Существенные нарушения уголовно-процессуального закона и их факторы в досудебных стадиях уголовного процесса


Параграф второй «Институт существенных нарушений закона в уголовно-процессуальном законодательстве зарубежных государств»



Скачать 254,42 Kb.
страница14/18
Дата13.01.2021
Размер254,42 Kb.
ТипАвтореферат диссертации
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   18
Параграф второй «Институт существенных нарушений закона в уголовно-процессуальном законодательстве зарубежных государств»посвящён исследованию уголовно-процессуального законодательства зарубежных государств.

Так, в УПК Франции законодатель точно очерчивает круг оснований, могущих служить условием принятия кассационной жалобы к рассмотрению. Однако ни одно из обозначенных в законе оснований не относится к «абсолютным» кассационным основаниям. По УПК Франции, если назначенное наказание является аналогичным тому наказанию, которое должно быть применено в соответствии с законом к преступному деянию, никто не вправе требовать отмены судебного решения под предлогом того, что имеет место нарушение в использовании нормы закона. Это положение во французской судебной практике и доктрине французского уголовно-процессуального права получило название «теории обоснованного наказания». Концепция «обоснованного наказания» принята также в Италии и в Бельгии.

По системе некоторых партикулярных германских законодательств, предшествовавших Уставу (УПК Германии) 1877 года, давались лишь общие постановления относительно существенных процессуальных нарушений. Впоследствии в германских и австрийских уставах были перечислены конкретные процессуальные нарушения, безусловно влекущие кассацию. Кроме того, суду предоставлялось право отмены приговора в кассационном порядке и в случае иных нарушений, если он признает их существенными. Для германской кассации при общем сходстве с кассацией Франции характерна несколько другая техника реализации концепции «правовых оснований». УПК Германии содержит общую норму § 337 УПК, и он, в отличие от УПК Франции, включает категории «абсолютных кассационных оснований», прописанных в § 338.

В УПК Австрии различаются кассационные основания (или нарушения уголовно-процессуального закона) для уголовного процесса в суде шеффенови для уголовного процесса в суде с участием восьми судей-непрофессионалов, входящих в состав коллегии судей по рассмотрению уголовных дел о тяжких преступлениях, по своей сути, являющихся присяжными заседателями. Между ними нет принципиальной разницы, однако применительно к некоторым процессуальным ситуациям они имеют существенные различия. В Королевстве Испании аналогичный процессуальный порядок действует исключительно при осуществлении производства по уголовным делам, рассматриваемым судом с участием присяжных заседателей.

Своеобразное решение проблемы «правовых оснований обжалования» предложено законодателем Соединённого Королевства Великобритании. В настоящее время в британском законодательстве существует лишь одно основание обжалования: допущение судом процессуального нарушения, повлекшего «ненадёжность решения о виновности (convictionisunsafe)». Значение этой новации заключается в том, что любое нарушение норм права при рассмотрении уголовного дела судом присяжных должно оцениваться с точки зрения качества вердикта, вынесенного присяжными заседателями. Если вердикт не вызывает сомнений, то есть он абсолютно надёжен, то отменять его не следует ни при каких обстоятельствах ввиду отсутствия оснований для его отмены. Данный подход законодателя Соединённого Королевства Великобритании во многом напоминает французскую теорию «обоснованного наказания», но в британском варианте идёт речь о теории «обоснованного вердикта» присяжных. Законодательство США устанавливает достаточно жёсткие ограничения права апелляционного обжалования как обвинительных, так и оправдательных приговоров, а перечень существенных нарушений закона в США устанавливает судебная практика.

Институт существенных нарушений уголовно-процессуального закона известен уголовно-процессуальному законодательству и стран бывшего социалистического лагеря, в большинстве УПК которых делалась попытка дать определение понятия существенного нарушения закона. К таким странам относятся Республика Болгария, Республики Польша, Монгольская Народная Республика, Китайская Народная Республика и др. Однако законодатель Республики Куба пошёл по иному пути, предложив в УПК лишь перечень существенных нарушений форм судопроизводства, во всех случаях влекущих отмену приговора.

Исследование института существенных нарушений уголовно-процессуального закона как одного из оснований отмены или изменения принимаемых в уголовном судопроизводстве судебных решений с учётом достижений государств – бывших Союзных Республик приобретает все большую актуальность. Понятие существенного нарушения уголовно-процессуального закона, как и перечень безусловных оснований отмены или изменения судебных решений, предложен в УПК Украины, УПК Республики Беларусь, УПК Республики Казахстан, УПК Кыргызской Республики, УПК Республики Таджикистан и УПК Республики Армения. В Эстонской Республике нормы, регламентирующие апелляционное производство, включены в отдельный Кодекс об апелляционном и кассационном судопроизводстве по уголовным делам 1993 года, в котором имеет место перечень безусловных оснований отмены или изменения судебных решений. По УПК Латвии законность принятого судом решения в кассационном порядке может быть проверена лишь в том случае, если требование, изложенное в кассационной жалобе или протесте, обосновано нарушением уголовного закона или существенным нарушением уголовно-процессуального закона.

Таким образом, в УПК одних государств содержится лишь указание на существенное нарушение закона без приведения тех нарушений, которые всегда влекут отмену приговора, то есть являются безусловными апелляционными или кассационными основаниями его отмены. Такая правовая регламентация ведёт к широкому судейскому усмотрению и, соответственно, к абсолютно противоположным и противоречивым решениям по конкретным уголовным делам. В УПК других государств содержатся и определения (дефиниции) понятия существенных нарушений уголовно-процессуального закона, и безусловные апелляционные или кассационные основания, во всяком случае ведущие отмену судебного решения. Наиболее удачно решён вопрос об институте существенных нарушений уголовно-процессуального закона в тех государствах, где представлены и определены понятия существенного нарушения уголовно-процессуального закона и предложен определённый законодателем перечень существенных нарушений (безусловных апелляционных или кассационных оснований), влекущих отмену судебного решения во всяком случае независимо от условий конкретного уголовного дела. Положительным является также наличие перечня существенных нарушений уголовно-процессуального закона, свойственного исключительно производству по уголовным делам, рассматриваемым судом с участием присяжных заседателей.

Глава вторая«Институт существенных нарушений уголовно-процессуального закона в современном уголовном процессе России» представлена тремя параграфами. В параграфе первом«Определение понятия существенного нарушения закона в уголовном процессе» сделан вывод, согласно которому понятие «уголовно-процессуальный закон» может использоваться и для обозначения самих нормативных правовых актов и как форма правовых актов, в которых содержатся нормы, регулирующие отношения в сфере уголовного судопроизводства. Такое толкование позволяет в качестве закона расценивать уголовно-процессуальные нормы, содержащиеся не только в УПК РФ, но и в других законах, регулирующих отношения в сфере уголовного судопроизводства. Разъяснения пленумов Верховного Суда Российской Федерации – это подзаконные акты нормативного правого характера, в которых, как и в законах, содержатся уголовно-процессуальные нормы, концентрирующие в себе накопленный юридический опыт. Однако юридический опыт может отражать как совокупный итог всей практической деятельности, так и отдельные её моменты, тогда как составными элементами социально-правового опыта являются правоположения. Поэтому существенное нарушение закона не следует рассматривать буквально, как нарушение положений нормативного правового акта, именуемого «закон», а под существенным нарушением уголовно-процессуального закона следует понимать несоблюдение норм законов и норм подзаконных актов нормативного правового характера, содержащих уголовно-процессуальные нормы.

Отличительной чертой ст. 389-17 УПК РФ явилось наличие в ней нового для отечественного уголовно-процессуального права понятия «процедура судопроизводства». Однако отождествлять понятия «процедура» и «процессуальная форма» судопроизводства не следует, так как это понятие процедуры ничего нового в УПК РФ и теорию отечественного уголовно-процессуального права не привносит. Определение понятия процессуальной формы судопроизводства следует включить в ст. 5 УПК РФ «Основные понятия, используемые в настоящем Кодексе», изложив п. 33-1 ст. 5 УПК РФ в редакции: «Процессуальная форма уголовного судопроизводства – это установленный уголовно-процессуальным законом процессуальный порядок производства по делу в досудебных и судебных стадиях уголовного процесса».

Устранить оценочный характер определения понятия существенного нарушения уголовно-процессуального закона полностью невозможно, но расширить в УПК РФ перечень безусловных апелляционных оснований- задача вполне разрешаемая. Такое решение свело бы до минимума существующие в теории и практике уголовного процесса противоречия в оценке существенности нарушений закона и уменьшило бы пределы судебного усмотрения. Полностью формализовать рассматриваемое понятие также нельзя, так как это лишит участников уголовного судопроизводства возможности учитывать обстоятельства и особенности конкретного уголовного дела. Существенность нарушений закона не следует определять только через признак влияния их на законность и обоснованность судебного решения ввиду того, что в практике уголовного судопроизводства существенные нарушения имеют место и при постановлении других процессуальных решений, в том числе и в досудебном производстве. Поэтому под существенным нарушением уголовно-процессуального закона следует понимать выразившееся в несоблюдении норм законов и подзаконных актов нормативного правового характера, содержащих уголовно-процессуальные нормы, деяние, совершенное субъектом уголовно-процессуальных правоотношений в форме действия либо бездействия в любой стадии уголовного судопроизводства, которое путём лишения или ограничения гарантированных законом прав его участников, нарушения процессуальной формы судопроизводства или иным путём повлияло или могло повлиять на законность, обоснованность и справедливость принимаемых по делу решений и повлекло применение мер восстановления правопорядка.

С учётом предложенного определения ч. 1 ст. 389-17 УПК РФ следует изложить в редакции: «Существенными нарушениями уголовно-процессуального закона признаются такие нарушения, которые путём лишения или ограничения прав участников уголовного судопроизводства, гарантированных настоящим Кодексом и подзаконными актами нормативно-правового характера, содержащими уголовно-процессуальные нормы, несоблюдения процессуальной формы судопроизводства или иным путём повлияли или могли повлиять на вынесение законного и обоснованного судебного решения».

В параграфе втором«Классификация существенных нарушений закона в теории уголовно-процессуального права» сделан вывод о том, что, классифицируя существенные нарушения закона по механизму их выявления, можно выделить три их группы: безусловные существенные нарушения закона, существенность которых определена законом; условные существенные нарушения закона, существенность которых определяется судом в каждом конкретном случае исходя из оценки конкретных обстоятельств или условий и судебного усмотрения;существенные нарушения закона, существенность которых уже определена судом в постановлениях пленумов Верховного Суда Российской Федерации. Все указанные выше виды существенных нарушений уголовно-процессуального закона в свою очередь могут быть классифицированы на существенные нарушения в форме объективно-противоправного деяния и уголовно-процессуальные правонарушения.Существенные нарушения закона присущи не только судебным стадиям уголовного процесса, но и досудебному производству, поэтому классификация существенных нарушений закона может проводиться по стадиям уголовного судопроизводства.Предложенные классификации существенных нарушений закона фиксируют закономерные связи между их видами для определения их места в системе нарушений закона в уголовном судопроизводстве и указывают на свойства классифицируемого объекта. Классификации могут быть использованы для ориентирования в многообразии существенных нарушений закона, для прогнозирования их правовых последствий, для разработки процессуальных средств их выявления, устранения и предупреждения.

В параграфе третьем«Существенные нарушения уголовно-процессуального закона в практике досудебного производства» отмечено, что ч. 2 ст. 389-17 УПК РФ содержит одиннадцать апелляционных оснований отмены или изменения судебных решений судом апелляционной инстанции, три из которых имеют непосредственное отношение к досудебному производству. В частности, это: нарушение права обвиняемого пользоваться помощью защитника (п. 4 ч.2 ст. 389-17 УПК РФ); нарушение права подсудимого давать показания на родном языке или языке, которым он владеет, и пользоваться помощью переводчика (п. 5 ч. 2 ст. 389-17 УПК РФ); обоснование приговора доказательствами, признанными судом недопустимыми (п. 9 ч. 2 ст. 389-17 УПК РФ). Включение законодателем в перечень апелляционных оснований отмены или изменения судебных решений указанных выше существенных нарушений закона свидетельствует о том, что именно эти нарушения законодатель рассматривает в качестве наиболее типичных существенных нарушений, допускаемых в досудебных стадиях уголовного процесса.

Требования Конституции Российской Федерации о недопустимости при осуществлении правосудия использования доказательств, полученных с нарушением закона, нашли отражение в ст. 75 УПК РФ без определения понятия недопустимого доказательства, поэтому ст. 5 УПК РФ следует дополнить пунктом 20-1 в редакции: «недопустимые доказательства – доказательства, полученные с существенным нарушением процессуальной формы уголовного судопроизводства». В связи с предложенным дополнением ч. 1 ст. 75 УПК РФ следует изложить в редакции: «1.Доказательства, полученные с существенным нарушением процессуальной формы уголовного судопроизводства, является недопустимыми. Недопустимые доказательства не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для дальнейшего доказывания любого из обстоятельств, предусмотренных ст. 73 настоящего Кодекса».

Существенными нарушениями закона, влекущими отмену или изменение уголовно-процессуальных решений, признаются нарушения их формы и содержания, поэтому ч. 2 ст. 389-17 УПК РФ следует дополнить пунктом 12 в редакции: «нарушение формы и содержания процессуальных решений».






Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   18


База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница