Сто великих казней москва "вече" 2004



страница15/57
Дата01.06.2016
Размер3.64 Mb.
1   ...   11   12   13   14   15   16   17   18   ...   57

155

вард - ставленницей враждебной ему фракции, и заключение в Тауэр своего



противника Норфолка. Одобрял и казнь лорда Сеймура, пытавшегося захватить власть

при малолетнем Эдуарде VI, и близкого Кранмеру лорда-протектора Сомерсета,

который послал в 1548 году на плаху Сеймура и сам в 1552 году взошел на эшафот,

побежденный Уориком, герцогом Нортумберлендским. И того же герцога

Нортумберлендского, когда после смерти Эдуарда VI в 1553 году он пытался

возвести на престол кузину короля Джейн Грей и был побежден сторонниками Марии

Тюдор (дочери Генриха VIII от его первого брака с Екатериной Арагонской).

Кранмер санкционировал казнь вождей народных восстаний, исповедовавших

католичество священников, хотя их взгляды Почти открыто разделяли многие

приближенные к трону, лютеранских и кальвинистских пасторов, часто

проповедовавших как раз то, что архиепископ в глубине души считал более

правильным, чем воззрения официальной государственной церкви, и вообще всех тех,

кто в чем-либо сознательно или случайно отклонялся от англиканской ортодоксии.

Кранмер положил жизнь на утверждение в стране англиканской (протестантской)

церкви, но когда умерли Генрих VIII и Эдуард VI, на престол взошла Мария Тюдор,

прозванная впоследствии Кровавой, и восстановила в Англии католицизм. Кранмер

был обвинен в государственной измене и заключен в тюрьму. Конечной целью

королевы было отлучение "еретика" от церкви и его казнь. С ее благословения

организовали диспут в Оксфорде между Кранмером и католическими -богословами,

результат которого был предрешен - университетские теологи проигравшим признали

архиепископа. Ему предоставили 80 дней для апелляции к папе римскому, но при

этом почему-то "забыли" выпустить из тюрьмы. Папа, который когда-то утвердил

архиепископский сан Кранмера, теперь его этого сана лишил.

"И тут случилось неожиданное, - писал историк, - Кранмер, долго проявлявший

непреклонность, вдруг капитулировал. Несколько раз под давлением осаждавших его

испанских прелатов (Мария Тюдор была обручена с испанским принцем Филиппом)

Кранмер подписывал различные "отречения" от протестантизма, то признавая свои

прегрешения, то частично беря назад уже сделанные признания.

Обреченный на смерть старик руководствовался не только страхом за свою жизнь,

хотя его отречение от протестантизма, быть может, и было продиктовано надеждой

на помилование и взято обратно, когда эта надежда не оправдалась. Он был готов

принять смерть протестантом, как это бесстрашно сделали его единомышленники

Латимер и Ридли. Но он был согласен умереть и католиком, если это, как ему вдруг

показалось, приведет к спасению души. Подготовив и подписав многочисленные

экземпляры своего очередного, наиболее решительного покаяния, Кранмер в ночь

перед казнью составил два варианта своей предсмертной речи - католической и

протестантской. Уже на плахе он предпочел последний вариант.

Более того, он нашел в себе силы, чтобы сунуть в огонь свою правую руку,

написавшую многочисленные отречения. Протестанты очень восхищались этим

мужеством на эшафоте, тогда как несколько обескураженные католические авторы

разъясняли, что Кранмер не совершил ничего героического: ведь эта рука все равно

была бы сожжена через несколько минут".

Как бы то ни было, утром 21 марта 1556 года Кранмер с большим мужеством и

достоинством принял смерть на костре. Когда огонь погас, палачи стали ворошить

золу. В ней отыскались несгоревшие части тела бывшего архиепископа. Враги

Кранмера использовали это для очередного очернения - они стали утверждать, что

не сгорело сердце еретика - оно, мол, было слишком пропитано пороками.

Через два года после смерти Марии Тюдор престол перешел к Елизавете I, дочери

Генриха VIII и Анны Болейн.

Снова восторжествовало англиканство. Однако ему еще долго пришлось вести борьбу

против католической партии, выдвинувшей в качестве претендента на престол

шотландскую королеву Марию Стюарт.

АДМИРАЛ КОЛИНЬИ

157


АДМИРАЛ КОЛИНЬИ

Иудифъ сказала им: "Послушайте меня, братья, возьмите эту голову и повесьте на

зубцах вашей стены".

Иудифь


Колиньи (Гаспар де Шатильон; графъ Cohgny), сын Гаспара де Колиньи и сестры

коннетабля Монморанси, родился в 1517 году. В 1537 году был представлен ко двору

Франциска I, где скоро подружился с молодым герцогом Ф. Гизом. Уже в 1543 году

оба они провожали короля на войну, а вскоре после этого Колиньи вступил в ряды

действующей армии и сразу обратил на себя внимание, продемонстрировав мужество и

талант воина, умение организовать войска, держать солдат в повиновении и

одушевлять их. Во время войны с Карлом V и Генрихом VIII английскими он выказал

способности и на дипломатическом поприще, сумев путем переговоров оставить за

Францией Булонь В чине адмирала он принимал участие в войне с Лотарингией, где

активно способствовал завоеванию трех епископств и победе при Ренти. Последняя

была причиной его разрыва, а затем и глубокой вражды с Франциском Гизом, который

хотел приписать себе честь этой победы. Но особенно Колиньи прославил себя в

этой войне обороной Сен-Кантена (1557), когда и был взять в плен испан-

цами. В плену он пробыл около двух лет. Именно в это время благодаря уединению,

чтению библии и переписке с братом (д'Андело), уже принадлежавшим к реформатской

церкви, Гаспар Колиньи пришел к выводу о правоте кальвинизма, присоединился к

движению гугенотов и убедил сделать то же самое и свою жену. Уже в 1660 году на

съезде нотаблей Колиньи открыто объявил себя кальвинистом, подав королю от имени

реформаторов записку с просьбой дать им несколько церквей для богослужения.

В 1562 году, во время междоусобной войны, он был помощником Конде. Эта

междоусобица закончилось амбуазским миром.

Но в 1567 году гугеноты опять взялись за оружие и вели эту войну весьма успешно

благодаря стратегическому искусству Конде и Колиньи, быстро занявших окрестности

Парижа и Сен-Дени. Вообще, во всех религиозных войнах того времени Колиньи

принимал самое деятельное участие, чем возбудил к себе глубокую ненависть всех

католиков и семейства Гизов в особенности. Несколько раз со времени первой

религиозной борьбы адмирал подвергался нападениям наемных убийц, но оставался

невредимым до самого августа 1572 года, даты, описанной во всех романах,

посвященных королеве Маргарите Валуа и Варфоломеевской ночи. Тогда, напомним,

гугеноты съехались в Париж на свадьбу Генриха Наваррского и Маргариты,

родственницы короля Франции

К этому времени Колиньи несколько сблизился с Карлом IX, мечтавшим с помощью

адмирала, который пользовался большим уважением у реформаторов во всей Европе,

присоединить к Франции Нидерланды. Великая интриганка королева-мать Екатерина

Медичи увидела в этом сближении короля с адмиралом опасность для своей власти и

решилась отделаться от адмирала. 22 августа, когда Колиньи поздно вечером ехал

из Лувра мимо дома, принадлежавшего Гизам, из окна в адмирала выстрелил наемный

убийца Моревель. Он стрелял из принадлежащей королю аркебузы (факт этот был

установлен уже после знаменитой резни гугенотов) К счастью, или нет, адмирал был

лишь только ранен пуля прошла по касательной, оцарапав руку и лишив адмирала

двух пальцев. Гугеноты негодовали: король не сдержал своего королевского слова,

свадьба Генриха Наваррского грозила обернуться не примирением, а войной. Карл

оправдывался, во всем виноват злостный заговорщик и смутьян Гиз - влюбленный в

Маргариту Наваррскую и органически не переваривавший гугенотов. В тот же вечер

Гиз был удален из Парижа. Вечером следующего дня он тайно вернулся, и начался

Варфоломеевский кошмар. Королю оставалось сделать вид, что он одобряет все

происходящее.
158

100 ВЕЛИКИХ КАЗНЕЙ

Первой и главной задачей католиков оставалось физическое уничтожение адмирала

Колиньи Вооруженный до зубов отряд во главе с Гизом под покровом ночи проник в

дом, где лежал раненый адмирал. "Гиз, проклятый убийца!" - были последние слова

адмирала. Герцог Гиз собственноручно выбросил его из окна

Тело убитого адмирала католики всю ночь носили по Парижу К утру следующего дня

от Колиньи не осталось практически ничего, отдаленно напоминающего человека И

все-таки королю мало было смерти адмирала и многих тысяч гугенотов

Расправа горстки головорезов - это не наказание, а убийство. В то же время

публичная казнь - это не роковая случайность, а сознательный акт королевского

правосудия. Карл приказал казнить адмирала Но как казнить то, что нельзя

казнить? Дело в том, что в угаре Варфоломеевской ночи католики слишком вольно

обошлись с телом адмирала: они лишили его головы. Находчивый Карл отдает приказ

повесить адмирала за ноги.

На следующий день, когда оставшиеся в живых гугеноты были силой приведены в лоно

католической церкви, а нераскаявшиеся во главе с адмиралом дружно направлялись в

ад, король Карл и весь королевский двор прибыли сказать последнее "прости"

адмиралу Колиньи.

"Первыми подъехали к виселице Карл IX и Екатерина, за ними герцог Анжуйский,

герцог Алансонский, король Наваррский, герцог Гиз и их дворяне, дальше -

королева Марго и все дамы. Составлявшие летучий эскадрон королевы-матери, еще

дальше пажи, лакеи и народ; всего тысяч десять человек

На главной виселице висела какая-то бесформенная масса, обезображенный труп,

почерневший, покрытый запекшейся кровью и слоем беловатой пыли У трупа

отсутствовала голова, поэтому он был подвешен за ноги Но всегда изобретательный

народ заменил голову пучком соломы и поверх него надел маску, а какой-то

насмешник, знавший привычки адмирала, всунул в рот ей зубочистку"*.

Гугеноты страдали, католики искренне наслаждались зрелищем. Король Карл сочинил

адмиралу эпитафию, усилившую душевные муки новообращенных.

Вот адмирал, - когда б вы были строги, То чести бы ему не оказали вы, Он опочил,

повешенный за ноги, За неименьем головы

МАРИЯ СТЮАРТ

Что делает Историю? - Тела. Искусство? - Обезглавленное тело

Иосиф Бродский. "12 сонетов к Марии Стюарт"

Дюма А Королева Марго М "Мысль", 1992, с 159.

Мария Стюарт (1542-1587) была великой грешницей, но была и королевой, а королев

нельзя наказывать наравне с простыми смерт-

[Стюарт правила Шотландией. На трон она взошла факти-в 1561 году и за шесть лет

правления настолько настроила - себя Л°РД°В> что они обвинили ее в соучастии в

убийстве ее второго мужа лорда Дарниеля. Она вышла замуж за убийцу супруга и

лишилась короны. Лорды вынудили ее отречься от престола К тому же она потеряла

ребенка, ее сводный брат выступил против нее с оружием в руках, близкие ее

престолу дворяне бросили ее в тюрьму парламент заклеймил ее именем убийцы.

'""'8 году она бежала в Англию, но там королева Елизавета ее в тюрьму Заточение

ее было достаточно комфортным.

160

100 ВЕЛИКИХ КАЗНЕЙ



Это позволило Марии с той минуты, как она преступила английскую границу, начать

творить козни против спокойствия Елизаветы. При этом она пользовалась советами и

поддержкой Джона Лесли, епископа Росского.

В Лондоне у Марии не было никаких прав, так же как их не было уже у нее в

Эдинбурге, ибо высшее судилище Шотландии торжественно лишило ее всех прав. К

тому же в Англии она, как иностранка, была лишена всяких прав на престол актом

престолонаследия.

Но все эти законы ничего не значили в глазах шотландской королевы и ее духовного

советника, епископа Росского.

Из всех лордов, посланных в Йорк по шотландскому делу, Мария избрала себе в

жертвы неподкупного реформатора Томаса, четвертого герцога Норфолка и Томаса

Перси.


На некоторое время переход Норфолка и его партии на сторону Марии сильно повлиял

на ее дела; началась переписка с брюссельскими и мадридскими дворами.

В довершение всего Норфолк вообразил, что может жениться на Марии и затем

возвратить ее на престол с помощью испанского золота и английских пушек.

Елизавета не стала медлить: Норфолк был арестован, жизни его грозила опасность,

пока Росс и Мария не начали созывать соратников, чтобы действовать в его пользу

с оружием в руках.

Перси, граф Нортумберленд, восстал немедленно, к нему присоединился Чарльз

Невил, граф Вестморленд. Восставшие графы решили продвигаться к Йорку,

взбунтовать по дороге народ и затем идти в Дувр. Эссекс, Варвик" и Клинтор

напали на бунтовщиков, Невил бежал во Фландрию, Перси был взял в плен Мурреем,

Норфолка освободили из Башни, Лесли написал книгу "Защита чести Марии Стюарт,

королевы шотландской", - он рассчитывал, что Рим поддержит его, папа лишит

Елизавету прав на престол, а его книга подготовит католиков к такому

политическому перевороту. На деле вышло не так: слабое движение английских войск

в западной Шотландии побудило Лесли к преждевременному обнародованию папской

грамоты. Лорды не были готовы, как лондонские горожане, и, прочитав буллу,

удалились со смехом, великий заговор окончился фарсом.

В продолжении двенадцати лет Елизавета ни разу не подписала смертного приговора

и до тех пор, пока не появилась в Англии Мария Стюарт и пока папа не издал своей

буллы, она не допустила в английскую жизнь мрачного призрака палача и плахи.

Норфолк был казнен - на эшафоте он вспомнил, что он первый политический

преступник, казнимый в царствование Елизаветы. Он

МАРИЯ СТЮАРТ

161

умер, моля о прощении: "Я первый страдаю в царствование ее Величества! -



воскликнул он. - Дай Бог, чтобы я был и последним".

Несколько дней спустя и Перси взошел на плаху в Йорке.

Установив причастие к заговору Мария Стюарт, суд также приговорил ее к смертной

казни. Жизнь и смерть королевы шотландской стали благодатным материалом для

многих писателей, драматургов, поэтов и, конечно, не миновали пера Стефана

Цвейга, питавшего особый интерес к смертям королев. Он описывает, с какой

тщательностью готовилась Мария Стюарт к казни - отбирала одежду разборчивее, чем

на коронацию.

"Великолепный, праздничный наряд выбирает она для своего последнего выхода,

самое строгое и изысканное платье из темно-коричневого бархата, отделанное

куньим мехом, со стоячим белым воротником и пышно ниспадающими рукавами. Черный

шелковый плащ обрамляет это гордое великолепие, а тяжелый шлейф так длинен, что

Мелвил, ее гофмейстер, должен почтительно его поддерживать. Снежно-белое вдовье

покрывало овевает ее с головы до ног.

Омофоры искусной работы и драгоценные четки заменяют ей светские украшения,

белые сафьяновые башмачки ступают так неслышно, что звук ее шагов не нарушит

бездыханную тишину, когда она направится к эшафоту. Королева сама вынула из

заветного ларя носовой платок, которым ей завяжут глаза, - прозрачное облако

тончайшего батиста, отделанное золотой каемкой, должно быть, ее собственной

работы. Каждая пряжка на ее платье выбрана с величайшим смыслом, каждая мелочь

настроена на общее музыкальное звучание; предусмотрено и то, что ей придется на

глазах у чужих мужчин скинуть перед плахой это темное великолепие. В предвидении

последней кровавой минуты Мария Стюарт надела исподнее платье пунцового шелка и

приказала изготовить длинные, за локоть, огненного цвета перчатки, чтобы кровь,

брызнувшая из-под топора, не так резко выделялась на ее платье".

За нею пришли в восемь часов утра, но бывшая королева сначала дочитала молитвы и

только потом поднялась с колен.

"Поддерживаемая справа и слева слугами, - продолжает Цвейг, - идет она, с

натугой переставляя пораженные ревматизмом ноги.

Втройне оградила она себя оружием веры от приступов внезапного страха: на шее у

нее золотой крест, с пояса свисает связка отделанных дорогими каменьями четок, в

руке меч благочестивых - распятие слоновой кости: пусть увидит мир, как умирает

королева в католической вере и за католическую веру. Да забудет он, сколько

прегрешений и безрассудств отягчает ее юность и что как соучастница

Ь 132

162


100 ВЕЛИКИХ КАЗНЕЙ

задуманного убийства предстанет она пред палачом. На все времена хочет она

показать, что терпит муки за дело католицизма, обреченная жертва недругов-

еретиков.

Не дальше, чем до порога - как задумано и условлено - провожает и поддерживают

ее преданные слуги. Ибо и виду не должно быть подано, будто они соучастники

постыдного деяния, будто сами они ведут свою госпожу на эшафот... От двери до

подножия лестницы ее сопровождают двое подчиненных Эмиаса Паулета: только ее

враги, только ее злейшие противники могут, как пособники величайшего

преступления, повести венчанную королеву на эшафот. Внизу, у последней

ступеньки, перед входом в большой зал, где состоится казнь, ждет

коленопреклоненный Эндру Мелвил, ее гофмейстер; шотландский дворянин, он должен

будет сообщить Иакову VI (шотландскому королю, сыну Марии Стюарт) о свершившейся

казни. Королева подняла его с колен и обняла. Ее радует присутствие этого

верного свидетеля, он укрепит в ней спокойствие духа, которое она поклялась

сохранить. И на слова Мелвила: "Мне выпала самая тяжкая в моей жизни обязанность

сообщить о кончине моей августейшей госпожи" - она отвечает: "Напротив, радуйся,

что конец моих испытаний близок. Только сообщи там, что я умерла верная своей

религии, истинной католичкой, истинной дочерью Шотландии, истинной дочерью

королей. Да простит Бог тех, кто пожелал моей смерти. И передай моему сыну, что

никогда я не сделала ничего, что могло бы повредить ему, никогда ни в чем не

поступилась нашими державными правами".

Затем Мария Стюарт выпросила у графов Шрусбери и Кента право присутствовать на

ее казни четырем слугам и двум женщинам.

"Сопровождаемая своими избранными и верными, а также Эндрю Мелвилом, несущим за

ней ее трон, в предшествии шерифа, Шрусбери и Кента входит она в парадный зал

Фотерингейского замка.

Здесь всю ночь стучали топорами. Из помещения вынесены столы и стулья. В глубине

его воздвигнут помост, покрытый черной холстиной, наподобие катафалка. Перед

обитой черным колодой уже поставлена скамеечка с черной же подушкой, на нее

королева преклонит колени, чтобы принять смертельный удар. Справа и слева

почетные кресла дожидаются графов Шусбери и Кента как уполномоченных Елизаветы,

в то время как у стены, словно два бронзовых изваяния, застыли одетые в черный

бархат и скрывшиеся под черными масками две безликие фигуры - палач и его

подручный...

Зрители теснятся в глубине зала. Охраняемый Паулетом и его солдатами, там

воздвигнут барьер, за которым сгрудились человек двести дворян, сбежавшихся со

всей округи...

МАРИЯ СТЮАРТ

163


Спокойно входит Мария Стюарт в зал... С гордо поднятой головой она всходит на

обе ступеньки эшафота... Безучастно слушает она, как секретарь снова зачитывает

приговор. Приветливо, почти радостно светится ее лицо - уж на что Уингфилд ее

ненавидит, а и он в донесении Сесилу не может умолчать о том, что словам

смертного приговора она внимала, как будто благой вести.

Но ей еще предстоит жестокое испытание... Протестантским лордам важно не

допустить, чтобы ее прощальный жест стал пламенным "верую" ревностной католички;

еще и в последнюю минуту пытаются они мелкими злобными выходками умалить ее

царственное достоинство. Не раз на коротком пути из внутренних покоев к месту

казни она оглядывалась, ища среди присутствующих своего духовника, в надежде,

что он хотя бы знаком отпустит ее прегрешения и благословит ее".

Вместо духовника королевы у эшафота появился протестантский священник из

Питерсбороу доктор Флетчер. Он начал долгую и скучную проповедь, которую

королева то и дело прерывает. "Три или четыре раза, - продолжает Цвейг, - просит

она доктора не утруждать себя", но он "знай, бубнит свое, и тогда, не в силах

прекратить это гнусное суесловие, Мария Стюарт прибегает к последнему средству:

в одну руку, словно оружие, берет распятие, в другую - молитвенник и, пав на

колени, громко молится по латыни, чтобы священными словами заглушить елейное

словоизвержение".

Еще раз целует она распятие, осеняет себя крестным знамением и говорит: "О

милосердный Иисус, руки твои, простертые здесь на кресте, обращены ко всему

живому, осени же и меня своей любящей дланью и отпусти мне мои прегрешения

Аминь".

По средневековому обычаю, палач и его помощник "склоняют колена перед Марией



Стюарт и просят у нее прощения за то, что вынуждены уготовать ей смерть. И Мария

Стюарт отвечает им:

"Прощаю вас от всего сердца, ибо в смерти я вижу разрешение всех моих земных

мук"...


Между тем обе женщины раздевают Марию Стюарт. Она сама помогает им снять с шеи

цепь. При этом руки у нее не дрожат, и, по словам ее злейшего врага Сесила, она

"так спешит, точно ей не терпится покинуть этот мир". Едва лишь черный плащ и

темные одеяния падают с ее плеч, как под ними жарко вспыхивает пунцовое исподнее

платье, а когда прислужницы натягивают ей на руки огненные перчатки, перед

зрителями словно всполохнулось кроваво-красное пламя - великолепное,

незабываемое зрелище. И вот начинается прощание. Королева обнимает прислужниц,

просит их не причитать и не плакать навзрыд. И только тогда преклоняет она

колена на подушку

164


100 ВЕЛИКИХ КАЗНЕЙ

и громко, вслух читает псалом А теперь ей осталось немногое уронить голову на

колоду, которую она обнимает руками, как возлюбленная своего загробного жениха

До последней минуты Мария Стюарт сохраняла королевское величие Ни в одном

движении, ни в одном ее слове не проглядывал страх

Дочь Тюдоров, Стюартов и Гизов достойно приготовилась умереть

Сперва палач промахнулся, его первый удар пришелся не по шее, а глухо стукнул по

затылку. Сдавленное хрипение, глухие стоны вырвались у страдалицы

Второй удар глубоко рассек шею, фонтаном брызнула кровь И только третий удар

отделил голову от туловища И еще одна страшная подробность когда палач схватил

голову за волосы, чтобы показать ее зрителям, рука его удержала только парик

Голова вывалилась и, вся в крови, с грохотом, точно кегельный шар, покатилась по

деревянному настилу Когда же палач наклонился и высоко ее поднял, все оцепенели

перед ними было призрачное видение - стриженая седая голова старой женщины

Эта казнь вызвала шок во всех царствующих домах Европы Публичным судом и казнью

коронованной особы Елизавета низвела в глазах всего мира королей до простых

граждан и тем самым проторила дорогу другим королям на эшафот

ЖЕРТВЫ ИНКВИЗИЦИИ

Инквизиция - огонь - выражение адских мук Человек средневековья


Каталог: download
download -> Объект исследования
download -> Выпускных квалификационных работ
download -> Выпускных квалификационных работ
download -> Учебное пособие для студентов высших учебных заведений, изучающих курс «Концепции современного естествознания»
download -> Пояснительная записка 4 1 Цели и задачи реализации основной образовательной программы основного общего образования 4
download -> Проект концепция образования детей с ограниченными возможностями здоровья
download -> Программа формирования универсальных учебных действий у обучающихся на ступени начального общего образования
download -> Старший воспитатель


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   11   12   13   14   15   16   17   18   ...   57


База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница