Справка «Педагогическое наследие великих русских писателей как условие воспитания духовности и патриотизма»



Скачать 100.54 Kb.
Дата23.05.2016
Размер100.54 Kb.


К заседанию

Бюро Президиума РАО

«04» февраля 2009г.

Справка

«Педагогическое наследие великих русских писателей

как условие воспитания духовности и патриотизма»
Сообщение В.П. Демина,

академика-секретаря Отделения образования и культуры, члена-корреспондента РАО

(по представлению Отделения образования и культуры РАО)
Нынешний учебный год уникален тем, что 9-го сентября 2008г. исполнилось 180 лет со дня рождения Л.Н. Толстого, 1 апреля 2009г. исполнится 200 лет со дня рождения Н.В. Гоголя, а 6 июня с.г. мы будем праздновать 210 лет со дня рождения А.С. Пушкина. Так что предложенная Вам тема доклада не случайна, и в какой-то степени к месту и ко времени разговор о трех великих писателях, объединяет которых не только верность русской словесности, не только высота их художественного полета, но и важный их вклад в теорию и практику российского образования.

Л.Н.Толстой. Жизнь и творчество его есть своеобразное зеркало русской педагогики, т.к. её принципы, основанные на любви к ребенку, уважении к человеку, нравственном союзе учителя и ученика, жертвенности и преданности своему призванию, были не просто сутью художественной и мыслительной деятельности, но и программой его жизни.

Не менее важным, чем художественное творчество, для Л.Н. Толстого было просветительство.

Помимо литературы он увлеченно занимался с крестьянскими детьми в школе, изучал проблемы народного образования и открывал школы, создавал учебники и издавал педагогический журнал, руководил педагогическим издательством, пытался организовать «Общество народного образования», курсы по подготовке учителей для начальных школ, называя их «университетом в лаптях» (ни общество, ни курсы власти ему не разрешили организовать, яснополянскую школу подвергли жандармскому налёту). Стремление Л.Н. Толстого вселить в души человеческие веру в победу света над тьмой, звездного неба над бурями, правды и справедливости над заблуждениями и страстями подвигло его на художническую и педагогическую стезю, ибо он свято верил в то, что образование есть лучшее средство сохранить и передать всё духовное наследство, которое оставили предки. «Литература – искусство, педагогика и семья» – так он сформулировал свой жизненный выбор.

Поэтому одним из важнейших его педагогических трудов, над которым Л.Н. Толстой упорно работал более 20 лет, стал двухтомник «Круг чтения», завершенный им в 1904 году. «Мысли, собранные здесь, взяты мною, – писал он в предисловии к книге, – из очень большого количества сочинений и сборников мыслей, список которых приложен в конце книги.

Мысли без подписи или взяты мною из сборников, в которых не обозначены их авторы, или принадлежат мне (в книге более 700 изречений и мыслей, принадлежащих самому Л.Н. Толстому).

… цель моей книги состоит не в том, чтобы дать точные словесные переводы писателей, а в том, чтобы воспользовавшись великими, плодотворными мыслями разных писателей дать большому числу читателей ежедневный круг чтения, возбуждающего лучшие мысли и чувства».

«Круг чтения» – «избранные, собранные и расположенные на каждый день Львом Толстым мысли многих писателей об истине, жизни и поведении», как озаглавил книгу сам Л.Н. Толстой, являет собой призыв читателя к работе над собой, к неустанному их самосовершенствованию, ибо как говорит он, завершая книгу: «Чем больше будут верить люди в то, что они могут быть приведены чем-то внешним, действующим само собой, помимо их воли, к изменению и улучшению своей жизни, тем труднее совершатся это изменение и улучшение».

Символично, что первым художественным произведением Л.Н.Толстого стала повесть «Детство». «Когда я писал «Детство», – скажет он на склоне лет, – то мне казалось, что до меня никто ещё так не почувствовал и не изобразил всю прелесть и поэзию детства»

Л.Н. Толстой рассматривал «Детство» как первую часть большого четырехтомного романа про «Четыре эпохи развития» (выражение


Л.Н. Толстого) – детство, отрочество, юность и молодость. Главную идею всего произведения он сформулировал так: «Чувство любви к богу и ближним сильно в детстве; в отрочестве чувства эти заглушаются сладострастием, самонадеянностью и тщеславием; в юности – гордостью и склонностью к умствованию; в молодости опыт житейский возрождает эти чувства».

Четвертая часть не была написана, а трилогия «Детство», «Отрочество», «Юность» положила начало не только творческим, но и педагогическим исканиям Л.Н.Толстого.

Высокий нравственный полёт Л.Н. Толстого забота о душе человека продиктует ему создание таких произведений, которые с помощью его художественной одаренности станут высококлассными учебниками жизни.

В книге «Что же нам делать?» Л.Н. Толстой так сформулировал требования к человеку – мыслителю и художнику:

«Деятельность научная и художественная в её настоящем смысле только тогда плодотворна, когда она не знает прав, а знает одни обязанности».

Своё мнение Л.Н.Толстой имел и о школе: «Школа есть одна из тех органических частей государства, которая не может быть рассматриваема и оцениваема отдельно, ибо достоинство её состоит только в большей или меньшей соответственности её остальным частям государства. Школа хороша только тогда, когда она создала те основные законы, которыми живет народ», – напишет он в статье «О народном образовании», и добавит: «Под словом школа я разумею не дом, в котором учатся, не учителей, не учеников, не известное направление обучения, но под словом школа я разумею, в самом общем смысле, сознательную деятельность образовывающего на образовывающихся, то есть одну часть образования, всё равно как бы ни выражалась эта деятельность: учение артикулу рекрутов есть школа, учение публичных лекций – школа, учение курса в магометанском училище – школа, собрание музеума и открытие его для желающих – также школа».

Можно бы поспорить с Л.Н. Толстым, что воспитание не предмет педагогики как науки, что оно насильственно, т.к. связано со стремлением человека сделать другого таким, каков он сам, что школа должна иметь только одну цель – передачу сведений и знаний и т.д. Но бесспорно в размышлениях Л.Н.Толстого то, что если «Хочешь наукой воспитать ученика, люби свою науку и знай её, и ученики полюбят и тебя и науку, и ты воспитаешь их; но ежели ты сам не любишь её, то сколько бы ты ни заставлял учить, наука не произведёт воспитательного влияния».

Не преходящи для отечественного образования и размышления Н.В.Гоголя, 200 лет которого отметит отечественная и международная общественность. Прежде всего, следует привести мнение самого Н.В.Гоголя о том, чей он писатель – украинский или русский.

В письме А.О.Смирновой 24 декабря 1844г. из Франкфурта Н.В.Гоголь писал: «Скажу вам одно слово насчёт того, какая у меня душа, хохлацкая или русская, потому что это, как я вижу из письма вашего, служило одно время предметом ваших рассуждений и споров с другими. На это вам скажу, что сам не знаю, какая у меня душа, хохлацкая или русская. Знаю только то, что никак бы не дал преимущества ни малороссиянину перед русским, русскому пред малороссиянином. Обе природы слишком одарены богом, и, как нарочно, каждая из них порознь заключает в себе то, что нет в другой – явный знак, что они должны пополнить одна другую. Для этого самые истории их прошедшего быта даны им непохоже одна на другую, дабы порознь воспитались различные силы их характеров, чтобы потом, слившись воедино, составить собою нечто совершеннейшее в человечестве».

Важна для понимания Н.В.Гоголя его книга «Выбранные места из переписки с друзьями», в своё время вызвавшая среди современников писателя острое неприятие одних и поддержку других. В этой книге Н.В.Гоголь попытался размышлять над самыми сложными вопросами бытия и сформулировал открыто свои позиции как гражданин.

«Создал меня бог и не скрыл от меня назначения моего. Рожден я вовсе не за тем, чтобы произвести эпоху в области литературной. Дело моё проще и ближе: дело моё есть то, о котором прежде всего должен подумать всяк человек, не только один я. Дело моё – душа и прочное дело жизни. А потому и образ действий моих должен быть прочен, и сочинять я должен прочно».

А в опубликованном в книге письме, видимо В.А.Жуковскому, содержится отношение Н.В.Гоголя к просвещению:

« … Уже каким-то неведомым чутьём даже наши светские люди, толкающиеся среди нас, начинают слышать, что есть какое-то сокровище, от которого спасенье, – которое среди нас и которого не видим. Блестит сокровище, и нам всем отсверкнется блеск его. И время уже недалеко. Мы повторяем теперь ещё бессмысленное слово «просвещение». Даже и не задумались над тем, откуда пришло это слово и что оно значит. Слова этого нет ни на каком языке, оно только у нас. Просветить не значит научить, или наставить, или образовать, или даже осветить, но всего насквозь высветлить человека во всех его силах, а не в одном уме, пронести всю природу его сквозь какой-то очистительный огонь. Слово это взято из нашей церкви, которая уже почти тысячу лет его произносит, несмотря на все мраки и невежественные тьмы, отовсюду её окружавшие, и знает, зачем произносит».

Заботой о просвещении ума и сердца пронизаны все представления Н.В. Гоголя об образовании, о преподавании, об отношении к литературному и художественному творчеству. Идёт ли речь о скульптуре, живописи, музыке и танцах, о преподавании всеобщей истории, о песенном творчестве и малороссийских песнях, о мыслях о географии, адресованных детскому возрасту, и о самом детском возрасте, жаждущем познания, о слове и книге словесности для русского юношества, о науке, прозе и поэзии – Н.В.Гоголь стремится увлечь учителя, не просто сообщить интересные сведения, но приобщить его как единомышленника, приблизить к себе душевно. Хотя его личный преподавательский опыт был неудачным и кратким, тем не менее стремление Н.В. Гоголя к формированию юной личности заслуживает всяческого подражания.

Уникален педагогический дар и А.С. Пушкина. Не сумевший неспешно накопить жизненный опыт, он удивительным образом сформировал в себе незаурядное педагогическое чутьё. Во многом помогло ему его детство, в котором не по-детски стремительно получал образование. Отец будущего поэта как-то заметил, что «не имея шести (!) лет, он (Александр – В.Д.) уже понимал, что Николай Михайлович Карамзин – не то, что другие, и вслушивался в его разговоры, и не спускал с него глаз». Дочь Арины Родионовны много лет спустя вспоминала: «смирный был ребенок, тихий такой, что господи! Все с книжками бывало…» Брат поэта в «Биографическом известии об А.С. Пушкине» утверждал, что «на восьмом году возраста, умел уже читать и писать, он сочинял на французском языке маленькие комедии и эпиграммы на своих учителей». Будущий поэт кроме французского, хорошо знал итальянский и английский, знал, но не любил, говорят, немецкий. Да и преподаватели Лицея отмечали, что юный Пушкин «при малом прилежании оказывает очень хорошие успехи, и сие должно приписать одним только прекрасным его дарованиям».

Образованность и просвещенность пронизали литературный дар А.С. Пушкина, всё его литературное творчество – «добрым молодцам урок». Не даром «Евгений Онегин» – признанная энциклопедия русской жизни, поучительны поэмы и сказки, воспитательна поэзия и проза, проникновенна его лирика, полемичны и страстны его размышления, в том числе и по проблемам образования.

Вот, например, выдержки из записки 27-летнего А.С. Пушкина «О народном воспитании», составленной им по распоряжению царя Николая I:

«…надлежит защитить новое, возрастающее поколение, ещё не наученное никаким опытом, и которое скоро явится на поприще жизни со всею пылкостью первой молодости, со всем её восторгом и готовностью принимать всякие впечатления

Не одно влияние чужеземного идеологизма пагубно для нашего отечества, воспитание, или лучше сказать отсутствие воспитания, есть корень всякого зла… Скажем более: одно просвещение в состоянии удержать новые безумства».

А.С. Пушкин предложил в этой записке своё видение общественного совершенствования:

1) уничтожить чины – ибо они «сделались страстию русского народа», а если уничтожить их нельзя, то «представить чины целью и достижением просвещения»;

2) подавить частное воспитание, так как в России домашнее воспитание «самое недостаточное, самое безнравственное»;

3) уничтожить экзамены, так как поскольку «в России все продажно, то и экзамен сделался новой отраслью промышленности для профессоров»;

4) уничтожить телесные наказания, так как «надлежит заранее внушать воспитанникам правила чести и человеколюбия», «…слишком жестокое воспитание делает из них палачей, а не начальников»;

5) последовательно расположить учебные дисциплины от простого к сложному, где особое место должно занять изучение истории Отечества.

«Изучение России должно будет преимущественно занять в окончательные годы умы молодых дворян, готовящихся служить отечеству верою и правдою, имея целью искренно и усердно соединиться с правительством в великом подвиге улучшения государственных постановлений, а не препятствовать ему, безумно упорствуя в тайном недоброжелательстве».

Царь, поблагодарив А.С. Пушкина за ряд полезных истин, не преминул ему «вымыть голову», передав через Бенкендорфа, что «принятые вами правила, будто бы просвещение и гений служат исключительным основанием совершенству есть правило опасное для общего спокойствия, завлекшее вас самих на край пропасти и повергшее в оную число молодых людей. Нравственность, прилежное служение, усердие предпочесть должно просвещению неопытному, безнравственному и бесполезному. На сих-то началах должно быть основано благонаправленное воспитание». Не это ли первые намёки на будущие трудности непокорного поэта, тем более что вряд ли, хотя и год спустя, улеглись страсти по декабрьским событиям 1825 года – к следствию было привлечено 579 человек, 5 из них были повешены, 121 человек сослан на каторгу и поселение, более 3-х тысяч солдат подверглись репрессиям.

Следует отметить, что театральная часть творчества и размышлений А.С.Пушкина – это огромный, и, к сожалению, даже не всеми специалистами знаемый мир. А ведь именно А.С. Пушкину принадлежит фундаментальное обоснование принципов русского реалистического театра и актёрского мастерства, которые легли в основу профессионального и любительского театра и театрального образования XIX – XX веков. С А.С. Пушкина началось то движение театра, которое последователи возвели на недосягаемую для всех стран вершину.

В 1830 году А.С. Пушкин в статье «О народной драме и драме «Марфа Посадница» (опубликованной через одиннадцать лет) впервые сформулировал профессиональные требования к драматургу: «истина страстей, правдоподобие чувствований в предполагаемых обстоятельствах – вот чего требует наш ум от драматического писателя». Поменяв слово «предполагаемых» на «предлагаемых» (драматург сочиняет, предполагает обстоятельства пьесы и предлагает их театру), К.С. Станиславский положил Пушкинское требование в основу своего учения о театре и технологии театра. Именно с А.С. Пушкина отечественная драма стала, по его выражению, «заведовать страстями и душой человеческой» и русский театр стал утверждать сценический реализм не только как художественную истину, но и как нравственное веление времени. А русская школа обучения актёрству распространена по всему миру как лучшая школа.

Увлекательным средством просвещения и нравственности пытался А.С.Пушкин сделать каждое свое произведение. Не случайно, многие произведения А.С. Пушкина легли в основу выдающихся явлений в музыке, театре, на экране, в изобразительном искусстве. Такого обилия живущих сегодня опер, балетов, романсов, театральных и экранных постановок по поэзии, прозе, драматургии не знает творческая практика ни у нас, ни за рубежом. В вечном содружестве с А.С. Пушкиным М.И. Глинка и


П.И. Чайковский, М.П. Мусоргский и А.С. Даргомыжский, Н.А. Римский-Корсаков и С.В. Рахманинов, Б.В. Асафьев и Г.В. Свиридов.

Представляется, что можно создать своеобразную антологию размышлений выдающихся деятелей (отечественной) культуры о педагогике, образовании, воспитании. Это могут быть кроме А.С. Пушкина, Н.В. Гоголя и Л.Н. Толстого и другие писатели, деятели музыкального, театрального и изобразительного искусства, чей вклад в педагогику, в т.ч. и в педагогику искусства, полезным может быть и сегодня. Подлинно художественное педагогично всегда.




Каталог: content
content -> Секция «Психология труда и эргономика» 3
content -> Аналитический отчёт о реализации учреждениями социального обслуживания Республики Коми комплексных программ в 2010 году
content -> «Я»-концепция как фактор выбора предпочтительного вида деятельности в профессиональном самоопределении студентов-психологов 19. 00. 03 психология труда, инженерная психология, эргономика
content -> Отчет о проведенной 25-26 ноября 2010 г
content -> Куликов Л. В. Глава Психологическая устойчивость личности
content -> Шпаргалка по педагогической психологии
content -> Обзор современных зарубежных исследований по проблемам инклюзивного образования
content -> А. В. Безруких, О. М. Пиляаина Архетипы в психотерапии
content -> Тип личности и болезнь
content -> Для обсуждения на заседании Бюро Отделения


Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница