Сто великих казней москва "вече" 2004



страница28/57
Дата01.06.2016
Размер3.64 Mb.
1   ...   24   25   26   27   28   29   30   31   ...   57

Францией..."

Один новейший американский историк назвал присяжных в процессе дантонистов

"тщательно отобранной группой людей, заранее враждебно настроенных и нарушающих

данную присягу".

Эта оценка соответствует действительности лишь частично: члены трибунала и

присяжные были искренне убеждены в том, что интересы народа, революционная

целесообразность выше, чем приверженность букве закона. По слухам, Фукье-Тенвиль

и Герман даже ходили в совещательную комнату, чтобы побороть сомнения присяжных,

и показывали им какой-то неизвестный документ, свидетельствовавший о виновности

Дактона. Когда один из присяжных заколебался, другой спросил его:

"Кто более полезен для Республики - Дантон или Робеспьер?" "Более полезен

Робеспьер".

"В таком случае нужно гильотинировать Дантона". На вопрос, существовал ли

"заговор, направленный на оклевета-ние и очернение национального

представительства и разрушение с помощью коррупции республиканского

правительства", присяжные

ответили "да".

Еще в годы самой революции Дантона подозревали в связях с английской разведкой.

По некоторым догадкам ученых, именно представленные в последнюю минуту присяжным

революционного трибунала доказательства существования этой связи и решили

окончательно его судьбу.

Настроило против Дантона его бывших друзей и то, что во время

296

100 ВЕЛИКИХ КАЗНЕЙ



якобинской диктатуры Дантон явно выделялся из общего круга революционеров своим

образом жизни нувориша, "нового богача", жадностью к материальным благам, к

богатству.

Позднее, в конце XIX века, Дантон стал признанным героем французских либеральных

республиканцев. Сочувствовавшие им историки, вроде А. Олара, восхваляли Дантона,

противопоставляли его "диктатору" Робеспьеру. Вызов принял демократический

историк А. Матьез. В своей защите Робеспьера он не щадил Дантона, В результате

многолетних настойчивых поисков в архивах, сверки нотариальных актов, купчих и

других документов Матьез выдвинул против него тяжкие обвинения в продажности, в

сотрудничестве со двором и иностранными разведками.

Как же доказывал Матьез свои утверждения? Он скрупулезно подсчитал все возможные

законные источники доходов Дантона (адвокатская практика, жалованье депутата) и

пришел к выводу, что они никак не могли послужить даже основой для того довольно

крупного состояния, которое успел сколотить за короткий срок бывший

провинциальный стряпчий. В 1787 году у Дантона было всего на 12000, а в 1794

году - уже более чем на 200000 ливров различного имущества. Однако можно ли

утверждать точно, что это были деньги, полученные Дантоном от роялистов или от

английской разведки? Подобно многим другим депутатам-буржуа, Дантон, вероятно,

занимался спекуляцией "национальными имуществами" (так назывались конфискованные

земли дворян-эмигрантов, пущенные в продажу во время революции).

Кроме того, в руках Дантона в бытность его министром были очень большие

секретные суммы, которые он имел возможность расходовать почти бесконтрольно.

Мог он попользоваться и кое-чем из добычи, захваченной французской армией в

Бельгии (о чем тоже имеются намеки в документах). Все это, конечно, не украшает

облик Дантона, но оставляет недоказанным обвинение в подкупе и шпионаже.

Вместе с тем есть и другие свидетельства. Еще в начале революции, в ноябре 1789

года, французский посол в Лондоне доносил министру иностранных дел: "В Париже

есть два англичанина, один по имени Дантон, а другой по имени Паре (секретарь

Дантона), которых некоторые подозревают в том, что они состоят специальными

агентами английского правительства".

Трудно подозревать французского дипломата в предубеждении против Дантона. Его

имя тогда было еще совершенно неизвестно, и посол даже считал Дантона

англичанином.

ДАНТОН


297

После ареста Дантона среди его бумаг было обнаружено письмо от английского

министерства иностранных дел банкиру Перрего с поручением выплатить довольно

большие суммы денег лицам, обозначенным инициалами. Эти деньги должны были

составлять вознаграждение за услуги, оказанные Англии, в частности, за

выступление с провокационными речами в якобинском клубе. Неясно, как могло

попасть это письмо к Дантону, если оно не было передано ему самим банкиром

Перрего.


Обвинение Дантона в шпионаже получает и косвенное подтверждение в доказательстве

того факта, что он принимал деньги от французского двора. В 1851 году была

опубликована переписка Ми-рабо с графом Ламарком. В этих доверительных личных

письмах, относящихся к 1791 году, Мирабо, который уже состоял на службе у двора,

упоминал как само собой разумеющееся обстоятельство, что Дантон получал деньги

за помощь королю в подготовке контрреволюционного переворота. Одним из лиц,

сотрудничавших с Дантоном в этих махинациях, был некто Талон, проходимец,

занявший пост начальника королевской тайной полиции, организатор роялистской

пропаганды. Уехав за границу и разбогатев в Англии на финансовых спекуляциях,

Талон через девять лет после казни Дантона, в 1803 году, рискнул вернуться во

Францию, но был немедленно арестован полицией консула Бонапарта. В своих

показаниях он рассказал о сотрудничестве с Дантоном, что тот, будучи министром

юстиции добыл Талону заграничный паспорт, когда ему стало опасно оставаться во

Франции. Талон подтвердил, что он вел переговоры с английскими агентами

относительно спасения короля.

В этом деле ему опять-таки вызвался помочь Дантон, который намеревался добиться

этой цели принятием декрета об изгнании.

По словам Талона, Дантон потребовал, однако, такую крупную сумму, которую

английский премьер-министр Уильям Питт-младший никак не С01лашался дать, хотя бы

даже после спасения короля. Не следует думать, что Талон своими показаниями

хотел очернить память Дантона. Скорее наоборот, для Талона, как роялиста, эти

поступки Дантона были вполне похвальными, хотя и не бескорыстными. Так что у

Талона не было причин лгать.

Еще один из роялистов, Теодор Ламет, в своих мемуарах, увидевших свет только в

XX веке, вполне независимо от Талона подробно изложил эту историю переговоров

Дантона с иностранными державами, в том числе с Англией, о спасении короля за

два миллиона ливров и об отказе Питта дать согласие уплатить запрошенную сумму.

Нет нужды продолжать, воспроизводя многочисленные допол-

298

100 ВЕЛИКИХ КАЗНЕЙ



нительные свидетельства, которые привел Матьез, для подтверждения рассказов

Талона и Ламета. Французский историк попытался под углом зрения этой версии

"пересмотреть" всю деятельность Дантона в годы революции. Большинство

специалистов сочло в целом теорию Матьеза недоказанной. Эти историки с полным

основанием решительно отвергли его попытку представить Дантона только

взяточником и шпионом, игнорируя ту объективно большую революционную роль,

которую он сыграл в ряде важнейших событий тех грозовых лет.

4 апреля Дантону и Кмиллу Демулену вынесли приговор, а утром следующего дня

обоих на тележке отвезли на Гревскую площадь.

Проезжая мимо дома, где жил Робеспьер, Дантон крикнул:

"Максимильен, я жду тебя!" (И не ошибся: через три месяца пала голова

Робеспьера.) Перед казнью Дантон ругался площадными словами, а Камилл Демулен

плакал. Перед тем как взойти на эшафот, Дантон подошел к товарищу и поцеловал

его. Палач заявил, что это противоречит закону.

"Дурак! - усмехнулся Дантон. - Разве ты в силах помешать нашим головам через

пять минут поцеловаться в корзине?"

МАКСИМИЛЬЕН РОБЕСПЬЕР

1 мая 1794 г. Робеспьер отправился на несколько дней вместе с Сен-Жюстом

погостить к одному из друзей, гражданину Марше. Среди ночи Робеспьер испускает

ужасный крик и просыпается с испуганным лицом. Сен-Жюст спрашивает его о причине

испуга, и Робеспьер рассказывает ему, что видел во сне человека, одетого в

черное, который, показав ему бумагу с изображением буквы S кровавого цвета,

произнес несколько угрожающих слов и хотел отрубить голову этой бумагой. После

этого не прошло и нескольких недель, как палач отрубил Робеспьеру голову. Имя

этого палача начиналось с буквы S - его звали Sanson.

Г.Х. Миллер. "Толкование десяти тысяч снов"

Максимильен Робеспьер (1758-1794) - виднейший деятель Великой французской

революции, один из главных вдохновителей революционной политики якобинцев, был,

наверное, одним из честнейших людей, которые когда-либо жили на нашей планете,

прозванный Неподкупным.

С первых дней Великой Французской революции он, вдохновитель ее, душа ее,

пламенное слово, любимец парижан, служит приме-

зоо

100 ВЕЛИКИХ КАЗНЕЙ



ром стойкости, мужества и бескомпромиссности. Бессребреник, не имевший ни семьи,

ни каких-либо интересов, кроме великих идеалов Революции, он повседневно горел

пламенем борьбы с врагами и во имя этой борьбы не щадил не только самого себя,

но и своих друзей, не говоря уже о врагах. С друзьями, в которых видел какую-

либо слабость, он расставался без всякого сожаления, отправлял их на казнь (в

душе оплакивая их, как, например, Дантона и друга детства Дему-лена). Врагами же

для него были все те, кто не разделял его взгляды, и к ним он относился с

холодной яростью, требуя применения к ним новомодного тогда изобретения доктора

Гильотена. С его одобрения во Франции воцарился беспощадный террор по отношению

к аристократам, сочувствовавшим им (не взирая на пол и возраст), духовенству, да

и вообще к любым подозрительным (в их число попадали зачастую и те, чья вина

состояла лишь в том, что они были чересчур опрятно одеты).

Революция, пожиравшая своих детей, не пренебрегла и Робеспьером. Когда в июле

1793 года Робеспьер вошел в состав Комитета общественного спасения и стал его

фактическим руководителем, никто не мог предполагать, что через год в результате

термидорианского переворота он будет схвачен и казнен на той же площади и при

помощи все той же гильотины. Увы, к тому времени Робеспьер утратил уже свою

привлекательность в глазах народа. Что толку от его неподкупности, если он не

мог накормить народ? По обычаю революционеров всех стран и народов он разрушал

(и довольно успешно) все, созданное прошлыми веками - экономику, идеологию,

культуру. На смену же этому революционеры не могли предложить ничего иного,

кроме "рационирования продуктов" да введения фиксированного максимума зарплаты.

Франция в это время переживала экономические трудности. В результате среди

эмигрантов упал спрос на предметы роскоши, занимавшие значительное место в

производстве французской промышленности. Сотни мелких предприятий закрылись,

рабочие оказались выброшенными на улицу. Сократились и строительные работы.

Распродажа национального имущества проходила успешно, но при тогдашней системе

продажи земли в основном крупными участками большая часть ее попадала в руки

буржуазии. Крестьянство, вынужденное к тому же выполнять неотмененные феодальные

повинности, открыто выражало свое недовольство. Начался рост цен - прежде всего

на предметы массового потребления. Среди рабочих и ремесленников ширились

волнения. В Законодательное собрание стали поступать многочисленные петиции.

Народ требовал установления твердых цен

МАКСИМИЛЬЕН РОБЕСПЬЕР

301

на продукты, обуздания торговцев и спекулянтов. В такой обстановке начался



контрреволюционный термидорианский переворот 27 (28) июля 1794 года, положивший

конец Великой французской революции.

Робеспьера арестовали 27 июля 1794 года в здании Ратуши. При аресте жандарм

Мерда выстрелом пистолета раздробил ему челюсть.

Окровавленного и потерявшего сознание, его перенесли на руках в здание Конвента

и положили на стол в одной из комнат Комитета общественной безопасности. Под

голову Неподкупному (как его называли) сунули деревянный ящик с кусками

заплесневевшего хлеба.

То и дело в комнату заходили разные люди - в основном, политические противники

Робеспьера, чтобы полюбоваться на поверженного врага. Его о чем-то спрашивали,

отпускали шутки, но Неподкупный молчал.

Кто-то из присутствующих крикнул зевакам, окружившим стол:

"Отойдите в сторону. Пусть они посмотрят, как их король спит на столе, словно

простой смертный".

Ночь прошла в полубреду.

Наступило 28 июля 1794 года. В шесть часов утра в комнату вошел Эли Лакост

вместе с хирургом. Он приказал врачу как следует перевязать рану Робеспьера. Но

это было нужно не для лечения, а чтобы Неподкупного можно было казнить в

"приличном виде". Хирург уже заканчивал накладывать на голову Робеспьера

повязку, когда кто-то из присутствующих отпустил очередную "остроту":

"Эй, глядите. Его величеству надевают корону!"

Какой-то человек, заметив, что Робеспьер пытается нагнуться, чтобы подтянуть

чулки, но не может этого сделать, решил помочь ему. И Робеспьер тихо проговорил:

"Благодарю вас, месье".

Присутствующие заметили это странное обращение - ведь слово "месье" во время

революции вышло из употребления. Через 12 часов, в шесть вечера, Робеспьер и еще

21 человек из числа его ближайших соратников были гильотинированы на Гревской

площади.


АНТУАН ФУКЬЕ-ТЕНВИЛЬ

Что я наплел? Я рвань, несомая клоакой. Остались сыщики и спекулянты в ней.

Жан Артур Рембо

Антуан Фукье-Тенвиль (1746-1795) был общественным обвинителем Революционного

трибунала во время якобинского террора. На своем посту Фукье-Тенвиль добился

вынесения множества смертных приговоров, в том числе таким знаменитым людям, как

Дантон и Демулен. В конце концов жернова междоусобной борьбы разных

революционных групп и течений привели и к гибели Фукье-Тенвиля. Его сожрала та

же машина, которую он усердно обслуживал. Это случилось, когда был

гильотинирован Робеспьер и бывшие дантони-сты потребовали очистки Революционного

трибунала от сторонников Робеспьера. У Фукье-Тенвиля был еще шанс удержаться,

ибо поначалу его оставили в новом составе судей и присяжных, но этому

воспротивился Конвент. А затем появился донос Доссонвиля, в котором Фукье-

Тенвиль именовался "предателем и заговорщиком". Воспользовавшись этим, Конвент

приказал немедленно арестовать бывшего общественного обвинителя и направить его

дело в Революционный трибунал.

"...Огромная толпа сопровождала 18 флореаля (7 мая 1795 года) три фургона с

осужденными. Раздавались гневные возгласы: "Верни

АНТУАН ФУКЬЕ-ТЕНВИЛЬ

зоз


мне моих родных, брата, мужа, жену, мать, отца моих детей!", "Присоединись к

своим жертвам, злодей!". По словам правительственного органа "Монитор" от

флореаля, Фукье, бледный, с горящими глазами, отвечал "самыми страшными

предсказаниями".

Один из очевидцев говорил, что Фукье крикнул толпе: "Гнусные канальи, пойдите

поищите хлеба!", намекая на голод, усилившийся, когда после 9 термидора был

отменен максимум - верхний предел заработной платы, который был отменен

Конвентом по требованию рабочих.

Бывшего общественного обвинителя казнили последним. Палач, подчиняясь яростным

крикам собравшихся, схватил за волосы отрубленную голову Фукье и показал ее

парижанам. Было 11 часов утра.

ОРЖЕРСКАЯ ШАЙКА

305

ОРЖЕРСКАЯ ШАЙКА



Путешествующие по этим местам должны заручаться пропусками, выдаваемыми

главарями банд, и платить выкуп.

Фуркуа

Эпоха Великой французской революции зачастую связывается в нашем сознании с



разгулом черни, гильотинами и массовыми казнями то аристократов, то якобинцев.

Однако, несмотря на якобинский террор, народные восстания и интервенцию,

французы уберегли страну от анархии и разрухи. Во Франции конца XVIII века

продолжала работать почта, отправлялись церковные службы, взимались налоги, люди

женились, рождались и работали. Но политическими репрессиями была серьезно

нарушена работа французской полиции, и поэтому (совсем как в России 130 лет

спустя) подняла голову организованная преступность.

Наиболее громким уголовным процессом той поры было дело шофферов*, или Оржерской

шайки. Шесть лет от начала революции и вплоть до начала нового века эта банда

наводила ужас на юг Франции. В их программе не было политических требований, ими

двигала лишь жажда наживы и... беспримерная жестокость. Свое мрачно-шутливое

* Букв, "согреватели" (франц).

прозвище бандиты получили благодаря своей излюбленной пытке: когда жертва

отказывалась рассказать им, где спрятаны деньги, ей на углях поджаривали ноги.

Во главе шайки стоял свирепый каторжник Бо Франсуа. Он поддерживал в своей банде

строгую конспирацию и дисциплину. Памятуя о том, что излюбленной методой

французской полиции было расширение сети осведомителей, бандиты между собой

изъяснялись на воровском арго. По всей стране были устроены конспиративные

квартиры и места, где пряталась добыча. Неизвестно, какова же была истинная

численность шайки. Полагают, что более тысячи человек, однако могло быть и

гораздо больше, учитывая, что около семисот только проходили в судебном

процессе. В числе бандитов были и женщины, и старики, и дети.

Ошибется тот, кто предположит, что шайка шофферов была чем-то вроде

"партизанского отряда", ютившегося в густых лесах и совершавшего вылазки на

"большой дороге". Шофферы обычно выслеживали своих жертв, нападали лишь на тех,

кто действительно располагал большой суммой денег или ценностями, и лишь тогда,

когда действительно были уверены в безнаказанности. Каждая вылазка тщательно

планировалась, бесценной подмогой бандитам служили добровольные шпионы из

простонародья. Ограбив и убив (или изувечив) свою жертву, шофферы бесследно

исчезали, растворялись в толпе простолюдинов и ремесленников.

Поимкой шайки французское правосудие обязано интенсивной работе полиции и

лейтенанту Вассеру, который проявил беспримерное упорство и настойчивость в

преследовании бандитов. Во время одной из облав лейтенанту попался некий Борн де

Жуй, один из приближенных Бо Франсуа. После короткого, но энергичного допроса он

признался, что направлялся в Мюэстский лес, где должен был состояться всеобщий

сбор шайки. По его словам, бандиты наметили чуть ли не восстание. Вассер принял

решение выступить с отрядом в семь или восемь человек немедленно, не дожидаясь

подмоги. Атаковать с таким количеством жандармов целый полк бандитов было

безумием. Однако, когда жандармы подъехали к Меревилю, им встретился отряд

гусар, лейтенант которых сообщил, что направляется специально для подкрепления

жандармерии Вассер воспрял духом. Мэру городка было поручено собрать ополчение

из горожан, и глубокой ночью отряд вышел из города.

Тем временем в лесной сторожке началась сходка, на которой Бо Франсуа изложил

собравшимся свой план захвата Меревиля, а кроме него еще нескольких городков по

соседству. По сути, это был план восстания. Однако в разгар обсуждения явился

лазутчик из Меревиля

зоб

100 ВЕЛИКИХ КАЗНЕЙ



ОРЖЕРСКАЯ ШАЙКА

307


с известиями о предательстве Борна де Жуй и направляющейся на поимку бандитов

воинской экспедиции. Началась паника, бандиты бросились врассыпную, но полиция

уже подоспела к месту сходки. Большая часть бандитов сумела бежать, но были

арестованы Бо Франсуа и его жена Роза Бигнон.

Не успокоившись на этом, лейтенант Вассер, сдав на следующий день в Шартрскую

тюрьму арестованных, с отрядом кавалерии вновь пустился на поиски. Но на этот

раз их вел Борн де Жуй. Переодетый в мундир национальной милиции последний он

ехал на лошади между двумя жандармами, имевшими приказание немедленно застрелить

его при первой же попытке бежать. В течение последующих ста двадцати семи дней

лейтенант Вассер и его отряд объездили всю страну. Как только Борн де Жуй

замечал какую-либо известную ему личность, мужчину ли, женщину, ребенка, из

числа членов шайки, он делал жандармам знак, и те немедленно хватали тех, на

кого им указывали. Власть, которой пользовался мошенник, была необъятной, и он

так и норовил ею злоупотребить.

Семьсот человек предстали перед судейским чиновником, уполномоченным вести это

дело. Половина из этого числа были вскоре освобождены за недостаточностью улик,

но остальными были заполнены все тюрьмы. Страшная эпидемия поразила подсудимых,

и без того истощенных болезнями. Более шестидесяти членов из Оржерс-кой шайки

умерли от болезни в самое короткое время. Один из бандитов, Жан Мобер по кличке

Четыре Су, умер прямо на процессе, когда против него вышла свидетельствовать

жертва, которую он, как полагал, убил собственными руками.

Кроме Борна де Жуй другие мошенники тоже не замедлили сознаться. Заговорили Жак

де Петивье, Сан-Пус, Гранд Мария и, главное, ближайший соратник Бо Франсуа Руж

д'Оно. Последний, арестованный Вассером на другой день после сходки в Мюэстском

лесу, сначала тоже отрицал свои преступления, как и его вожак, но Бо Франсуа,

разозлившись за что-то на Борна де Жуй, сам пустился в откровения и кончил тем,

что сделался самым яростным обличителем своих товарищей и себя, так что в этом

деле даже оспорил пальму первенства у де Жуй. Очевидцы полагали даже, что он

получал удовольствие, описывая следователям те ужасы, которым он был свидетелем,

если не действующим лицом. Кстати, впоследствии было установлено, что во многом

он наговаривал на себя, вероятно, из бахвальства.

Бо Франсуа, опознанный и обвиненный всеми свидетелями и соучастниками, все

наотрез отрицал, не содрогнулся он даже, когда

были предъявлены выкопанные кости ребенка, которого он убил, - так называемого

Этрешского мальчугана. Однажды утром Шартр с ужасом узнал, что предводитель

бандитов бежал из тюрьмы.

Вот как это произошло. Сердобольные граждане, прознав про эпидемию,

распространившуюся среди заключенных, потребовали "во имя человеколюбия"

перевести преступников в госпиталь, что и было сделано. Атаман Оржерской шайки,

пораженный общей эпидемией (а скорее всего симулировавший), был перемещен в

тюрьму на улице Шандез, где с него сняли оковы, в которых он постоянно

находился. Скоро он оправился и, не дожидаясь перевода в общую тюрьму, с двумя

своими товарищами совершил побег из окна камеры, использовав вместо каната

разрезанные на полосы суконные одеяла. Больше про Бо Франсуа никто не слышал,

рассказывали, что он присоединился к банде шуанов, скрывавшихся в неприступных

местах Нижней Бретани.

Следствие по грандиозному процессу шофферов длилось два года. Только 28 Вантоза

VII года Республики в первый раз открылось публичное заседание с участием

присяжных под председательством гражданина Лиендона. Бывшую Кармелитскую церковь


Каталог: download
download -> Объект исследования
download -> Выпускных квалификационных работ
download -> Выпускных квалификационных работ
download -> Учебное пособие для студентов высших учебных заведений, изучающих курс «Концепции современного естествознания»
download -> Пояснительная записка 4 1 Цели и задачи реализации основной образовательной программы основного общего образования 4
download -> Проект концепция образования детей с ограниченными возможностями здоровья
download -> Программа формирования универсальных учебных действий у обучающихся на ступени начального общего образования
download -> Старший воспитатель


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   24   25   26   27   28   29   30   31   ...   57


База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница