным материалом, то это будет специфическим стимулированием. Напротив, обращение к разного рода принуждениям, наказаниям, поощрениям, регулируемым посредством социальных отношений, будет способствовать формированию у него преимущественно внешних и неспецифических по отношению к учебной деятельности мотивов (способствующих соответственно меньшей эффективности этой деятельности).
В качестве предикторов мотивов субъекта может также выступать иерархия ценностных ориентаций, позволяющие выявлять наличие у субъекта ценностей совершенствования, развития, достижения и их место по отношению к другим ценностям, в частности ценностям обладания (богатства и т.п.) и межличностных отношений.

Когнитивный блок представляет собой подсистему (образование) включающее в себя прежде всего представления о контролируемости процесса и результата деятельности, описываемом через такие конструкты как

  1. представления о личной ответственности за успехи и неудачи (ср. вера в контролируемость результата),

  2. вера в свои способности справиться с определенной деятельностью и

  3. ожидания (см. вероятность достижения успеха у Дж.Аткинсона, уровень притязаний у Хоппе).

Первый компонент хорошо описан через конструкт воспринимаемого контроля (perceived control, Ellen Skinner), а второй – через конструкт самоэффективности (A. Bandura). Соотношение "Я хочу", т.е. уровня ожиданий и притязаний индивида, и представлений "Я могу" чрезвычайно важно для определения степени успешности функционирования индивида. Наиболее неблагоприятным при этом является сочетание высоких ожиданий и низкой самоэффективности. Оно выступает предиктором, с одной стороны, кратковременного повышения настойчивости, однако, с другой, следующей за ним (в силу несоответствия достигнутых результатов желаемым) – депрессии. Наоборот, согласно данным А.Бандуры (см. выше), высокая самоэффективность является надежным предиктором настойчивости (и низкой тревоги).
Именно изучению когнитивных компонентов и когнитивных предикторов мотивации посвящено громадное большинство работ психологов начиная с к. 70-х гг. Рассмотренные нами мотивационные модели Б. Вайнера, К. Двек, М. Селигмана и А. Бандуры предлагают свои варианты когнитивных конструктов, призванных объяснить механизмы функционирования мотивации деятельности. Мы считаем, что такие конструкты как каузальные атрибуции успехов и неудач, имплицитные теории способностей и стиль объяснения успехов и неудач следует рассматривать в качестве когнитивных предикторов различных компонентов мотивации. Очевидно, что в первую очередь они определяют представления субъекта о степени контролируемости им результата деятельности. С другой стороны, конструкт самоэффективности, определяемый как вера субъекта в свою способность справиться с определенной деятельностью, достаточно хорошо описывает веру в контролируемость результата и процесса деятельности. Однако, в настоящее время проблема состоит в том, чтобы предложить адекватные средства для его диагностики (см. об этом Schunk, 1991).
В соответствии с данными многочисленных исследований (см. Bandura, 1997; Seligman et al., 1995 и др.), мы полагаем, что когнитивные составляющие мотивации, представленные разного рода убеждениями и самооценками индивида по поводу осуществляемой им деятельности, во многом определяют эмоциональные составляющие мотивационного процесса. (На этом положении строится когнитивная психотерапия, которая концентрируется на убеждениях и установках клиентов, изменяет их и тем самым способствует разрешению (или ослаблению) эмоциональных проблем (см. МакМаллин, 2001).)
Эмоциональный блок мотивации деятельности достижения может быть охарактеризован через (1) наличие переживания удовольствия от усилий и (2) особенности эмоциональных реакций, которые демонстрирует субъект при встрече с трудностями и неудачами. В соответствии с нашей моделью, такие эмоциональные состояния как тревожность, депрессия и некоторые другие (например, гнев, подавленность, безнадежность выступающие в связи с неуспешностью деятельности), активно изучаемые в психологии (см. Прихожан, 2000 и др.), могут быть рассмотрены в качестве предикторов эмоциональных мотивации деятельности.
Эмоциональные компоненты мотивации деятельности не получали столь подробного рассмотрения как это имело место с когнитивными компонентами мотивации и их предикторами. Тем не менее, интимная связь мотивационной и аффективной сфер никогда не подвергалась серьезным сомнениям. Уже первые модели мотивации достижения включали в себя тревожность как ее составную часть (см. концепции Дж. Аткинсона и Х. Хекхаузена, в которых мотивация достижения представлена через надежду на успех и боязнь неудачи). Несмотря на то, что эмоциональные мотивационные процессы являются во многом производными от когнитивных и мотивационно-целевых, их изучение представляет большой интерес и важность. По данным одного нашего исследования (Гордеева, Манухина, 2002), депрессия (измеренная посредством адаптированного (Карпова, Леонова, 2001) опросника Ч. Спилбергера "Депрессия как черта") отрицательным образом (на статистически значимом уровне) связана с настойчивостью и другими поведенческими составляющими мотивации деятельности, при этом тревожность (по опроснику Кондаш-Прихожан) показывает не столь однозначные связи. Очевидно, что проблема состоит в том, что сомнения в себе и боязнь неудачи могут как выступать в качестве негативного фактора, ухудшая результаты, так и побуждать человека к деятельности. Например, согласно данным, приводимым Д. Майерсом (1997), тревожные студенты проявляют большую настойчивость, чем их более уверенные в себе однокурсники с тем же уровнем способностей.

Поведенческий блок мотивации деятельности достижения представляет систему поведенческих компонентов мотивации и может быть охарактеризован через такие психологические конструкты как

  1. настойчивость, проявляющуюся во времени уделяемого решению задачи (как в смысле непрерывности работы над задачей, так и в смысле длительности стремления к достижению цели), упорстве в процессе ее решения, а также доведении ее до конца (получение определенного результата) несмотря на возможные помехи (например – перерывы в работе – см. эффект Б.В. Зейгарник (Левин, 2001)),

  2. интенсивность усилий (уровень энергии и энтузиазма);

  3. стратегии преодоления трудностей (активные, адаптивные или беспомощные, избегающие) и

  4. выбор задач оптимального уровня трудности.

Два первых поведенческих показателя мотивации активно изучались уже в работах бихевиористов и необихевиористов в связи с выявлением эффективности разного рода подкреплений. В современных исследованиях мотивации делающих акцент на внутренних (главным образом когнитивных) переменных показывается связь последних с наличие у субъекта адекватных целевых стратегий и настойчивости при выполнении деятельности.


Настойчивость является одним из важнейших показателей мотивации. Индивид с высокой мотивацией достижения демонстрирует настойчивость несмотря на трудности, возникающие в процессе достижения цели. В нашем совместном исследовании с С.Ю. Манухиной (2002) мы обнаружили, что школьники с высокой настойчивостью обладают ценностями отличающимися от ценностей детей с низкой настойчивостью, первые также имеют более выраженную внутреннюю учебную мотивацию и лучше учатся.
Однако, следует заметить, что чрезмерная настойчивость может быть и негативным фактором, не способствующим достижению успеха в деятельности. Настойчивость должна соответствовать возможностям субъекта. В связи с этим настойчивость, взятая отдельно, не может являться надежным показателем адаптивности мотивационных процессов деятельности, направленной на достижения.
Из данного описания структуры мотивации достижения и составляющих ее компонентов следует, что она (МД) представляет собой сложное когнитивно-аффективное-поведенческое образование и поэтому не кажется удивительным, что понимание этого феномена до сих пор не является полным и непротиворечивым.

Вместо заключения. Развитие представлений о мотивации достижения в современной психологии.
Как справедливо замечает Хирншоу, "когнитивная психология одновременно и самая новая, и самая древняя традиция в истории психологии" (Hearnshaw, 1987, р. 272, цит. по Шульц и Шульц, 1998, с. 482). Самая новая потому, что ей всего 40 лет и она находится в состоянии своего расцвета, а древняя – потому, что проблема сознания и мышления (в широком смысле) обсуждалась в работах Платона, Аристотеля и Эпиктета, равно как и в исследованиях представителей структурной и функциональной психологии.
Современная американская психология мотивация достижения - чрезвычайно дифференцированная и разветвленная область исследований. Работы американских психологов отличаются тщательной продуманностью в плане построения эксперимента, в них уделяется большое внимание технологии принятия решения. Для принятия или отклонения выдвигаемых гипотез ими используется множество разнообразных статистических процедур (в последнее время главным образом с использованием каузальных моделей, проверка которых осуществляется с помощью метода линейных структурных уравнений (см. об этом Литтл, Гордеева, 1997). И, пожалуй, самое главное - она отличается эмпиризмом, который выражается в особом уважении и интересе к конкретным данным. Данные имеют однозначный приоритет перед теориями, которые отвергаются, если их не удается подтвердить в эмпирическом исследовании.
Важным предиктором поведения в ситуациях достижения выступают связанные с достижениями когниции (т.е. знания и представления) человека. То, что индивид (человек) думает о причинах успехов и неудач, о роли способностей и усилий и главное – о степени подконтрольности ему ситуации достижения, является важным фактором, во многом определяющим поведение субъекта, его настойчивость и энтузиазм по отношению к задаче. При всем своем разнообразии, когнитивный подход к мотивации достижения, пришедший на смену бихевиоризму, более 50-ти лет лидировавшего в (американской) академической психологии, имеет несколько общих черт. Во-первых, когнитивными психологами мотивация понимается как когнитивно-аффективный процесс, направленный на стимулирование и поддержание поведения, имеющего некоторую цель. В отличие от бихевиоризма, в работах когнитивного направления главный фокус исследований находится в области внутренней мотивации, которая является базовой и потому ее не надо "формировать" в традиционном бихевиористском смысле, а можно лишь стимулировать. Фокус интересов исследователей когнитивного направления переместился с внешних поведенческих показателей мотивации (и внешних факторов, оказывающих на нее влияние) на ее внутренние показатели, такие как ожидания и ценности, их объяснение и предсказание.
Другой чрезвычайно важной проблемой является вопрос о глобальности конструкта мотивация достижения. Так, некоторые авторы считают, что мотивация достижения представляет собой генерализованное, достаточно стабильное образование, более или менее равномерно распределенное по разным видам деятельности. Среди современных авторов подобной позиции придерживается М. Селигман, предполагающий, что стиль объяснения проявляется у человека при интерпретации самых разных ситуаций, как традиционно рассматривавшихся "достиженческими", так и проявляющихся при взаимодействии с людьми, в межличностных отношениях. Другие авторы (см. например, работы К. Двек (Dweck,1999; E. Skinner, 1995)), полагают, что мотивация достижения является ситуационно специфичной и подверженной изменениям с течением времени. В частности, интеллектуальные достижения и взаимоотношения субъекта с другими людьми представляют собой две сферы, которые являются независимыми друг от друга. Мы скорее придерживаемся этой последней точки зрения на природу мотивации достижения, признавая при этом, что вторая сфера человеческой жизнедеятельности (межличностные отношения) имеет значительно менее контролируемую природу, что может приводить к значительно меньшему оптимизму субъекта в подобных ситуациях. Более того, с нашей точки зрения, данные полученные Селигманом, скорее подтверждают эту последнюю позицию, поскольку он в своих работах описывает влияние стиля объяснения именно на сферы жизнедеятельности субъекта, традиционно считающиеся достиженческими (учеба, работа, спорт, но см. также – здоровье). Данные, полученные Э. Скиннер (Skinner, 1995), также подтверждают, что область межличностных отношений имеет свои специфические особенности в смысле ее контролируемости субъектом. С помощью использования как структурированных вопросников, так и открытых интервью со школьниками разных возрастов, она показала, что восприятие причин успехов и неудач в дружеских отношениях не может быть квалифицировано в терминах интернальности-экстернальности и контролируемости – неконтролируемости, (как это имеет место в ситуации академических достижений, где главным источником считается усилие), так как включало взаимодействие партнеров по общению.
Наконец, существует третья позиция – крайняя - по данному вопросу (также опирающаяся на некоторые исследования – напр., Vernon, 1969), заключающаяся в представлении о специфичности мотивации достижения в зависимости от выделяемой сферы активности (см. об этом Хекхаузен, 1986а). Так, например, Х.Д. Шмальт, автор полупроективной методики для исследования мотивации достижения детей 9-12 лет (см. Н.В. Афанасьева, 1998) выделяет следующие шесть сфер достижения: физическая (предметно-манипулятивная) деятельность, музыкальная деятельность, учебная деятельность, спортивная деятельность, самоутверждение и деятельность по оказанию помощи. Эта точка зрения представлена также в работах А.Бандуры, посвященных самоэффективности, где последняя рассматривается как крайне ситуационно-специфический конструкт.
Во-вторых, в последнее десятилетие также усилился интерес к интеграции представлений о когнитивных и эмоциональных компонентах и соответствующих предикторах мотивационного процесса, что способствует созданию более целостной картины, отражающей функционирование мотивации деятельности. В продолжение идей гуманистических психологов (Maslow, 1954; Rodgers, 1951), в своих классических мотивационных теориях личности сформулировавших большинство мотивационных конструктов на высоко абстрактном уровне, в современных моделях мотивации произошла их более четкая и точная операционализация и оценка.
В-третьих, перемещение объекта исследования с белых крыс, кошек и голубей на человека, позволило исследовать содержание его когниций, и в первую очередь представлений о причинах успехов и неудач, а также представлений о способностях и усилиях. Как показывает анализ теорий, в качестве когнитивных предикторов мотивации достижения предлагалось множество психологических конструктов: вера в свои способности выполнить данную работу или самоэффективность (А.Бандура); локус контроля (Дж.Роттер) и каузальные атрибуции (Б.Вайнер); стиль объяснения успехов и неудач (М.Селигман); тип представлений о способностях (прибыльный - данностный, К. Двек); а также вопринимаемый контроль (Эл. Скиннер, см. Skinner, 1995), самоценность (Covington, 1984), ориентация на себя или на задачу (Nicholls, 1984) и др. (см. Ford, 1992; E. Skinner, 1995). Существует также множество работ, посвященных изучению эмоциональных предикторов мотивации достижения, таких как тревожность (особенно ее частных видов, имеющих отношение к продуктивной деятельности); депрессия и феномен выученной беспомощности; оптимизм-пессимизм; эмоциональные реакции на трудности, фрустрации, а также копинг (coping) стратегии по их преодолению (теории К.Двек и М. Селигмана).
Наконец, авторы когнитивных теорий мотивации не пытаются создать глобальную, все объясняющую модель мотивации, а скорее стремятся к созданию теорий среднего уровня (в смысле Хольцкампа), объясняющих определенный круг феноменов, в частности, объясняющих поведение в ситуациях продуктивной деятельности (т.е. деятельности, имеющей некоторый результат). Очевидно, создание теорий верхнего уровня – дело будущего, но уже проделана огромная работа по преодолению того этапа разработки проблематики мотивации, когда по меткому выражению А. Н. Леонтьева она больше напоминала мешок, в который ссыпались самые разные понятия.

Спиcок литературы
Анастази А., Урбина С. (2001). Психологическое тестирование. 7-е междунар. изд-е. СПб.: Питер. 688 с.
Афанасьева Н.В. (1998). Руководство к тесту мотивации достижения детей 9-11 лет. МД-решетка Шмальта. Москва, Когито-Центр.
Васильев И.А., Магомед-Эминов М.Ш. (1991). Мотивация и контроль за действием. МГУ.
Гордеева Т.О. (2000-2002). Современные теории мотивации достижения. Курс лекций. МГУ, Ф-т психологии, кафедра педагогической психологии.
Зелигман М. (1997). Как научиться оптимизму. М., Вече, Персей. 432 с.
Карпова Ю.А. (2001). Разработка русскоязычной версии методики Ч.Д. Спилбергера для оценки депрессии как состояния и личностной черты. Дипломная работа под рук. Леоновой А.Б. Ф-т психологии МГУ.
Леонтьев А.Н. (1971). Потребности, мотивы и эмоции. М.
Леонтьев Д.А. (1999). Психология смысла: природа, строение и динамика смысловой реальности. М., Смысл. 487 с.
Литтл Т., Гордеева Т.О. (1997). Моделирование с помощью линейных структурных уравнений: вопросы теории и анализа кросс-культурных данных. Психологический журнал, 4. С. 96-109.
Майерс Д. (1997). Социальная психология. Питер. Пер. с англ.
МакМаллин Р. (2001). Практикум по когнитивной терапии. Санкт-Петербург, Речь.
Манухина, С. (2002). Анализ когнитивных и эмоциональных предикторов мотивации достижения. Дипломная работа. МГУ, ф-т психологии. (Науч. руководитель – Т.О. Гордеева.)
Прихожан А.М. (2000). Тревожность у детей и подростков: Психологическая природа и возрастная динамика. М.-Воронеж.
Хекхаузен Х. (1986). Мотивация и деятельность. М., Педагогика. В 2-х тт. Пер. с нем.
Хекхаузен Х. (2001). Психология мотивации достижения. СПб: Речь. Пер. с англ.
Чирков В.И. (1996). Самодетерминация и внутренняя мотивация поведения человека. Вопр. психологии, 3. С. 116-132.
Шульц Д., Шульц С.Э. (1998). История современной психологии. СПб: Евразия. Пер. с англ.
Abrami, P.S., Chambers, B., D'Apollonia, S., Farrell, M., and De Simone, C. (1992). Group outcome: the relationship between group learning outcome, attributional style, academic achievement, and self concept. Contemporary Educational Psychology. Vol. 17. Pp. 201-210.
Abramson, L.Y., Seligman, M.E.P., & Teasdale, J.D. (1978). Learned helplessness in humans. Journal of Abnormal psychology. Vol. 87. Pp. 49-74.
Amabile, T.M. (1983). The social psychology of creativity. N.Y.: Springer-Verlag.
Anderson, C., Jennings, D., and Arnould, L. (1988). Validity and utility of the attributional style construct at a moderate level of specificity. Journal of Personality and Social Psychology, 55, 979-990.
Bandura, A. (1977). Self-efficacy: Toward a unifying theory of behavior change. Psychological Review, 84, 191-215.
Bandura, A. (1995). Exercise of personal and collective efficacy in changing societies. In: Self-efficacy in changing societies. Ed. by Bandura, A. Cambridge University Press. Pp. 1-45.
Bandura, A. (1993). Perceived Self-Efficacy in Cognitive Development and Functioning. Educational Psychologist, vol. 28 (2), 117-148.
Bandura, F. (1997). Self-efficacy. The exercise of control. Freeman and Co., NY.
Bandura, A. (1982). Self-Efficacy Mechanism in Human Agency. American Psychologist, vol. 37 (2), 122-147.
Bandura, A. (1989). Human Agency in Social Cognitive Theory. American Psychologist, vol. 44, No. 9, 1175-1184.
Bandura, A., Cervone, D. (1986). Differential engagement of self-reactive influence in cognitive motivation. Organizational Behavior and Human Decision Process. Vol. 8, pp. 92-113.
Bandura, A. & Schunk, D.H. (1981). Cultivating competence, self-efficacy, and intrinsic interest through proximal self-motivatiom. Journal of Personality and Social Psychology, 41, 586-598.
Baron, J. (1982). Personality and intelligence. In R.J. Sternberg (Ed.), Handbook of human intelligence. New York: Cambridge University Press. Pp. 308-351.
Brehm, S.S., Brehm J.W. (1981). Psychological reactance: A theory of freedom and control. New York: Academic Press.
Cantor, N., & Zirkel, S. (1990). Personality, cognition, and purposive behavior. In L. Pervin (ed.), Handbook of personality: Theory and research (pp. 135-164). New York: Guilford Press.
Chiu, C., Hong, Y., & Dweck C.S. (1994). Toward an integrative model of personality and intelligence: a general framework and some preliminary steps. In: Personality and Intelligence. Ed. by R.J. Sternberg & P. Ruzgis. Cambridge University Press. Pp.104-134.
Covington, M. (1984). The motive of self-worth. In Ames, R. And Ames, c. (eds.), Research on Motivation in Education, Vol. 1, Academic Press, New York. Pp. 78-114.
Covington, M. & Omelich, C. (1984). An empirical examination of Weiner's critique of attributional research. Journal of Educational Psychology, 76, 1214-1225.
Deci, E.L. (1975). Intrinsic motivation. N.Y.: Plenum.
Deci, E.L. & Ryan, R.M. (1985). Intrinsic motivation and self-determination in human behavior. New York: Plenum.
Deci, E.L., Vallerand, R.J., Pelletier, L.G., & Ryan, R.M. (1991). Motivation and Education: The Self-Determination Perspective. Educational Psychologist, 26 (3 & 4), 325-346.
Diener, C.I., Dweck, C.S. (1978). An analysis of learned helplessness: Continuous changes in performance, strategy, and achievement cognitions following failure // Journal of Personality and Social Psychology, 36. P. 451-462.
Diener, C.I., Dweck, C.S. (1980). An analysis of learned helplessness II: The Processing of Success // Journal of Personality and Social Psychology. Vol. 39. P. 940-952.
Dweck, C.S. (1978). Achievement. In M.E. Lamb (ed.), Social and Personality development. Holt, Rinehart and Winston.
Dweck, C.S. (1996). Capturing the dynamic nature of personality. Journal of research in Personality. Vol. 30, pp. 348-362.
Dweck, C.S. (1986). Motivational Processes Affecting Learning. American Psychologist, vol. 41 (10), 1040-1048.
Dweck, C.S. (1991). Self-theories and goals: their role in motivation, personality and development. In R. Dienstbier (ed.), Nebraska Symposium on Motivation. 1990. Lincoln: University of Nebraska Press.
Dweck, C.S. (1999). Self-theories: Their role in motivation, personality, and development. Philadelphia: Psychology Press, Taylor & Francis Group. 195 p.
Dweck, C.S. & Leggett, E.L. (1988). A Social-Cognitive Approach to Motivation and Personality. Psychological Review, vol. 95 (2), 256-273.
Eccles, J.S., Adler, T.F., Futterman, R., Goff, S.B., Kaszala, C.M., Meece, J., & Midgley, C. (1983). Expectancies, values, and academic behaviors. In J.t. Spence (Ed.), Achievement and achievement motives. San Francisco: W.H. Freeman. Pp. 75-146.
Elliot, A. J., Dweck, C.S. (1988). Goals: An approach to motivation and achievement. Journal of Personality and Social Psychology, 54, 5-12.
Fincham, F.D., Diener, C.I., & Hokoda, A. (1987). Attributional style and learned helplessness: relationship to the use of causal schemata and depressive symptoms in children. British Journal of Social Psychology, 26. Pp. i-7.
Fincham, F.D., Hokoda, A., & Sanders, R., Jr. (1989). Learned helplessness, test anxiety, and academic achievement; a longitudinal analysis. Child Development. Vol. 60. Pp. 138-145.
Ford, M.E. (1992). Motivating Humans: Goals, Emotions, and Personal Agency Beliefs. Newbury Park, CA: Sage.
Franken R.E. (1994). Human motivation. 3rd ed.
Frese, M., Sabini, J. (Eds.). (1985). Goal-directed behavior: The concept of action in psychology. Hillsdale, NJ: Erlbaum.
Geen, R.G. (1995). Human motivation: A social psychological approach. Pacific Grove, CA: Brooks/ Cole.
Glass, D.C., Singer, J.E. (1972). Urban stress. New York: Academic Press.
Gordeeva, Т.O., Manuchina, S., Shatalova, Ju. (2002). Cognitive and emotional predictors of academic achievement motivation. Paper to be presented at the 8th International Conference on Achievement and Task Motivation. Moscow, June 12-15. In Press.
Graham S. (1991). A review of attribution theory in achievement contexts. Educational Psychology Review, Vol. 3, No. 1. P. 5-39.
Graham, S. & Weiner, B. (1986). From attribution theory to developmental psychology A round-trip ticket? Social cognition, 4, 152-179.
Heider, F. (1958). The Psychology of Interpersonal Relations. N.Y.
Helmreich R.L., Beane, W.E., Lucker G.W., & Spence J.T. (1978). Achievement motivation and scientific attainment// Personality and Social Psychology Bulletin, 4, pp. 222-226.
Helmreich R.L., Spence J.T., Beane, W.E., Lucker G.W., & Matthews K.A. (1980). Making it in Academic Psychology: Demographic and Personality Correlates of Attainment// J. of Personality and Social Psychology, vol. 39, No. 5, pp. 896-908.
Henderson, V., Dweck, C.S. (1990). Adolescence and achievement. In S. Feldman & G. Elliott (Eds.), At the threshold: Adolescent development. Cambridge, MA: Harvard University Press.
Heyman, G.D., Dweck, C.S. (1992). Achievement Goals and Intrinsic Motivation: Their Relation and Their role in Adaptive motivation// Motivation and emotion. Vol. 16. No. 3. Pp. 231-247.
Hiroto, D.S. (1974). Locus of control and learned helplessness. // Journal of Experimental Psychology. Vol. 102.
Krantz S.E., Rude S. (1984). Depressive attributions: selection of different causes or assignment of different meanings? // Journal of Personality and Social Psychology. Vol. 47, pp. 193-203.
Kruglanski, A.W., Frieman, I., Zeevi, G. (1971). The effects of extrinsic incentive on some qualitative aspects of task performance// J. of Personality. V.39. P.606-617.
Kruglanski, A.W., Stein, C., Riter, A. (1977). Contingencies of exogenous reward and task performance: on the "minimax" strategy in instrumental behavior// J. of Applied Social Psychology. V.7. P. 141-148.
Little, B.R. (1989). Personal projects analyses: Trivial pursuits, magnificent obsessions, and the search for coherence. In D. Buss & N. Cantor (Eds.), Personality Psychology: Recent trends and emerging directions (pp. 15-31). New York: Springer-Verlag.
Liverant, S., Scodel, A. (1960). Internal and external control as determinants of decision-making under conditions of risk. – Psychological Reports, 7.
Mahler, M., Pine, F., & Bergman, A. (1975). The psychological birth of the human infant: Symbiosis and individuation. New York: Basis Books.
McClelland, D.C. (1958). Methods of measuring human motivation. In: J.W. Atkinson (Ed.). Motives in Fantasy, Action, and Society. Princeton, N.J.
McClelland, D.C., Atkinson J.W., Clark, R.A., Lowell, J.W. (1953). The Achievement Motive. N.Y.
McGraw, K.O. (1978). The detrimental effects of reward on performance: A literature review and predictional model// Lepper, M.R., Green D. (eds.). The hidden costs of rewards: New perspectives on the psychology of human motivation. Hillsdale, NJ: Lawrence Erlbaum Ass.
Murray, H.A. (1938). Explorations in Personality. N.Y.
Nicholls, J. (1978). The development of the concept of effort and ability, perceptions of academic attainment, and the understanding that difficult tasks require more ability. Child Development, 49, 800-814.
Nicholls, J.G. (1984). Achievement motivation: Conceptions of ability, subjective experience, task choice, and performance. Psychological review, 91, pp. 328-346.
Nolen-Hoeksema, S., Girgus, J.S., & Seligman, M.E. (1992). Predictors and consequences of childhood depressive symptoms: A 5-year longitudinal study. Journal of Abnormal Psychology, 101, 405-422.
Pervin, L.A. (Ed.). (1989). Goal concepts in personality and social psychology. Hillsdale, NJ: Erlbaum.
Peterson, C. (1990). Explanatory style in the classroom and on the playing field. In Graham, C., and Folkes, V. (eds.), Attribution Theory: Applications to Achievement, Mental Health and Interpersonal Conflict. Erlbaum, Hillsdale, New Jersey. Pp. 53-75.
Peterson, C., Seligman, M.E.P. (1984). Causal explanations as a risk factor for depression: theory and evidence. Psychological Review, 91, 347-374.
Phares, E.J. (1978). Locus of control. In: H. London, I.E. Exner (eds.). Dimensions of Personality. N.Y.
Phillips, D. (1984). The illusion of incompetence among academically competent children. Child Development, vol. 55, 2000-2016.
Pittman, T.S., Emery, J., Boggiano, A.K. (1982). Intrinsic and extrinsic motivational orientations: Reward-induces changes in preference for complexity// J. of Personality and Social Psychology. V. 42. P. 789-797.
Roedel, T.Deb., Schraw, G. (1995). Beliefs about intelligence and academic goals// Contemporary Educational Psychology. Vol. 20(4). Pp. 464-468.
Rotter, J.B. (1966). Generalized expectancies for internal versus external control of reinforcement. – Psychological Monographs, 80, 1.
Ryan R.M., Connell, J.P., Deci, E.L. (1985). A Motivational Analysis of Self-determination and Self-regulation in Education. In: Research on Motivation in Education. Vol. 2: The Classroom Milieu. Ed. by Ames and Ames. Academic Press. P. 13-51.
Seligman, M.E.P. (1975). Helplessnes: On depression, development, and death. San Francisco: Freeman.
Seligman, M.E.P. (1990). Learned optimism.
Seligman, M.E., Reivich, K., Jaycox, L., & Gilham, J. (1995). The optimistic child. Boston: Houghton Mifflin.
Seligman, M.E., Nolen-Hoeksema, S. (1987). Explanatory style and depression. In D. Magnusson & A. Ohman (eds.), Psychopathology: An interactional perspective (pp. 125-139). Orlando, FL: Academic Press.
Schunk, D.H. (1981). Modeling and attributional feedback effects on children's achievement: A self-efficacy analysis. Journal of Educational Psychology, 74, 93-105.
Sсhunk, D.H. (1991). Self-Efficacy and Academic Motivation. Educational Psychologist, vol. 26 (3 & 4), 207-231.
Schunk, D.H., Hanson, A.R., & Cox, P.D. (1987). Peer model attributes and children's achievement behaviors. Journal of Educational Psychology, 79, 54-61.
Skinner, E.A. (1995). Perceived control, motivation, & coping. Sage Publications.
Skinner, E.A. (1996). A Guide to Constructs of Control. J. of Personality and Social Psychology. Vol. 71, no. 3, pp. 549-570.
Sternberg, R.J. (1996). Successful Intelligence. Simon & Schuster.
Taylor, S.E. (1986). Health Psychology. New York: Random House.
Weary, G.B. (1978). Self-serving biases in the attribution process: A reexamination of the fact or fiction issue. Journal of Personality and Social Psychology. V.36. Pp. 56-71.
Weiner, B. (1972). Theories of motivation. From mechanism to cognition.
Weiner, B. (1979). A theory of motivation for some classroom experience// Journal of Educational Psychology. Vol. 71, pp. 3-25.
Weiner, B. (1982). The emotional consequences of casual attributions// Affect and cognition: The 17th annual Carnegie Symposium on Cognition/ Ed. by M.S. Clark, S.T. Fiske. Hillsdale, HJ, Erlbaum. Pp. 185-210.
Weiner, B. (1985). An Attributional Theory of Achievement Motivation and Emotion. Psychological Review, Vol. 92, No. 4, 548-573.
Weiner, B. (1986). An attributional theory of motivation and emotion. New York: Springer-Verlag.
Weiner, B. (1995). Judgments of responsibility. New York: Guilford.
Weiner, B. & Kukla, A. (1970). An attributional analysis of achievement motivation. Journal of Personality and Social Psychology. V. 15.
Weiner, B. & Potepan, P. A. (1970). Personality characteristics and affective reactions toward exams of superior and failing college students. Journal of Educational psychology, vol. 61.
Weiner, B. & Schneider K. (1971). Drive versus cognitive theory: A reply to Boor and Harmon // J. of Personality and Social Psychology, v. 18. Pp. 258-262.
Weiner, B., Frieze, I.H., Kukla, A., Reed, L., Rest, S., & Posenbaum, R.M. (1971). Perceiving the causes of success and failure. Morristown, NJ: General Learning Press.
Weiner, B. & Graham, S. (1989). Understanding the motivational role of affect: Lifespan research from an attributional perspective. Cognition and Emotion. Vol. 4., pp. 401-419.
White, R.W. (1959). Motivation reconsidered: The concept of competence// Psychological Review, 66, 297-333.
Zimmerman, B. J. (1995). Self-efficacy and educational development. In: Self-efficacy in changing societies. Ed. by Bandura, A. Cambridge University Press. Pp. 202-231.









Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5


База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница