Сплошной ressentiment По мотивам книги Алексея Нилогова «Сплошной ressentiment



Скачать 407.96 Kb.
Дата28.04.2016
Размер407.96 Kb.
Швецов Владислав

Сплошной ressentiment

По мотивам книги Алексея Нилогова «Сплошной ressentiment (тенью странника)».

В пьесе использованы фрагменты из книги Алексея Нилогова «Сплошной ressentiment (тенью странника)», книги Жана Бодрийяра «Симулякры и симуляция» (в переводе Качалова А.), реплики из к/ф «Матрица» (режиссеров Энди и Ларри Вачовски).

Цель философии заключается в водоразделе между понимающими и непонимающими. Чем больше непонимания, тем лучше для философии. Философ обладает правом убивать того, кто дарует свободу другому с тем, чтобы она заканчивалась там, где начинается свобода дарующего. Философия освобождает для того, чтобы порабощать в будущем.

Нилогов А.



После Фридриха Ницше, который оздоравливал философию ядом мудрости, нет досуга более расточительного. Я не осознаю себя санитаром философских зарослей, а настаиваю на карикатуризации сложившегося положения именования вещей. Если падающего нужно толкнуть – я не изобретаю нравственный категорический императив, а действую в режиме suum cuique, который не требует обладания истиной.

Нилогов А.



Сцена 1

Сцена пустая. Темно. На стене (под самым потолком) проекция циферблата электронных часов (с цифрами красного цвета), которые отсчитывают время. Когда время на часах достигает нулей, начинается сам спектакль. В данной сцене какие-либо другие видеопроекции больше не появляются.

После отсчета времени следует пауза порядка минуты.

Внезапно раздается грохот - с левой стороны сцены кто-то вышибает дверь (в этой части сцены загорается свет). Дверь шумно падает на пол, поднимая столп пыли. С разных сторон на середину сцены мгновенно выбегают несколько человек с автоматами и рациями, в омоновской спецформе (вместо надписи ОМОН - надпись DASEIN).
Луч прожектора падает на середину сцены, охватывая людей в форме. В другой части сцены сидит человек лицом к зрительному залу (на ворвавшихся людей внимания не обращает); спина прямая, руки на коленях, смотрит прямо перед собой. На нем черный свитер (поверх которого надет жилет), черная шапка, из-под которой виднеются черные волосы, на ногах армейские ботинки. Этот человек - террорист-смертник.
Люди в форме обступают его, однако он продолжает игнорировать их. Люди в форме все вместе одновременно посмотрели на стену с циферблатом. Присели, зажмурив глаза и вложив в уши пальцы (в ожидании взрыва). Один из них (сапер) осторожно подходит вплотную к смертнику. Все остальные приоткрывают глаза и начинают наблюдать за его действиями. Сапер трогает смертника за грудь, аккуратно расстегивает его жилет. Жилет начинен пакетами со взрывчаткой. Посредине между пакетами - таймер. Сапер не спеша вытаскивает из-под таймера провода. Долго смотрит на них. Складывает провода в кулак и держит. Спустя минуту начинает тихо материться.
М.1: Что? Не знаешь, какой выбрать?
М.2: Выбирай красный.
М.3: Или синий.
М.2: Какой-нибудь один. Пожалуйста.
Сапер (Выкрикивает): Он же пидераст!
М.1 (В недоумении): Ну и что?
Сапер (Раздраженно): Что-что? Смотри, блядь! (Разжимает провода в кулаке, показывает так, чтобы зрителям было видно). Тут же все цвета радуги!
Пауза.
М.3: Это... не хорошо, конечно.
Пауза.
М.3 (Говорит испуганным голосом, однако при этом пытается сохранить психическое равновесие сапера): Осторожнее там. Ты не забывай - у тебя дома дети…
Сапер (Безразлично): Кстати, да... (Резко вырывает все провода).
Поднимается гул (многократно замедленная музыка). Люди в форме пораскрывали рты. Как в замедленной съемке падают на пол лицом вниз, либо опускаются на колени. Некоторые карабкаются куда подальше. В это время сапер спокойно, усевшись рядом со смертником, держит в руках букет проводов, и игриво расчесывает их кончики (к этому персонажу эффект замедления не относится).
Одновременно с этим свет затухает. Сверху спускается вращающийся зеркальный шар для дискотеки (дискобол), на который падают пурпурные лучи света. Вся сцена погружается в розовый снег (зеркальные блики).
Смертник (С каждым словом голос становится более напряженным; вместе с этим также нарастает громкость гула): Поберегите кладбищенскую броню, наставьте пациен­тов обыденности, засорите засовы, обоприте часы, показывающие помимо времени бессмысленность сна. Не успеваю уставать, залил в распо­ряжении тетради, зарубцевал колодцы; на кону – расписка под заве­щание, даже счёт; погодите расчаиваться. Перегонка на­прас­лины принесёт неплохие дивиденды, перспектива перейдёт в полно­мочия заместительства, воля к могуществу – к попуститель­ству. Вна­чале было слово
Небольшая пауза
Смертник (Заканчивает): … «фальстарт».
Сразу же после последнего произнесенного смертником слова гул прекращается.
Смертник «отключатся». Сползает на край стула, голова заваливается на бок.
Люди в форме достают губные помады (красного цвета). Не спеша раздеваются по пояс. Потом берут кусок помады и начинают водить им по своему телу, очерчивая на коже части тела, как это делают мясники на тушах скота (к примеру, овал в области груди, внутри овала чертит цифру 1, далее - овал живота, внутри которого чертит цифру 2, и т.д.). В последнюю очередь накрашивают губы, после чего целуют себе плечи. Потом двумя пальцами одним движением смазывают помаду на плечах таким образом, чтобы получился не след от поцелуя, а «след» погонов.
Сапер рисует только улыбку на своем лице (от уха до уха), жирно намазывая в области губ. Когда все заканчивают разметку своих туш, сапер хватает голову смертника и целует ее взасос. На губах смертника остаются следы помады.
Расчерченные помадой люди, в т.ч. сапер, падают на пол. Шар (для дискотеки) продолжает крутиться еще где-то минуту.

Сцена 2
Все, кто в предыдущей сцене лежал на полу, там же и остаются.
Звучит Чайковский «Танец фей» из «Щелкунчика»; параллельно звучат помехи. На сцену выходит молодая красивая высокая девушка в белом халате и чепчике (медсестра), в черных армейских ботинках. На плече красная повязка (стилизация под нацистскую символику: в белом круге черная голова кролика-символа PLAYBOY). На ее лице ни одной эмоции. Девушка выходит с корзиной на колесиках (продуктовая тележка из супермаркета). Видно, что в корзине - белые ткани. Она перешагивает трупы. Подходит к шару (для дискотеки), накрывает его большим белым платком. Достает из корзины планшет с листом бумаги, делает в нем отметку. Взглядом осматривает трупы, делает пометки. Достает из кармана мобильник, делает пару кадров с трупами. Собирает разбросанные тюбики с помадой, кладет себе в карман. Подходит к саперу, вытирает ему губы носовым платком. Забирает у смертника жилет со взрывчаткой, снимает с него шапку, бросает все вещи в корзину. Сапер просыпается. Она вручает ему какие-то бумаги, чтобы он их прочитал. Он быстро читает их, она дает ему планшет с листом бумаги и ручку. Он расписывается. Медсестра уходит, забирая с собой коляску.
Сапер садится на стул напротив смертника, достает из кармана очки, надевает их.
Сапер (Обращается к смертнику): Ну, значит так... (Еще раз спешно читает). Дежа-вю...
Тишина. Сапер подходит к смертнику и крепко целует его в губы. Еще раз быстро смотрит в свои бумаги. Потом на полусогнутых ногах медленно отходит от него, не отводя от него взгляд. Скрывается в темноте (уходит со сцены). Луч прожектора освещает только смертника.
Смертник просыпается. Медленно смотрит по сторонам. Трогает свой рот с брезгливым выражением лица; что-то отколупливает от губ.
Смертник (Речь не очень внятная, как будто он находится в состоянии сильного алкогольного опьянения): Такое впечатление, что... целовался с богом.
Пауза.
Шепот (Произносит медленно): Целовал его... между пальцев ног.
Смертник оглядывается. Медленно встает со своего места. Теперь видно, что он сидел на унитазе (цвет белый, имеются следы грязи). Осматривается, вглядывается в зал, за сцену. Потом встает на четвереньки перед унитазом, смотрит на него, после погружает голову в углубление. Через несколько секунд резко вынимает свою голову из унитаза. Лезет в него рукой, пытается что-то нащупать. Достает оттуда черные солнцезащитные очки, надевает их (теперь он должен быть похожим на Нео их к/ф «Матрица»).
Мужской низкий голос за сценой: Тук-тук, Нео.
Раздается стук в дверь (3 раза). Нео озирается влево (в сторону источника звука). Стук повторяется с периодичностью раз в 5-7 секунд.
Нео неспешно направляется к источнику звука. В этом время на стенке сливного бочка унитаза появляется видеопроекция - лицо Хайдеггера, которое искажается от помех (лицо как бы мнется). Звук тревожного гула.
Нео доходит до конца сцены, останавливается.
Перед Нео появляется человек (мужчина) не высокого роста, одетый в черное, на голове которого - черный мешок; в одной руке - рулон туалетной бумаги. Нео и человек стоят боком к зрителям, лицом друг к другу. Нео ощупывает человека одной рукой. Пока он его щупает, человек периодически стучит себе по голове, издавая звук, как будто он стучит по дереву (тук-тук-тук).
Нео: А вот и полоумный выродок Ницше прижался к двери моей коморки, умоляя об аудиенции. Сам пришёл, сам посту­чался, привстав на макулатуру своих тщедушных мыслей (Человек спешно прячет рулон туалетной бумаги за спину) в надежде засмот­реть глазок. (Пауза. Нео добирается рукой до его промежности, делает движение рукой как будто ухватился за стояк). Так и стой, мерзавец! Ни за что не открою! (Нео сдвигает вместе колени как баба, которая не даст).
У лежащих трупов стояк.
Свет полностью гаснет. Нарастает звук тревожного гула, раздаются звуки помех.
Спустя некоторое время луч прожектора падает на унитаз. На нем сидит человек с черным мешком на голове (Ницше). На его голове (на черном мешке) видеопроекция: мелькающее лицо Ницше.
Из унитаза раздаются искаженные звуки стонов и криков какого-то мужчины.
Из темноты появляется Нео, который подходит к унитазу сзади. Нео медленно поднимает ручку смыва. Звук воды еле слышен. Через несколько секунд раздается «электронный крик человека» (как в сцене из к/ф «Матрица», когда Нео впервые отключают от матрицы). В это же время вместо лица Ницше на черный мешок видеопроекция кода «матрицы».
Свет полностью гаснет. Звук спущенной воды в унитазе, который плавно сменяется звуком дождя и грома.

Сцена 3
Темно, звук дождя и грома (который продолжается с предыдущей сцены).
Вся сцена разделена перегородкой (как в общественном туалете) на 2 части. Часть сцены с унитазом (справа) занимает не более - 25-30%. Перегородка имеет 2 круглых отверстия - вверху (на уровне головы) и внизу (на уровне головки). Часть сцены, на которой размещен унитаз подсвечивается розовым цветом. Остальная часть сцены скрыта в темноте. В этой части сцены (слева) основные видеопроекции будут появляться на большом экране (на стене); экран должен быть разделен на прямоугольные ячейки одинакового размера (мини-экраны), как в к/ф «Матрица» в сцене допроса Агентами Нео.
С правой стороны сцены выходит человек (мужчина) в черной одежде. Ходит рядом с унитазом туда-сюда; потом останавливается, склонив голову вниз. Звук дождя постепенно затихает. Человек смотрит на перегородку, подходит к ней вплотную, смотрит в отверстие.
Через 20-30 секунд загорается свет в другой части сцены. Посередине участка сцены - стул, на котором сидит тот же человек, который играет Смертника/Нео. Напротив него стоит человек в медицинском халате (Доктор) - мужчина лет 50-60, седой, с бородой, в очках. Видеопроекция на экране: 2 фрагмента перегородки с отверстиями; через одно отверстие просматривается следящее око.
Доктор смотрит на Нео. Между ними происходит разговор (скорее в форме допроса, нежели консультации).
Док: Кто? Кто это - о ком вы говорите?
Нео: Это были... люди в черном.
Видеопроекция на экране на 1-1,5 секунды сменяется на фотографию, на котором 2-3 светлокожих людей содомируют негра. В этот момент раздается закадровый смех зрителей, который потом резко обрывается.
Док: Вы говорили, что они от вас что-то хотели. Что они хотели от вас?
Нео: Они сказали, что мне здесь не место.
Док: Что они хотели от вас?
Нео: Они... хотели, чтобы я... (Открывает рот, смотрит куда-то вверх).
Док: Ну и?
Нео: Открыл рот... (Пауза) А потом...
Док: И что... продолжайте. Что было дальше?
Нео: ... И сделал выбор.
Раздается закадровый смех зрителей.
Док (Устало): Какой выбор?
Нео: Мне сказали, что я изб... (Сбивается) Изгнанный. У них там есть таблетки такие - красненькие, зелененькие... н-н-не помню. Ну, и...
Док: Понятно. И какую вы съели?
Нео: Я... я не помню. (Прячет взгляд).
Док: Вы точно больше ничего не помните? (Пауза) Ну что же...
Нео (С усмешкой): Витальный закон аспонтанности выбора: выбор невозмо­жен до условий сведения состояния запроса к витальной атрибутив­ности выбирающего. При людях, при большом скоплении людей, в метро, например... А ведь и правда, что лучше... как выбрать? Ведь тут одно дело - это среди русских. А другое - это вот среди этих. (Пауза) А вот что лучше - среди русских или среди этих вот? Например, в метро мне будет точно дискомфортно, если я буду знать, что все, кто рядом со мной - все это сплошь гыг-г-г-гог-г-г... Ведь они будут сконцентрированы на мне, это уж наверняка, будут меня оценивать, будут смущать меня. (Выкрикивает с иронией) Умрите, пожалуйста, вы меня стесняете! (Пауза.) Я буду чувствовать себя как... Да, я г-г-г..., но... но я же не такой как они...
Док: Так что же вы выбрали?
Нео: Ну, я и говорю, что я... Я - не такой... не такой. А если они это увидят, узнают, моя идентичность их не устроит... Это же хуже чем... Это же... (Шепотом) Быть не таким геем среди геев... (Сдавленным голосом) Хах... это хуже, чем быть… бабой среди людей.
Док: Я так и не услышал...
Нео (Не обращая внимания на слова Доктора): Инакие... инакие, которые готовы вас уничтожить за инаковость. А вы знаете про первого главу ЦРУ? Как он заставлял свой мужской персонал наряжаться в женское? А может, вы слышали про проект американских спецслужб «Голубая птица»? А «Голубая бомба» - да, метафора, шуточка... просто, чтоб узнать, как отреагируют.
Док: Да, я, разумеется, знаком...
Нео: Вот и славно. Вот тогда и поймете, может быть. (Пауза) У Ницше был сверхчеловечек - он самый сильный был. Он должен был перешагнуть через человека. А вот представьте, что есть на свете супергей - он самый конченный среди геев, наиболее слабое звено. Его даже не перешагнули, через него как бы пропустили пехоту. Люди лишили его статуса человека, геи лишили его статуса своего.
Док: Ну? И чего они хотят, по-вашему?
Нео (С сарказмом) Ну, вы просто делаете вид? Вы же отлично... вы же понимаете. Вы что думаете, что против инаковости - наше традиционное большинство? Да они и не думают об этом. Это вот они - да они, целыми днями думают чуть ли не об одном: чтоб так было, как им хочется. Никакой инаковости: чтобы не было таких, которые будут о них плохо, думать о них как извращенцах. Для них традиционное большинство абсолютно инаково, а значит, их не должно быть. (Мотает головой) Как ш-ш-шариат, борьба... Мы ее не замечаем, как правило... А между тем ...
На сцену выходит медсестра, подходит к Нео, молоточком проверяет его рефлексы, при этом обтираясь об него своей грудью.
Нео (Продолжает, говорит жестче): Все философы были гомосексуалистами. Среди философов не было не одной бабы. Стало быть, все идеи, которые в этом мире - это их идеи, их законы... (Руки к лицу, голову запрокидывает назад) Воздух, которым все дышат... Всем им дышат, все могут подцепить эту заразу. Ведь это же... это же – вирус!
Медсестра монотонно дубасит Нео по коленной чашечке молоточком, с каждым разом все сильнее. Нео встает со стула, начинает ходить вокруг с бесноватым видом, периодически показывая пальцем на зрителей.
Нео (Продолжает): Философы подчинили, узурпировали идеи, захватили ментальное поле. Каждый, кто смеет думать - голубеет на глазах. (Пауза.) Так вот если выбирать... выбирать: русские или геи. Ведь здесь страна, огороженная от всего цивилизованного мира, она же не вот просто так примитивна (Вторую часть предложения проговаривает натужно). Она не пускает в себя думающих людей, ведь это такой грандиознейший космических масштабов колхоз. Поэтому здесь был, есть и будет ханжеский коммунизм. Тут практически некому думать о чем-то другом, кроме как о том, как бы выжить. (Говорит как параноик, щурит глаза, пальцами все время указывает куда-то, как будто видит кого-то вдалеке). Любой инакослов рассеивается среди них. Любой человек здесь обречен думать как... (Смотрит на медсестру, произносит с брезгливостью) как баба - вот эта вся коммунявая вагинософия. Существа закуски, поминок и опохмелья. Человечество остатка! (Пауза) Поэтому американцы были против коммунизма. Поэтому строят коварные планы. Насаждают свою культуру.
Пауза.
Медсестра играется с клизмой. Во время трех последних фраз монолога Нео, опрыскивает его лицо водой из клизмы.
Нео (Продолжает): Русский... он защищен водкой. Своими царями и царевичами. Все уже за него придумано. Даже Ленина ему придумали. И советские философы не стали философами и не станут ими, потому что их заставляли цитировать этого горизонтального придурка в своих филосо-софских трудах. Русский защищен. (Произносит с совковым пафосом.) У него душа - широкая, а не жопа.
На последней фразе, Нео получает в лицо очередной плевок из клизмы. Он вырывает ее из рук Медсестры, бросает на пол. Медсестра отворачивается от него, поднимает клизму с пола, нагнувшись перед Нео задницей кверху. Достает из карманов халата 2-3 клизмы, и начинает жонглировать ими.
Нео: Так вот, расширение сознания - это все гейские штучки. Русские умеют этот кайф обламывать. Высшее образование - хрен вам! Сузим. Подготовим в ПТУ халдеев, в вузах - стаю чертежников, будут и гуманитарии, но мы и их загнобим. Будут менеджерами по продажам работать. Ха, да с ними даже не нужно будет бороться... (Пауза) Здесь ум - это болото. Свободомыслие? (Трясет указательным пальцем в сторону зрительного зала) Всё это - их штучки... Здесь вам не дадут!
Док (Зевая): И каков логический конец?
Нео: Все мы должны объединиться в одну систему (Достает из кармана айфон. Нео нажимает кнопку на гаджете. За стенкой у подсматривающего человека - звук вибратора.) О, слышите? Кто-то рядом - один из нас. Он даже не стесняется, а каков наглец! Когда система достигает своих собственных границ и полностью насыщается, происходит реверсия - возникает нечто иное, в том числе и в воображаемом. (Пауза) Эти штуки созданы для нас. (Скороговоркой) Вы устанавливаете специальное приложение себе на смартфон, а оно по джипиэснику обнаруживает всех, у кого на смартфоне установлено такое же приложение, и кто из них находится неподалеку.
Пауза. Звук вибратора за стенкой становится громче.
Нео: Пока это только для перепихона, чтобы экономить силы на распознавание своих-чужих, на лишние сантименты и всякое такое. У меня здесь даже лицо есть того, кто там - за стенкой. Сейчас... грузиться... а вот... рост, размер... а вот и фото.
На стенку видеопроекция: стилизация под интерфейс программы GRINDR (приложение для мобильных устройств, предназначенное для поиска партнеров на местности); профиль: цветное фото, на котором крупным планом лицо Ницше в розовых очках.
Нео идет к перегородке, прислушивается.
Док (Скептически): Ну и в чем же заключается ваша изгнанность?
Нео (Спокойно): В том, что я могу быть гомосексуальнее самого себя.
Пауза
Док: О, конечно...
Нео: Постгомосексуализм, направленный на дальнейшее освобождение человеческой личности из-под гнета геторосексуальной ориентации и упрочение духа постчеловечности.
Док (Скептически): И вы думаете, что за вами будущее?
Нео: Не-е-ет! Будущее - за ними (Показывает на экран).
Свет затухает. Видеопроекция: показывают кадры их к/ф «Матрица»; эпизод, в котором экипаж корабля ест протеиновую баланду. Изменена озвучка:

Маус: Ложка спермы на завтрак. Что может быть лучше, да Нео?

Дозер: Это - многоклеточный белок, плюс аминокислоты, витамины, минералы. Все, что нам нужно.

Маус: Не помешало бы кое-что еще...

Апок: Что, например?

Маус: Сцеженная сперма христа и кошка между ног на случай дефицита бабы.


На экране помехи. Тревожный гул. Потом снова видеопроекция отверстий перегородки. В нижнем отверстии - со стороны Ницше просовывается дуло револьвера. Раздается выстрел. В этот моменту у Ницше в районе задницы срабатывает взрывпакет.
Нео (Сразу же после взрыва, с поднятым вверх пальцем, торжествующе): Конфискация ориентации!
Док (Набрасывается на Нео, показывает, что хочет его задушить, кричит): Вы! Вы же сожрали все! (Задыхается; выражение лица, как будто до него это только что дошло.) Все таблетки! (Обезумевшим голосом) Подойдёт поцеловать – под­ставлю обе щеки! Нат-ка от­хлебни! (Приглушенно, с горечью в голосе.) Сожрали все таблетки…
Доктор с силой отнимает смартфон у Нео.
Нео: Отдай телефон, фашистская скотина!
Док (Ехидно): Зачем... какой толк вам от телефона, если сейчас вы - не-мы?
На экране видеопроекция на 3-4 секунды: те же «люди в черном» (уже видео, а не фото), с задором содомирующие негра с выкриками «дастиш фантастиш».
Доктор по-старчески ехидно смеется.
Большая ремарка: с этого момента, если у кого-то в зрительном зале зазвонит телефон (а он должен будет зазвонить хотя бы у статиста), актер показывает пальцем на него, и как бы невзначай шепотом произносит всем зрителям: «О, один из нас/них!»
Медсестра подходит к Нео сзади, в руках - размотанный бинт. Просовывает бинт между его ног, далее - обводит вокруг его головы, закрывая им рот (делает так несколько раз). Нео смотрит на зрителей с выпученными глазами.
Доктор подходит к стене. Смотрит через отверстие.
Через несколько секунд правая часть сцены снова становится освещенной. С той стороны выходят двое стройных молодых людей в классических костюмах (в точности такие же, как в к/ф «Матрица» у агентов), в темных очках, с коммуникаторами в ухе. Смотрят друг на друга. Раздается звук из унитаза (из него же мерцающий свет) с характерным эхо - запись голоса Нео: «...вы же понимаете. Вы что думаете, что против инаковости - наше традиционное большинство? Да они и не думают об этом. Это вот они - да они, целыми днями думают чуть ли не об одном - чтоб так было, как им хочется. Никакой инаковости - чтобы не было таких, которые будут о них плохо, думать о них как извращенцах. Для них традиционное большинство абсолютно инаково, а значит, их не должно быть.»
Агент дотрагивается до гаджета в ухе. Вдвоем поднимают Ницше за руки, рассматривают его лицо, потом начинают осматривать его зад.
Агент 1: Это не он.
Второй агент достает из кармана брюк Ницше смартфон. Включает его. Свет от экрана освещает лицо агента.
Агент 2: Он где-то рядом.
Агент 1: Нужно найти его.

Сцена 4
В этой сцене на полу появляются тела омновцев в тех самых позах, что и в одной из предыдущих сцен. Тела их скрыты белыми простынями, на каждой из которых в районе промежности - кровавые пятна.
Медсестра в полной темноте зачитывает текст (параллельно раздаются саунд-эффекты из Матрицы).
Медсестра (Практически без интонаций, произносит несколько раз подряд, эффект эха; паузы минимальные): Самый великий тот, кто может быть самым одиноким, самым скрытным, самым непохожим на всех.
Луч прожектера сверху падает на левую сторону сцены, на пол, на котором разместилась черная купальня-ванна. Из ванны исходят густые пары. Периодически раздаются булькающие звуки.
Луч прожектора освещает медсестру. На ней маска улыбающегося лица Ларри Вачовски. Она сидит на стуле, на котором сидел Нео в предыдущей сцене. У нее на коленях большая раскрытая книга. Когда она заканчивает читать текст, она резко захлопывает книгу; раздается громкий хлопок, из книги поднимается столп пыли, луч прожектора падает на высокую лестницу (либо стремянку) (располагается левее от купальни), уходящую в потолок.

Медсестра обходит купальню, брезгливо принюхивается (шумно вдыхает). Подходит к лестнице, поднимается почти до середины. Разворачивается всем телом к сцене, спиной к лестнице. Из одного ее глаза появляется красный луч лазера, который направлен сначала на стену, разделяющую сцену; далее луч скользит по зрительному залу, возвращается на сцену, падает на купальню. Все это происходит в течение нескольких секунд.
Видеопроекция на экране: показывают Нео, который находится в этой купальне (имитация видеослежения: как будто бы у медсестры на месте глаз - видеокамеры, с которых транслируется изображение Нео).
С внутренней стороны купальня окрашена в алый цвет. Купальня до краев заполнена студенистой полупрозрачной жидкостью (должна быть похожа на сперму). В этой жидкости находится Нео. Нео полностью обнажен, лежит в позе эмбриона с закрытыми глазами; на голове гладкая резиновая шапочка (для бассейна) телесного цвета. Во рту у Нео толстая трубка, которую он посасывает как младенец.
Свет за стенкой. Два агента ходят взад-вперед. Останавливаются у стены, стоя к ней лицом. Снимают очки, прислоняются к отверстиям в стене: один агент смотрит в отверстие вверху, второй - в отверстие внизу.
На видимой зрителям поверхности бочка унитаза появляется видеопроекция: лицо Тьюринга. В этом момент раздается громкий механический треск.
Нео выбирается из ванной, практически не поворачиваясь лицом к зрителям: встает на четвереньки, не открывая глаз, вытаскивает трубу изо рта, дрожит, судорожно ощупывает себя, нащупывает свой член (обыгрывание момента из к/ф «Матрица», когда Нео «пробуждается» в реальном мире и нащупывает у себя на затылке присоединенный к нему кабель), берет его в руки, резко поворачивается к зрителям спиной (раздаются звуки работающей дрели; в этот момент Нео судорожно дергается, и запрокидывает голову назад), перебирается через край купальни (далее, находясь за купальней, он вытирает себя от слизи простыней).
Нео (облачен в черную простыню, как в тогу, резиновой шапочки нет, надеты темные очки) выходит в сторону лестницы, перешагивая трупы. Взбирается на нее. Встает на том же уровне, на котором находится медсестра (Нео располагается ближе к зрительному залу).
Пока Нео взбирается на лестницу, из-за стены выходят агенты. Агенты быстро увозят купальню за сцену. Далее один становится у края сцены, другой в подножия лестницы. Оба смотрят на Нео, широко раздвинув ноги, спрятав руки за спиной. Нео стоит так же, как и медсестра (спиной к лестнице), в руке - фонарь.
Нео (Смотрит вниз): Ка­кой-то маленький пройдоха подошёл ко мне вплотную и раскачи­вает лестницу. С высоты аль­пийского па­дения он похож на суетя­щийся знак препинания: то ли точку, то ли многото­чие… Пока доп­люну – успеет поворо­тить мя обратно. Стоит на стрёме острия! Заар­канить к тупику, сократить в расходах. Озаряюсь выше, но уже не вижу вышины... (Выкрикивает) Сейчас же подайте бинокль (Подносит фонарь к глазу), под­зорную трубу (Жестом показывает, как он увеличивает фонарь, который продолжает держать как трубу), теле­скоп Хаббла (Прячет фонарь за простыней в районе промежности, второй рукой обхватывает фонарь через простыню, как член, поднимает его вверх на уровень груди, как будто бы он стал еще больше)!

Нео светит фонарем то в зрителей, то в пол. В это время прожектор сверху светит на Нео так, чтобы прямо под лестницей образовалась его тень.

Медсестра (Соблазнительно нашептывает на ухо Нео): Я знаю, почему ты здесь. Знаю, что тебя гнетет. Почему ты не спишь, почему живешь один, и все ночи напролет проводишь за компьютером. Ты ищешь… его-о-о.

Нео плюет вниз, пытаясь попасть в свою тень. Он вращает свой фонарь, тень прыгает по полу, избегая плевков (по факту плевки попадают на тела, которые продолжают лежать на полу). Наконец, он попадает в тень. Тень замерла. Нео недвижим. Однако через мгновение его тень встает и начинает перемещаться по сцене (это должна быть тень медсестры, которая до этого находилась в той же точке, в которой находилась тень Нео).
Агент 1 (Повелительно): Спускайте-с-с-сь, Нео.
Нео (В позе распятого христа, негромким уверенным голосом, должно звучать, как пророчество): Есть высоты, с которых невозможно спуститься.
Пауза.
Агент 1: Его...
Агент 2 (Продолжает): ... нужно...
Агент 1 (Заканчивает): ... опустить.
Агент 1: Всё превращается в свою противоположность, (Пауза) чтобы увековечить себя в откорректированном виде, Нео.
Медсестра снимает маску Ларри с лазером, начинает злобно надсмехаться.
Медсестра (Хриплым голосом): То, что поражает смысл, от смысла и погибает, Нео.
Медсестра снова смеется; взгляд то на агентов, то на зрительный зал.
Агент 1, Агент 2, Медсестра (Смотрят на Нео, хором скандируют, с практически религиозным, вдохновением; повторяют на протяжении 2-3-х минут; возможно постепенное присоединение дополнительных голосов актеров, которые находятся за сценой):

Все превращаются

в свою

противоположность,



чтобы увековечить себя

в откорректированном



виде!
Во время скандирования сцена заполняется дымом. Мрачный гул. Основной свет постепенно гаснет. Мерцающий свет снизу.

Сцена 5
Дым рассеивается. Мерцающий свет снизу (теперь уже больше похоже на вспышки молнии). Посередине сцены - ровный двухметровый куб черного цвета. Актеров нет.
Через некоторое время выходит Нео. Он одет в черный костюм (рубашка - тоже черная).
Нео поворачивается к квадрату, осматривает его. Прислоняется к нему спиной, раздвигая руки. На его костюм в область сердца с помощью лазера высвечивается розовый треугольник. Как только треугольник появляется, раздается звук бьющегося сердца. Сначала сердце бьются очень-очень медленно.
Нео (Смотрит себе на грудь, говорит с нервным напряжением в голосе): Человек – обезьяна Бога; мужчина – человека; а женщина – обезьяна обоих.
Треугольник исчезает на 3-4 секунды, появляется вновь, звук стука сердца более учащенный.
Нео (Кричит, надрываясь): Переспать со всем человеческим!
Раздаются шаги. Справа и слева на сцену выходят агенты, останавливаются перед квадратом.
Агенты (В один голос; хлопают в ладоши): Браво! Мистер Нео...
Нео решительной походкой направляется в сторону одного из агентов. Агент 1, не двигаясь с места, дает Нео по челюсти кулаком.
Агент 1: Мир не идеален, Нео.
Нео идет в направлении второго агента, получает от него кулаком по челюсти.
Агент 2: Вы все живете в эпоху событий, которые не имеют последствий.
Нео направляется к первому агенту, получает от него по челюсти. Агент молчит, разводит руками.
Нео возвращается к квадрату, пытается схватиться за него, далее как будто бы нечаянно сдирает с него горизонтальную полоску приклеенной ленты (изначально зрителям не видна; расположена посередине, чуть выше центра). На месте ленты остается серый участок с фотографией фрагмента женского лица восточной женщины: глаза, переносица, брови (должен получиться своеобразный вырез для глаз, как в хиджабе).
Нео смотрит на квадрат, в ужасе кладет кулак в рот.
Агент подходит к Нео, бьет его коленом по промежности. Нео сгибается, падает на пол. Агент стоит рядом в воинственной позе со сжатыми кулаками.
Агент: Приходит как-то курица с ножом к своему хозяину. Переверну, говорит, твои примитивные представления о детерминизме.
Агент бьет ногой Нео по почкам. Нео издает сдавленный крик от боли.
Глаза на квадрате медленно закрываются черной створкой (расположенной с обратной стороны квадрата); остается черный квадрат.
Нео смотрит на квадрат, лежа на полу.
Позади квадрата на экране медленно проявляется видеопроекция с изображением зеленого леса. На квадрате посередине одновременно транслируется другая видеопроекция: двое целующихся парней (то же самое видео, которое транслируется в берлинском Мемориале гомосексуалам - жертвам нацизма). С этого момента звучит музыка: Coil - Stoned Circular I.
Через некоторое время на заднем плане изображение леса уменьшается и становится микрофрагментом большего по размерам изображения (проекция целующихся парней не исчезает). Новое изображение - лицо Гитлера. Оно уменьшается до тех пор, пока усы Гитлера на изображении не станут сопоставимыми по размеру с квадратом на сцене (квадрат и усы находятся на одном уровне).
Агент 1 (Наклоняясь к лицу Нео): То, что поражает смысл, от смысла и погибает.
Нео встает. Агент наблюдает за ним. Нео осторожно подходит к квадрату, прижимается всем телом к нему. В этот момент проекция целующихся парней исчезает.
На крышке куба появляется медсестра, похотливо извивается, стоя на коленях. Буквально на 1 секунду медсестра замирает в позе с поднятыми вверх руками (лицом к зрительному залу). В этот момент основной свет гаснет. Луч прожектора в течение этой же секунды освещает тело Медсестры. Одновременно появляется видеопроекция на стену: рентгеновский снимок женской грудной клетки (желательно без одного ребра).
Свет. Медсестра бросает в руки Агенту человеческое ребро. Агент подхватывает это ребро, держит его как серп.
Агент и Нео стремительно двинулись друг на друга. В момент, когда они приблизились вплотную, Агент поднимает серп высоко над головой, Нео также поднимает руку вверх, в руке у него - включенный смартфон. Основной свет на пару секунд гаснет, со стороны стены на это время включается прожектор, освещающий скрещенные руки Агента и Нео. Должна получиться фигура «Серп и молот», где серп - ребро, а молот - рука, которая держит смартфон.
Мерцающий свет. Агент и Нео отталкиваются друг от друга. После снова сходятся. Агент как в замедленной съемке замахивается серпом на Нео. В этот момент Нео (тоже, как в замедленной съемке) уворачивается от удара, встав в позу «мостик»; серп медленно промахивается мимо промежности Нео. После этого Нео опускается на пол, смотрит на Агента, опираясь на локти. Агент делает пару шагов назад.
Агент 1: Нео, поверьте мне. Я совершенно не хотел бы отказывать гомосексуалу в праве... быть гомофобом.
Агент 2: Вы ведь сделаны из этого? (Показывает ребро) Из ребра Адама, не так ли? (Смотрит на Медсестру (Медсестра - Адам)). Нет больше надежды для смысла
Агент 2 хватает сзади Нео за шею, Нео сопротивляется, дергая ногами. Агент 1 замахивается серпом над промежностью Нео.
Агент 1: Нет больше надежды для смысла.
Агент 1 быстро опускает серп. В этот момент свет резко гаснет, раздается громкий треск, на стене видеопроекция продолжительностью 4-5 секунд (анимация в стилистике Яна Шванкмайера): око­рочка (несколько в ряд; на черном фоне), каждая из которых сносит мошонку, как будто сносит яйцо.

Сцена 6
Темно. Звучит музыка Чайковского – «Танец маленьких лебедей» из «Лебединого озера».
Спустя некоторое время к музыке добавляются механические звуки (скрежет механизмов). На сцену в темноте выходят 10 человек (омоновцы из сцены 1). Садятся на пол перед квадратом.
Позади квадрата видеопроекция: друг за другом появляются одинаковые изображения белых равнобедренных треугольников, которые выстраиваются в один ряд; внутри каждого треугольника надпись черного цвета «#FFCBDB».
Люди, сидящие на сцене перед квадратом, включают фонарики, которые они держат в руках; освещают ими снизу свои лица (вариант: вместо фонариков держат включенные смартфоны, свет от экрана которых также может освещать их лица). На их лицах - маски с изображениями различных людей. Включают-выключают фонари несколько раз с разными промежутками времени, в разной последовательности, в течение 30 секунд, после чего выключают их.
Пазуа на 20 секунд.
Один из этих людей (не обязательно, чтобы это был первый в ряду) включает фонарь, освещая им свое лицо (маску). В этот момент меняется видеопроекция: один из треугольников исчезает, и вместо него появляется изображение экрана смартфона с запущенной на нем программой GRINDR; в интерфейсе программы показан профиль пользователя (фото (крупным планом, цветное) - Людвига Витгенштейна, Имя - Vitgen, Возраст - 33, Размер - 15); все прочие параметры профиля могут быть любыми, а те, которые не предусмотрены в программе (размер) должны быть добавлены.
Маска человека, который освещает себя - это, соответственно, маска с лицом Людвига Витгенштейна (тоже цветная).
Витгенштейн (Зачитывает с интонацией партработника (уверенным, серьезным тоном, с некоторым нажимом), выступающего с трибуны на съезде КПСС, четко произнося все слова; эффект эха): Пуск слова, влекущий за собой череду оральных ассоциаций пропаганды гомосексуальной парадигмы: сексуальных выкриков...
Все хором: Трахофония!
Витгенштейн (Продолжает): ... диалектику и полилектику молчания...
Все хором: Анти-язык!
Витгенштейн (Продолжает): ... минетствующего и онанистического сомнения.
Все хором (Тише, последнее слово шепотом): Минето и... suicogito.
Витгенштейн выключает свой фонарь. В части сцены, которая находится за стеной, загорается подсветка синего цвета. За стеной стоят агенты, медсестра, доктор. Они аплодируют в течение 5-6 секунд, после чего подсветка выключается.
Сразу же включает свой фонарь следующий из тех людей, которые сидят перед квадратом. Один из треугольников в видеопроекции сменяется на изображение очередного профиля GRINDR - профиль Феликса Гваттари (отображаемые параметры: Имя - Gvatt, Возраст - 33, Размер - 18). Маска человека, который освещает себя - соответствующая (как и все остальные маски - цветная).
Гваттари (Зачитывает точно так же, как и Витгенштейн): Гомосексуальная лихорадка философствования, помогающая преодолевать стереотипы однополых отношений.
Гваттари выключает свой фонарь. В части сцены, которая находится за стеной, снова загорается подсветка синего цвета. За стеной - все те же. Они аплодируют в течение уже 3–х секунд, после чего подсветка выключается.
Сразу же включает свой фонарь следующий из тех людей, которые сидят перед квадратом. Один из треугольников в видеопроекции сменяется на изображение очередного профиля GRINDR - профиль Жиля Делёза (отображаемые параметры: Имя - Del, Возраст - 33, Размер - 23). Маска человека, который освещает себя - соответствующая (как и все остальные маски - цветная).
Делёз (Зачитывает точно так же, как и предыдущие философы): Философское осмысление гомосексуальной любви в лоне бесконечного влечения к модели истины.
Делёз выключает свой фонарь. В части сцены, которая находится за стеной, снова загорается подсветка синего цвета. За стеной - все те же. Они аплодируют в течение 2-3 секунд, после чего подсветка выключается.
Сразу же включает свой фонарь следующий из тех людей, которые сидят перед квадратом. Один из треугольников в видеопроекции сменяется на изображение очередного профиля GRINDR - профиль Ролана Барта (отображаемые параметры: Имя - Bart, Возраст - 33, Размер - 10). Маска человека, который освещает себя - соответствующая (как и все остальные маски - цветная).
Барт (Зачитывает точно так же, как и предыдущие философы): Нарциссическое сожительство, ревниво перерастающее в человеко-ненавистничество и авто-мизантропизм.
Барт выключает свой фонарь. В части сцены, которая находится за стеной, снова загорается подсветка синего цвета. За стеной - все те же. Они аплодируют в течение 2-3 секунд, после чего подсветка выключается.
Сразу же включает свой фонарь следующий из тех людей, которые сидят перед квадратом. Один из треугольников в видеопроекции сменяется на изображение очередного профиля GRINDR - профиль Отто фон Вейнингера (отображаемые параметры: Имя - Vien, Возраст - 23, Размер - 20). Маска человека, который освещает себя - соответствующая (как и все остальные маски - цветная).
Вейнингер (Зачитывает точно так же, как и предыдущие философы): Гомосексуализм как гуманизм, направленный на дальнейшее освобождение человеческой личности из-под гнета дискриминации по сексуальной ориентации, упрочение духа толерантности и...
Все хором (Торжествующе): Постчеловечности!
Вейнингер выключает свой фонарь. В части сцены, которая находится за стеной, снова загорается подсветка синего цвета. За стеной - все те же. Они аплодируют в течение 2-3 секунд, после чего подсветка выключается.
Сразу же включает свой фонарь следующий из тех людей, которые сидят перед квадратом. Один из треугольников в видеопроекции сменяется на изображение очередного профиля GRINDR - профиль Мишеля Фуко (отображаемые параметры: Имя - Fook O, Возраст - 33, Размер - 17). Маска человека, который освещает себя - соответствующая (как и все остальные маски - цветная).
Фуко (Зачитывает точно так же, как и предыдущие философы): Пангомосексуализм в теории философического терроризма и практике презентации апокалипсиса - преображенческого конца мира в концептивизме зороастризма.
Фуко выключает свой фонарь. В части сцены, которая находится за стеной, снова загорается подсветка синего цвета. За стеной - все те же. Они аплодируют в течение 2-3 секунд, после чего подсветка выключается.
Сразу же включает свой фонарь следующий из тех людей, которые сидят перед квадратом. Один из треугольников в видеопроекции сменяется на изображение очередного профиля GRINDR - профиль Андрея Ашкерова (отображаемые параметры: Имя - Ashker, Возраст - 33, Размер - 16). Маска человека, который освещает себя - соответствующая (как и все остальные маски - цветная).
Ашкеров (Зачитывает точно так же, как и предыдущие философы): Гомосексуализм в традиции постчеловечности: разработка генных технологий, позволяющих гомосексуальным парам иметь собственных детей. Постгомосексуализм в постмодернизме...
Все хором (На армейский манер): Влечение к человеку в трансгрессии.
Ашкеров (Продолжает): ... и постчеловеческой персонологии - противоестественный гомосексуализм, эгосексуализм.
Ашкеров выключает свой фонарь. В части сцены, которая находится за стеной, снова загорается подсветка синего цвета. За стеной - все те же. Они аплодируют в течение 2-3 секунд, после чего подсветка выключается.
Сразу же включает свой фонарь следующий из тех людей, которые сидят перед квадратом. Один из треугольников в видеопроекции сменяется на изображение очередного профиля GRINDR - профиль Александр Зиновьев (отображаемые параметры: Имя - Zinka, Возраст - 33, Размер - 29). Маска человека, который освещает себя - соответствующая (как и все остальные маски - цветная).
Зиновьев (Зачитывает точно так же, как и предыдущие философы): Общая деконструктивистская эстафета, выхваченная из уст Жака Дерриды над завещанием о гомосексуальном прорыве...
Все хором (Торжествующе): Гомосексуальной Революции!
Зиновьев (Продолжает): ... человечества против анахронических форм словаря дискриминации.
Зиновьев выключает свой фонарь. В части сцены, которая находится за стеной, снова загорается подсветка синего цвета. За стеной - все те же. Они аплодируют в течение 2-3 секунд, после чего подсветка выключается.
Сразу же включает свой фонарь следующий из тех людей, которые сидят перед квадратом. Последний из оставшихся треугольников в видеопроекции сменяется на изображение очередного профиля GRINDR - профиль Владислава Суркова (отображаемые параметры: фото: Имя - Suslik, Возраст - 33, Размер - 14). Маска человека, который освещает себя - соответствующая (как и все остальные маски - цветная).
Сурков (Зачитывает точно так же, как и предыдущие философы): Долгожданная минетная философия...
Все хором: Эндофилософия!
Сурков (Продолжает): ... обнаруживающая собственные пределы в апогеях метапозиционирования.
Сурков выключает свой фонарь. В части сцены, которая находится за стеной, снова загорается подсветка синего цвета. За стеной - все те же. Они аплодируют в течение 20 секунд (если зрители тоже аплодируют, то до того момента, когда аплодисменты зрителей начнут стихать).
Раздается музыка в стиле техно (не очень громко). Видеопроекция: профили философов со смартофонов заменяются заставкой мерцающих символов из матрицы (некоторые строки можно заменить на читаемые фамилии участвующих в этом действии философов).
Доктор уходит со сцены, возвращается с другой стороны сцены, направляется к философам (подсветки данной части сцены - нет, только падающий свет от видеопроекции).
С другой части сцены (там, где размещен унитаз) агенты и медсестра достают аппарат, похожий на видеопроектор. Устанавливают его на полу, в направлении стенки с отверстиями, выходящими на другую сторону сцены. Включают его. Раздаются характерные звуки работающего механизма видеопроектора.
Свет от проектора полоской из отверстия в стене освещает фрагменты тех действий, которые будут разворачиваться на сцене.
Полоска света (видеопроектора) из-за стены освещает только доктора, который бегает взад-вперед рядом с философами. Периодически раздаются звуки отрываемой липкой ленты, работающей дрели, щелкающие звуки степлера, звон от падающих металлических предметов, а также топот ногами). Философы время от времени издают сдавленное испуганное мычание, как будто им делают больно.
Док (Шепотом философам): Ну, тише-тише. Тс-с-с-с-с-с... Воспользоваться методом пука...
В это же самое время (с момента запуска видеопроектора) на стене появляется видеопроекция. На видео - фрагменты записи происходящего на сцене с момента появления на ней квадрата. Ракурс один и тот же - со сцены на зрителей (съемка производилась на полу с обратной стороны квадрата). В тот момент, когда Нео кастрировали, поверхность квадрата с обратной стороны начинает мерцать как экран телевизора. Спустя несколько секунд на этом квадрате появляется черно-белое видеоизображение (таким образом, получается фильм внутри фильма (примеч.: ч/б фильм внутри цветного фильма; оба фильма - без звукового сопровождения)).
Описание фильма, который транслируется на квадрате. 10 человек на четвереньках, рядом с которыми бегает Доктор с дрелью в руке. Доктор насильно ставит их всех так, что рот каждого философа примыкает к заднему проходу другого философа, таким образом, вместе образуя многоножку (обыгрывание соответствующих сцен из фильма «The Human Centepide 2», режиссера Тома Сикса). Далее Доктор подходит к концу многоножки, встает на колени, поворачивает свою голову на бок, закатывает рукав на правой руке, махает этой рукой в камеру, потом всовывает эту же руку в задний проход стоящего перед ним философа по самое плечо, делает вид, что он что-то нащупывает этой рукой; спустя несколько секунд кисть руки Доктора появляется изо рта философа, у которого свободная голова (начало многоножки). Помехи в течение нескольких секунд. Теперь философы, стоят на коленях, и каждый «покрывает» впереди стоящего партнера; делают синхронные резкие движения тазом вперед.

Действия в основном фильме во время последних кадров фильма, который транслируется на квадрате. Появляется девочка, которая медленно проходит вдоль сцены. Камера движется назад (так, как будто она проходит сквозь стену), оказываясь за кулисами. Далее следуют кадры, которые камера фиксирует за пределами сцены, продолжая движение в том же самом направлении. В кадр могут попадать техники, оборудование и т.д.
Фильм, который транслируется на квадрате, заканчивается титрами: посередине появляется фраза по всей ширине изображения «Философская многоножка»; далее ползет перечень с именами тех, кто принимал участие в создании данного фильма. Титры сопровождаются негромкой музыкой - снова Чайковский «Танец маленьких лебедей».
Оба фильма заканчиваются одновременно.
Как только фильмы заканчиваются, сцена погружается в мерцающий свет. Перед квадратом - Доктор с дрелью в боковом кармане халата, которую он придерживает за рукоятку, и многоножка из философов, составленная традиционным способом при помощи изоленты и степлера.
Многоножка начинает движение: дважды обходит квадрат.
Доктор в это время медленно зачитывает текст с листа бумаги. Вариант: Доктор может сесть на многоножку либо верхом, либо присесть на нее как на лавочку. Музыка («Танец маленьких лебедей») продолжает звучать.
Док (С чувством, расстановкой): Полилектика. В каких именно позах: во-первых, на значительном расстоянии от последствий вожделения (сведённые скулы, реснич­ные взгляды); во-вторых, кем-угодно по совокупности унижений; в-третьих, убыток отчаяния (потому что солидарен с собой, открыто заставлен декорациями эпатажа, ремарочно заточён обводными ка­налами). (Пауза) Общее место под растрату причинности (по­могу вывихнуть член). Нахрап стиля (доминанта раскалиброванного письма на по­верхности реалистического сруба). Я читаю книгу, но мне намеренно мешают. Замолчите плач!!! Сегодня я расположен к чтению!!!
Многоножка останавливается на том месте, откуда начала движение (посреди сцены). Музыка прекратилась. Звук капающей воды.
Док: Нео! (Пауза) Да, я понимаю. Вам может не понравиться то, что говорят, делают либо собираются сделать те, которые вас именуют изгнанным. Однако то, что вы говорите - это же... дискриминация тенденций! Вы же понимаете, что у вас также нет ни малейшего морального права мешать им в поиске самоопределения. Ведь это их выбор! То, что они хотят сделать - это эволюция. (Пауза) Вы сами отлично знаете (Произносит с пафосом, медленно) - человечество есть вирус. Болезнь. Раковая (Показывает пальцем вниз на задницу философа, на котором он сидит, похлопывает ее) опухоль планеты. (Произносит быстро) А вот они (Показывает пальцем в зал) - это лекарство. (Пауза) Я буду с вами предельно откровенен: то, чем вы себя представляете - не существенно.
Резко загорается свет в части сцены за стеной. На унитазе сидит Нео.
Док (Говорит, пританцовывая): Нео, народ хочет зрелищ. Народ хочет симулякров. Медиа (Произносит с козлиным блеяньем) и реальное составляют отныне единую туманность, истина которой не поддается расшифровке. (Пауза) Триумф поверхностной формы, наименьшего общего знаменателя всех значений, нулевой степени смысла, триумф энтропии над всеми возможными тропами. Есть одна волшебная фраза «Это всего лишь шоу», Нео. Вы вдумайтесь. А у него (Показывает на зрителя) кольцо, что значит – о-т-ъ-е-б-и-с-ь. Зачем нам нужны все эти вынашивания детей. Зачем нужны матери. Зачем нужны отцы. Нет более самого субъекта, Нео. Идентичное удвоение кладет конец его раздвоенности. Представьте, в недалеком будущем - бескрайние поля, Нео. Нас, зрителей, будут не рожать, а выращивать. Пробирки-шмундирки. Жизнь - вовсе не аргумент. Функция гетеросексуального человека уже полностью утрачена. Мужчина и женщина - пошло и предсказуемо. (С укором) А это уже преступление! Если гомосексуализм сейчас шоу, то очень скоро - этим шоу будет гетеросексуальность. Да, если мы продолжим показывать их в телевизоре. Все, что остается, (Жестикуляция: как будто дирижирует невидимой палочкой) это завороженность пустыми и индифферентными формами, самим действием той системы, которая нас уничтожает. Гендер. Гондор. Головка полового члена... Так что - шоумастговон, Неочка моя.
Унитаз начинает вращаться. Дым. Гул. Разноцветная подсветка.
Док: (Более серьезным тоном): А теперь непосредственно, к делу. Мои люди (Смотрит на многоножку) считают, что я зря трачу свое время. (Пауза) Однако я считаю, что могу на вас рассчитывать. (Пауза) Вы, Нео, как нам известно, живете двойной жизнью. В одной - вы обыкновенный человек, который ходит на работу, встречается с девушками, и еще... никогда не смывает за собой. В другой вы известны как сладкий творожок. Да... и не только (Устало перечисляет): элочка-смегмоедка, гландыш, кончайник, одинокий сам-самыч, спермеженок, раскулаченный акакий, шпагоглататель, иисус-христосос. И давно вы таким стали, Нео?
Видеопроекция: алюминиевая ложка крупным планом, за которой виднеется бритая голова заключенного с очень серьезным выражением лица; заключенный берет эту ложку, быстро проделывает в ней большое отверстие и протягивает ее перед собой, держа за ручку.
Док: Нео, единственная ваша проблема в том, что в реальной жизни вы не хотите быть тем, кто вы есть. И знаете что, Нео? У вашего виртуального Я - есть будущее. У реального - нет.
Видеопроекция: на экранчиках показывают профили Нео на различных сайтах знакомств. Далее демонстрируется поиск по анкетам парней, с просмотрами некоторых из них.
Док (Продолжает): Нео, вы увязли в этом виртуальном мире, и хотите, чтобы такие же как вы, не вылезали оттуда. Чтобы они скрывались там. Чтобы они общались только на этих сайтах и форумах, пользовались грайндерами и скраффами. Слицовка серьёзности и ребёночек в виде докторской! Всех других... вы считаете отступниками. (Пауза) Знаете что, у вас нездоровое влечение ко всему гармоничному, Нео. А какие жопы! Всегда потенциально засраны, запоносены, а как смачно испражняются! Требуйте замедленного пересмотра! (Пауза). А ведь мир не идеален.
Во время монолога Доктора медсестра сидит в углу. Рядом с ней - продуктовая тележка с различным тряпьем. Медсестра нашивает розовые треугольники на робы, и складывает их в тележку.
Во время монолога Доктора Нео сидит с опущенной головой. Он зачитывает строки из Корана (практически не слышно), одновременно надевая на себя пояс смертника с динамитом.
Видеопроекция: поиск по анкетам продолжается; в результатах поискового запроса попадается анкета с фотографией красивой девушки; переход на страницу с ее анкетой.
Док. (Продолжает): ... Именно поэтому вы и дискриминируете их. Превзойди или презирай! На-тко! А меж тем - традиционная сексуальность бездарна. Это слабоумие. Равносильно тому, что переиздавать книгу отзывов... Обойтись без другого, Нео, и двигаться от подобного к подобному.
Нео (Одновременно с речью Доктора, вполголоса): Я знаю, вы меня слышите, я чувствую вас. Я знаю, вы боитесь, боитесь нас, боитесь перемен. Я не знаю будущего, я не стану предсказывать, чем все кончится, я скажу лишь, с чего начнется…
Свет резко гаснет. На стене видеопроекция: синий экран смерти.
Маленькая девочка пробегает вдоль сцены (зрителям виден только ее силуэт).
Секунд через 5-7 резко включается музыка (должно быть громко): Чайковский – «Панорама» из «Щелкунчика» примерно с 3-й минуты.
Через 25-30 секунд музыка резко вырубается, видопроекция исчезает. На поклон выходить не рекомендуется.


Москва, август-декабрь 2011 г.


База данных защищена авторским правом ©psihdocs.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница