Сто великих казней москва "вече" 2004



страница21/57
Дата01.06.2016
Размер3.64 Mb.
1   ...   17   18   19   20   21   22   23   24   ...   57

На суде прокурор выступил в качестве обвинителя. Он особенно распространялся о

потере, понесенной его величеством со смертью такого великого и доброго

человека, как герцог. Фельтон встал и, протянув правую руку, сказал, что

сожалеет, что убил хорошего королевского слугу, и попросил отрубить руку,

совершившую это дело.

Джон Фельтон умер как жил' верующий, но не раскаявшийся, внешне бесчувственный,

но преданный отечеству, обагренный кровью, но осененный венцом патриота.

СЕН-MAP


221

СЕН-MAP


Король был главою заговора, обер-шталмейстер Сен-Мар - его душою; заговорщики

действовали от имени герцога Орлеанского, брата короля, и пользовались советами

герцога Бульонского; королева знала о предприятии; имена его участников были ей

также хорошо известны.

"Мемуары Анны Австрийской". Моттевиль

Последний крупный заговор, организованный королевским фаворитом Сен-Маром, также

был раскрыт полицией всемогущего министра. Ришелье решил превратить суд над Сен-

Маром в доказательство неотвратимости наказания для тех, кто выступает против

кардинала, но при этом провести суд со всеми формальностями, предписанными

законом. А это, несмотря на очевидность измены, было совсем нелегким делом. Ведь

разведка Ришелье добыла лишь копию секретного договора, заключенного

заговорщиками с Испанией. Кто мог удостоверить аутентичность этого документа?

Тогда Ришелье решил снова использовать предательство герцогов Орлеанского и

Бульонского. Он потребовал и получил от них письменные заявления, подтверждавшие

соответствие копии оригиналу договора.

А предыстория заговора была такова.

Ришелье сам обратил внимание Людовика на молодого красавца

Анри де Сен-Мара, сына сторонника кардинала маршала Эффиа. Сен-Мар в качестве

доверенного лица короля сменил некую мадемуазель Отфор, так как кардинал-министр

считал, что она интриговала против него.

В марте 1638 года 18-летний Сен-Map получил звание заведующего гардеробом

короля, и с этого времени король стал осыпать милостями своего любимца. В 1639

году король назначил его обер-шталмейстером Франции. Привязанность к Сен-Мару

заполнила все мысли короля. Новые друзья временами ссорились, и в таких случаях

посредником выступал сам кардинал. До нас дошла записка - свидетельство таких

нежных ссор и примирений.

"Мы, нижеподписавшиеся, свидетельствуем перед всеми, кому сие надлежит ведать,

что мы довольны друг другом и что мы никогда не находились в таком добром

согласии, как сейчас. В удостоверении чего мы подписали данное свидетельство.

Сен-Жермен, 26 ноября 1639 года Подписи Людовик XIII и (по моему приказу) Эффиа

де Сен-Мар"

Но новый фаворит не оказался послушной марионеткой Ришелье, на что рассчитывал

кардинал. Сен-Мар собирался жениться на герцогине Марии де Гонзаго, опытной,

честолюбивой придворной кокетке, которая, однако, поставила ему условие, чтобы

он получил титул герцога или коннетабля Франции. Сен-Мар обратился за помощью к

Ришелье.


"Не забывайте, - ледяным тоном ответил кардинал, - что вы лишь простой дворянин,

возвышенный милостью короля, и мне непонятно, как вы имели дерзость рассчитывать

на такой брак. Если герцогиня Мария действительно думает о таком замужестве, она

еще более безумна, чем вы".

Не произнеся ни слова, Сен-Мар покинул Ришелье, дав клятву отомстить всемогущему

правителю страны. Первый его шаг закончился еще большим унижением. Уступив

настойчивой просьбе своего фаворита, Людовик XIII явился на заседание

государственного совета в сопровождении Сен-Мара. Король заявил, что Сен-Мару

следует познакомиться с правительственными делами и с этой целью он назначает

его членом этого высокого учреждения. На этот раз пришла очередь Ришелье

промолчать. Он все же устроил так, что на заседании обсуждались совсем

маловажные дела. Оставшись один на один с королем, Ришелье предупредил Людовика

об опасности нахождения в совете несдержанного и болтливого фаворита, который

может с легко-

222

100 ВЕЛИКИХ КАЗНЕЙ



стью разгласить доверенные ему государственные секреты. Король согласился с

этими доводами, он всегда в конечном счете во всем уступал Ришелье.

Взбешенный Сен-Мар решил любой ценой свергнуть кардинала. Как никто другой он

знал скрытую от большинства придворных сторону взаимоотношений короля и его

министра. Он видел, что железная воля кардинала сгибает бесхарактерного, но

болезненно-самолюбивого Людовика. Людовик побаивался и недолюбливал кардинала,

но в делах обходиться без него не мог. Однажды Сен-Мар стал свидетелем сцены,

происшедшей в дверях королевского кабинета, откуда вместе выходили Людовик XIII

и Ришелье. У самого порога Людовик XIII внезапно остановился и, обращаясь к

Ришелье, язвительно сказал: "Проходите первым, все и так говорят, что именно Вы

- подлинный король". Ришелье не растерялся, он взял оказавшийся поблизости

подсвечник и уверенно пошел впереди короля со словами' "Да, Сир, я иду вперед,

чтобы освещать Вам дорогу".

Первым сообщником Сен-Мара в задуманном им предприятии по устранению Ришелье

стал его лучший друг 19-летний советник парижского парламента Франсуа Огюст де

Ту, горячий сторонник примирения с Испанией. Он привлек к участию в заговоре

маркиза де Фонтре, знатного дворянина из Лангедока, калеку, изуродованного двумя

горбами. Однажды де Фонтре вместе с несколькими молодыми дворянами осмеял

спектакль, поставленный, как выяснилось, по распоряжению Ришелье. Кардинал не

забывал таких выходок. Встретив через несколько дней маркиза в зале своего

дворца, в минуту, когда докладывали о прибытии иностранного посла, Ришелье

громко произнес: "Посторонитесь, господин Фонтре. Посол прибыл во Францию не для

того, чтобы рассматривать уродов" По-видимому, дело было все-таки не только в

личной неприязни, что подтверждается и последующей ролью Фонтре в "заговоре Сен-

Мара". Маркиз был давним и убежденным сторонником разгромленной, но не

уничтоженной испанской партии при французском дворе. Переодетый монахом-

капуцином, де Фонтре ездил в Мадрид для встречи с Оливаресом.

Глубокая неприязнь к Ришелье и осуждение проводимой им политики осенью 1641 году

объединили Сен-Мара, де Ту, де Фонтре, Гастона Орлеанского, Герцога Бульонского

и Анну Австрийскую Каждый из них опирался на свою группу доверенных людей. В

совокупности это был значительный круг заговорщиков, и он представлял серьезную

угрозу для первого министра.

Сен-Мар и опытные заговорщики - Гастон Орлеанский и герцог Бульонский вместе

составили проект договора с Испанией; точ-

СЕН-МАР

нее, оба герцога любезно диктовали, а Сен-Мар собственноручно писал этот крайне



компрометировавший его документ. По договору король Испании должен был выставить

12000 человек пехоты и 15000 кавалерии, а также обеспечить крупными пенсиями

руководителей конспирации. Гастон Орлеанский намеревался в случае удачи занять

престол, Сен-Мар - место Ришелье, а испанцы - получить выгодный мир, которого

они давно и тщетно добивались, воюя с Францией.

"Испанский Ришелье", как его называли современники, долго тянул с подписанием

бумаги. Решился он на это только после того, как узнал, что кардинал, несмотря

на тяжелую болезнь, вместе с королем двинулся во главе сильной армии на юг,

чтобы перенести войну в Каталонию.

Экземпляр подготовленного документа заговорщики передали Анне Австрийской,

которая в конечном итоге и предала их. В последний момент она переметнулась на

сторону кардинала. У королевы были на то свои причины. Видя постоянно

ухудшающееся здоровье мужа, она надеялась на скорое вдовство и на регентство.

Дав согласие участвовать в заговоре, она серьезно рисковала в случае его

провала.

Сен-Мар досаждал королю нападками на Ришелье, все чаще он пренебрегал

придворными обязанностями, ничего не смысля в военном деле, он позволял себе

делать замечания опытным воякам. Король все с большим трудом переносил дерзости

своего бывшего любимца.

7 июня 1642 годы доверенный человек королевы барон де Брас-сак доставил Ришелье

текст хранившегося у нее тайного договора Гастона Орлеанского с Испанией и

сопроводительное письмо, в котором Анна Австрийская заверяла кардинала, что

отныне намерена "быть в его партии, зная, что Его Высокопреосвященство также

поддержит ее и не оставит своей помощью". Кардинал настоял на аресте

заговорщиков.

Де Фонтре, получив известие о посещении короля посланцем кардинала, заявил Сен-

Мару, не верившему в опасность. "Вы будете достаточно хорошо сложены, даже когда

вам снимут голову с плеч".

Сен-Мар еще до подписания приказа об аресте пытался бежать. Его нашли в бедной

лачуге на одной из столичных окраин: городские ворота были закрыты, и беглец не

сумел покинуть Париж.

После ареста первым предал своих сообщников Гастон Орлеанский. Так же поступил

вскоре и герцог Бульонский. Взамен они получили помилование (герцогу

Бульонскому, чтобы заслужить прощение, пришлось отказаться от крепости Седан).

Еще ранее, 30 июня

224


100 ВЕЛИКИХ КАЗНЕЙ

1642 года, не надеясь на твердость Людовика XIII, Ришелье получил полномочия

действовать в исключительных случаях от имени короля, даже до того, как тот

будет извещен о случившемся.

Альфред де Виньи в романе "Сен-Map, или Заговор при Людовике XIII" так описал

казнь бывшего королевского фаворита:

"12 сентября 1642 года в Лионе на заре из всех городских ворот стали сходиться

или съезжаться пехотные и кавалерийские войска... Четыре роты лионских буржуа,

называемых знаменосцами - 100- 120 тысяч человек - построились на площади

Терро... Посреди площади был воздвигнут эшафот семи футов вышиной, а на нем -

столб, перед коим поместили плаху... К оному эшафоту со стороны Дам де Сан-Пьер

приставили лестницу в восемь ступеней...

После трижды прозвучавших сигналов трубы был оглашен приговор лионского суда...

Сен-Map обнял де Ту и первым взошел на эшафот и оглядел огромное скопление

народа, на лице его не было и тени страха. Сен-Мар поклонился на все четыре

стороны, стал на колени, воздавая хвалу Господу и вручая ему свою душу. В то

время как он целовал распятие, священник велел народу молиться за него, а Сен-

Мар, подняв распятие и соединив над головой руки, обратился с той же просьбой к

народу. По доброй воле встал он на колени перед плахой, крепко обхватив ее,

положил на плаху голову и спросил у исповедаль-ника: "Отец мой, так ли я держу

голову?"

Пока ему обрезали волосы, он молвил, вздыхая: "Боже мой, что такое мир сей? Боже

мой, прими мою мученическую смерть во искупление грехов моих". И, обратившись к

палачу, который стоял рядом, но еще не вынимал топор из мешка, он спросил: "Чего

же ты ждешь, почему медлишь?"

Духовник, приблизившись, дал ему крест, а он с невероятным присутствием духа

попросил держать распятие у него перед глазами, которые попросил не завязывать.

Сен-Мар крепче обнял плаху, и в воздухе сверкнул топор...

Де Ту палач нанес три удара, прежде чем голова осужденного упала на помост.

Старый слуга Сен-Мара, державший его лошадь, как то подобает при погребальном

шествии, остановился у подножия эшафота и смотрел на своего господина, вплоть до

ужасного конца, затем рухнул мертвый".

КАРЛ I

Были ли вы заступником Англии, кем вы по должности обязаны были являться, или ее



врагом и разорителем, пусть судит Англия и весь мир.

Джон Бредшоу. Из заключительной речи на суде над Карлом I

Немного найдется в истории процессов, которые оказали бы столь сильное влияние

не только на современников, но и на последующие поколения, как суд над

английским королем Карлом 1.

В наши цели не входит описывать причины английской буржуазной революции. Скажем

лишь, что за время своего правления Карл I сделал все, чтобы озлобить и

настроить против себя свой народ. Более восемнадцати лет в Англии не созывался

парламент. Карл окружил себя новыми советниками, весьма непопулярными в народе.

Вентворт был другом Испании и Рима, Лод был настолько папист, что папа Урбан

предложил ему кардинальскую шапку. Вайндбанк, произведенный королем в

государственные секретари, поступил в иезуитский орден. Лорд Финч, верховный

судья, был самый презренный из судей.

Карл управлял Англией страхом и силой. Тюрьма, телесные наказания, каторжная

работа царили повсеместно. Послушные суды заставляли народ принять католичество.

Конные отряды посылались в провинции для сбора податей. Людей по приказу Карла

хватали, секли, отрубали им носы и уши, выжигали щеки.

8. Б 132


226

100 ВЕЛИКИХ КАЗНЕЙ

Изувеченные, истекающие кровью, заклейменные горячим железом, эти несчастные

перевозились от позорного столба в тюрьму Гэт-Гоуз, Маршалси или Лондонскую

Башню.

Монархов и до этого нередко насильственно свергали с трона, немало их кончало



жизнь под топором палача, но всегда при этом они объявлялись узурпаторами

престола - их лишали жизни, но по приказу другого, объявленного законным

государя. Когда судили бабку Карла I, Марию Стюарт, невозможно было подыскать

подходящие судебные прецеденты, хотя речь шла не о царствующей королеве, которую

к тому же судили в другой стране и по повелению монарха страны, где она провела

в тюрьме почти два десятилетия. Во время английской революции парламент, вопреки

сопротивлению Карла I, настоял на казни двух его главных советников,

осуществлявших политику королевского абсолютизма, - графа Страффорда и

архиепископа Лода. Их процессы произвели сильное впечатление, но и они не могли

идти ни в какое сравнение с судом над королем.

Исключительность процесса Карла I подчеркнула сама история - только через

полтора века, в годы другой, еще большей по масштабам народной революции снова

бывшие подданные судили своего монарха. Но и тогда это стало событием, эхо

которого отозвалось по всей Европе.

Процесс Карла I поражал воображение также силой характера врагов, столкнувшихся

в этом деле. Во многом можно было обвинить Карла: и в стремлении утвердить на

английской почве королевский абсолютизм иноземного типа, и в полной

неразборчивости в средствах, и в готовности на любые клятвопреступления, на

циничное попрание самых торжественных обещаний, на сговор с врагами страны и на

предательство, если это было в его интересах, своих наиболее верных сторонников,

на отречение от исполнителей своих приказаний и на то, что, если нужно, он

пролил бы реки крови своих подданных. Но нельзя отказать Карлу и в неукротимой

энергии, в убежденности в справедливости своего деда, в том, что используемые им

дурные средства служат благой цели. Уже в предсмертной речи с эшафота он заявил

собравшейся толпе: "Я должен сказать вам, что ваши вольности и свобода заключены

в наличии правительства, в тех законах, которые наилучше обеспечивают вам жизнь

и сохранность имущества. Это проистекает не из участия в управлении, которое

никак вам не надлежит. Подданный и государь - это совершенно различные понятия".

За несколько минут до казни Карл продолжал отстаивать абсолютизм с таким же

упрямством, как и в годы наибольшего расцвета своего могущества.

Революционерам надо было созреть для борьбы и для торжества

КАРЛ I


227

над таким убежденным противником, за которым стояли столетние традиции, привычки

и обычаи многих поколений. Несомненно, что только давление снизу, со стороны

народа, побудило руководителей парламентской армии - Оливера Кромвеля и его

единомышленников - пойти на углубление революции, на ликвидацию монархии и

провозглашение республики. Это, однако, не исключало того, что лондонская толпа

была раздражена своекорыстной политикой парламента Недовольство вызывалось

растущим бременем налогов, разорением, связанным с многолетней гражданской

войной. Стоит ли удивляться, что порой это недовольство окрашивалось в

монархические тона? С другой стороны, большое количество парламентских политиков

боялось народа и готово было цепляться за монархию как возможного союзника.

Карьеристский расчет заставлял этих людей сомневаться в прочности порядка,

который будет создан без привычной монархической формы власти, страшиться

ответственности в случае реставрации Стюартов, что все время оставалось реальной

политической возможностью.

Нельзя было найти юриста, который составил бы обвинительный акт против короля

Палата лордов отказалась принять решение о предании Карла суду. Палата общин,

подвергнутая "чистке" от сторонников соглашения с королем, назначила в качестве

судей 135 лип. На их верность, как считали, можно положиться. Но 50 из них сразу

отказались от назначения, большинство остальных под разными предлогами не

поставили своей подписи под приговором.

Нужна была поистине железная воля Кромвеля и его ближайшего окружения, а также

тех демократически настроенных офицеров-левеллеров (уравнителей), которые по

своим политическим взглядам стояли левее руководителей армии, чтобы преодолеть

страхи одних, возражения других, интриги и эгоистические расчеты третьих и

решиться на чрезвычайную меру, поразившую Европу.

Идя на этот дерзкий революционный шаг, верхушка армии стремилась внешне

сохранить связь с английской конституционной традицией, по крайней мере с теми

ее положениями, которые не были ликвидированы самой логикой развития революции.

Однако провести процесс над королем в соответствии с конституционными

принципами, как раз включавшими безотчетность монарха перед подданными за свои

поступки, было заранее безнадежным делом

Более того, для Карла I, тоже пытавшегося по существу изменить форму правления в

Англии по примеру континентального абсолютизма, конституционная почва была

наиболее удобной для оспаривания правомочности суда.

228


100 ВЕЛИКИХ КАЗНЕЙ

Именно в этой плоскости и началась 20 января словесная дуэль между председателем

суда Брейдшоу и Карлом в Вестминстер-холле, где происходил процесс короля.

Черные камзолы пуританских судей, многочисленная стража с мушкетами и

алебардами, внимательно наблюдавшая за зрителями на галереях, подчеркивали

суровую торжественность происходившего. Брейдшоу объявил "Карлу Стюарту, королю

Англии", что его будут судить по решению английского народа и его парламента по

обвинению в государственной измене.

Карл обвинялся в том, что, будучи признанным в качестве короля Англии и

наделенным поэтому ограниченной властью и правом управлять согласно законам

страны, злоумышленно стремился к неограниченной и тиранической власти и ради

этой цели изменнически повел войну против парламента.

Со своей стороны Карл потребовал разъяснить, какой законной власти он обязан

давать отчет в своих действиях (отлично зная, что такой власти не существует по

конституции). "Вспомните, что я ваш король, законный король", - настойчиво

твердил Карл. Обращаясь к Карлу, Брейдшоу повторил выдвинутые обвинения, призвав

его к ответу за содеянное "от имени английского народа, королем которого вы были

избраны".

Таково было действительное представление пуритан о предназначении короля, но оно

имело мало общего с традиционным конституционным правом Англии. Карл снова

возразил: "Англия никогда не была государством с выборным королем. В течение

почти тысячи лет она являлась наследственной монархией". Король объявил далее,

что он стоит за "правильно понятое" право палаты общин, но что она без палаты

лордов не образует парламента. "Предъявите мне, - добавил король, - законные

полномочия, подтверждаемые словом божьим, Священным писанием или конституцией

королевства, и я буду отвечать". Карл пытался всю конституционную аргументацию и

все доводы от Священного писания, которыми оперировали его противники, обратить

против них самих.

Он апеллировал к зрителям, присутствовавшим в Вестминстер-холле, среди них было

немало его сторонников - "кавалеров", даже кричавших "Боже, спаси короля!" при

удачном для Карла повороте в словопрениях. Брейдшоу был вынужден отдать приказ

увести арестованного.

Результаты словесного поединка в первый день были не очень обнадеживающими.

"Конституционная" аргументация обвинения сразу же обнаружила свои слабые

стороны, и это дало дополнительные основания колеблющимся выразить свои

сомнения. Но это же усили-

КАРЛ I

229


вало решимость таких людей, как прокурор Кук, заявивший: "Он должен умереть, а с

ним должна умереть монархия".

На следующий день было воскресенье, пуританские судьи слушали три проповеди.

Впрочем, и проповедники не сошлись во мнениях, как поступить с королем. Утром в

понедельник 62 судьи собрались на частное заседание: обсуждался вопрос, как

реагировать на оспаривание королем полномочий суда. И снова было решено

соблюдать видимость конституционности его действий, соответствия традиционному

праву. Дальнейший отказ короля отвечать на вопрос, признает ли он себя виновным,

было решено считать утвердительным ответом. Хотя это ускоряло вынесение

приговора, но в значительной степени лишало процесс его пропагандистской

ценности. Ведь в таком случае механически отпадала необходимость вызывать

свидетелей, которые своими показаниями сделали бы очевидной виновность короля;

прокурор лишался повода для произнесения обвинительной речи. При признании

обвиняемым инкриминируемого ему преступления этого требовала судебная процедура,

чему в пределах возможного стремился следовать революционный трибунал.

После полудня открылось второе регулярное заседание суда. Брейдшоу заявил

королю, что суд не позволит ставить под сомнение свои полномочия. Карл снова

выдвинул возражения конституционного характера: по закону монарх не может быть

преступником, палата общин не имеет судебной власти. Опять начались дебаты. Во

вторник на частном заседании снова было принято решение еще раз дать королю

возможность ответить на обвинение, если он согласится признать полномочия суда.

В противном случае утром 24 января будет вынесен приговор.

Последовал еще день словесной перепалки. Лишь когда Брейдшоу сбрасывал

сковывавшие его путы конституционного крючкотворства, когда он, по существу,

говорил о преступлениях короля - инициатора кровавой войны против народа, все

становилось на свое место и Карл представал перед судьями и зрителями тем, чем

он был в действительности, - поборником реакции и тирании. Конечно, речи

Брейдшоу менее всего могли поколебать уверенного в своей правоте Карла.

Политическая обстановка не позволяла суду и стоявшему за ним независимому


Каталог: download
download -> Объект исследования
download -> Выпускных квалификационных работ
download -> Выпускных квалификационных работ
download -> Учебное пособие для студентов высших учебных заведений, изучающих курс «Концепции современного естествознания»
download -> Пояснительная записка 4 1 Цели и задачи реализации основной образовательной программы основного общего образования 4
download -> Проект концепция образования детей с ограниченными возможностями здоровья
download -> Программа формирования универсальных учебных действий у обучающихся на ступени начального общего образования
download -> Старший воспитатель


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   17   18   19   20   21   22   23   24   ...   57


База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница