Эмоции как форма отражающей и регулирующей функции мозга



страница8/55
Дата12.01.2018
Размер1.96 Mb.
ТипСтатья
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   55

Эмоции как форма отражающей и регулирующей функции мозга


В основе концепции эмоций, разрабатываемой в советской психологии, лежит тезис о том, что психические процессы представляют собой специфический продукт деятельности мозга, — продукт, сущность которого заключается в отражении действительности. «Продукт» в данном понимании не означает нечто субстанциональное (как это утверждали некоторые вульгарные материалисты) — это особого рода функциональное состояние.

Эмоциональные процессы — один из видов этого состояния. Так, согласно С. Л. Рубинштейну, чувства выражают в форме переживания отношение субъекта к окружению, к тому, что он познает и делает. Чувства выражают состояние субъекта и отношение к объекту (Рубинтшейн, 1946).

Утверждая, что эмоция — «это особая форма отношения к предметам и явлениям действительности, обусловленная их соответствием или несоответствием потребностям человека» (Смирнов и др., 1962, с. 384), советские психологи подчеркивают два аспекта этих процессов:

- аспект отражения: чувства (эмоции) являются специфической формой отражения значения объектов для субъекта;

- аспект отношения: чувства (эмоции) являются формой активного отношения человека к миру. «… Человек не пассивно, не автоматически отражает окружающую его действительность. Активно воздействуя на внешнюю среду и познавая ее, человек в то же время субъективно переживает свое отношение к предметам и явлениям реального мира» (Якобс, 1958, с. 24).

Такой подход во многих отношениях отличается от изложенных выше представлений. Прежде всего в отличие от интроспективной психологии эмоции трактуются не как независимый мир субъективных явлений, не как специфический вид духовных фактов (противопоставляемых материальным фактам), а как совокупность процессов, порождаемых материальным субстратом, порождаемых в том смысле, что именно определенный вид материальных явлений обуславливает возникновение и особенности эмоциональных процессов.

В противоположность бихевиористам советские психологи утверждают, что эмоции не являются специфическим видом реакций; эмоция — это психическое состояние, разновидность переживаний. Тем самым они отвергают тезис о том, что эмоциональные процессы — это процессы физиологические. Никакой психический процесс нельзя отождествлять с физиологическим процессом. В противоположность сторонникам глубинной психологии советские психологи подчеркивают, что эмоции обусловлены не «игрой» внутренних инстинктивных сил, а отношением между человеком и окружающим миром. Поэтому источники эмоций следует искать не в бессознательных влечениях, а в том, в какой мере человек может удовлетворять свои биологические и социальные потребности.

Вместе с тем советские психологи подчеркивают значение тех физиологических механизмов, которые являются условием возникновения эмоциональных процессов. Их представления о физиологических механизмах эмоций основаны на павловской теории. Павлов различал два вида эмоциональных процессов: процессы, связанные с подкоркой (эмоции), и процессы, связанные с корой (чувства). Это различение получило в советской психологии довольно широкое распространение. На такой же позиции стоит и ряд польских психологов (Szuman, 1956; Gerstmann, 1956).

В советской психологической литературе часто подчеркивается также роль «субъективной стороны эмоций» (см. Якобсон, 1960, с. 169). Однако это понятие не является достаточно ясным; правда, оно имеет смысл с субъективной — интроспективной — точки зрения, но неизвестно, каково его место в системе психологической теории.

* * *


Несмотря на различия между рассмотренными выше концепциями, на наличие многих разногласий и противоречий, обусловленных различными методологическими и мировоззренческими предпосылками, они не образуют бессвязного конгломерата. При детальном анализе разных подходов в них можно обнаружить много общих моментов. Более того, отдельные подходы, несмотря на свойственную им односторонность, раскрыли важные особенности исследуемого процесса.

Речь не идет, разумеется, о том, чтобы эклектически признать правомерность всех этих подходов. Скорее, следовало бы искать ответа па вопрос: в рамках какой теоретической схемы или системы можно было бы разрешить проблемы и объяснить данные, полученные сторонниками различных концепций и школ? Ниже мы попытаемся дать наброски такой схемы.

При построении такой схемы мы будем исходить из того, что психические процессы следует рассматривать как процессы регуляции отношений между организмом и средой. Такой подход получает, по-видимому, все более широкое распространение. Он предполагает использование понятия регуляции, которое было предложено и разработано в рамках кибернетической концепции (Эшби, 1959). В этой концепции используются следующие понятия: источник воздействий (Т), возмущения (D), существенные перемены (Е), регулятор разнообразия (R). D передает разнообразие в Е; Е сохраняет состояние равновесия только в том случае, если его разнообразие не выходит за пределы определенного множества состояний. Следовательно, назначение R заключается в уменьшении разнообразия, переходящего из D в Е, для сохранения Е в пределах определенного значения.

Применяя данную схему к человеку, можно сказать, что человеческое существо, которое живет и развивается, – это множество состояний Е. D – это все процессы, происходящие внутри и вне организма. Процессы, происходящие в D, являются необходимым условием сохранения Е, может привести к выходу за пределы, что равносильно нарушению или торможению жизненных функций, задержке развития и даже смерти.

Предохранение Е от избытка разнообразия требует ограничения этого разнообразия до размеров, умещающихся в пределах. Эту функцию предохранения выполняет R. У высших организмов R принимает форму психической деятельности. В этом смысле можно сказать, что психическая деятельность – это специфическая форма процессов регуляции.

Психические процессы осуществляют функцию регуляции посредством регистрации изменений, происходящих в Т (в источнике воздействия), и выделения среди них таких, которые являются возмущениями (D) для существенных переменных, то есть таких, которые являются значимыми для организма. Далее полученная информация об изменениях подвергается соответствующим преобразованиям и приводит к формированию программы действий, то есть реакций, которые соответствуют изменениям. Изменения, имеющие характер возмущения, приводят, кроме того, к мобилизации организма, чтобы успешно справиться с требованиями ситуации.

Весь рассмотренный здесь процесс регуляции можно описать при помощи соответствующих психологических понятий. Так, выяснение изменений — это восприятие действительности, преобразование — это совокупность интеллектуальных процессов, и, наконец, формирование программы действий — это исполнительные процессы.

Выявление изменений, имеющих характер нарушения, и мобилизация организма осуществляются благодаря специфической категории процессов, а именно благодаря эмоциональным процессам. Таким образом, эмоциональный процесс — это особый род процессов регуляции, которые актуализируются под влиянием событий, вызывающих изменения в состоянии организма или в его отношениях со средой либо изменяющих актуальное состояние равновесия между субъектом и средой. Функция этого процесса заключается в подготовке организма к тому, чтобы он мог справиться со случившимся событием.

Остальная часть этой книги представляет собой попытку более детально охарактеризовать эмоциональный процесс.

С.39



Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   55


База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница