Т. О. Гордеева, мгу, ф-т психологии Мотивация достижения: теории, исследования, проблемы



страница1/5
Дата10.02.2016
Размер0,84 Mb.
  1   2   3   4   5
Т.О. Гордеева, МГУ, ф-т психологии
Мотивация достижения: теории, исследования, проблемы

В последнее время исследованиям мотивации деятельности, ориентированной на достижения (учебные, профессиональные, спортивные и т.п.) придается все большее значение. И практикам и теоретикам становится очевидной недостаточность (а порой и неадекватность) использования традиционных тестов интеллекта для определения будущей успешности в учебной деятельности, определении готовности к школе, отборе в специальные классы и приеме на работу. Мотивация достижения является надежным предиктором успеваемости в школе и вузе, а также успешности в бизнесе и других профессиях (см. Хекхаузен, 2001; Helmreich et al., 1978, 1980). По свидетельству А. Анастази и С. Урбины, в свою очередь ссылающихся на внушительный список англоязычных работ, "имеет место растущее признание роли мотивации учащихся в школьном обучении" (Anastasi & Urbina, 1997, цит. по Анастази, Урбина, 2001, с.331). Исследуются интересы и установки, эмоциональные реакции на неудачу, разного рода атрибуции и представления индивида о себе как показатели существенно связанные и определяющие достижения в учебе (см. Baron, 1982).


Р. (Роберт) Стернберг, долгое время изучавший возможности предсказания успеха в разного рода деятельностях (учебной, профессиональной) с помощью тестов интеллекта приходит к выводу, что уровень мотивации является лучшим предиктором успеха, чем интеллект. Он пишет: "…причина, почему мотивация столь важна, заключается в том, что люди в рамках данной среды - например класса – обычно проявляют достаточно малый диапазон способностей по сравнению с диапазоном мотивации. Таким образом, мотивация становится ключевым источником различий в достижении успеха между отдельными людьми живущими в данной среде" (Sternberg, 1996, 251-252).
Возросший интерес к мотивационным факторам способствовал изучению их роли в развитии младенцев. Полученные исследователями данные свидетельствуют о том, что "ранние признаки мотивации овладения средой, возможно, являются лучшим предиктором последующей интеллектуальной компетентности, чем ранние замеры самой компетентности" (Анастази, Урбина, 2001, c. 333).
Успешное выполнение продуктивной деятельности требует не только развитых способностей, но и таких важных мотивационных характеристик как интерес к выполняемому делу и вера в свои способности достичь определенного результата. Простое владение знаниями не обеспечивает их автоматическое использование в различных жизненных ситуациях. Люди с одним и тем же уровнем интеллектуальных способностей могут существенно различаться по тому, насколько способными они сами себя считают перед лицом преодоления встающих перед ними задач, и это находит отражение в результатах их деятельности.
Мотивация есть объяснительный конструкт используемый для объяснения причин поведения людей (того, почему они ведут себя так, а не иначе), его направленности и механизмов осуществления. Под мотивацией достижения мы понимаем мотивацию, направленную на возможно лучшее выполнение любого вида деятельности, ориентированной на достижение некоторого результата, к которому может быть применен критерий успешности (т.е. он может быть сопоставлен с другими результатами используя некоторые стандарты оценки). (В этом смысле, не относящейся к мотивации достижения будет деятельность по построению межличностных отношений с соответствующими ей потребностями в любви, принятии, понимании, уважении и т.п.) Мотивация достижения проявляется в стремлении субъекта прилагать усилия и добиваться возможно лучших результатов в области, которую он считает важной (значимой). В качестве деятельности достижения могут выступать интеллектуальная, спортивная, трудовая деятельность, а также деятельность направленная на воспитание ребенка, помощь другим или приобретение каких-либо социальных умений. Однако, наиболее исследованной остается мотивация достижения в области решения интеллектуальных задач.
Хотя Генри Мюррей в 1938 г. выделил мотивацию достижения всего лишь как одну из двадцати потребностей, в дальнейших исследованиях (наряду с двумя социальными мотивациями - аффилиации и власти) ей было уделено очень много внимания. Уже этот особый интерес к проблематике мотивации достижения показал, что она является одной из фундаментальных мотиваций человека, без которой невозможно его полноценное развитие. Поскольку в современном индустриальном обществе ключевыми ценностями человеческого бытия являются профессиональный успех и реализация себя как человека любящего, то потребности в достижении, а также в любви и принятии могут признаны фундаментальными, содержание которых не может быть сведено к другим потребностям (которых может быть выделено великое множество). Мотивация достижения имеет наибольшее значение при изучении успешности человека в таких сферах жизни, где преобладают ситуации, связанные с деятельностью, ориентированной на определенный результат, который может быть оценен в соответствии с предметными, индивидуальными или социальными нормами. В современном индустриальном обществе сферы жизни, в которых преобладают ситуации, связанные с деятельностью достижения являются, учебная и профессиональная деятельности.
Деятельность должна удовлетворять следующим условиям, при одновременном присутствии которых действия воспринимаются самим субъектом или наблюдающими за ним лицами как составляющие деятельности достижения (Heckhausen, 1974, см. Хекхаузен, 1986а). Согласно Х. Хекхаузену, эта деятельность должна (1) оставлять после себя осязаемый результат, который (2) должен оцениваться качественно или количественно, причем (3) требования к оцениваемой деятельности не должны быть ни слишком низкими, ни слишком высокими, т.е. чтобы деятельность могла увенчаться, а могла и не увенчаться успехом и, по меньшей мере, не могла осуществиться без определенных затрат времени и сил. Для оценки результатов деятельности (4) должна иметься определенная сравнительная шкала и в рамках этой шкалы некий нормативный уровень, считающийся обязательным. Наконец, деятельность (5) должна быть желанной для субъекта и ее результат должен быть получен им самим. Если присутствует одно или больше условий и нет признаков отсутствия остальных, наблюдателем воспринимает поступки другого как деятельность достижения.
Хекхаузен подчеркивает, что деятельность достижения направлена на решение задач. "Если постановка задачи не позволяет увидеть объективированно результат, находится ниже или выше возможностей субъекта, если он не считает эталоны и нормы оценки деятельности обязательными для себя, если задача ему навязана или ее решение происходит без его участия, то о деятельности достижения речь может идти только в ограниченном смысле (Хекхаузен, 1986а, с. 120).
Интересно, что субъект может рассматривать в качестве достиженческой деятельность, которая большинством людей таковой не воспринимается. Например, мужчина может стремиться "завоевать" как можно большее количество женщин, коллекционируя их. Или женщина может "с настойчивостью, достойной лучшего применения" стремиться изменить своего мужа. Однако, как показывает психотерапевтическая практика, такого рода направленности редко приводят к благополучию и комфорту, являясь скорее показателем психологического неблагополучия, поскольку данная область (относящаяся к взаимоотношениям людей друг с другом) в силу своей межличностной природы значительно меньше поддается собственному контролю субъекта. Другая ситуация, когда индивид однозначно нуждается в помощи психотерапевта – видение жизни как процесса постоянной постановки достиженческих целей вместо просто бытия, наслаждения жизнью и общения с другими людьми. (Такого рода состояния очень часто приводят индивида к депрессии).
В своей работе "Исследования личности" Г. Мюррей определил эту потребность следующим образом: "Достигать чего-то трудного. Овладевать, манипулировать или организовывать физические объекты, людей или идеи. Делать это как можно быстрее и/или лучше. Преодолевать препятствия и достигать высоких стандартов. Превосходить себя (в своих достижениях). Соревноваться с другими и превосходить их. Поднимать свое самоуважение благодаря успешному упражнению своего таланта (способностей)" (Murray, 1938, р. 164). Разработка Мюрреем совместно со своей коллегой Кристиной Морган теста тематической апперцепции (1935) способствовало тому, что исследования мотивации значительно продвинулись вперед. Начало исследований мотивации достижения относится к концу 40-х началу 50-х гг., когда группа ученых под руководством Джона Аткинсона и Дэвида МакКлеланда взялась за экспериментальное изучение потребности в достижении, а также за создание практических разработок, направленных на повышение эффективности деятельности менеджеров. Благодаря созданной Д. МакКлеландом на основе ТАТа методике диагностики мотивации достижения (1958), удалось обнаружить, что индивидуальные различия в выраженности мотива могут быть весьма большими и могут затрагивать как содержание мотивации достижения (ее предметную направленность), так и силу мотива и его устойчивость.

Когнитивный подход к мотивации достижения
Известный специалист в области когнитивной психологии Р.Стернберг, описывая причины, мешающие людям с высоким уровнем интеллекта достигать высоких результатов и добиваться успеха, в качестве основной причины указывает на недостаток мотивации: "Практически в любой окружающей обстановке … мотивация имеет не меньшую роль в достижении успеха, чем умственные способности" (Sternberg, 1996, 251).
В работах когнитивного направления, выросшего из гуманистической психологии, проблематика мотивации получила свое дальнейшее теоретическое и экспериментальное развитие. В различных экспериментах было показано, что представления о способностях, усилиях и в более широком контексте – о возможности контролировать результат, к которым стремится субъект, оказывают влияние на результат деятельности больше и сверх его актуальных способностей. Например, Коллинс (Collins, 1982, цит. по Bandura, 1997) показала, что вера в свои способности (самоэффективность) является лучшим предиктором положительного отношения к математике, чем реальные способности индивида, и напрямую влияет на результат деятельности, значительно повышая ее эффективность. Она разделила детей на группы с высокими и низкими представлениями о своей эффективности внутри каждого их трех уровней математических способностей. Учащиеся, которые верили в свою эффективность, быстрее отказывались от ошибочных стратегий решения задач, больше работали над задачами, вызывающими трудности, и достигали лучших результатов, чем дети имевшие равные с ними способности, но сомневавшимися в себе.
В зарубежной психологии в последние тридцать лет было предложено множество теорий, описывающих когнитивные предикторы мотивации достижения. В различных теориях мотивации достижения, предложенных в рамках когнитивного подхода (теория каузальной атрибуции Б. Вайнера, теория самоэффективности А. Бандуры, теории ожидаемой ценности (Дж. Аткинсон, Дж.Экклс), социокогнитивная теория К. Двек, теория самоценности М. Кавингтона, теория воспринимаемого контроля Э. Скиннер) подчеркивается ведущая роль представлений индивида о своих способностях. Нам представляется необходимым проанализировать предложенные объяснительные конструкты и соответствующие им теории. К связанным между собой когнитивным конструктам, рассматривающимся в качестве предикторов мотивации достижения, относятся такие понятия как локус контроля, каузальные атрибуции, выученная беспомощность, самоэффективность, тип представлений о способностях. Ограниченность бихевиористского анализа, когда описывались лишь внешние условия стимуляции поведенческих проявлений мотивации – таких как настойчивость и готовность преодолевать трудности - стала очевидной довольно скоро.
Разные теории объясняют различные показатели мотивации достижения, а также ее предикторы – когнитивные и эмоциональные. В работах бихевиористов о мотивации достижения не говорилось, поскольку сознание отрицалось как предмет психологического изучения. Однако, реальный вклад в ее изучение все-таки был осуществлен. В частности, необихевиористы (Б.Ф.Скиннер) внесли большой вклад в изучение процессов стимулирования внешней мотивации достижения. Ими были разработаны многочисленные методики модификации поведения, чрезвычайно популярные и у современных психологов-практиков. Эти методики опираются на ценные идеи Скиннера о позитивном и негативном подкреплении и наказании, их влиянии на мотивационные характеристики деятельности и соответственно на ее эффективность.
Первые исследования небихевиористкого типа были посвящены пониманию мотивации через ее внутренние составляющие, такие как желание работать (стремление сделать что-то как можно лучше и/или быстрее) и ожидания успеха. Дж.Аткинсоном была предложена концепция мотивации достижения как теории ожидаемой ценности, в которой мотивация определяется действием двух сил – во-первых, важностью для субъекта данного результата и, во-вторых, его субъективной достижимостью. Скрупулезному изучению этого второго показателя мотивации – ожиданию результата- были посвящены многочисленные исследования представителей когнитивного подхода в психологии. Их интересовало, чем определяются ожидания субъектом того или иного результата. Они предложили целый ряд объяснений этого состояния, сфокусировав свое внимание прежде всего на вере субъекта в свои способности. Значению первого показателя, понимаемого как субъективная привлекательность задачи, посвящены работы Дж. Экклс (J. Eccles) и ее коллег. В многочисленных исследованиях было показано, что субъективная ценность задачи является важным предиктором мотивации, а именно выбора субъектом задачи и его активности.
Мы рассмотрим пять современных теорий мотивации достижения, авторы которых поднимают различные вопросы, связанные с ее источниками и функционированием: (1) Как субъект интерпретирует причины успехов и неудач, с ним происходящих (Б. Вайнер); (2) Чем отличаются индивиды с пессимистичным и оптимистичным стилями каузальных атрибуций, и как сказывается выученная беспомощность на успешности деятельности (М. Селигман); (3) Чем отличаются имплицитные концепции такого фактора успешности в продуктивной деятельности как способности и как они связаны с адаптивными и дезадаптивными мотивационными паттернами (К. Двек); (4) Как влияет на мотивацию достижения уверенность субъекта в достижении определенных продуктивных целей (А. Бандура); (5) Каковы уровни экстринсивной (внешней) мотивации и от каких внутренних и внешних условий зависит успешное функционирование внутренней мотивации достижения (Э.Диси и Р.Райан).

(*Все рассматриваемые нами теории являются американскими. Современные исследования немецкой школы занимающейся проблематикой мотивации достижения представлены в других работах отечественных авторов (см. Васильев, Магомед-Эминов, 1991). На русский язык были также переведены две книги Х.Хекхаузена (1986, 2001), основателя этой школы, в которых содержится детальный обзор англо- и немецкоязычных работ по данной проблематике вплоть до 1979 г.).



Атрибутивный подход к мотивации достижения

"Они могут, потому что они думают, что могут"

Вергилий, Энеида
Атрибутивная теория мотивации Б. Вайнера
Представители атрибутивного подхода к мотивации сосредоточивают свое внимание на том, как люди осмысливают происходящее с ними, а именно, как они объясняют вещи, которые они наблюдают и переживают. Существует множество атрибутивных теорий, мы остановимся на подробном рассмотрении теории Б. Вайнера, представляющей один из наиболее значительных вкладов в изучение проблематики мотивации достижения на новой когнитивной основе, а также покажем источники этой теории (работы Джулиана Роттера и Фрица Хайдера). Работы Вайнера способствовали новому возрождению данной области, явились провозвестниками новой эры, позволив исследовать глубокие и важные мотивационные процессы строгим и точным образом. Начались систематические исследования того, как представления и убеждения людей определяют их мотивацию.
В середине 60-х гг. Дж. Роттером была предложена концепция внутреннего и внешнего контроля подкрепления, согласно которой индивиды различаются по некоторым обобщенным ожиданиям, касающимся собственной деятельности и того, насколько человек собственными усилиями может добиться желаемого (Rotter, 1966). Эксперименты, проводимые Роттером, и наблюдения, сделанные им во время клинической практики, дали ему возможность предположить, что "некоторым людям присуще постоянное чувство, что все, что происходит с ними, определяется внешними силами того или иного рода, в то время как другие считают происходящее с ними в значительной степени результатом их собственных усилий и способностей" (цит. по Hunt, 1993, p. 334). Роттер назвал эту установку локусом контроля. Однако, поскольку содержание заданий его теста (I-E Control Scale) охватывало широкие области жизни (успехи в учебе, социальный престиж, любовь, взаимоотношения с коллегами по работе, социально-политические убеждения и общие мировоззренческие установки), предсказание с его помощью конкретных критериев успешности в различных типах деятельностей оказалось невозможным, хотя он с достаточной надежностью предсказывал такие характеристики личности как политические взгляды, "деятельность по улучшению собственной жизни", конформность и т.п. (см. Phares, 1978) . Связь между показателями локуса контроля и мотивацией достижения (а также самими достижениями, например, в учебной деятельности) также не была подтверждена. Было показано, в частности, что и индивиды с высокими показателями по внутреннему контролю, и индивиды с высокой мотивацией достижения предпочитают задачи средней сложности, но первые, в отличие от вторых с готовностью выбирают и легкие задачи (Liverant, Scodel, 1960).
Теоретики атрибутивного подхода (Nicholls, 1978; Weiner, 1985) опираясь на работы Ф. Хайдера и Дж. Роттера, развили теорию мотивации достижения как ожидаемой ценности (expectancy-value theory), предложенную Дж. Аткинсоном. Они предположили, что ожидания будущих результатов определяются тем, что индивид думает (т.е. его представлениями) о причинах успехов и неудач: атрибуции (приписывание) неудачи к недостаточным усилиям будут способствовать усилению мотивации достижения, а атрибуции к недостатку способностей будут ее уменьшать.
Бернард Вайнер задался вопросом, почему одним людям удается добиться многого, а другим нет. Он обратил внимание на результаты экспериментов бихевиористов с крысами и голубями, которые в случае прекращения подкрепления (речь шла о режиме частичного подкрепления) продолжали до ста раз нажимать на педаль, в то время как на людях этот феномен не воспроизводился. Вайнер предположил, что большое значение имеет то, как люди истолковывают прекращение подкрепления. Те, кто считает, что причина прекращения стимулирования носит временный характер (напр., сломалось оборудование) продолжают стараться, а те, кто - постоянный (например, "экспериментатор решил больше не вознаграждать меня") прекращают попытки. В экспериментальном исследовании Вайнер и Кукла (Weiner, Kukla, 1970) обнаружили, что люди с высокой (результирующей) мотивацией достижения воспринимают успех как связанный со способностями и усилиями, а неудачу как вызванную недостатком усилий. Индивиды с низкой мотивацией достижения полагают, что причиной их успеха является мера трудности задачи (ее легкость) или удача, а причиной неудачи – недостаток способностей. Эти результаты становятся понятными, если принять во внимание тот факт, что люди с высокой мотивацией достижения склонны высоко оценивать свои способности, а люди с низкой мотивацией достижения, напротив, низко (Weiner & Potepan, 1970). Очевидно, что объяснение неудач в терминах изменчивых факторов, таких как случай(ность), будет способствовать более оптимистичному взгляду на будущее, чем объяснение в терминах более стабильных факторов – например, трудности задачи или способностей.
Опираясь на работы Ф.Хайдера (Heider, 1958) и Дж. Роттера (Rotter,1966), Б. Вайнер (Weiner, 1971) разработал модель каузальных атрибуций, согласно которой причины поведения описываются по двум основаниям: (1) внутренняя или внешняя по отношению к индивидууму и (2) относительно стабильная или нестабильная во времени. Способности являются внутренним и относительно стабильным фактором. Усилия - внутренним, но нестабильным. Трудность задачи - внешняя и относительно стабильная причина, поскольку условия задачи не сильно изменяются во времени, а удача является внешней и нестабильной – можно быть "везучим" в одной ситуации и "невезучим" в другой. Предполагалось, что эти факторы являются равноправными и что для любого заданного результата один или два фактора будут восприниматься как основная причина. Например, ученик, получивший высший был по тесту по истории, может приписать его главным образом своим способностям ("Мне хорошо дается история") и усилиям ("Я очень старался, хорошо подготовился к тесту"), частично - трудности задачи ("Тест был не слишком трудным") и совсем немного – везению ("Пару вопросов я просто угадал"). Везению обычно придается относительно меньшее значение.
Таблица 1. Примеры атрибуций относительно оценок за экзамен по математике


Оценка


Атрибуция

Пример

Высокая

Способность

У меня есть способности к математике




Случай

Мне не повезло, я учил не то, что спрашивали на экзамене

Именно то, что мне попалось в билете, я не успел выучить – не повезло!

Постулировав существование четырех каузальных атрибуций, Вайнер не полагал, что способности, усилия, трудность задачи и случай являются единственными причинами, которые используют учащиеся для объяснения своих успехов и неудач, а исходил из того, что они являются наиболее характерными для деятельности, направленной на достижение. Метаанализ исследований, проведенных Вайнером впоследствии на материале самых разных задач и жизненных ситуаций, подтвердил, что выделенные причины действительно являются наиболее характерными при объяснении людьми своих успехов и неудач (Weiner, 1985).


Однако, в ряде исследований было показано, что люди используют значительно большее количество источников информации, чем четыре причинных фактора (усилия, способности, трудность задачи и случай) оценивая результаты своей деятельности. Так, в частности, помимо восприятия трудности задачи и количества затраченных усилий, они учитывают, насколько благоприятна была ситуация, какое количество внешней помощи они получили, каково было их физическое и психическое состояние, а также каков был общий паттерн их успехов и неудач.
С целью интеграции этих данных в свою модель, Вайнером (Weiner, 1979) был добавлен третий параметр – контролируемость–неконтролируемость причины субъектом, что таким образом привело к выделению восьми типов причин в его атрибутивной модели (см. Табл. 2). Эта новая модель позволила дифференцировать стабильные контролируемые причины от стабильных неконтролируемых, а также два вида стабильных причин – контролируемых и неконтролируемых. Из модели следует, что внешние причины могут быть контролируемыми, что во многом объясняет, почему конструкт интернальности, предложенный Роттером оказался плохим предиктором веры субъекта в контролируемость событий. Помимо обычного усилия рассматриваемого как внутренний и нестабильный фактор (непосредственное усилие), модель позволяет выделить еще фактор общего усилия (типичного усилия, характерного для субъекта): так, люди могут быть охарактеризованы как ленивые или работоспособные (трудоголики). Оба типа усилий рассматривается как контролируемое, в то время как обнаруживаются другие внутренние факторы (например, настроение, усталость, болезнь), таковыми не являющиеся.
Последующие исследования подтвердили, что параметр контролируемости действительно является чрезвычайно важным для оценки субъектом вероятности будущих успехом и предсказания его поведения в ситуации достижения. Данная классификация послужила хорошей основой для исследований и атрибутивных программ направленных на формирование адаптивных каузальных атрибуций.
Таблица 2. Модель каузальной атрибуции Б. Вайнера (1985)


Внутренняя

Внешняя




Стабильная

Нестабильная

Стабильная

Нестабильная

Неконтроли-

руемая


Способности

Телесное и душевное состояние (настроение, усталость)

Сложность задания

Случай



Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3   4   5


База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница